Имя материала: Экология и экономика природопользования

Автор: Гирусов Эдуард Владимирович

3.3. человек в гармонии с природой

 

Отрицательное воздействие индустрии на природу породило у части людей как ответную реакцию мнение, будто человек по своей сути враждебен природе, неумерен в своих потребностях и обречен на постоянный конфликт с ней.

Важно отметить, что в древние времена людям было более присуще понимание своего единства с природой, поскольку они еще не были в такой степени отделены от природы техническими устройствами, как люди промышленного века. Однако с развитием промышленности осознание родства с природой развивалось у людей на новой и в определенном отношении более глубокой основе. Можно сказать, что по мере развития науки и средств производства люди переходили от натурального осознания своего единства с природой к структурно-функциональному. В ответ на запросы производства естествознание через раскрытие законов природы вплотную подводило к пониманию единства этих законов с законами функционирования самого человеческого организма и даже в некоторых чертах с законами развития общества. С конца XVIII в. проведение аналогий между обществом и природой стало даже своеобразной модой и породило массу биосоциальных концепций.

На смену этому наивному этапу натурсоциальных идей приходит научное осознание единства общества с природой на основе понимания сущности труда и его роли в развитии общества во взаимодействии с природными факторами. Научное понимание проблем соотношения общества и природы, возникшее в общественных науках, было дополнено в естествознании учением Ч. Дарвина, работами плеяды ученых-эволюционистов, а также В.И.Вернадского и его школы в плане биогеохимического анализа вещественно-энергетических потоков, связывающих природу и общество в единый и нерасторжимый комплекс.

На современном этапе развития общества разработка научного осознания единства общества и природы стимулируется необходимостью практического обеспечения такого единства. По сути дела перед обществом повсеместно встала задача экологизации техники, оптимального согласования ее с природными процессами. Пессимисты считают эту проблему неразрешимой, поскольку техника, по их мнению, принципиально несовместима с природой, противостоит ей и не может быть увязана с природными явлениями как искусственное образование, созданное человеком.

Проблема экологизации техники действительно может показаться неразрешимой потому, что за долгие годы индустриального развития слишком односторонне набрана инерция развития техники в экологически беззаботном режиме, и переход на качественно новый режим кажется просто невыполнимым. Это впечатление поддерживается также тем, что принимаемые до сих пор меры экологизации техники радикально не решают проблемы, а лишь оттягивают ее подлинное преодоление. Борьба с загрязнением природной среды производством ведется пока преимущественно путем строительства очистных сооружений, а не путем смены существующей технологии производства. Однако одних этих мер для решения проблемы недостаточно.

Во-первых, очистные сооружения, как правило, очень дороги, громоздки (занимают много площади) и не поспевают в своих возможностях за ростом предприятий и сменой технологии.

Во-вторых, деятельность очистных сооружений ненадежна. Она не всегда достаточно эффективна, особенно если учесть нарастающую строгость норм предельно допустимых концентраций (ПДК) и, кроме того, не исключена возможность аварий очистных систем со всеми вытекающими отсюда последствиями для окружающей среды и людей. Уже сейчас расходы на очистные сооружения составляют заметную часть государственного бюджета в нашей стране, а ведь очистка отходов обеспечена пока лишь на 60\% предприятий. Если и дальше идти только по пути строительства очистных сооружений, то, как подсчитали специалисты, настанет время, когда стоимость очистных устройств сравняется и даже превзойдет стоимость основного производства. В некоторых уникальных природных комплексах, таких, как Байкальский, например, требования к эффективности очистных сооружений уже очень высоки. Существует мнение, что водоочистные сооружения Байкальского целлюлозно-бумажного комбината не удовлетворяют этим требованиям, хотя стоимость их велика и составляет 25\% стоимости самого комбината. Следовательно, действующий ныне основной способ экологизации техники становится экономически нецелесообразным и экологически неэффективным. Возникло противоречие между старым типом технологии производства и новыми требованиями к защите окружающей среды.

Что значит «старый тип технологии»? Это работа предприятий, односторонне специализированная на производстве преимущественно какого-то одного вида продукции (металлургической, цементной, каучуковой, азотно-туковой и т.д.). Все остальные вещества (а их может быть довольно много), которые не отвечают профилю предприятия, идут в отходы. В зависимости от характера так называемых попутных веществ отходы могут быть очень вредными для людей и вообще живых организмов. Подобная расточительная технология естественно не могла не быть губительной для природной среды и в конечном счете для самих людей, так как была экологически непродумана и со временем обязательно должна была обнаружить свою ущербность. Возрастающее количество вредных отходов производства должно было вызвать рано или поздно качественный эффект, который мы и наблюдаем в настоящее время.

Присоединять к этой устаревшей технологии очистные сооружения, пусть даже самые совершенные все равно, что, скажем, к сохе присоединить трактор. Оснащение современного производства очистными сооружениями следует рассматривать, как хотя и очень важный, но только этап на пути совершенствования природопользования. Одновременно с проведением этого этапа нужно переходить к следующему, более важному и радикальному этапу — перестройке самого типа технологии производства. Необходимо переходить к безотходному производству с возможно более полной утилизацией всего комплекса веществ, поступающих в производственно-бытовую систему от горнодобывающей и заготавливающей отраслей производства.

Возможна ли такая технология? В принципе — да, но она требует полной перестройки производства на основе создания территориально-производственных комплексов. В этих комплексах все многообразие видов производства должно быть увязано так, чтобы отходы одного вида предприятий служили сырьем для других видов и так до наиболее полной утилизации всех без исключения веществ, поступивших в систему на входе. То, что такая организация производства вполне осуществима, показывает следующее теоретическое рассуждение.

Всякое производство представляет собой единство противоположных процессов: созидания и потребления, причем эти противоположности обусловливают друг друга, поскольку всякое созидание есть в то же время потребление, и наоборот. Если указанные противоположности окажутся разорванными, то обязательно произойдет перекос в развитии системы либо в сторону одной, либо в сторону другой противоположности за счет окружающей среды, с которой взаимодействует система. В этом случае система окажется неуравновешенной как по отношению к окружающей среде, так и по отношению к самой себе, что и происходит с современным производством. Процессы получения вещества и энергии из окружающей среды явно взяли верх над процессами утилизации изъятого вещества. Об этом красноречиво говорят и уже приводившиеся данные по соотношению добытого и использованного в процессе производства вещества (98\%—2\% соответственно).

Сам собой напрашивается вывод о том, что современное производство организовано с нарушением системных принципов. Таким образом, экологический кризис запрограммирован в существующей технологии производства. Но из этого не следует, что техника в принципе несовместима с природными процессами. Она вполне совместима с ними, но при том условии, что производство будет построено в соответствии с законами системной целостности саморегулирующихся систем.

Приблизительным аналогом такой организации обменных процессов вещества и энергии могут служить природные биогеоценозы и биосфера в целом, о чем уже говорилось выше. Как в биогеоценозах многообразие видов организмов обусловливает возможность замкнутого цикла в движении вещества и энергии, так и в общественном производстве само многообразие его видов служит важной предпосылкой обеспечения замкнутости контуров технологических процессов.

Переход на качественно новую технологию производства с замкнутым циклом использования вещества позволит резко сократить потребление материалов из окружающей среды. За исключением небольших потерь в результате рассеивания, распыления и т. д. все вещество будет при Новой технологии циркулировать в социальной среде, и новые количества вещества будут требоваться лишь для расширенного воспроизводства и компенсации неизбежных потерь, то есть примерно так, как происходит и в живой природе. Если бы живая природа с самого начала встала на тот же путь использования вещества, по которому пошел человек, то от всей огромной массы нашей планеты при существующих биогенных темпах миграции элементов уже давно бы ничего не осталось. Способом преодоления противоречия между нарастанием интенсивности метаболических процессов в живой природе и ограниченным количеством вещества в неживой природе планеты стали круговороты вещества. Общественное производство также должно подчиниться принципу круговорота вещества.

Несколько сложнее обстоит дело с другим важнейшим фактором производства — энергетическим. Далеко не во всех принципах использования энергии природа должна служить образцом. Видимо, это объясняется тем, что если дефицит вещества для организмов на планете с самого начала был довольно велик11 и в ходе естественного отбора выработаны механизмы экономного расходования и накопления вещества (естественный вынос его из биохимических циклов сравнительно невелик и существенно уступает процессам накопления), то энергии всегда было много на поверхности планеты и притом весьма доступной для получения. Это энергия Солнца.

Борьба за энергию не была столь жесткой, как за вещество, и механизмы ее утилизации у зеленых растений сложились гораздо менее эффективные, но вполне для них достаточные. КПД хлорофилловых зерен в листьях растений колеблется около 1\% от всей поступающей на поверхность листа энергии. Правда, и этого количества синтезируемой энергии хватает на образование растениями за год массы органического вещества в 150—200 млрд т17.

Человека уже не устраивает низкий КПД зеленых растений, и сейчас изыскиваются, причем вполне успешно, способы его повышения. Полагают, что можно будет добиться путем селекции, применения искусственного освещения и других приемов повышения утилизации энергии растениями до 8—10\%.

Однако при всей расточительности живой природы в отношении солнечной энергии главный принцип экономии — принцип круговорота — остается в силе для всех последующих после растений звеньев пищевых цепей. Важно, что энергия, при всей ее склонности к энтропии, замечательно удерживается и даже накапливается в живой природе. Для характеристики этой тенденции, типичной для живой природы, введен даже специальный термин — негэнтропия. Общество продолжает эту тенденцию в отношении себя, но пока за счет расходования запасов живой природы, то есть в итоге люди своей деятельностью объективно способствуют энтропии, и очень активно, создавая таким образом тепловое загрязнение атмосферы. Можно сказать, что люди живут в кредит у живой природы, растрачивая довольно беззаботно ее бесценный капитал — горючие ископаемые.

Приведенные приблизительные подсчеты показывают, что современное человечество потребляет накопленную в биосфере энергию в 10 раз быстрее, чем происходит ее восполнение за счет притока солнечной энергии. Естественно, что долго так продолжаться не может. Возлагаются большие надежды на использование в ближайшем будущем управляемой термоядерной энергии. Получение ее не сопряжено с опасностью радиоактивного заражения среды, не связано с потреблением кислорода атмосферы и вроде бы обещает большой экономический эффект. Однако этот путь связан с тем же недостатком, что и прежние: он будет в еще большей степени давать тепловое загрязнение.

В настоящее время изыскиваются способы концентрации излучаемой от техносистем энергии, с тем чтобы ее снова можно было использовать на полезную работу. Это очень интересное направление, в случае успеха сулящее большие выгоды людям. Но уже сейчас намечается и другой путь получения энергии, более совершенный экологически. Он основан на использовании процесса, который давно осуществляется в природе — утилизации энергии солнечного луча17.

В этом случае прекрасным топливным элементом может стать водород, который, как полагают, составляет 99\% вещества в Космосе. На Земле его тоже громадное количество. Пока самый дешевый способ получения водорода — разложение воды. Для этого предлагается использовать сначала энергию АЭС, а в перспективе перейти в основном на использование солнечной энергии, аккумулированной в специальных технических хлоропластах. Подсчитано, что с площади в 20 тыс. кв. км, занятой хлоропластами в пустыне, скажем, Средней Азии, можно получить энергию, которой хватит для покрытия всех хозяйственных нужд современной экономики нашей страны.

Главное, что при сжигании водорода не происходит никакого загрязнения окружающей среды. Единственный побочный продукт этого процесса — водяной пар — возвращается обратно в природные циклы на место воды, которая была использована при гидролизе. Не происходит уменьшения и количества кислорода в атмосфере, так как на сжигание водорода используется то же количество кислорода, которое было высвобождено во время гидролиза. Наконец, если будет использоваться для разложения воды энергия Солнца, то удастся устранить и тепловое загрязнение, поскольку при сжигании водорода в ход пойдет энергия солнечного луча, утилизованная ранее в хлоропластах. Таким образом, очевидно, что в получении энергии можно использовать такой способ, который органично впишется в природные круговороты, не причиняя никакого вреда окружающей среде.

Следовательно, экологизированная техника (экотехника) вполне возможна. Создание ее является актуальнейшей задачей человечества, и процесс этот составит основное содержание новой научно-технической революции, которая придет на смену нынешней14.

Перестройка технологии производства на экологической основе — таков следующий этап совершенствования природопользования после этапа защиты природы на основе традиционной технологии. Для краткости традиционную технологию в ее отношении к природе можно назвать термином «сервотехнология» (т.е. предполагающая охрану природы с помощью дополнительных техносистем), а новую технологию, органично согласованную с природными процессами и поэтому не нуждающуюся в параллельной технике по защите среды, назовем «экотехнологией».

От сервотехнологии к экотекнологии — таков основной путь совершенствования природопользования.

Технически такой переход вполне осуществим. Другое дело, насколько способствуют технологической революции социальные условия. Можно определенно сказать, что общественные отношения современной цивилизации не в состоянии обеспечить реализацию необходимой технологической революции в том объеме и направленности, какие требуются для перехода к экотехнологии.

Прежде всего отметим две причины. Экотехнолошя предполагает: 1) увязку и плановую регуляцию всей совокупности звеньев производства; 2) качественно иной стимул экономики (не максимальную прибыль, а плановый учет потребности людей и требований окружающей среды безотносительно к величине прибыли). Такой стимул возможен только в условиях экономики, основанной на иной системе ценностей и развивающейся непосредственно в интересах людей, а не опосредованно через обеспечение прибыли. Экотехнология совместима только с тем обществом, где непосредственной целью производства является не максимальная прибыль, а интересы всех людей, их здоровье и счастье.

Экотехнология снимет ряд ограничений на развитие производства, которые возникли в современных условиях, и прежде всего ограничения со стороны природной среды. Однако это не означает, что будут сняты вообще всякие ограничения технического порядка. Рано или поздно появятся новые ограничения, для снятия которых потребуется еще технологическая революция, и так до тех пор, пока будет существовать общество и обслуживающее его производство. В свете сказанного становится понятной беспредметность споров о том, есть пределы роста общественного производства или нет.

Пределы роста, разумеется, есть, но они существуют не вообще, а конкретно для каждой общественной системы и для каждого конкретного уровня развития технологии производства. Очевидно, что существующая технология производства вообще близка к предельным значениям своего роста в данном качестве. Исследования «Римского клуба» довольно однозначно показали это.

С рассуждениями о пределах роста экономики непосредственно связана и проблема народонаселения. Может ли население Земли расти беспредельно? Нет. Для каждого конкретного общественного строя и качественно определенного характера технологии производства может быть вполне определенный оптимальный уровень населения. Этот уровень можно рассчитать на основе учета реальных потенций общественного производства и природной среды. Видимо, в будущем люди смогут сознательно регулировать численность населения соответственно реальным возможностям общества предоставить достаточный простор для развития каждой личности. Но такая разумная регуляция численности населения будет возможна тогда, когда, как заметил Ф. Энгельс, люди сначала научатся регулировать производство вещей15. Можно полагать, что для будущего общества проблемы населения просто не будет, и поэтому в отдаленном прогностическом плане она нас вряд ли должна волновать. Но сегодня проблема населения стоит очень остро и прежде всего потому, что и здесь техническая цивилизация достигла предела своего развития, создав избыточное население в силу чисто социальных, но не продовольственных причин.

При небывалом росте производства в современном мире, по данным ФАО (продовольственная комиссия при ООН) голодают около 700 млн человек. Подсчитано, что только в 1966 г. от голодной смерти умерло примерно 10 млн человек. Особенно тяжелое положение в ряде развивающихся стран, где рост населения (до 4\% в год в странах Латинской Америки) опережает прирост производства сельскохозяйственной продукции.

Демографические проблемы осложняются прежде всего устаревшими национальными и религиозными традициями в сочетании со стихийностью в распределении и использовании трудовых ресурсов, с одной стороны, и контрастами в распределении национального богатства — с другой.

Земля еще богата природными ресурсами, если преодолеть их избыточное потребление для целей не первостепенной важности, и при разумном использовании рабочей силы можно было бы в более чем достаточном количестве обеспечить население планеты всем необходимым для жизни. Простые подсчеты показывают, что каждый человек, занятый в народном хозяйстве, может произвести за годы своей работы (40 лет) в среднем в 2,5 раза больше продуктов труда, чем потребляет на протяжении всей своей жизни (70 лет)16. Не является фатальным и избыточный рост населения, которым прежде всего отличаются, как правило, слабо развитые страны. Опыт истории промышленно развитых стран показывает, что по мере роста культуры и грамотности населения, по мере развития промышленного потенциала и вовлечения женщин в учебу и производственную деятельность рождаемость, как правило, начинает убывать, приходя к некоторой весьма скромной величине. Это общая тенденция в динамике численности населения.

Обратим внимание еще на один факт. Во многих исследованиях по демографии и социальной экологии, когда речь заходит о возможностях биосферы прокормить население планеты, как правило, приводятся довольно оптимистические подсчеты, сколько земель можно еще распахать, сколько с них удастся собрать урожая и как можно интенсивнее использовать резервы Мирового океана. При этом в тени остается немаловажное обстоятельство: биосфера имеет не только количественные, но и качественные пределы размещения людей и техноединиц на ее поверхности.

Что это значит? Мы уже говорили в связи с проблемой целостности биосферы о том, что для поддержания процессов саморегуляции она должна иметь вполне определенное количественное соотношение присущих ей важнейших компонентов: меру лесистости, меру влажности, ледовитости и т.д. Коль скоро происходит включение в структуру биосферы компонентов техносферы, то они тоже должны сообразовываться со значениями меры, присущими компонентам биосферы, то есть для антропогенных компонентов тоже должны быть предельные значения в виде меры насыщения биосферы техникой, меры возделанных под угодья площадей, меры заселенности людьми и т.д. Эти значения меры далеко не совпадают с наличием площади суши, пригодной вообще для размещения техники, строений, людей и т.п. Для каждого качественно определенного состояния общества значения меры меняются. Видимо, для экотехнологии они будут существенно иные, чем для сервотехнологии. Важно то, что предельные значения параметров биосферы есть, они должны быть рассчитаны как для природных, так и антропогенных факторов и должны соблюдаться, в противном случае биосфера может необратимо утратить присущую ей способность к саморегуляции и перейти в новое качество с понижением уровня организованности и продуктивности, что, конечно, крайне нежелательно.

Таким образом, необходимая гармония отношений общества и природы может быть обеспечена в процессе незамедлительного перехода к новому этапу научно-технической революции, основным содержанием которого должно стать коренное изменение положения человека в системе «общество — природа», подобно тому как современный этап научно-технической революции резко изменил положение работника в системе «человек — техника». Общей чертой обоих этапов научно-технической революции является то, что значительно возрастает роль человека в технических и природных процессах.

Различие указанных этапов состоит в том, что если в первом случае человек в известной мере высвобождается от непосредственного участия в производственных процессах, то во втором случае, наоборот, общество должно более органично, чем раньше, включиться в природные процессы, стать необходимым компонентом круговоротов вещества и энергии. Следовательно, новый этап научно-технической революции выступает по отношению к предыдущему не только как его продолжение, но и как отрицание с сохранением положительного момента. Этим моментом является обеспечение нарастания степеней свободы субъекта в его взаимодействии с материальной действительностью.

В процессе развертывания нового этапа научно-технической революции гораздо более широкое применение, чем раньше, найдут биологические принципы производственных процессов вплоть до перехода к промышленному фотосинтезу вне растений. Тем самым человечество станет вторым автотрофом на планете с той, однако, разницей, что люди научатся использовать энергию Солнца с гораздо более высоким КПД, чем растения.

Вопрос о переходе человечества к автотрофному способу развития впервые был поставлен В.И. Вернадским еще в 1925 г. в специально посвященной этому работе, которая была опубликована на французском языке в «Revue generale des Sciences»18.

В то время еще не было явных признаков скорого исчерпания людьми природных ресурсов, однако проницательность ученого побуждала его к размышлениям о подобной возможности, судя по стремительно нарастающим темпам роста мирового производства и динамике развития демографических процессов. Экстраполяция этих процессов на будущее в соотнесении с растущим потреблением ресурсов показывала, что единственным способом преодоления ресурсных ограничений в условиях планеты по веществу и энергии является качественное изменение людьми своего ресурсообеспечения.

Образцом для людей в этом отношении могут быть единственные автотрофные организмы на Земле — зеленые растения, которые стали независимы в своем питании от других организмов, благодаря образовавшейся у них способности использовать вещества минеральной природы и приходящую из Космоса свободную энергию.

Для людей, ведущих свое происхождение от гетеротрофных организмов, т.е. питающихся за счет других и от них зависящих, существует единственная возможность преодоления этой зависимости путем перехода к автотрофности. Но в отличие от растений они должны обрести такую способность сознательно, путем использования научных знаний и техники, задав им соответствующее направление.

Для наглядности представим соотношение тенденций развития современного общества с теми процессами, которые характерны для естественной экологической пирамиды, каждый из уровней которой показывает соотношение цепей питания различных типов организмов (см. рис. 3.1).

                Рис. 3.1. Переход человечества к автотрофности

Антропогенное развитие надстраивается в процессе своего ресурсообеспечеиия над экологической пирамидой, сложившейся задолго до появления человека на Земле. Закономерностью этой естественной пирамиды является отношение каждого следующего звена питания к предыдущему в пропорции 1:10.

Это соотношение четко выдерживалось в природе законом естественного отбора вплоть до появления человека, который, применив искусственные методы своего ресурсного обеспечения, преуспел в существенном изменении экологической пирамиды, задав ей тенденцию противоестественного расширения от конуса вверх, как это показано на схеме сначала сплошными, а затем пунктирными линиями в соответствии с реальными тенденциями человечества к расширенному воспроизводству населения и всего необходимого для его обеспечения за счет биосферы вплоть до полного ее истощения. Современное общество уже в 10 раз превышает возможности биоты планеты, что даже трудно передать на плоской схеме. Однако и на таком рисунке можно видеть, насколько неустойчива антропогенная пирамида в ее перевернутом на конус положении по отношению к естественной пирамиде. Дальнейшее наращивание такой неустойчивости крайне опасно.

Для преодоления естественных ограничений биосферы людям необходимо либо перейти к сокращению своей био- и техномассы, чтобы вписаться в естественный закон пропорциональных соотношений звеньев питания (1:10), либо принять меры, обеспечивающие переход человечества к автотрофности, и таким образом снять избыточную антропогенную нагрузку на биосферу.

Векторы экологизации общества (перехода к автотрофности) условно показаны на схеме как конструкции, поддерживающие надстраивающуюся антропогенную пирамиду и «переводящие» неустойчивую фигуру из двух состыкованных конусами пирамид в устойчивую прямоугольную фигуру, которая в объемном изображении приняла бы форму песочных часов. Образ песочных часов уместен еще и потому, что люди, действительно став вторыми автотрофами на планете, начнут работать не только на себя, но и на пополнение естественной пирамиды за счет дополнительного усвоения идущих из Космоса вещественных и энергетических потоков.

Универсальное использование биофизических и биохимических закономерностей в производстве позволит радикально преобразовать всю технологию будущего. Преимущественное развитие получит безмашинное производство, не знающее вредных отходов. Вместо них будут полуфабрикаты, крайне необходимые для следующих звеньев производства. Естественно, что такое производство совершенно бесшумно и не сопровождается никакими вредными излучениями. Оно будет полностью соответствовать окружающей среде и психофизической организации самого человека. Шумящее, коптящее, фонящее производство нашего времени люди будущего сохранят лишь в музеях и будут искренне удивляться, как можно было строить такие техноустройства и работать на них.

Нам, привыкшим к современной технологии, трудно представить, что она может столь радикально измениться, и тем не менее так будет, причем это произойдет не в каком-то отдаленном будущем, а в довольно скором времени, судя по некоторым признакам в развитии современной науки и техники. Академик Н.Н. Семенов считал:

 

все эти возможности будут тесно связаны с перспективами, которые откроют исследования конца нашего и начала XXI в.18.

 

По-видимому, самым важным техническим условием перехода к совершенно новому типу производства явится принципиально иная энергетическая ориентация на преимущественно непосредственное использование солнечной энергии.

Таким образом, современная научно-техническая революция является первым звеном (прелюдией) более существенного и коренного переворота во всей системе технологий и общественных отношений в целом. Можно назвать этот переворот новой научно-технической революцией.

Мы предпочитаем говорить о новом этапе единой научно-технической революции, подчеркивая его преемственность по отношению к современному этапу.

Суть не в терминологических различиях, а в том, что преобразование технического базиса на основе достижений науки — это единый процесс, который можно разделять лишь в теории, в практической области этапы научно-технической революции должны органично и непрерывно переходить друг в друга без разделения во времени. Оба они являются необходимой предпосылкой создания материально-технической базы будущей цивилизации, для которой адекватным состоянием природы является ноосфера.

Ноосфера, охватывающая своим единством природную и социальную среду, станет удобным обиталищем для человечества и условием свободного развития всех способностей человека. Из колыбели человечества Земля с ее окружающей средой превратится в надежный и желанный дом для каждого из его членов19.

Новый этап научно-технической революции является необходимым способом реализации требований закона оптимального соответствия характера развития общества и состояния природной среды. Степень реализации этого закона означает в то же время степень эволюции биосферы в ноосферу.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 |