Имя материала: Экология. Природа - Человек - Техника

Автор: Т.А. АКИМОВА

7.4. оценка экологического риска

Оценки риска. Судя по данным, приведенным выше в этой главе, вся наша планета стала зоной экологического риска. Но он не всегда и не для всех очевиден, так как маскируется многочисленными другими источниками риска для здоровья и жизни людей. Известно множество ситуаций различного уровня, когда стремление к удовлетворению какой либо общественной или индивидуальной потребности сильно влияет на приемлемость сопряженного с этим риска.

Оценка экологического риска - это научное исследование, в котором факты и научный прогноз используются для оценки потенциально вредного воздействия на окружающую среду различных загрязняющих веществ и других агентов. Экологический риск не единственный и во многих случаях не главный вид риска для жизни, здоровья и благосостояния людей, поэтому он должен быть соизмерен с другими видами социального риска. Существует большая информация об уровнях риска преждевременной смерти от различных причин, основанная на разных массивах статистических данных. В табл. 7.3 приведены некоторые из этих данных. Бесспорное лидерство здесь принадлежит смертности от болезней системы кровообращения. В последние годы на второе место переместилась смертность от несчастных случаев, отравлений и травм. Максимальное значение риска rр = 0,01 считается пределом для критических контингентов населения, включая младенческую и детскую смертность.

Уровни риска экопатологии, т.е. риска, связанного с нарушением здоровья из-за техногенных изменений качества среды, по-видимому, должны быть намного ниже. Однако единая точка зрения на значение этих пределов отсутствует, и они остаются предметом чрезвычайно ответственного выбора. Чаще всего за нормативный уровень принимается также 1\% вероятность экопатологии: Rр £ 0,01, хотя есть основания для пересмотра этого норматива, так как он сильно отличается от реального уровня заболеваний, вызванных загрязнением окружающей среды. Следует понимать, что риск заболевания Rр и риск смерти от этого заболевания RL - совершенно разные показатели.

Статистическая информация об уровнях риска, обусловленных хроническим загрязнением окружающей среды, чрезвычайно разнородна и противоречива. В экологии и экопатологии применяются так называемые стресс-индексы для различных неблагоприятных воздействий факторов среды, которые по своему функциональному смыслу пропорциональны значениям экологического риска (табл. 7.4). Пестициды, тяжелые металлы и отходы АЭС занимают в этом списке первые места.

Обычно при оценке риска его характеризуют двумя величинами - вероятностью события W и последствиями X, которые в выражении математического ожидания выступают как сомножители:

R= WX.

По отношению к источникам оценка риска предусматривает разграничение нормального режима работы и аварийных ситуаций:

R = Rн + Rав = Wн*Xн + Wав + Хав.           (7.7)

Объективные и субъективные оценки риска по отношению ко многим неблагоприятным воздействиям заметно расходятся. Так, если в ранжированном перечне объективных причин смерти в США (1986 г.) первые места занимали курение (RL = 6,2*10-4) и алкоголь (RL = 4,1*10-4), то в разных кругах общественного мнения им отводились места от 3-го до 7-го. Электротравмы, занимая пятое место (RL  = 5,8*10-5), ставились людьми на 18-19-е места. Зато атомная энергия, находясь среди объективных причин смерти на 20-м месте (RL = 4,1*10-7), в представлении большинства опрошенных заняла первое место (год Чернобыля!).

 

Таблица 7.3

Годовой индивидуальный риск смерти, обусловленной различными причинами (Россия, 1996г.)

Причины смерти

RL

Общий риск (все причины)

14,3*10-3

Болезни системы кровообращения

7,6*10-3

Несчастные случаи, отравления, травмы

2,1*10-3

В том числе

 

транспортные травмы

2,3*10-4

отравления алкоголем

2,3*10-4

утопления

1,1*10-4

самоубийства

3,9*10-4

убийства

2,7*10-4

производственные травмы

1,5*10-4

Новообразования

2,0*10-3

Болезни органов дыхания

6,9*10-4

Болезни органов пищеварения

4,2*10-4

Инфекционные и паразитарные болезни

2,1*10-4

Пожары

1,1*10-4

ЧС природного и техногенного характера

8,7*10-6

Облучение персонала АЭС после радиационной аварии*

10-2

Облучение окружающего населения после радиационной аварии на АЭС*

10-4

Неаварийные искусственные источники радиации*

5*10-5

* По данным, относящимся к населению СССР, 1986-1988 гг.

 

Подобные расхождения нельзя приписывать только невежеству людей. Специалистам приходится часто сталкиваться со стойкими общественными предубеждениями, которые способны оказывать серьезное влияние на экономическую политику и систему принятия решений. Это явление включает и феномен экофобии - навязчивой боязни поражения опасными факторами окружающей среды. Чаще всего она проявляется в виде радиофобии и хемофобии. После Хиросимы и Чернобыля в сознании многих людей вероятность болезни и смерти от радиации стала «весить» несравненно больше, чем смерть от промышленных и транспортных аварий, от пьянства и драк, от ударов электрическим током, от «кухонных» пожаров, хотя любая из этих причин убивает людей в сотни и тысячи раз больше, чем радиация. Люди невольно преувеличивают опасность факторов, которые не поддаются индивидуальному психологическому контролю.

 

Таблица 7.4

Стресс-индексы для/наличных групп загрязнителей окружающей среды

Наименование загрязнителей

Сресс-индексы

Пестициды

140

Тяжелые металлы

135

Транспортируемые отходы АЭС

120

Твердые токсичные отходы промышленности

120

Взвешенные материалы в стоках металлургии

90

Неочищенные смешанные сточные воды

85

Диоксид серы в воздухе

72

Разливы нефти на почве

72

Химические удобрения

63

Органические бытовые отходы

48

Окислы азота в воздухе

42

Смешанный городской мусор

40

Фотохимические оксиданты

18

Летучие углеводороды в воздухе

18

Городской шум

15

Окись углерода в воздухе

12

 

От экофобии нельзя отмахиваться, как это до сих пор делают представители заинтересованных ведомств, считая их «психозами мнительных невежд». Радиофобия и хемофобия стали закономерными проявлениями экологического стресса современного общества. Даже при очень малых дозах радиации, аллергенного раздражения или вообще при чисто кажущемся поражении они могут приводить у некоторых людей к вполне определенным психогенным клиническим эффектам и стойким психосоматическим заболеваниям, за которые общество должно нести такую же ответственность, как и за прямое радиационное или химическое поражение людей.

Сопоставление рисков. Приоритеты безопасности людей существенно влияют на приоритеты государственной эколого-экономической политики, особенно в области энергетики. Согласно «среднему варианту» прогноза МИРЭК, с 2000 г. по 2060 г. вклад «экологически чистых» отраслей энергетики (гидроэнергия + возобновляемые источники энергии) при абсолютном увеличении в 4 раза должен возрасти от 18 до 36\% всей коммерческой энергетики. В несколько меньшей пропорции предполагается рост ядерной энергетики - с 9 до 14\%. По другим вариантам, он больше и мог бы быть еще больше при выполнении ряда условий. Чуть ли не главное из них - снятие предубеждений об экологической опасности эксплуатации и демонтажа АЭС, регенерации, утилизации и захоронения ОЯТ. В качестве примера трудностей, с которыми при этом приходится сталкиваться, рассмотрим в общих чертах коллизии, связанные с оценкой безопасности АЭС.

В каждом из крупных энергетических реакторов АЭС заключено от 100J до 200 т обогащенного урана с общей активностью порядка ЮМО9 Ки.] Энергетика реактора тем эффективнее, чем ближе параметры физических процессов в нем к грани ядерного взрыва. Это огромный потенциал опасности, так как даже одна тысячная доля кюри может вызвать у человека серьезное лучевое поражение. Очевидно, что требования безопасности должны сводить к нулю этот потенциал, т.е. обеспечивать идеальную изоляцию ядерного топлива, экранировать его внешние излучения, с высочайшей надежностью поддерживать режим эксплуатации и предельно минимизировать эксплуатационные утечки наведенной радиоактивности.

Современная штатная технология близка к этому уровню. За год работы в зависимости от типа реактора образуется 200-400 м3 жидких малоактивных отходов и 30-70 т ОЯТ, которые легко изолируются. Регламентные утечки наведенной радиации с водой и паром настолько малы (доли грамма в год в пересчете на активные вещества), что практически не влияют на радиационный фон в зоне АЭС. При штатной работе удельная природоемкость АЭС (изъятие местных природных ресурсов и загрязнение среды на 1 кВт/ч вырабатываемой электроэнергии) намного меньше, чем у любой ТЭС и даже меньше, чем у ГЭС на равнинных реках. До Чернобыля на счету ядерной энергетики мира было почти 3500 реакторолет без единого смертного случая в результате облучения. Редкие поражения людей при авариях имели нерадиационные причины. Никакая другая отрасль не имела такого низкого уровня травматизма.

Для престижа ядерной энергетики до серьезных аварий реакторов (Тримайл-Айленд, США, 1979; Чернобыль, 1986) эти свидетельства были не нужны: безопасность и перспективность АЭС считались бесспорными. Аварии, особенно чернобыльская, все изменили. В оценках риска реакторных радиационных катастроф вместо ничтожных величин появились значения W »10~ -10" год"'. Ядерной энергетике пришлось защищаться. Самым распространенным доводом стало количественное сопоставление экологических угроз со стороны атомных и угольных электростанций. В одной из таких работ сравнивается число поражений, связанных с полными топливными циклами - угольным и атомным (Шевелев, 1989, табл. 7.5).

Общий итог сравнения впечатляет. Автор пишет: «В целом по стране от угольных электростанций (при мощности 75 ГВт) гибнет, заболев раком, более 20000 человек в год. Можно сказать, что ежегодно угольная энергетика порождает чернобыльскую аварию. Но действительный эффект чернобыльской аварии в этом сравнении не учтен. А он еще долго будет продолжать действовать, даже если подобная катастрофа больше никогда не повторится.

 

Таблица 7.5

Число преждевременных смертей, связанных с годом работы блока мощностью 1ГВт «угольном и атомном топливном циклах

Воздействия и эффекты

Топливный цикл

угольный

атомный

Несчастные случаи

5,6

0,25

Заболевания нерадиационной этиологии

6,9

0,15

обслуживающего персонала

360,0

0

окружающего населения

0,11

0,30

Облучение обслуживающего персонала

0,06

0,07

Облучение окружающего населения

373

0,8

Всего

 

 

 

Управление экологическим риском является процедурой принятия решений, в которой учитывается оценка экологического риска, а также технологические и экономические возможности его предупреждения. Обмен информацией о риске также включается в этот процесс. Схема процесса управления риском представлена на рис. 7.2.

Для анализа риска, установления его допустимых пределов в связи с требованиями безопасности и принятия управляющих решений необходимы:

наличие информационной системы, позволяющей оперативно контролировать существующие источники опасности и состояние объектов возможного поражения, в частности, статистический материал по экологической эпидемиологии;

сведения о предполагаемых направлениях хозяйственной деятельности, проектах и технических решениях, которые могут влиять на уровень экологической безопасности, а также программы для вероятностной оценки связанного с ними риска;

экспертиза безопасности и сопоставление альтернативных проектов и технологий, являющихся источниками риска;

разработка технико-экономической стратегии увеличения безопасности и определение оптимальной структуры затрат для управления величиной риска и ее снижения до приемлемого уровня с экономической и экологической точек зрения;

составление рискологических прогнозов и аналитическое определение уровня риска, при котором прекращается рост числа экологических поражений;

формирование организационных структур, экспертных систем и нормативных документов, предназначенных для выполнения указанных функций и процедуры принятия решений;

воздействие на общественное мнение и пропаганда научных данных об уровнях экологического риска с целью ориентации на объективные, а не эмоциональные или популистские оценки риска.

Рис. 7.2. Схема процедур анализа риска и управления риском

 

В соответствии с принципом уменьшающихся рисков важным средством управления является процедура замещения рисков. Согласно ей риск, вносимый новой техникой, социально приемлем, если ее использование дает меньший вклад в суммарный риск, которому подвергаются люди, по сравнению с использованием другой, альтернативной техники, решающей ту же самую хозяйственную задачу. Эта концепция тесно связана с проблемой экологической адекватности качества производства.

Экологически приемлемый риск. Многие стороны теории экологического риска и ее практических приложений еще далеки от завершенности. Проблема очень сложна. Она включает медико-биологические, собственно экологические, социально-психологические, экономические, правовые и технические аспекты. При использовании инструментария каждой из этих областей знания оценки одного и того же риска скорее всего окажутся различными. По существу, в этом случае повторяется почти то же самое, что и при различных субъективных оценках опасности.

Поэтому есть основания считать, что из всех возможных подходов к объективному определению приемлемого риска техногенных воздействий на человеческое общество в целом или на население какого-либо региона следует выбирать экологический подход, который в качестве объекта опасности рассматривает не только человека, а весь комплекс окружающей его среды, учитывая в историческом плане все ее отклонения от естественного состояния. Остальные подходы, особенно социальный, экономический, технический не лишены известного произвола, связанного с внеэкологическими потребностями и интересами общества. Они в той или иной степени компромиссны.

И еще одно замечание. Концепция риска переводит социально-психологические проблемы общества, часто весьма деликатные, в плоскость количественных оценок. Для сравнения риска и выгод предлагается ввести экономический эквивалент человеческой жизни. Это непривычно. Жизнь человека бесценна. Но существует вполне четкое понятие стоимости человеческой жизни, определяемой затратами на рождение, воспитание, образование, получаемым человеком доходом и т.п. Эту стоимость приходится учитывать при страховании и при оценке экономического ущерба, наносимого гибелью людей во время катастроф. Например, стоимость жизни одного жителя США при авиакатастрофах оценивается в 600-800 тысяч долларов. Поэтому когда ставится вопрос о приемлемом риске от загрязнения среды или от реакторов АЭС, приходится учитывать не только потенциалы угроз, но и «стоимости жизни», определяемые альтернативами экономического развития общества и деградации окружающей среды.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |