Имя материала: Экономическая история: генезис рыночной экономики

Автор: Р. П. Толмачева

10.2. эволюция налоговой системы от реформы княгини ольги — к петровским реформам

 

Налоги являются обязательными сборами, взимаемыми государством с хозяйственных субъектов и с населения по ставкам, установленным в законодательном порядке. Для становления налоговой системы, кроме образования государства и появления законодательных актов, необходим определенный уровень хозяйственных (экономических) отношений в стране.

Формированию податной (налоговой) системы на Руси с давних времен помогало развитие торговли и постепенное оформление таможенного права; вторым фактором, обеспечивающим этот процесс, является не просто становление государственности на Руси в IX—Х вв., но и совершенствование государственных структур, особенно занимающихся фискальной политикой, периодом расцвета этих структур можно считать XVI—XVIII вв.; третьим важнейшим фактором стало становление в XV—XVI вв. сельскохозяйственного производства как главного в аграрном обществе, т. е. активное развитие земледелия и скотоводства, поставлявшего продукцию для торговли на внутреннем и внешнем рынке; четвертым фактором нужно считать развитие ремесла, а в XVII—XVIII вв. мануфактурного производства.

На Руси первая форма взимания налогов получила название "полюдье", она была характерна для ряда зарождающихся государств Восточной Европы. "Полюдье" — это смешанный тип сбора дани, более или менее обусловленной в устных договорах между племенами, а также кормления князя и его дружины за счет населения подвластных территорий.

О взимании "полюдья" в Киевской Руси сообщается в записках императора Византии Константина Багрянородного (908—959) "Об управлении империей". Описывая жизнь различных народов, в том числе в районах Дуная и Днепра, он свидетельствовал о "суровом образе жизни... росов". Когда наступал ноябрь месяц, их архонты (князья) выходили с "росами из Киава" (Киева) и отправлялись в "полюдья", что именовалось "кружением".

Князь с дружиной объезжал поздней осенью и зимой подвластные ему территории с целью сбора дани, без заранее установленной квоты. Вначале сборщики "полюдья" отправлялись в ближайшее от Киева племя древлян (вер-виан), затем через Любеч по Днепру к дреговичам (другу-витам); после к Смоленску, где в Верхнем Поднепровье проживали кривичи. Далее "кружение" вокруг Киева продолжалось по реке Десне к северянам (севериям), и через Чернигов и Вышгород князь с дружиной возвращался в Киев.

Тот факт, что термин "полюдье" появился на основе славянского слова, подтверждается греческой транскрипцией этого слова, в древних исландских сагах оно также заимствовано из древнерусского. Арабские источники, например Ибн Руст, сообщают, что славяне в период "полюдья" собирали дань не только продуктами, но и одеждой. Это можно как угодно широко трактовать, видимо, брали меха, кожу, холсты и т. д., то есть все, из чего шьют одежды.

Главными итогами "кружения" были сбор: меда, воска, меха и рабов (невольников), которые продавались или менялись на внешних рынках, в том числе в Византии. В Киев возвращались из "полюдья" в апреле, часть дани использовалась на Великокняжеском дворе, а часть, видимо, шла в уплату дружинникам за службу. К этому времени окрестные племена присылали "моноксилы" — лодки-однодревки с бортами и мачтами. Из них собиралась флотилия в 100—200 судов. В плавание отправлялись в июне—июле, месяцы эти считались наиболее благоприятными для экспедиций по Черному морю в Константинополь. Путь от пристани в Витячеве до Константинополя занимал в среднем шесть недель. Витячев был сборным пунктом потому, что сюда прибывали суда из Переяславля, третьего по величине города на Руси после Киева и Чернигова. Переяславль стоял на реке Трубеж, которая впадает в Днепр ниже Витячева, здесь имелся Днепровский брод. Путь "в греки" был очень непростым, ведь предстояло преодолеть двенадцать Днепровских порогов.

Сезон прохода караванов в Черное море совпадал с сезоном добычи икры, поэтому русы везли в Византию также икру и дорогую рыбу. Вместе с купцами в Константинополь прибывало не менее тысячи человек. На основании торговых договоров с Византией 911 и 944 гг. купцы останавливались на специальном подворье и занимались торговлей. Обратно в Киев караваны возвращались не позже ноября, к началу нового "кружения" вокруг Киева, привозили из Константинополя дорогие ткани и оружие, золото и серебро.

Таким образом, путь из Киева в Константинополь был тесно связан с реализацией дани, полученной от "полюдья" и являлся лишь частью Великого торгового пути "из варяг в греки".

Когда Древнерусское государство окрепло, в середине Х в. здесь была проведена первая известная на Руси хозяйственная реформа, связанная с началом второго этапа становления податной системы. ПВЛ, Константин Багрянородный, В. О. Ключевский и С. М. Соловьев рассказывают о трех составляющих реформы княгини Ольги (вдовы князя Игоря), которую она осуществила в 946 г. По всей видимости, опасности походов за данью типа "полюдья", в одном из которых погиб князь Игорь, побудили княгиню Ольгу преобразовать всю эту систему. "И пошла Ольга с сыном своим (Святославом) и с дружиною по Древлянской земле, устанавливая дани и налоги", сообщается в Повести временных лет (ПВЛ). Далее, говорится, что дани и оброки она установила по Мете и по Луге, побывала в Новгороде и Пскове, вдоль Днепра и Десны. Везде устанавливала и погосты (от слова "гости" — купцы). Княгиня Ольга в 946 г. впервые перешла к сбору дани, размеры которой хотя бы в общих чертах устанавливались заранее. Таким образом, во-первых, отменялось "полюдье" или "кружение" Киевского князя с дружиной по подвластным территориям. Данъ вместо "полюдья" была более цивилизованной формой налогов, осуществлялась один раз в год сбором продуктов, мехов, различных изделий с земель, которые становились волостями, затем уездными княжествами и т. д. Во-вторых, для сбора дани определялись специальные места — "погосты". Они использовались также для местной (меновой) торговли, а вблизи крупных городов, на берегах больших рек — и для внешней торговли. В-третьих, по ряду свидетельств, определялись люди для сбора дани на погостах — "тиуны". В "Русской правде" о них говорится как о важных должностных лицах. Сборщик дани не называется уже "скотником", как у восточных славян до вхождения их в состав Древнерусского государства. Это обстоятельство свидетельствует об особом этапе развития денежных отношений — от скота как эквивалента денег русичи переходят к другим их эквивалентам, напоминающим металлические деньги.

Итак, первый этап становления податно-налоговой системы на Руси хронологически определяем: IX — сер. Х в.; второй этап: с сер. Х в. до начала социально-политической раздробленности, выделения Северо-Восточной, Юго-Восточной, Юго-Западной Руси, т. е. до 1120-х гг.; третий этап продолжался с 1120-х гг. до нападения ордынцев на Русь, т. е. до 1230-х гг.

По сведениям ПВЛ, на третьем временном этапе проявились очень интересные тенденции в развитии податноналоговой системы на Руси. Если применительно к Х в. "оброк" и "дань" упоминались как равноценные сборы, то в описаниях XII—XIII вв. эти термины уточняются. На Руси в это время проходил начальный процесс феодализации, который обретал более или менее определенные контуры. Треть собранной дани предназначалась для Великого князя, шла в княжескую казну, которая постепенно приобретала значение государственной казны. Одна десятая ее часть направлялась в распоряжение православной церкви и получила название "десятины".

Одновременно появились три разновидности дани-оброка: первая взималась с "дыма", т. е. с дома с печью и трубой. Это свидетельствовало об определенном этапе сельского строительства, можно предположить, что желающие уклониться от дани топили "по-черному" — без вывода трубы наружу. Через несколько веков подворная подать станет основным прямым налогом на Руси, истоки его зарождались в XI—XII вв. в виде дани-оброка с "дыма". Другая часть семей — земледельцев — платили с "рола" (с плуга). В отдаленном будущем это станет поземельным налогом. Еще часть населения платила с "человека", что через несколько веков трансформируется в подушный налог.

Дань-оброк имела две составляющих: 1) дань платилась в пользу государства, т. е. она превращалась в подать;

2) оброк предназначался для феодала, т. е. превращался в поземельную ренту. Но применительно к первым векам существования Древнерусского государства такую четкую градацию дани провести затруднительно. Сохранялся еще в отдаленных районах принцип сбора дани с территорий, а не с людей, на них проживающих.

Четвертый этап в становлении налоговой системы совпадает со временем татаро-монгольского ига. Это был период с 1236—1240 гг. до середины. XV в.

Древняя Русь попала в зависимость от ордынцев на условиях полуколонии. Сохранялось управление русскими землями национальными лидерами, князьями из рода Рюриковичей. Но князья должны были за большие деньги и дары получать ярлыки на правление.

Ордынцы были прирожденными степняками и коневодами, не знали земледелия и не строили городов. Вклад их в мировую культуру, отмеченный Л. Н. Гумилевым, был связан с бытом и образом жизни степняков: они изобрели и внедрили в быт большую разбирающуюся юрту; из мужской одежды в числе первых стали применять длинные штаны (брюки); изобрели кривую саблю; носили меховой головной убор, шапку-малахай. Монголы, первоначально не знавшие грамоты, государственного устройства, оказались восприимчивыми к опыту других стран и народов. Пройдя долгий путь завоеваний по просторам Азии, они переняли у ряда народов с древней культурой, в том числе у китайцев и персов, грамоту, навыки проведения переписи населения, организации быстрой почтовой связи путем создания через равные отрезки пути "ям" — почтовых станций.

Первую перепись населения на Руси ордынцы начали проводить еще до падения Киева в 1238 г., когда после гибели во Владимире-на-Клязьме Великого князя Юрия там стал править его брат Ярослав Всеволодович. Хан Батый послал баскаков своих с численниками (переписчиками населения) и с толмачами (переводчиками) по землям Русским. По словам итальянского путешественника Плано-Карпини, перепись эта проходила очень жестоко. У каждого главы семейства, имевшего трех сыновей, брали в полон одного, захватывали всех неженатых мужчин и незамужних женщин, всех нищих и бездетных и угоняли в рабство. Остальных всех перечисляли и обкладывали данью. Отныне каждый человек мужского пола в любом возрасте и любого состояния должен был ежегодно платить ясак: "по меху медвежьему, бобровому, соболиному, хорьковому и лисьему". Кто не мог заплатить, того забирали в рабство. И в 1257г., после смерти Батыя и его сына Сартака, была проведена вторая перепись населения на Руси. Приехавшие численники переписали население Суздальской, Рязанской, Муромской и иных земель. Не считали, т. е. не накладывали "ясак" (налог) (как и в первую перепись), на священнослужителей и монахов. Для остальных, занесенных "численниками" в перепись населения, определялся "ясак" в виде перечисленных уже мехов диких зверей. Всех не заплативших забирали, как и в прежние годы, в "полон".

Но главной была общая на всю Русь дань под названием "ордынский выход". Сумма его четко не определялась. Платили "выход" удельные князья от имени населения своих княжеств. Но со времени Ивана Даниловича (Калиты) московские князья стали платить за всех "ордынский выход", предварительно собрав необходимую сумму из разных мест. Ордынцы брали больше золотом и серебром, дорогими мехами. Если хану в Сарае (столице Золотой Орды) хотелось больше дани-даров, князей с сыновьями задерживали на неопределенное время в Орде, пока их приближенные не собирали нужную сумму, чаще золотой и серебряной посудой, возможно, и окладами от образов. Сопротивлявшиеся не только поборам, но и унижениям, князья с сыновьями принимали в Орде мученическую смерть.

Главный вывод из вышесказанного такой: экономика Руси была отброшена на несколько веков назад. Русичей из-за непомерных поборов, ежегодно выплачиваемых даже за младенцев и дряхлых стариков мужского пола мехами ценных пород диких зверей, заставили вплотную заниматься охотой. Таким образом, вместо производящего хозяйства вновь перешли к присваивающему типу хозяйства. Почти сто лет русичи не занимались широко земледелием и скотоводством. Степняков мало интересовало земледелие и плоды от него. Из-за задержки процесса феодализации и становления аграрного общества наметилось значительное отставание в экономическом развитии Русского государства от европейских стран. Выравнивание уровней развития произойдет лишь через несколько веков.

Пятый этап в развитии податной системы на Руси приходится на XFV—XVI вв. В это время сложились условия для перехода к так называемой посошной подати. В те времена в окружающем Русь мире — Восточной и Западной Европе — создавались централизованные государства. Русь долго не могла оставаться в стороне от этих тенденций. К тому же после Куликовской битвы 1380 г. в стране начался политический и хозяйственный подъем. С середины XV до середины XVI в. проявился подлинный расцвет земледелия и сельского хозяйства. В эти годы в целом и определился переход к новому этапу в развитии налоговой системы — взиманию посошной подати. О "сохе" как виде дани говорится в завещании Великого князя Василия Васильевича Темного (1425—1462 гг.). После его смерти писцы должны были переписать земли и обложить "данью по сохам и по людям". Здесь официально упоминается "coхa" как единица податно-налогового обложения. Итак, сборы дани проводились: по людям; по сохам; с учетом экономической мощи хозяйства. "Соха" как единица обложения податью не ассоциировалась с сохой — орудием земледелия. "Соха" — это единица земли, с которой платили подать государю, т. е. Великому князю, в XV—XVI вв., первой половине XVII в. "Соха" определялась также количеством рабочей силы, необходимой для обработки определенной земельной площади. С постепенной ликвидацией раздробленности на Руси к взиманию податей в виде "московской сохи" присоединились Ярославское, Тверское и иные княжества. Причем условно к пашне приравнивались другие объекты обложения: мельницы, лавки, лодьи, т. е. различная недвижимость.

Законодательно посошная подать как основной прямой налог в Русском централизованном  государстве  была  закреплена в "Судебнике" Ивана IV  1550 г. Она стала взиматься со всех земель русских с 1551 г. В основу "сохи" (посошной подати) было положено известное количество земли, которую мог обрабатывать один или несколько человек с одной или несколькими лошадьми. При этом учитывалось и количество произведенной продукции, то есть экономическая выгода, получаемая от запашки земли. В. О. Ключевский называл ее "промышленной сохой", имея в виду взимание подати с посадских тягловых людей (мелких торговцев и ремесленников). Сох пашенных было две:

новгородская — около 45 десятин земли. В отличие от нее московская соха представляла из себя целый пахотный округ. Относясь к служивым землевладельцам (дворянам), соха пашенная здесь в трех полях достигала 1200—1800 десятин земли.

Таким образом, размеры "сохи" зависели от того, возможно ли было от той или иной земли, в зависимости от ее площади и плодородия, получить и реализовать столько продукции, чтобы суметь уплатить сумму подати. "Соха" новгородская была намного меньше потому, что в тех местах было мало плодородной земли, служилым людям она не раздавалась, а народ много занимался промыслами и ремеслами, внешней и внутренней торговлей и платил подати, видимо, от суммы общих доходов.

"Соха" церковная доходила в трех полях до 1350 десятин. Крестьяне, находящиеся на этих и "черных", т. е. государственных, землях, не несли военной повинности, поэтому с них брали больше сельских податей.

"Соха" государственных крестьян доходила до 600 десятин. Получалось, что "черные" крестьяне с 600 десятин земли платили такую же сумму посошной подати, как служилые люди с 1200 десятин земли, т. е. с них налог брали вдвое больший.

Прямые налоги в Московском государстве до XVII в. состояли из 3-х частей:

1) дани (посошной подати);

2) кормления административных лиц;

3) иных натуральные повинностей.

Вся совокупность денежных платежей и натуральных повинностей называлась тяглом.

Более мелкими, чем "соха", единицами обложения были: "выть" — до 30 десятин земли и "обжа" — до 15 десятин.

"Кормы" областным управителям делились на: а) "въезжий", т. е. при поступлении в управление того или иного лица; б) "постоянные", т. е. годовые, представляемые по двум крупным церковным праздникам: "Петровский" и "Рождественский". До главенства Московского княжества "кормы" включали "припасы натурой" в виде хлеба, мяса, а также сена для скота. С воцарением Московской Руси и развитием товарно-денежных отношений наместникам стали выдаваться денежные оклады.

История свидетельствует, что и с введением денежных окладов подношения различным должностным лицам сохранились в последующие времена. Но они перестали быт обязательными, приобрели характер даров → подарков → подкупов должностных лиц.

В XVI—XVII вв., т. е. с появлением единого государства и "помазанием" на царство Ивана IV, значительно возросли объемы прямых налогов. При Иване Грозном это можно объяснить большими государственными расходами в период Ливонской войны, а в XVII в. — ликвидацией последствий Смутного времени.

К посошной подати ("соха", "выть", "дань") присоединились сборы на:

1) выкуп пленных, особенно уведенных крымскими татарами — " полоняничные" деньги,

2) "стрелецкий" хлеб собирался на содержание стрелецкого войска;

3) "ямские деньги" — на содержание разветвленной с XVI в. сети ямской "гоньбы";

4) "ямчужные" — или селитряные деньги — на покупку пороха;

5) "засечные" деньги еще раньше собирались на возведение "засек" — преград на пути татар к Москве.

Все многочисленные прямые налоги в XVII в. были укрупнены, т. е. сведены в три основных:

1) деньги "данные", т. е. сама посошная подать, которую по старинке называли данью;

2) "полоняничные";

3) "обычные" деньги, здесь не имели в виду оброк с вотчинных крестьян. Ввели оброк при Иване IV с отменой управления наместников и волостелей и соответственно отменой кормления. Вместо них появились выборные земские старосты с целовальниками. На их содержание и был определен государственный налог, названный "оброком" или "откупом".

Для упорядочения налогообложения в XVI в. создавались писцовые книги, в которых содержались данные переписей пашни и сенокосов, а в XVII в. завели переписные книги для учета численности дворов и населения в них. С помощью "переписных книг" в правление Алексея Михайловича Романова был подготовлен переход к еще более цивилизованной форме прямого налога — к подворной подати.

Шестой этап взимания прямого налога — подворного — начинает отсчет времени уже после смерти Алексея Михайловича, с 1679 г. Отныне все прямые налоги были сведены в два разряда:

1) стрелецкие деньги;

2) ямские и полоняничные.

Стрелецкий налог теперь платило городское и промышленное сельское население, к нему относилось и население поморских уездов, где хлебопашество не было главным занятием сельских жителей. Все они должны были содержать стрелецкое войско.

Ямские и полоняничные деньги платили крестьяне:

государственные, дворцовые, церковные, вотчинные и помещичъи. В том и другом случаях налоги взимались с подворий, независимо от того, сколько в них проживало людей.

Несовершенство таких налоговых сборов проявилось уже в первой четверти XVIII в., т. е. в период Петровских реформ. Из-за тяжести налогов и в силу ряда иных причин крестьяне начали целыми семьями покидать свои подворья, пополняя ряды беглых, в лучшем случае — казаков. Государству все труднее становилось собирать налоги, поэтому в 1724 г. по указу Петра I в Российской империи перешли к сбору подушного налога. В такой форме — "по душам" мужского пола — его собирали более 160 лет — до реформ Н. X. Бунге — И. А. Вышнеградского.

Противником введения подушного налога выступил современник Петра I — Иван Тихонович Посошков (1652— 1726 гг.). Он в 1724 г. опубликовал сочинение "О скудности и богатстве". Книгу эту можно считать первой работой по политической экономии в стране. И. Т. Посошков ратовал за ограничение эксплуатации крестьян со стороны помещиков. Он относился к налогам как важнейшему источнику доходов государства, поэтому предлагал облагать налогами все социальные слои общества, за исключением духовенства. И. Т. Посошков полагал, что в количественном (суммарном) отношении налоги нужно взимать исходя из доходов, которые люди получают, занимаясь промыслами и торговлей, работая на земле. Таким образом, И. Т. Посошков впервые в экономической истории России предложил по сути дела перейти к подоходному налогу. Это предложение первого российского политэконома опережало время, в котором он жил, на 200 лет. Петр I не простил великому ученому критику существовавших тогда в России порядков: вскоре после ареста И. Т. Посошков умер в Петропавловской крепости.

Кроме государственных податей — налогов, на Руси существовали торговые пошлины, которые были косвенными налогами. Они с периода образования Древнерусского государства подразделялись на проезжие и собственно торговые. Широко известен "мыт" — сбор за право провоза товаров. Люди, осуществлявшие эту функцию, назывались мытниками или "мытарями". Был мыт сухой, т. е. сухопутный, его взимали с возов с товарами, а мыт водяной брали с лодей с товарами. "Головщина" и "костка (гостка)" была сбором с лиц, везущих товар. "Задние калачи" — это мелкие сборы с торговых людей, едущих с рынка. "Мостовщина" и "перевоз" являлись пошлинами на право проезда торговых людей с товаром через мост и проч. Собственно торговые пошлины подразделялись на:

1) сборы за подготовительные торговые действия;

2) сборы за право купли-продажи.

Первые назывались еще "замытной пошлиной", т. е. они заменяли "мыт" в том городе, где купец останавливался для торговли. Были еще "явка" — мелкий сбор в таможне при заявке купцом привезенного товара; "гостиная" — сбор при найме лавки для продажи. Были также косвенные налоги: "амбарное" и "полавочное" (по лавкам), "весчее" или "пудовое" — сбор при взвешивании товара, "померное" — при замере сыпучих товаров и т. д.

За право купли-продажи взимались: "тамга" — сбор за право продать и купить. Слово это одного корня от татарского слова "деньги". Иногда вместо тамги этот сбор называли "осмничее" — оно впервые появилось в XII в., т. е. до ордынцев. То и другое взималось как с продавцов, так и с покупателей. Причем дороже эта пошлина взималась с иностранных купцов.

Отказ от разнообразных пошлин произошел с помощью Уставной грамоты 1654 г. Стала взиматься одна пошлина за право торговли — рублевая. С продавца она составляла 5 рублей, с покупателя — 2,5 рубля.

XIX в. принес с собой изменения и в налоговой сфере Российской империи. Косвенными налогами стали акцизные сборы. В условиях отмены крепостного права, победы промышленной революции и активизации рыночных отношений изменилось название и суть основного прямого налога.

 

Вопросы для самоконтроля

 

1. Почему Древнерусское государство называли "страной городов"?

2. Назовите основные причины образования первых городов на Руси.

3. Определите основные торговые пути на Руси в IX— XIII вв.

4. Какими товарами и с кем торговали (обменивались) русичи?

5. Какие из русских городов входили в Ганзейский союз?

6. Как изменилась структура ввоза и вывоза товаров в XVIII в.?

7. Что такое "полюдье", дань, посошная подать?

8. Кто и когда ввел подворную подать и подушный налог?

9. Какие Вам известны косвенные налоги в России?

10. За введение какого основного прямого налога в Российской империи выступал И. Посошков?

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |