Имя материала: Экономическая социология

Автор: И.П. Рязанцев

Занятие 3. основные характеристики формирования периферийных районов россии. сибирь

Сибирский регион в конце XIX - начале XX веков развивался сообразно общим закономерностям развития и потребностям Империи. Титульной особенностью Сибири была поистине огромная территория с относительно малочисленным населением. Сибирское русское население, занимавшееся, главным образом, сельским хозяйством, делилось на несколько категорий: старожилов, староселов и новоселов. Старожилы - это потомки крестьян, заселявших Сибирь с XVI по XIX век. Староселы в отличие от новоселов были гораздо лучше обеспечены землей, скотом, инвентарем, среди них продукт зажиточных кулацких хозяйств был выше, чем у новоселов. Всего в Сибири к началу XX века насчитывалось 1 миллион 400 тысяч хозяйств, в пользовании которых находилось 90 миллионов десятин сельскохозяйственных угодий. Юридическим собственником земель сибирского крестьянства являлись казна и кабинет Его величества (личные земли династии Романовых), но фактически крестьяне обращались со своими наделами как с собственностью. Например, они могли обменять свои участки на частновладельческие земли; при постройке железных дорог, проходящих по землям крестьян, выплачивалась денежная компенсация.

В Сибири к началу XX века доминировала захватно-заимочная форма землепользования, позволявшая хозяевам, хорошо обеспеченным скотом и инвентарем, обрабатывать большие земельные площади. Такое положение сложилось благодаря обилию свободных земель и редкости населения. Сельская община не вмешивалась в процесс сельскохозяйственного производства, земельные переделы были довольно редким явлением и отличались от Центральной России тем, что крестьяне не переходили с участка на участок, а просто отдавали или получали отрезок земли. С притоком переселенцев в начале XX в. свободных и удобных участков стало меньше. Это привело к усилению роли общины, которая стремилась ограничить захватное землепользование определенными рамками. Наименее обеспеченные крестьяне (как старожилы, так и новоселы) выступали за уравнительные переделы и укрепление общины. Однако, основная масса сибирского крестьянства (середняки и кулаки) выступала против этого процесса. К началу XX века в сибирской деревне назрело противоречие между двумя группами крестьянства, одна из которых выступала за усиление общинных тенденций, а другая придерживалась традиционных земельных отношений. К первой группе относились беднейшие, малоземельные, крестьяне, особенно необустроившиеся новоселы.

Отличительной чертой производительных сил сельского хозяйства Сибири явилось наличие существенного количества зажиточных слоев. В среднем по Сибири процент дворов кулацкой группы составлял 20-24\%, середняцкой и бедняцкой - по 40\%. При этом, в отличие от Европейской России, понятия «бедняк», «середняк» и «кулак» были здесь наполнены особым содержанием. Сельский пролетариат составлял не более 8\% деревенского населения, 118 тысяч дворов были безземельными. Данная немногочисленная категория крестьян существовала продажей собственного труда более зажиточным хозяевам. Цены же на рабочие руки в Сибири были гораздо выше, чем в Центральной России и Поволжье, особенно во время уборки урожая. Бедняцкое хозяйство имело посев до 4-х десятин, 1-2 лошади, что не могло прокормить крестьянскую семью. Поэтому бедняки часто сдавали свои небольшие участки в аренду, а сами нанимались к зажиточным крестьянам, стараясь скопить деньги на развитие хозяйства.

Середняцкие хозяйства Сибири были на порядок крепче и зажиточнее своих центрально-европейских аналогов. Опись имущества середняки Красноярского уезда Енисейской губернии дает возможность судить о его материальном достатке. Жилой дом оценивался в 1060 рублей, амбар - 100 руб., пекарня - 150 руб., баня - 60 руб., конюшня - 50 руб., во дворе имелось три лошади, три коровы, один теленок, шесть овец, плуг, сенокосилка, веялка, два тарантаса, две телеги, двое саней. Среднестатистический середняк вел хозяйство на 9-10 десятинах, имел 3-6 лошадей, 4 коровы, и получал годовой доход до 843 руб.

Экономическое благосостояние сибирского кулачества основывалось на крупных зерновых хозяйствах, насчитывавших 50-100 и более десятин. Обработать такие большие площади можно было, только используя сельскохозяйственные машины и наемную рабочую силу. Организовав производство по капиталистическому принципу, кулачество обеспечивало основную массу товарного хлеба Сибири; при этом три четверти экспорта приходилось на Западную Сибирь.

Крестьяне уплачивали государственную оброчную подать, сумма которой изменялась в три года с учетом урожайности. Остальные налоги имели местный характер - волостные, сельские, церковные сборы. Местные сборы преобладали над государственной оброчной податью. Так, в Иркутской области местные сборы превышали государственную подать в шесть раз. В результате две трети налогов оставалось на местах.

В виде налоговых платежей государственная казна получала значительные доходы с сибирской деревни. Так, по данным на 1911-1912 годы в Томской губернии приходилось платежей на бедняцкий двор - 16,2 руб., на середняцкий - 20,7 руб., на кулацкий - 31,5 руб. Таким образом, примерный доход от налоговых платежей с сибирской деревни для государства приближался к 30 миллионам рублей.

Обладая юридическим правом на владение основным количеством сельскохозяйственных угодий, государство всячески препятствовало развитию частного землевладения в Сибири, что, по данным Министерства земледелия Временного Сибирского правительства, было необходимо для намеренного сокращения выпуска сельскохозяйственной продукции. Приток последней в Центральную Россию и Поволжье, при ее низкой себестоимости, делал продукцию местных крестьянских хозяйств абсолютно неконкурентоспособной. Из таблицы № 4, составленной по данным Министерства земледелия, видно, что государство передавало в частную собственность сибирские земли лишь в крайне незначительных количествах.

Значительную роль в экономике сельского хозяйства в Сибири играла кооперация. Ее быстрый рост в начале XX века был обусловлен отсутствием существенного контроля органов власти Империи за проводимой экономической политикой по отношению к данному региону. Так, например, в начале 10-х годов XX века такая организация, как «Закупсбыт», объединяла более 5 тысяч обществ по закупкам сельскохозяйственной продукции, обслуживавших 2 миллиона крестьян. Годовой доход этой организации составлял 35 миллионов рублей.

Иностранные и российские банки охотно выделяли кредиты крупным и средним сибирским хозяевам (главным образом на закупки сельскохозяйственной техники), хотя урожайность зерновых культур в Сибири, превосходя центрально-российскую, значительно отставала от западноевропейской (см. Таблицу № 5). Низкая производительность труда в сельском хозяйстве Сибири покрывалась огромными объемами производства, обусловленными большими площадями посевов.

В целом, Сибирь представляла из себя перспективный сельскохозяйственный регион. Так, по количеству лошадей, крупного рогатого скота, овец на душу населения, Сибирь превосходила США и Германию. Экспорт сибирского масла давал больше доходов, чем экспорт сибирского хлеба и превышал стоимость ежегодно добываемого в Российской Империи золота. К 1917 году Сибирь стала производить хлеба больше, чем вся Европейская Россия.

Вместе с тем, Сибирь обозначилась и как сырьевой регион, где происходила частичная обработка добытого сырья. В числе важнейших сырьевых отраслей Сибири в конце XIX - начале XX веков выделяется горнодобывающая каменноугольная промышленность. Бурно развивающаяся промышленность страны из года в год требовала все больших поставок угля - главного топлива того времени. Между тем, угольные разработки центрального района, Донбасса, Урала стали заметно входить в полосу кризиса, вызванную истощением залегавших близко к поверхности угольных пластов; разработка же глубинных пластов требовала существенных вложений капитала. Сибирский же уголь привлекал горноразработчиков своей доступностью и относительной дешевизной, которая окупала даже дорогостоящие его перевозки в экономически развитые регионы России. Данные обстоятельства послужили причиной крупных монопольных объединений, специализировавшихся на добыче угля в самых разных районах Сибири, Дальнего Востока и Приморья. Главным образом это были частные предприятия с высокой производительностью труда и малым количеством рабочих. По нашим исчисленьям, сделанным на основе анализа периодического издания «Горные и золотопромышленные известия» за 1904-1910 годы, на одного среднестатистического рабочего монопольного угольного объединения Сибири приходилось более 10.000 пудов добытого угля. Подобной производительности труда предприятия Центральной России и Урала не знали. Вместе с тем, на восточных окраинах Империи действовали так называемые рудники Тюремного ведомства и ряд казенных угольно-добывающих предприятий, где использовался труд каторжан и принудительных поселенцев. На такого рода предприятиях производительность труда была в шесть раз ниже, чем на частных предприятиях, где использовалась добровольная наемная рабочая сила, и где выкраивание угля из культурного пласта проводилось не с помощью кирки, а путем использования машин с паровыми двигателями, где для освещения шахт и штолен применялось электричество, а уголь на поверхность вывозился с помощью минипаровозов. Исчисленья, произведенные на основе данных «Сборника статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1902 году» показывают, что энерговооруженность труда одного среднестатистического рабочего данной отрасли в Сибири превышала 5 лошадиных сил, что было в 1,3 раза выше, чем в Донецком угольном бассейне. Первоначально для добычи угля сибирские промышленники, используя опыт Донбасса, стали ввозить машины и оборудование из Англии, Германии и США; однако же, в сибирских условиях, где угольные шахты были значительно толще европейских, импортная техника работала недостаточно эффективно; в 1910 году специально для сибирской угольно-добывающей промышленности на заводах Петербурга началось производство оборудования с более высокими, чем у импортного, техническими показателями. К 1910 году Сибирский регион становится наиболее перспективным, хотя пока и не основным, поставщиком угля в Европейскую Россию.

Примерно с теми же показателями развивалась и добыча железной руды в Сибирском регионе, с той лишь разницей, что часть добытой руды подвергалась первичной обработке вблизи от места добычи. Всего в Сибири в конце XIX - начале XX веков существовало три предприятия, специализировавшихся на выпуске чугуна, и находившихся в непосредственной близости от мест добычи руды. Примечательна история этих предприятий. Старейшим из сибирских заводов по выплавке чугуна был Петровский завод, малодоходный и малопроизводительный, но принадлежавший государству, которое всячески этот завод поддерживало, размещало на нем крупные заказы на поставки рельсов. И хотя завод невероятными темпами наращивал объемы производства, его доходность была почти нулевой.

Поддерживая Петровский завод, государство всеми способами боролось с существованием двух других заводов, принадлежавших частным лицам: Абаканским и Николаевским заводами. Целью такой политики было нежелание правительства переориен-

тировать производство в Сибири с добывающего на обрабатывающее. Так, владевшие Николаевским заводом Мамонтовы сумели поставить дело так, что ежегодно данное предприятие наращивало выпуск чугуна и рельсов почти в полтора раза. В 1898 году началась настоящая война государства с заводом. Одну за другой государственные комиссии браковали партии поставляемых заводом рельсов, заменяя их срочными поставками уральских заводов. В том же году, желая расширить производство рельсов, С.И. Мамонтов попытался развернуть подобное же производство в Кузбассе. В результате предприниматель был обвинен в финансовых махинациях. По данному поводу сделал специальное заявление министр финансов Российской Империи Витте. Группа Мамонтова была отстранена от управления практически подчиненного ей Петербургского Международного банка, а завод в 1899 году - закрыт.

Не лучшая судьба ожидала и Абаканский завод, принадлежавший известному сибирскому промышленнику В.А. Ратъкову-Рожнову. Наращивая объемы производства, и борясь с проводимой государственной политикой, предприниматель решил выйти из создавшегося положения путем резкого повышения производительности труда. Для этого он стал оснащать производство новейшим немецким и английским оборудованием, вводить новую систему оплаты труда рабочих и инженеров. Однако предприниматель умер, так и не завершив коренного реформирования своего производства. Его же прямая наследница О.В. Серебрякова посчитала для себя излишним вести какую бы то ни было борьбу ив 1912 году закрыла завод.

Таким образом, из трех, действовавших в Сибирском регионе металлургических заводов, в результате проводимой государством политики по сохранению Сибири как сельскохозяйственного и сырьевого региона, остался один, удовлетворявший потребности строителей железных дорог во время перебоев в поставках рельсов с заводов Урала. Правительство не случайно сохранило именно Петровский завод, поскольку, находясь в государственной собственности, он был абсолютно подконтролен в плане объемов выпускаемой продукции.

В государственном архиве РФ сохранились данные о выпуске чугуна этими заводами в период с 1892 по 1900 года . Из этих данных видна скачкообразность и нестабильность выпуска продукции на заводах, что во многом проистекало из вмешательства в их дела государства. Примечательно, что сибирские рельсы действительно были нужны строителям железных дорог, поскольку, по закрытии Николаевского завода, Петровский и Абаканский заводы заняли его место на рынке (см. таблицу № 6).

Другой значительной отраслью сибирской промышленности в конце XIX - начале XX вв. была золотодобывающая, сосредоточенная, главным образом, в Енисейской губернии, Забайкалье, Ленско-Витимском районе.

В 1899 году из добытых в России 2377,7 пудов на золотых приисках Сибири было получено 1562 пуда золота, т.е. 65,7 общей золотодобычи в стране. Добыча сибирского золота в значительной степени повлияло на укрепление финансовой системы Империи. Общее состояние золотодобывающей промышленности, наряду с активным сальдо внешнеторгового баланса, играло определяющую роль в пополнении валютных резервов государства, в укреплении его кредитно-денежной системы: в результате дополнительного притока золота в стране был введен золотопромышленный стандарт, примерно в то же время утвердившийся в странах Запада, покрытие кредитных билетов золотом составило 100\%. Таким образом, казначейские билеты и государственные ценные бумаги стали котироваться на мировом рынке как одни из самых стабильных.

С 1899 по 1913 год золотодобывающая промышленность Сибири стала развиваться как наиболее поддерживаемая государством и наращивающая объемы производства, что отражено в таблице № 7.

Ленские события 1912 года не принесли существенных колебаний в добычу золота в Сибири. Между тем, Ленский район был в то время главным районом золотодобычи, давая 41\% добываемого в Сибири золота, что говорит о повышении внимания к золотодобыче со стороны государства.

Кроме собственно учитываемой добычи золота, в Сибири была распространена практика создания частных нелегальных отраслей по добыче золота, состоявших, порой, из трех-пяти человек. Подобных групп, трудившихся по берегам речек и ручьев Сибири, было неисчислимое множество. Государство не вело с ними борьбу, поскольку добытое ими золото так или иначе оседало в банках Центральной России, а их деятельность в целом не противоречила государственной концепции развития Сибири как сырьевого региона. Не препятствовало государство и монополизации золотодобычи в Сибири, однако, иностранный капитал в золотодобывающую промышленность не допускало. Исключением может служить лишь русско-английская компания «Лена Гольдфилъдс», действовавшая исключительно по русским уставам.

Приведенные в конце XIX века инженерами Горного департамента геологические изыскания подтвердили мысль о наличии в Сибирском регионе колоссальных запасов минеральных ресурсов, что усилило интерес к развитию здесь других отраслей добывающей промышленности. Для освоения края разворачивается грандиозное строительство Транссибирской железной дороги. Разрешение главного для Сибири вопроса, - транспортного, служит причиной возникновения целого ряда предприятий по добыче серебросвинцовых, медных, цинковых руд, графита, асбеста, соли и других ископаемых.

Анализ статистических данных по таким изданиям как «Обзоры главнейших отраслей промышленности и торговли...» (за 1908-1912 гг.), «Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России...» (за 1899-1911 гг.), «Список фабрик и заводов России...», «Статистика производств, облагаемых акцизом...» и многими другими, показывает, что к началу XX века Сибирский регион стал основным поставщиком сырья для промышленности России. При этом вся государственная политика по отношению к этому региону сводилась к тому, чтобы развить здесь добывающие отрасли промышленности, но не развивать отраслей обрабатывающих.

Итак, в кругу регионов Российской Империи, Сибирь четко обозначается как сырьевой и сельскохозяйственный регион. Что же касается сельского хозяйства, то правительство Империи не предпринимало никаких шагов для его развития в Сибири. Сельское хозяйство развивалось здесь, скорее, стихийно, в силу сложившихся условий.

 КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Назовите основные социально-экономические и геополитические характеристики сибирского региона.

2. В чем принципиальная разница между сельским хозяйством регионов полупериферийного типа и Сибири?

3. Перечислите основные отрасли промышленности сибирского региона. Охарактеризуйте особенности государственной политики управления регионом.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 |