Имя материала: Экономическая социология

Автор: И.П. Рязанцев

Занятие 4.основные характеристики формирования периферийных районов россии. кавказ

Выяснение особенностей экономической политики имперских властей в Северокавказском регионе неразрывно связано с характеристикой общеполитической линии поведения этих властей на Кавказе, с осознанием самой логики включения Кавказа в состав Империи. Необходимо помнить, что первые военные конфликты Руси с касогами, ногайцами и другими многочисленными племенами Кавказа с той или иной степенью ясности зафиксированы уже в таких памятниках древнерусской культуры, как «Повесть временных лет», «Слово о полку Игореве», в былинах киевского цикла, в ряде летописных хроник. Конфликты эти были связаны, прежде всего, с южными завоевательными походами киевских князей, армии которых включали в себя дружины всех русских княжеств, наемные отряды варягов. При этом данные походы отнюдь не были направлены на завоевание собственно Кавказа, имея целью включение в состав Киевской Руси территории Византийской империи и зоны ее влияния, т.е. Малой Азии, Греции, Балкан, акваторий Азовского, Черного, Эгейского морей, проливов Босфор и Дарданеллы. Имперские устремления древнерусского государства во многом обусловили и его культурную ориентацию на православный христианский мир, географически отделенный от Руси полосой неправославных народов Крыма и Северного Кавказа.

Поэтому уже в начальный период истории Руси явно обозначился геополитический конфликт народов Северного Кавказа и центра восточнославянского мира - Киева. По прошествии веков Древняя Русь трансформировалась в Российскую Империю, однако южное направление восточнославянской экспансии осталось неизменным, Северный Кавказ по-прежнему оставался регионом, который Россия не могла исключить из плана завоеваний новых территорий. Последнее послужило причиной того, что Северный Кавказ был завоеван. Вместе с тем, имперские власти столкнулись, например, с татарами. Осознав, наконец, бесперспективность прежних планов в отношении Северного Кавказа, имперский Центр стал прибегать к иным методам воздействия на указанный регион, в частности - экономическим.

Экономическая структура национальных окраин Российской Империи полностью вытекала из проводимой властями политики по отношению к отдельным регионам этих окраин, по отношению к местному населению, к русским переселенцам - крестьянам и казакам. В целом, характеризуя такую политику, В.И. Ленин назвал ее «расширением русской территории». Последнее представляется вполне справедливым, особенно в свете данных, представленных в ряде статистических сборников. Так, например, согласно этим сборникам, в Кабарде, Черкессии, Северной Осетии, Чечне, Дагестане, Ингушетии насчитывалось к началу XX века около 12 миллионов десятин пригодных для земледелия и обрабатываемых земель, из них 38\% составляли различного рода неудобья и горные районы. До прихода русских переселенцев на Северный Кавказ все эти земли уже были освоены и обрабатывались местным населением. При этом земля здесь была наибольшим дефицитом; племена и отдельные роды Кавказа вели за нее нескончаемые кровопролитные войны.

Уже к началу XX века 11,5\% всех сельскохозяйственных угодий Северного Кавказа становятся собственностью казны, 3,3\% -собственностью казачьих войск (т.е. войсковой собственностью), 14\% - отдаются в пользование казакам, 12,2\% - продается и отдается в пользование крестьянам - переселенцам из Центральной России и южных ее областей. Таким образом, 41\% северокавказских земель оказывается в фактической собственности этнических русских и русского государства. Примечательно также, что ни одна северокавказская казачья станица не была основана на неудобных для обработки землях; неудобья составляли лишь 7,3\% продажных и переданных в пользование казакам и переселенцам земель. Причем необходимо отметить, что явных гонений со стороны имперских властей народы Северного Кавказа не знали, - так, в качестве одного из способов «освобождения» территорий можно выделить провоцируемый властями процесс маходжирства, т.е. добровольной эмиграции кавказцев (особенно мусульман) в Турцию и на Ближний Восток. С середины XIX по начало XX века маходжирство на Северном Кавказе приняло столь огромный размах, что к исходу XIX века коренное население региона сократилось вдвое. Освобождавшиеся же земли мгновенно заселялись казаками и переселенцами из Центральной и Южной России. Подобное поведение властей составляло суть имперской политики в национальных окраинах, и в этом смысле важным моментом являлось деление местных народов по этнокультурному признаку: экономическая политика Центра была достаточно жестко дифференцирована по отношению к нациям и народностям Кавказа, титульной религией которых было мусульманство, и христианским народам, таким, как осетины, абхазы, грузины, т.е. ментально более близким русскому этносу.

В общих чертах определенная еще Петром I, русская политика в национальных окраинах не предполагала скорых экономических выгод, имела характер не экономический, а именно политический. Отсюда следовала и собственно экономическая политика царского правительства в регионах, которые можно обозначить как национальные окраины. В целом Северный Кавказ в конце XIX – начале XX века представлял собой относительно низкопродуктивный сельскохозяйственный регион, особенно это относилось к районам, полностью заселенным коренными этносами. Неудобья, каменистые почвы, горы, где вынуждены были вести свое хозяйство адыги, кабардинцы, балкарцы и другие народы Северного Кавказа, были мало приспособлены для капиталистического типа сельскохозяйственного производства. Большинство крестьянских хозяйств Северного Кавказа носило натуральный характер и было включено в систему натурально-патриархального типа производства. Арендованные и находившиеся в собственности крошечные участки земли способны были прокормить далеко не все крестьянские семьи, несмотря на то, что в них вкладывалось колоссальное количество труда, вплоть до того, что крестьяне варварским образом, годами, носили землю на свои участки из плодородных долин, заселенных казаками и русскими крестьянами, с огромным трудом орошали эти участки. Урожайность в подсобных хозяйствах была чрезвычайно высокой, по количеству собираемой продукции с одной десятины превышавшая даже западноевропейские показатели . Тем не менее, участки были столь малы, а семьи столь многочисленны, что целые аулы влачили полунищенское существование. Основными сельскохозяйственными культурами здесь были картофель и кукуруза. При этом в каждом крестьянском хозяйстве, устроенном по семейно-родовому принципу, разводился скот. Каждая крестьянская семья имела свою кошару, находившуюся высоко в горах, на территориях, которые были непригодны для полеводства и не представляли интереса для русских поселенцев. Ежегодно глава семьи как бы командировал двух-трех членов семьи для работы в этих кошарах; все продукты данного производства поступали в пользование семьи .

В мусульманских районах Северного Кавказа, за исключением обслуживавших сельское хозяйство промыслов, промышленности не было. В христианской же Северной Осетии, где также преобладало сельскохозяйственное производство, наблюдалось развитие легкой и средней промышленности городского типа. Так, во Владикавказском округе на конец XIX века насчитывалось 145 промышленных предприятий со средним числом рабочих в 5 человек. Наиболее крупными предприятиями Владикавказа являлись спиртоводочный завод, несколько крахмальных и кожевенных заводов. Объем производства по стоимости всех предприятий Владикавказского округа составлял на 1900г. 245,9 тысяч рублей.

Развитие добывающей промышленности в Северной Осетии было связано с потребностями армии в свинце, возникшими еще во времена Крымской войны. Для частичного удовлетворения этих потребностей быстрыми темпами стали разрабатываться Садонские рудники, принадлежавшие государству. На базе рудников был основан Алагирский завод, специализировавшийся на производстве свинца. Однако же дела на заводе и рудниках шли плохо, производство требовало капитальных вложений. Окончание крымской войны и кавказских войн XIX века послужило причиной утраты государством интереса в финансировании убыточного производства свинца. Завод и рудники были сданы в аренду совместному русско-бельгийскому обществу, которое так и не смогло организовать здесь эффективное производство.

В начале XX века наблюдается численный рост населения Владикавказа, происходивший за счет притока в город русского населения из Центральных и Южных районов России. При этом собственно осетин во Владикавказе жило крайне мало, по отношению к русскому населению их количество не превышало 0,6\%, что было общей чертой для городов Северного Кавказа. Во Владикавказ стал поступать частный капитал; довольно быстрыми темпами начала развиваться добыча руд цветных металлов, расти количество рудников и фабрик по производству свинца и цинка. Однако тенденции к развитию добывающей и первичной обрабатывающей промышленности наблюдались в сугубо русских районах края. Коренное же население по-прежнему занималось сельскохозяйственным производством семейно-родового типа.

В это же время на Северном Кавказе наметились заметные изменения в русских крестьянских хозяйствах, где начали бурно развиваться капиталистические отношения. Так, уже к 1903 году более 10\% русских казачьих крестьянских дворов использовали труд батраков, а к 1913 году эта цифра увеличилась до 14\%. Рекордным по России стало на Северном Кавказе и использование сельскохозяйственного инвентаря и сельскохозяйственных машин: по обеспеченности сельскохозяйственными машинами русские хозяйства Северного Кавказа вдвое превосходили центрально-европейские и в полтора раза сибирские. Развитие капиталистических отношений, массированное использование сельскохозяйственных машин и оросительных систем дало свои результаты: урожайность зерновых культур в регионе превысила западноевропейские показатели.

Говоря о таком типе регионов, как национальные окраины, и представляя данный тип на примере Кавказа, следует выделить так называемое Предкавказье, т.е. Кубанскую, Ставропольскую, Терскую, Черноморскую губернии. В целом к началу XX века данный регион был настолько освоен русским этносом, что фактически лишь отдельными своими районами мог относиться к национальным окраинам. Значительные поселения коренных этносов имелись лишь в Терской и Черноморской губерниях.

Промышленность Предкавказья была представлена незначительным количеством мелких предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья, а также получавшей все большее и большее развитие нефтепереработкой. В среднем на сто жителей региона приходился одни промышленный рабочий. Абсолютная специализация региона заключалась в выращивании пшеницы и мясных пород крупного рогатого скота. По части сельского хозяйства регион добился значительных успехов, приближаясь по основным экономическим показателям к сибирскому региону, что обеспечивало сравнительно высокий уровень жизни крестьянского и казачьего населения. Так, годовой доход среднестатистической крестьянской семьи только лишь от одних продаж излишков сельскохозяйственного производства составлял 480 руб.; средняя месячная заработная плата наемного сельскохозяйственного рабочего, за исключением натуральных оплат, в сезон посева и уборки урожая превышала 40 рублей.

Несмотря на успехи в сельском хозяйстве и некоторые сдвиги в добывающей промышленности и нефтепереработке, Северный Кавказ занимал незначительное место в экономике Российской Империи. При этом следует учитывать, что практически вся производимая в регионе продукция, предназначенная на вывоз в другие регионы России и за рубеж, явилась следствием деятельности русских колонистов. Коренные же этносы региона были поставлены в положение маргинальных элементов по отношению к русскому населению, что создавало условия для формирования в регионе обстановки глобальной межнациональной нестабильности, в любую минуту грозившей очередной кавказской войной. Подобная обстановка к началу XX столетия трансформировалась в традицию жизни региона в целом.

Амбициозным планам имперских властей по созданию на Кавказе плацдарма для дальнейшего расширения Империи на юг не суждено было сбыться. Босфор и Дарданеллы не были захвачены, Болгария, Греция, Македония, Сербия сохранили государственную независимость. И хотя после поражения в Крымской войне стало очевидно, что планам этим не суждено сбыться никогда, традиции отношения властей к региону в целом и коренным этносам в частности - не изменились, естественным образом трансформировавшись в концепцию удержания этого региона в составе Империи. И если учесть незначительность Северо-Кавказского региона для экономики всей Империи, а также затрачиваемые казной средства на содержание здесь армии и полицейского аппарата, судов и органов региональной государственной власти, если учесть все издержки, связанные с преодолением конфликтов России с Турцией, Ираном, Англией и рядом других стран, с проведением политики подкупа местной знати, с финансированием строительства русских поселений, можно с уверенностью сказать, что колонизация Северного Кавказа была не просто разорительной для России, а катастрофически разорительной. Данное обстоятельство во многом послужило и тому, что промышленность Северного Кавказа практически не получала никакой государственной поддержки. Не исключено, что имперские власти не желали развивать Северный Кавказ по целому ряду причин: во-первых, опасаясь глобальной нестабильности в регионе, вызванной, претензиями ряда мощных государств на влияние в регионе; во-вторых, предполагая потенциальную возможность выхода региона из зоны влияния России в случае поражения русских войск в возможной войне в Азии; в-третьих, не желая увеличивать и без того непомерные траты на удержание региона в составе Империи; в-четвертых, придерживаясь традиций кавказской политики русского государства, складывавшихся на протяжении столетий. Во многом данные выводы можно перенести на анализ экономического состояния Центральной Азии, входившей в состав Российской Империи, на анализ взаимоотношений имперских властей и азиатских южных колоний.

Выводы

В целом, в составе Российской Империи четко обозначилась особая категория регионов, удержание которых требовало вложения колоссальных денег, не приносивших ощутимых финансовых результатов, требовало проведения периодически повторяющихся военных и полицейских операций, содержания дополнительных силовых и управленческих структур, требовало растраты колоссальных национальных резервов. Существование национальных окраин как особой категории регионов Российской империи наметило в стране тенденцию на возможность удержания, а затем и существования отдельных регионов за счет ресурсов, наработанных в других регионах. Дальнейшее развитие данной тенденции связано не только с самим принципом и закономерностями развития, так сказать, среднестатистической империи, сколько с развитием империи сугубо русского типа, в рамках которой приоритетными выделялись не экономические, а геополитические концепции.

 КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Назовите основные социально-экономические и

геополитические характеристики кавказского региона.

2. Объясните неизбежность деления региона на Кавказ и Предкавказье. В чем основные экономические и этнические различия между этими двумя территориями?

3. Что такое «мадходжирство»?

4. Объясните причины диспропорций между развитием сельского хозяйства в казачьих поселениях и районах, населенных представителями народностей Кавказа.

5. Перечислите основные отрасли промышленности кавказского региона.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 |