Имя материала: Экономическая социология

Автор: И.П. Рязанцев

Занятие 5.основные характеристики развития районов периферийного типа: сырьевые регионы

В 50-е - 60-е годы произошли значительные изменения не только в структуре производства традиционно сырьевых регионов (прежде всего Сибири и Дальнего Востока), но и в структуре такого старого промышленного региона, как Урал, что диктует необходимость отнести уральский регион уже не к промышленному типу, а к типу сырьевому. Открытие новых месторождений нефти и газа в Западной Сибири и на Урале послужило основанием для принятия на XX съезде КПСС курса на интенсивное развитие здесь нефте- и газодобычи, а также курса на преимущественное развитие в данных регионах нефте- и газоперерабатывающих производств.

На период 50-х - начала 60-х годов, несмотря на открытие западносибирских месторождений нефти и газа, и несмотря на интенсивные разработки нефти бакинского месторождения, Урал и Поволжье оставались для страны основными поставщиками нефти и газа, что отражено в таблицах № 14, 15, 16.

Из представленной выше таблицы видно, что в РСФСР в добыче нефти постоянно возрастала роль Западной Сибири, тем не менее, по объемам добываемой нефти Урал и Поволжье совокупно превосходили Западную Сибирь, как и другие регионы СССР. Данное обстоятельство не могло не сказаться на логике развития трех указанных регионов (Поволжья, Сибири и Урала), а также на политике Центра по отношению к этим регионам, закрепленной в программе КПСС.

Нефтяная и газовая промышленность была поставлена в приоритет по сравнению с добывающей угольной промышленностью, поскольку, начиная с 50-х годов, произошло резкое удешевление добычи нефти и природного газа по отношению к шахтной добыче угля. На начало 60-х годов средняя себестоимость добычи нефти понизились, по сравнению с началом 50-х годов, в 4 раза, природного газа в 4,5 раза; в переводе на условное топливо и с учетом затрат на разведку себестоимость нефти и газа на начало 60-х годов было ниже себестоимости добычи угля в 10 раз. При этом, по оценкам начала 60-х годов, Поволжье, Урал и Западная Сибирь превосходили по разведанным топливным ресурсам все остальное пространство СССР в 3,5 раза.

В научной литературе тех лет уделялось большое внимание региональному сопоставлению рентабельности добычи энергоносителей. Так, в своей статье Я.А. Мазовер и В.К. Савельев утверждали, что себестоимость добычи энергоносителей в Ставропольском крае, Московской, Ленинградской, Мурманской областях в десятки раз превышает себестоимость добычи энергоносителей на Урале, в Поволжье и Западной Сибири, тем самым, с одной стороны, отделяя дальнейшее развитие промышленных и других развитых регионов от собственно Поволжья, Сибири и Урала, а с другой стороны, - во многом предопределяя судьбу последних в условиях существования централизованной системы управления народным хозяйством.

Важное значение для развития топливной промышленности в указанных регионах имел транспортный фактор. Уже на том этапе развития данных регионов ставка была сделана не на железнодорожный транспорт, а на развитие сети трубопроводов, что в десятки раз сокращало себестоимость и без того дешевых нефти и газа Урала, Поволжья и Западной Сибири. С транспортным фактором было связано и размещение предприятий по переработке нефти в сырье для сети химических предприятий промышленных регионов страны. Перерабатывать добытую нефть в районах ее традиционной переработки было невыгодно. В связи с этим на Урале, в Сибири и в Поволжье в 50-х - 60-х годах возникает сеть гигантов нефтеперерабатывающей индустрии: в Поволжье - Саратовский, Сызранский, Куйбышевский, Новокуйбышевский, Волгоградский, Уфимский заводы, на Урале - Пермский и Орский заводы, в Сибири - Омский, Иркутский, Тюменский, Сургутский заводы, на Дальнем Востоке - Хабаровский завод и завод в Комсомольске-на-Амуре.

Развитие Поволжья, Урала и Сибири, преимущественно как регионов сырьевых, достаточно ясно было определено в целом ряде решений XXI, XXII, XXII съездов КПСС, на заседаниях Политбюро ЦК КПСС в 50-х - 60-х годах. Основная мысль, прослеживавшаяся сквозь решения практически всех заседаний партийных органов состояла в том, что главной геоэкономической задачей Урала, Сибири и Поволжья является обеспечение промышленных регионов сырьем, топливом, энергией. При этом наиболее перспективным регионом добычи нефти считалась Западная Сибирь, поскольку нефтеносные районы Поволжья в целом к началу 60-х годов были разведаны. По плану развития народного хозяйства на 1961-1965 годы в Поволжском и Уральском регионах должна была возрасти до 100 млн. т.; западносибирские месторождения, по плану, должны были перешагнуть 100-милионный рубеж (Мешонское, Усть-Балыкское, Западно- и Севера-Сургутское и ряд других месторождений). При этом была поставлена задача перерабатывать нефть именно в районах ее добычи. В последнем случае, что особенно касается Западной Сибири, строительство нефтеперерабатывающих заводов на севере Тюменской области позже было признано делом бесперспективным, по причине крайне сурового климата и болотистых почв.

Аналогичная региональная политики проводилась Центром в отношении развития газовой промышленности. Так, при составлении государственного плана на 1959-1965 гг. учитывались, прежде всего, разведанные запасы природного газа. На начало 1960-го года оценка разведанных запасов природного газа в РСФСР выглядела следующим образом: (см. табл.).

Таким образом, Урал, Поволжье и восточные регионы РСФСР становились потенциальными поставщиками природного газа в промышленный центр страны. Однако же, на период начала 1960 года потенциальные возможности регионов далеко не совпадали с действительными объемами газодобычи.

Исходя из таблиц №№ 14,15,16, нетрудно предположить, что планы Центра в отношении трудовых ресурсов Урала, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока сосредотачивались именно на переквалификации местного населения на специальности, связанные с добычей нефти и газа. Для этого в городах Урала, Поволжья, Западной и Восточной Сибири создается сеть высших и средних учебных заведений по подготовке специалистов для нефтегазовой промышленности, как добывающей, так и обрабатывающей сырье. В Омске, Новосибирске, Тюмени и ряде других городов, на базе Московского института нефти и газа, в начале 60-х годов создаются крупные филиалы, действовавшие поначалу как заочные вузы с перспективой перехода на очное стационарное учебное заведение. В начале 60-х годов Московский институт нефти и газа превращается в, своего рода, учебный центр по приему текущих экзаменов и выдаче дипломов жителям Урала, Поволжья и Сибири. Необходимо отметить, что процесс обучения проходил практически всегда вне отрыва от непосредственного производства. Бригадиры буровиков, начальники цехов нефтеперерабатывающих заводов Урала, Поволжья и Сибири в те годы, как правило, являлись одновременно и заочными студентами Московского института нефти и газа. При этом, поездки заочных студентов в Москву, обеспечение необходимой литературой, гостиницы, проживание - все это щедро оплачивались государством. За сам факт обучения в подобном вузе производственник получал ежемесячные премии. Обучение по нужной государству специальности, вне отрыва от производства, в те годы было гарантией быстрого продвижения очереди на получение жилья, гарантией качественного летнего отпуска.

Одновременно с организацией сети подготовки инженеров-нефтяников в регионах в начале 60-х годов издается мощная научная база, связанная с изучением проблем добычи и переработки нефти и газа. На базе московских и ленинградских НИИ создается целый ряд крупных институтов и кафедр, главным образом в Западной Сибири. Наиболее значительные из них сосредотачиваются в Новосибирске, Омске, Тюмени, Куйбышеве, Волгограде.

Таким образом, нефтяная и газовая промышленность становятся на рубеже 50-х - 60-х годов одним из основных отраслей народного хозяйства Урала, Поволжья и Сибири. В дальнейшем, в связи с открытием новых перспективных месторождений нефти, газа в Западной Сибири, в хозяйственной структуре сырьевых регионов Поволжье и Урал утратят свое прежнее значение. Основными отраслями промышленности Урала станут традиционные для региона черная металлургия и, отчасти, машиностроение. Поволжье постепенно будет склоняться также к своей традиционной типизации как регион слаборазвитый.

Политика Центра в отношении сырьевых регионов, как было сказано ранее, определялась прежде всего наличием в этих регионах природных ресурсов, жизненно важных для развития индустрии промышленных центров страны. В этом смысле Урал, Поволжье и Сибирь привлекали внимание уровнем развития энергетической промышленности. Это Волжская ГЭС им. В.И. Ленина и Волжская ГЭС им. XXII съезда КПСС, вырабатывавших более 14 млрд. квт/ч электроэнергии. Согласно семилетнему алану развития народного хозяйства (1959-1965 гг.), предполагалось втрое увеличить выработку электроэнергии в данном экономическом регионе, путем ввода в строй Саратовской, Нижне-Камской, Нижне-Волжской, Переволжской ГЭС. Далее разрабатывался проект увеличения мощности всех волжских ГЭС за счет переброски вод северных рек в русло Волги, что стало своеобразным символом эпохи Н.С. Хрущева. Планировалось также создание сети тепловых газовых электростанций на местном газе. Подобное количество электроэнергии Поволжье, разумеется, потребить не могло, используя лишь 5,2\% всей вырабатываемой электроэнергии в РСФСР. Данная электроэнергия была предназначена для переброски в промышленные районы страны.

Уральский регион в данной энергетической системе рассматривался лишь как регион переброски сибирской электроэнергии в промышленные центры, хотя и сам по себе представлял, определенного рода, источник энергии для предприятий развитых регионов. Прежде всего, это мощности запланированных в 1959 году Ириклинской, Арланской, Пермской ГРЭС и уже действовавшие в то время Верхне-Тагильская, Нижне-Тагильская, Серовская, Южно-Уральская, Троицкая ГРЭС и Челябинская ТЭЦ.

Вторым после Поволжья регионом, где одной из основных отраслей являлась электроэнергетическая, был регион Восточной Сибири. К концу 1959 года в регионе действовали Братская и Иркутская ГЭС, Красноярская и Иркутская ТЭЦ, заканчивалось строительство Мамаканской, Красноярской, Вилюйской ГЭС, начинались работы по строительству Саяно-Шушенской, Усть-Илимской и Хантайской ГЭС. Предполагалось освоение водных ресурсов Ангары, Енисея, Лены, а также строительство крупных тепловых электростанций на местном угле и газе.

На Урале и в Восточной Сибири и на Юге Западной Сибири получила широкое развитие угольная промышленность. К 1960 году на Урале и в Сибири добывалось более 70\% всего угля РСФСР. Основными угольными бассейнами Урала на то время являлись Кизеловский (Пермская область), Челябинский, Егоршинский и Богословский (Свердловская область) бассейны; в Сибири таковыми являлись Кузнецкий (Кемеровская область), Канско-Ачинский (Красноярский край), Иркутский, Бурейнский (Хабаровский край) и другие угольные бассейны.

Традиционно Урал, Сибирь и Дальний Восток являлись для страны источниками железной руды и металла. Продолжение развития регионов в данном направлении определили решения ряда съездов КПСС и программ КПСС 1962 года. Основными базами металлургической промышленности, как наиболее перспективные, были определены (кроме Курской магнитной аномалии):

• Уральская. Ее развитие предполагалось на базе железных руд Урала, а также на примыкающих к региону коксующихся углях Кузнецкого бассейна, проектировалось существенное увеличение мощностей Магнитогорского, Нижне-Тагильского, Челябинского, Орско-Халиловского, Серовского, Чусовского, Златоустовского ряда других сталеплавильных заводов.

• Сибирская, формируемая на базе железных руд Горной Шории, Алтае-Саянских месторождений, Ангаро-Илимского, Ангаро-Питского железорудных бассейнов. В качестве энергоносителя предполагалось использовать коксующиеся угли Кузнецкого бассейна, планировалось строительство Западносибирского, Тайшетского, Барнаульского заводов и расширение мощностей Кузнецкого металлургического комбината.

• Забайкальская и Дальневосточная. Развитие предполагалось на базе алданских, гаринских, малохинсганских, березовских и других месторождений железных руд Забайкалья, Якутии и Дальнего Востока. Энергетической основой должны были послужить коксующиеся угли Южно-Якутского бассейна. В проекты входило расширение мощности завода «Амурсталь» и Петровск-Забайкальского завода, создание целого ряда новых комплексов (Чульманский, Свободненский, Нерчинский, Зейский и Амазарский заводы.) Таким образом, на базе местных природных ресурсов на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке предполагалось развитие мощной металлургической промышленности.

В таблице 17 содержатся данные по выплавке стали в сырьевых регионах (по классификации 1960 года) и дальнейшие планы развития сталелитейной отрасли.

Развитие сталеплавильной промышленности в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке было обусловлено двумя факторами: сочетанием комплекса природных ресурсов регионов и традиционной сырьевой ориентацией этих регионов. В этом смысле, так сказать, более сырьевая ориентация была все же у зауральских регионов. Урал же сочетал в себе черты многих типов регионов. Во-первых, он выделялся, прежде всего, как регион сырьевой (добыча нефти, газа, руды, каменного угля, первичная обработка сырья для поставок в развитые регионы страны). Во-вторых, Урал в определенном смысле представлял из себя и регион промышленный. На Урале действовали такие гиганты машиностроения, как Челябинский тракторный завод, Уральский завод тяжелого машиностроения им. Серго Орджоникидзе. На Урале действовали и более мелкие машиностроительные производства, специализировавшиеся в автомобильном машиностроении, судостроении, электромашиностроении, как собственно и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Однако же, с одной стороны, подобные производства все же не рассматривались на Урале как основные, а с другой, Урал не мог сравниться с промышленными регионами страны по сугубо социальным параметрам, т.е. по уровню и качеству жизни населения, что является одним из основных показателей развитости региона. По данному параметру Урал сопоставим с Поволжьем, в целом типизируемым как регион сырьевой и слабо развитый одновременно, а также с регионами зоны Курской магнитной аномалии. Поэтому, определяя место Урала в типологии регионов, по всей видимости, его следует отнести к регионам полупериферийного типа.

Что касается развития в сырьевых регионах РСФСР социальной сферы и сельского хозяйства, то по данным параметрам все сырьевые регионы республики нельзя оценить однозначно, поскольку политика Центра в отношении различных областей данных регионов была различной. В наиболее выгодной в этом отношении позиции находилась Западная Сибирь, что иллюстрирует динамика роста и объемы посевных площадей в сырьевых регионах (Табл. 18).

Регионы, не относившиеся к промышленно развитым, в основном, вынуждены были опираться на собственные сельскохозяйственные ресурсы. Чтобы оценить достаточность засеваемых площадей, необходимо, на наш взгляд, сравнить общую численность населения в этих районах (Табл. 19).

Из таблиц видно, насколько различаются объемы посевных Западной Сибири и Уральского региона. Кроме того, климатические условия Урала сильно отличаются от климатических условий юга Западной Сибири, где суровые зимы перемежаются с относительно длинным и жарким летом, что существенно сказывается на урожайности зерновых культур. Так, если средняя урожайность зерновых культур на Урале на период 1958-1965 годов не превышала 8-10 центнеров с гектара, то на юге Западной Сибири данный показатель равнялся 14-16 центнеров с гектара . Здесь следует учитывать и то обстоятельство, что значительные урожаи на юге Западной Сибири были возможны не только благодаря климатическим условиям. Дело в том, что если земли эти входили в разряд так называемых целинных земель, географически примыкая к северному Казахстану, то это означало особую политику Центра в данных сельскохозяйственных районах, предполагавшую выделение существенных дотаций на оплату труда колхозников, на жилищное строительство в целинных районах, предполагало возведение одноэтажным домов с благоустройством городского типа, то сельское строительство на Урале было более традиционным для этих мест. Поэтому, находясь изначально в более выгодном положении, колхозы и совхозы юга Западной Сибири производили сельскохозяйственной продукции в 2,5 раза больше на душу населения региона, чем колхозы и совхозы Урала.

Выводы

Из изложенного выше материала вытекает, что в целом Сибирь рассматривалась в Центре как «регион будущего», т.е. регион более перспективный, нежели давно освоенный Урал. Поэтому социальная политика Центра в отношении Урала и Сибири была неоднозначной. Например, заработки рабочих и инженеров на буровых Сибири почти вдвое превышали заработки таких же рабочих и инженеров Урала, наполнение продовольственных магазинов Урала продуктами питания, по сравнению с магазинами сибирских городов было почти одним и тем же, но на нефтехимических предприятиях Сибири нормой было ежедневное снабжение рабочих и служащих дешевыми и качественными продуктами питания непосредственно на предприятиях. Поэтому в целом Западную Сибирь периода 50-х - 60-х годов можно рассматривать как сравнительно благополучный в социальном плане регион, хотя все же по целому ряду параметров отставший от промышленного центра. Урал же, Восточную Сибирь и Дальний Восток по уровню и качеству жизни населения можно сопоставить с экономически неразвитыми регионами полупериферийного типа, что определялось, прежде всего, развитием сельского хозяйства и меньшей заинтересованностью Центра в датировании здесь социальной сферы.

Делая подобный вывод, необходимо отметить, что подобное дифференцированное отношение Центра к сырьевым регионам существовало в условиях полностью централизованной отраслевой системы управления производством. Отсюда следует, что данное управление все же не было абсолютно «пронизывающим» всю территорию страны по определенным отраслям производства. Управление это все же носило выраженный региональный характер. В этом смысле мы вряд ли сможем ясно проследить параллели в управленческой практике Центра по отношению к регионам в начале XX и в середине XX веков в России (РСФСР), однако же сами собой напрашиваются параллели в результатах центрального управления в эти исторически эпохи. По отношению к Поволжью, Уралу, Сибири, Дальнему Востоку такие результаты означают преимущественную сырьевую ориентацию этих регионов, на развитие как сырьевых придатков промышленных центров, сосредоточенных главным образом, в Москве и Ленинграде, и самое главное - их отставание от Москвы и Ленинграда по социальным параметрам.

 КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Каковы определяющие характеристики сырьевых регионов периферийного типа в 50-е годы?

2. Каковы особенности социального развития сырьевых регионов периферийного типа в 50-е годы?

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 |