Имя материала: Эстетика

Автор: Радугин Алексей Алексеевич

4.1. взгляды. в. и. ленина и его соратников на ряд эстетических проблем

 

В начале XX века Владимиром Ильичом Лениным (1870-1924) были созданы важнейшие принципы отношения коммунистической партии к художественно-творческой деятельности, которые легли в основу культурной политики советского государства и сформировали ряд его эстетических программ.

В ленинских работах «Материализм и эмпириокритицизм», «Философские тетради» была предпринята попытка сформулировать единый общечеловеческий механизм процесса познания, который « основывается на предпосылке одинаковости ощущений у людей» (Ленин В. И. Философские тетради. ПСС. Т. 29.— С. 76). Именно этот момент, по мысли В. И. Ленина, дает человечеству возможность общения и взаимопонимания, которые очень своеобразно проявляются в искусстве. Художественное сознание рождает образ, особого рода идеальный продукт творческой деятельности одних людей, оказывающийся затем предметом восприятия для других.

Общефилософской методологической основой рассмотрения художественного образа — одной из основополагающих категорий эстетики — стала в идеологии социализма, созданная В. И. Лениным теория отражения.

Важнейшим положением ленинской теории отражения явилась концепция о взаимодействии объекта и субъекта познавательной деятельности. «Тут действительно, — писал В. И. Ленин в «Философских тетрадях»,—объективно три члена: 1)природа; 2)познание человека — мозг человека (как высший продукт той же природы) и 3) форма отражения природы в познании человека...» (Там же.— С. 184). На протяжении 70 лет советские эстетики опирались на это положение, сделав много ярких наблюдений (См., например: Зись А. Я. Искусство и эстетика.— М., 1974; Оганов А. А. Теория отражения и искусство.— М., 1978 и работы ряда других исследователей).

Опираясь на положения ленинской теории отражения, отечественные ученые доказывали, что образность художественного отражения не противостоит, а вытекает из всеобщей природы человеческого сознания. Все основные особенности художественного образа:

единство объективного и субъективного, конкретного и абстрактного, рационального и эмоционального, ассоциативность и метафоричность так или иначе присущи сознанию вообще.

Своеобразие искусства как формы общественного сознания заключается во взаимодействии всех этих особенностей в том целостном идеальном образовании, которое и представляет из себя художественный образ не только как продукт особого рода творческой деятельности или ее восприятия, но и как феномен духовной культуры вообще.

В контексте основных положений ленинской теории отражения, советская эстетика сделала вывод и о том, что способность к художественно-образному отражения не является у человека прирожденной. В филогенетическом плане она является продуктом длительной социально-практической эволюции человека. А в онтологическом плане эта способность есть результат приобщения индивида к уже сложившейся художественной общечеловеческой культуре.

Огромное значение для формирования советской эстетики имели статьи В. И. Ленина о Л. Н. Толстом. Долгое время в нашем обществоведении ленинская оценка, данная великому русскому писателю, считалась общепринятым взглядом.

Согласно утверждениям В. И. Ленина, Толстому было свойственно противоречие художника-реалиста и одновременно идеолога-утописта, предлагающего свои собственные иллюзорные средства выведения человечества из тупика духовного и социального- бездорожья. Толстой, по мысли В. И. Ленина, беспомощен и даже комичен в роли «пророка» и »исследователя» человечества. И в то же время он велик и гениален в качестве художника, воспроизводящего с необыкновенной тонкостью и точностью психологию пореформенного русского крестьянина. «Толстой велик, — писал В. И. Ленин, — как выразитель тех идей и тех настроений, которые сложились у миллионов русского крестьянства ко времени наступления буржуазной революции в России» (Ленин В. И. Лев Толстой как зеркало русской революции. Т. 17.— С. 210). Позднее, в другой статье, написанной уже на смерть Л. Н. Толстого, вождь мирового пролетариата выражает снова ту же мысль: «... Толстой не только дал художественные произведения, которые всегда будут читаемы и ценимы массами, когда они создадут себе человеческие условия жизни, свергнув иго помещиков и капиталистов, — он сумел со значительной силой передать настроения широких масс, угнетенных современным порядком, обрисовать их положение, выразить их стихийное чувство протеста и негодования» (Ленин В. И. Л. Н. Толстой. Т. 20.— С. 20).

Безусловно, время показало, что сама ленинская оценка Л. Н. Толстого «с одной» и с «другой стороны» должна восприниматься с большими поправками в наши дни. Размышления великого писателя о социализме могут быть причислены к самым острым поискам их истинного значения. Однако, это возможно при условии, что будет изжита концепция «двух Толстых» — художника и мыслителя, которые, якобы, не совпадают и не представляют одинаковый интерес.

В своих статьях о Л. Н. Толстом В. И. Ленин подчеркнул, что творчество художника зависит не только от таких свойств личности как мировоззрение и сила характера. Оно детерминировано содержанием и интенсивностью эстетических потребностей как общества в целом, так и той социальной группы, с которой себя отождествляет художник. Это и составляет одну из определяющих сторон художественного творчества, прогресса общества.

В 1905 г. выходит программная работа В. И. Ленина «Партийная организация и партийная литература», в которой сформулированы важнейшие эстетические принципы отношения коммунистической партии к художественно-творческой деятельности. В этом сочинении автор ясно показал, сколь несостоятельным, по его мнению, является стремление некоторых творческих людей (речь идет о бурной эпохе кануна русской революции) быть «вне» и «над» классовой борьбой, поскольку «... жить в обществе и быть свободным от общества нельзя» (Ленин В. И. Партийная организация и партийная литература. Т. 41.— С. 104). Поэтому основной целью искусства, по мысли В. И. Ленина, является не служение «... пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения «верхним десяти тысячам», а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность» (Там же). Таким образом искусство должно стать «частью общепролетарского дела», при этом выражая интересы не только этого класса, но и общества в целом.

Ленинское понимание классового начала в любых проявлениях художественной культуры стало исходным при дальнейшей теоретической разработке в советской эстетической науке. Философская категория «классовая тенденциозность» (или «классовая обусловленность») являлась сущностным моментом при восприятии любого явления художественной культуры.

Соотношение этих понятий рассматривалось отечественной эстетикой в направлении того, в какой степени пролетариат, как революционный класс выразит интересы общества в целом, усвоит, переработает и разовьет «... все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры» (Ленин В. И. О пролетарской культуре. Т. 41.— С. 337).

Социалистическое общество, в идеале, было задумано как общество, где должна была сформироваться и новая культура. Совершенные экономические и социально-политические отношения, по мысли классиков марксизма-ленинизма, способствовали бы росту духовной культуры широких народных масс и одновременно повысили бы уровень образования основной части населения, что в сумме способствовало бы решению ключевой задачи — формированию всесторонне развитой (в том числе и эстетически) личности.

Октябрьская революция, по мысли ее авторов, должна была коренным образом изменить ситуацию в сфере духовной культуры. Впервые у культуры должна была бы появиться возможность в полном и подлинном смысле принадлежать народу, служить выразителем его интересов и духовных запросов. Однако лидеры революции, считая ее пролетарской по сути, сделали вывод о том, что и новая культура, которую станет возводить новое революционное общество, тоже должна быть пролетарской. Вожди революции, в принципе, отказались признавать культурную эволюцию, преемственность культурного развития.

Общеизвестно, что для культурного процесса наиболее благоприятным является эволюционный путь. Это связано даже с сущностью самого термина, самого понятия «культура», которое определяется и как «возделывание поколениями вековой земли». И если культуру прошлого не признавать, то тогда все надо начинать сначала, то есть создавать свою новую культуру. В октябре 1917 года был взят курс, в том числе, и на культурную революцию.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |