Имя материала: Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии

Автор: Мельникова Э.Б.

§ 3. первые шаги ювенальной юстиции

 

Создание чикагского суда по делам несовершеннолетних было своеобразной сенсацией начала XX в. Как писал известный российский процессуалист профессор П.И. Люблинский, "едва ли можно назвать в современной европейской юридической и педагогической литературе тему более модную, чем вопрос об американских судах для несовершеннолетних, выдвинувшийся с начала XX в. Идеями этого движения полны труды юристов всех европейских стран. Почти в каждом государстве теперь делаются эксперименты практического осуществления этих учреждений, причем намечаются новые типы, новые формы".

Следует отметить, что П.И. Люблинский изучал опыт первых 10 лет функционирования чикагского суда непосредственно в США. Важность этого факта он подчеркивал, когда писал, что многочисленные работы, статьи, появившиеся после создания первого суда для несовершеннолетних, не основывались на непосредственном наблюдении за ним в США. Это удалось сделать П.И. Люблинскому.

При создании судов по делам несовершеннолетних сразу обнаружился неодинаковый подход в разных странах к виду указанной юрисдикции. В самом начале уже стало появляться немало вариантов. Приведенная выше хронологическая таблица свидетельствует об этом. Автономная ювенальная юстиция возникла отнюдь не во всех странах, где были созданы суды для несовершеннолетних. Достаточно четко обозначились два варианта: 1) автономный суд, не связанный с общим судом; 2) состав общего суда, получивший функции рассмотрения дел о несовершеннолетних.

В самом начале существования судов для несовершеннолетних автономная ювенальная юстиция была создана в США, Канаде, Англии, Бельгии, Франции, Греции (вариант), Нидерландах, России, Польше, Венгрии, Египте, Японии (вариант), Австралии, Новой Зеландии (вариант), кантонах французской Швейцарии.

В Германии, Австрии, Испании, Португалии, кантонах немецкой Швейцарии функции опекунских судов были соединены с функциями судов по делам несовершеннолетних, что выдвинуло на первый план их деятельности задачу судебной защиты прав несовершеннолетних, а не задачу борьбы с преступностью, как это произошло в судах первой группы стран.

Некоторые страны пошли по пути создания специализированных составов судей по делам несовершеннолетних. Это произошло в Ирландии, Италии, Греции (вариант), Швейцарии (кантон Женева), Японии (вариант), Новой Зеландии (вариант).

Такова была "стартовая ситуация" для начала деятельности ювенальной юстиции.

Далее система развивалась, претерпевая различные изменения под влиянием сложностей как общего характера, так и в рамках отдельных стран.

В чем же видели своеобразие новой юстиции, тогда еще названной ювенальной (говорили только о "детских" судах), юристы-современники? О ней писали как западные, так и российские исследователи феномена ювенальной юстиции.

Представляет интерес национальный опыт стран, где суды для несовершеннолетних начали эффективно функционировать. Этими странами являются США, Англия, Франция, Германия и Россия,

США. Правовая ситуация в этой стране выдвинула сразу два основных требования к ювенальной юстиции: специализация судопроизводства и упрощение судебного процесса.

Специализацию создатели американской ювенальной юстиции мыслили в следующих формах:

— слушание дел несовершеннолетних в особых помещениях, отдельно от дел взрослых подсудимых;

— изоляция несовершеннолетних от взрослых в местах предварительного заключения;

— выделение для слушания таких дел специализированного судьи по делам несовершеннолетних.

Упрощение судебного процесса по делам несовершеннолетних обосновывали необходимостью уменьшить вредное влияние на детей и подростков самой процедуры рассмотрения дел в суде. Основания для этого, безусловно, были, в частности, низкий возрастной барьер уголовной ответственности в большинстве стран мира в начале XX в. В некоторых странах он вообще не устанавливался. Именно так обстояло дело в США. Поэтому в данной стране формальная судебная процедура в судах для несовершеннолетних была заменена беседой судьи с несовершеннолетним подсудимым. Сразу был поставлен вопрос о необходимости рассматривать дела при закрытых дверях.

Важной особенностью американского (как принято его называть — чикагского) суда для несовершеннолетних было то, что ему поручалось руководить учреждениями попечительского надзора над несовершеннолетними. До создания "детских" судов эти функции в США, да и в других странах выполняли добровольцы, никому не подчинявшиеся и, кстати, никем не оплачиваемые. С 1905 г. в США был создан институт оплачиваемых попечителей — прообраз современной службы пробации (попечительского надзора). Они уже выступали от имени государства и наделялись законом рядом полномочий. К 1911 г. сеть этих учреждений, как и самих судов для несовершеннолетних, охватила большинство штатов США. Быстрота их распространения была удивительна, хотя в юридическом плане их становление и утверждение в США было отнюдь не простым. Естественно, это касалось и самих "детских" судов.

Сложности первых шагов судов для несовершеннолетних в США были связаны прежде всего с тем, что они, по мнению противников зарождавшейся ювенальной юстиции, якобы вошли в противоречие с Биллем о правах (1 — 10-я поправки к Конституции США). В качестве примера приводился суд по делам несовершеннолетних в г. Филадельфии (штат Пенсильвания), в законе штата о котором (1901 г.) устранялось участие большого жюри и был еще ряд правил, не предусмотренных в общеуголовном правосудии (например, особое время и место заседаний суда). Закон 1901 г. был принят, но тут же признан Верховным судом США неконституционным и отменен. До конца 1903 г. он не действовал, пока не были приняты новые законы штата, где суд по делам несовершеннолетних был признан не судом уголовной юстиции, а частью канцлерского суда (в нем решались в основном гражданские споры).

Таким же упрекам в "неконституционности" подверглось и правило рассмотрения дел о несовершеннолетних в закрытом судебном заседании. Оппоненты ссылались на 5-ю поправку к Конституции, которая предписывала, чтобы заседание суда было "открытым и публичным". В некоторых штатах (Айова, Канзас) пришлось даже принять специальные законы, ограничивающие гласность в судах для несовершеннолетних.

И уж совсем необычной для тех времен была воспитательная ориентация самой судебной деятельности в рассматриваемых судах. Надо сказать, что именно в начале своего пути суды для несовершеннолетних следовали этой ориентации неукоснительно и получали, по свидетельству современников, быстрые положительные результаты. Вот что говорили об этом первые американские судьи по делам несовершеннолетних:

Судья Харт: "При его (суда. — Э.М.) существовании исправительно-воспитательные учреждения не являются последним средством. Только после того как исчерпаны средства исправления, предоставляемые семьей, церковью, школой, судами для детей, надзором специальных агентов, мы обращаемся к исправлению, стараемся при помощи приюта достигнуть того успеха, которого не могли достигнуть все остальные средства". Судья Харт был провидцем: в короткой цитате он обрисовал ту систему предупреждения преступности несовершеннолетних, который считается идеальной и для современных национальных законодательств и мировых стандартов отправления правосудия для несовершеннолетних.

Судья Тахилл: "Здесь мысль о наказании совершенно исключена; факты рассматриваются только как доказательства, указывающие на то, находится ли мальчик в состоянии преступности и должно ли государство, заменяющее ребенку родителей, вступить в отправление своей заботы". Здесь мы видим возрождение доктрины parens patriae (государства-отца), оставленной еще римским правом и по странности ее судьбы возродившейся в США — стране не континентального, а общего права.

Судья Галлей (оцениваемый в свое время как наиболее уважаемый среди чикагских судей): "За свое краткое существование суд для несовершеннолетних в нашем городе сделал больше для уменьшения преступности, чем все суды государства за 20 лет, а один попечитель, ревностно и искренне преданный своему делу, в течение года предупредил более преступлений, чем лучший прокурор, преследовавший преступления в течение 5 лет".

Трудно представить себе более точную и здравую оценку как специфики суда для несовершеннолетних, так и задач его деятельности. Сейчас, в конце XX в., американские судьи уже не могут делать столь радостные сообщения о позитивных результатах своей работы. Мне довелось провести в 1989—1991 гг. в США серию экспертных оценок эффективности деятельности судов для несовершеннолетних. Американские судьи и ученые оказались весьма пессимистичными в своих суждениях об этой области. Стоит обратить внимание на то, что именно в США раньше других стран Запада стали раздаваться голоса за замену суда для несовершеннолетних каким-либо альтернативным административным органом, а также за передачу части юрисдикции "детского" суда суду общей (уголовной, гражданской) юрисдикции. Проведенное в 90-х гг. двустороннее исследование (Россия — США) по теме "Ювенальная юстиция" показало известное расхождение в позициях российских и американских ученых именно о судьбе судов для несовершеннолетних. Американцы (по крайней мере те, кто участвовал в совместном исследовании) ратовали за две указанные выше судебные юрисдикции для несовершеннолетних, а российские участники этого международного проекта — за "чистую" ювенальную юстицию.

Но вернемся к первым годам "жизни" ювенальной юстиции в США. Как считали ее первые исследователи, главным звеном в ней изначально был суд для несовершеннолетних, а главной фигурой — судья, его личность. Один из известных судей по делам несовершеннолетних того времени, Бэрроу, так характеризует "детского" судью: "Личность судьи является элементом огромного значения для успеха всякого суда для юношества. Такой суд не может быть отправляем по автоматическим или механическим моделям. Если его свести к чисто техническому механизму процессуальных правил, он совершенно не удастся. Стойкий, гуманный человек, обладающий тактом, большим влиянием и знанием закона, знающий детей и могущий снискать их доверие, является тем человеком, который нужен для этого дела". Думаю, что человек с такими качествами — модель и для современного судьи по делам несовершеннолетних.

В первые годы существования "детских" судов в США к его судьям стали предъявлять требования, непривычные для представления о судье. Например, считалось, что такому судье необязательно быть юристом. В качестве примера приводился самый известный в то время судья по делам несовершеннолетних из г. Денвера, Бен Линдсей у которого не было юридического образования. В то же время высказывалось пожелание, чтобы судья по делам несовершеннолетних имел образование педагогическое, а еще лучше — соединенное с юридическим.

Таким образом, уже с первых шагов новой судебной юрисдикции в США ее противники стали рассматривать последнюю как посягательство на устои общего правосудия, а именно на жюри присяжных, на открытый судебный процесс, на его состязательность.

Еще одно неординарное качество "детского" суда в США, возникшее при его создании и успешно развивавшееся в первые годы его работы, — это связь его с населением судебного округа. Добровольные объединения жителей округа стали активно помогать новому суду. Кстати, просматривается поразительное сходство отечественного опыта в этой области (60-е гг.) и американского (более чем за 60 лет до этого). "Уже с первых шагов деятельности суда для несовершеннолетних, — отмечал П.И. Люблинский, — становится очевидным, что успех его зависит от степени сближения суда с различными общественными организациями, ставящими своей задачей улучшение положения детей. И повсюду деятельность судьи и попечителей концентрирует вокруг нового учреждения заботы этих обществ". Автор указывает на многие благотворительные учреждения США, существовавшие в период создания судов для несовершеннолетних, такие, как общества защиты детей от жестокого обращения, женские клубы. Характерно то, что суды для несовершеннолетних использовали данные, полученные этими обществами, относительно условий жизни детей-правонарушителей и даже давали указанным благотворительным организациям об этом соответствующие поручения, а женские клубы использовали для организации надзора за детьми, оставленными на свободе.

Англия и Уэльс. При всем сходстве моделей ювенальной юстиции в США, Англии и Уэльсе как в странах, принадлежащих к одной и той же системе права, в них исторически сложились определенные особенности, которые с годами увеличивались, создавая значительную дистанцию между американским и английским судами для несовершеннолетних. Далее, при анализе действующей системы правосудия для несовершеннолетних, это различия будут рассмотрены.

В Англии, как и в США, распространение судов по делам несовершеннолетних шло очень быстро. Этому в немалой степени способствовала слабая централизация судебной власти в Англии.

Система судов по делам несовершеннолетних была создана в Англии в 1909 г. первым английским Законом о детях от 21 декабря 1908 г. Такие законы в Англии периодически принимаются до наших дней. Закон 1908 г. назван Хартией детей. Однако и до его издания под влиянием американского опыта в Англии начали создавать отдельные суды для несовершеннолетних. Так, в 1905 г. первый такой суд был создан в Бирмингеме. Заседания этого суда сразу проводились отдельно от общего судьями малых сессий графств, которым Акт о суммарном производстве разрешал время от времени проводить свои заседания в полицейских участках или иных местах за пределами помещения общего суда.

Кроме специальных отдельных заседаний в бирмингемском "детском" суде стали действовать следующие правила:

— проведение заседания за час до открытия общих судов;

— разделение несовершеннолетних подсудимых на категории по степени тяжести совершенных ими преступлений;

— присутствие родителей и других близких людей в судебном заседании;

— раздельное рассмотрение дела каждого несовершеннолетнего подсудимого (даже в случаях соучастия);

— создание при суде корпуса чиновников службы пробации, наделение их функциями изучения личности и устройства детей-правонарушителей;

— контроль со стороны суда за осуществлением попечительского надзора за этими детьми.

По данным ежегодного отчета английского тюремного ведомства за 1906 г., в Бирмингеме в течение года с момента создания суда для несовершеннолетних количество малолетних преступников уменьшилось значительно, что рассматривалось как успех бирмингемского "детского" суда.

В 1905 г. был издан специальный циркуляр Министерства внутренних дел Великобритании (циркуляр Дугласа Экерса), где говорится о "желательности" создать суды по делам несовершеннолетних на всей территории Соединенного королевства. После этого указанные суды стали создаваться интенсивно. В циркуляре Д. Экерса уже содержались специальные процессуальные правила отправления правосудия по делам несовершеннолетних. Вот основные из них:

— дела о несовершеннолетних арестованных должны рассматриваться по утрам, ранее всех других дел;

— задержанные несовершеннолетние должны помещаться в особом зале или помещении поблизости от суда, куда не допускаются другие заключенные;

— несовершеннолетние, приведенные в зал судебного заседания, остаются там до тех пор, пока не наступит их очередь. Каждое дело несовершеннолетнего рассматривается отдельно от дел других несовершеннолетних, хотя они и могут проходить по одному и тому же делу. После допроса несовершеннолетний не остается в зале (это общее правило сохранилось в англосаксонском уголовном процессе и до наших дней);

— ни один взрослый подсудимый, кроме соучастников по делу, не может присутствовать в зале суда;

— несовершеннолетний помещается не на скамью подсудимых, а сбоку от нее или перед ней.

Эти правила были по тому времени, с учетом ритуальности судопроизводства в Англии, просто революционными, поэтому и входили в судебную практику с трудом и с оговорками. В этом отношении показательны результаты опроса судей 1001 суда малых сессий (где должны были применяться перечисленные выше правила судопроизводства), проведенного Министерством внутренних дел в 1906 г. Ответы были получены только от 847 судов. Судя по ним, заседания судов для несовершеннолетних в особых помещениях проводил лишь 41 суд, а "в случае необходимости" — 21 суд; 297 судов рассматривали дела о несовершеннолетних как до, так и после рассмотрения других дел. Только в 142 судах требовали, чтобы несовершеннолетние содержались до явки в суд в особых помещениях. По другим правилам были вообще даны единичные и расплывчатые ответы (например, от 41 судов — "принимались надлежащие меры").

Хочу обратить ваше внимание на то, что это был первый опыт получения статистических данных о показателях деятельности судов для несовершеннолетних (к чести Министерства внутренних дел Великобритании, оно было достаточно массовым).

В Великобритании создание "детских" судов шло достаточно быстро: на территории Англии они возникли в Манчестере, Ливерпуле, Кентербери, Честере, Ковентри, Ноттингеме, Плимуте, Суффолке, Шеффилде и др., в Ирландии — в Дублине, Белфасте, Корке.

Что касается Шотландии, то попытки создать подобный суд в конечном счете успеха не имели, хотя первоначально некоторое подобие "детского" суда и существовало. Фактически в Шотландии уже в начале XX в. стала создаваться очень своеобразная юрисдикция для несовершеннолетних, которая была не судебной, а скорее административной. Речь идет о специальных комиссиях по делам детей (Children's Hearing). В несколько измененном виде они действуют в Шотландии и сегодня.

Франция. Эта страна занимает особое место в континентальной системе права. Для нее характерна четкая законодательная регламентация судебного процесса. Построение ее судебной системы отличается жесткостью структуры по сравнению с системами стран англосаксонского (общего) права и даже других стран, принадлежащих к континентальному праву. Связано это со значительным вкладом во французское право конституций Франции и классических кодексов Наполеона, прежде всего уголовного, уголовно-процессуального и гражданского (1800 и 1810 гг.).

На такой правовой базе, естественно, не могла сформироваться модель американского суда для несовершеннолетних (скорее социальная, чем правовая). Во Франции слишком большое место во все времена занимал суд присяжных, чтобы просто так уступить свое владение "детскому" суду. И поэтому только во Франции с самого начала было предусмотрено кроме создания единоличного судьи и трибунала по делам несовершеннолетних, создание также суда присяжных по делам несовершеннолетних.

Ювенальная юстиция по Франции появилась позже, чем в других европейских странах, и потребовались немалые усилия для введения в действие этой новой системы правосудия.

Необычен был и сам факт появления во Франции "детского" суда. Как ни странно, но первым, кто начал "пропаганду" этого суда, был вовсе не юрист, а инженер Эдуард Жюлье, побывавший в США и по возращении на родину сделавший в феврале 1906 г. в парижском Социальном музее доклад на эту тему. Основой доклада были материалы Американской тюремной комиссии. Особое место в нем занимало освещение опыта тогда знаменитого судьи Линдсея.

Доклад произвел впечатление, как не без иронии писал об этом П.И. Люблинский, "несмотря на необычайную неотзывчивость Франции на иностранные влияния...". Было проведено (правда, уже в 1907 г.) два заседания Генерального тюремного общества, где заслушали по этому поводу доклад профессионала — судьи трибунала округа Сены Альбанеля. Впервые им было проведено сравнение судов, занятых делами несовершеннолетних, в США и во Франции. Главное различие, как считал судья Альбанель, было не в пользу Франции. Это объяснялось отсутствием во Франции судебного контроля за деятельностью исправительно-воспитательных учреждений, которым суд своим решением передавал несовершеннолетних осужденных. Держать их в своих стенах эти учреждения могли до достижения возраста 21 года. Не считая возможным сразу перенести американскую модель ювенальной юстиции на 'французскую почву, Альбанель предложил создать свой, французский оригинальный вариант, учитывающий французскую систему правосудия.

В предложенной им модели ювенальной юстиции были привычные для Франции следственный судья, прокурор и, конечно, суд присяжных. До принятия закона о создании системы судов для несовершеннолетних предлагалось создать в Париже экспериментальный суд такой юрисдикции, который будет рассматривать дела о преступлениях несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, причем в особых заседаниях суда. Предусматривалась специализация следственных судей и прокуроров по делам несовершеннолетних в общих судах. Надзор за несовершеннолетними обвиняемыми в ходе предварительного следствия поручался специальным чиновникам судебной полиции. Следственный судья с согласия прокурора мог поместить несовершеннолетнего в семью или в специальное воспитательное учреждение.

Одновременно с созданием "детских" судов во Франции стали создаваться специальные опекунские советы, которые занимались несовершеннолетними, не подпадающими под юрисдикцию уголовного суда, т. е. детьми в возрасте до 12 лет. Эти советы вошли в систему гражданской судебной юрисдикции, став впоследствии базой для создания семейных судов.

Следует особо подчеркнуть, что французская ювенальная юстиция в отличие от англосаксонской сразу стала строиться на базе строгого следования уголовно-процессуальным требованиям, обязательным для судопроизводства, некоторые из них были включены в упомянутый проект судьи Альбанеля:

• для несовершеннолетних в возрасте от 12 до 18 лет сохранялся "принцип разумения";

• вводилось "второе досье" по делам несовершеннолетних (социально-психологическая характеристика самого несовершеннолетнего и его деяния);

• ограничение гласности при рассмотрении дел о несовершеннолетних в суде, однако с разрешением присутствовать в судебном заседании представителей учреждений, интересующихся защитой юношества;

• возможность рассмотрения дела несовершеннолетнего в общем суде, если: несовершеннолетний действовал с разумением; совершил тяжкое преступление, указанное в законе; совершил его в соучастии со взрослым преступником, где главным был взрослый (наличие всех условий).

Суды для несовершеннолетних во Франции были созданы Законом от 22 июля 1912 г., вступившим в силу только в марте 1914 г. Франция оказалась одной из последних в числе европейских стран, создавших свою ювенальную юстицию.

В период, предшествовавший разработке и принятию этого закона, во Франции было предложено множество законопроектов о судах для несовершеннолетних (кроме проекта Альбанеля, признанного в качестве правительственного). Главное внимание в них занимала специализация правосудия для несовершеннолетних. Значительное место отводилось и так называемому социальному исследованию в рамках уголовного процесса по делам несовершеннолетних.

Германия. Здесь, так же как и во Франции, распространение американского опыта организации судов для несовершеннолетних началось с доклада о нем. Сделал его в июле 1907 г. во Франкфуртском юридическом обществе профессор Фройденталь. Доклад содержал сообщение о чикагском "детском" суде. В основу этого доклада были положены данные официального отчета Американской тюремной комиссии, а также личные впечатления автора, изучавшего этот опыт непосредственно в США. В докладе были предложены рекомендации относительно использования в Германии американского опыта создания "детских" судов. Учитывая, что в Германии в тот период действовали участковые и шеффенские суды, Фройденталь предложил передать им дела о несовершеннолетних, включив в состав этих судов одного специализированного судью, которого можно было бы наделить и функциями попечительской власти. Шеффенов (заседателей) этих судов предлагалось выбирать из врачей, учителей, представителей духовенства. К компетенции такого судьи, по мысли докладчика, должны быть отнесены лишь дела о преступлениях несовершеннолетних. Признавалась и необходимость проведения процесса по делам этой категории только при закрытых дверях.

Проект Фройденталя был положен в основу организации первого суда по делам несовершеннолетних в Германии. Этот суд был создан 1 января 1908 г. во Франкфурте.

В отличие от судов для несовершеннолетних в США, Англии и во Франции немецкий — франкфуртский — суд не был автономным. В составе общего суда одному из его членов на год давались двойные полномочия. Первое — рассмотрение всех дел о несовершеннолетних в возрасте от 12 до 18 лет, подсудных участковым и шеффенским судам. Этот судья вел предварительное следствие и назывался следственным судьей (Untersuchungs Richter). Второе — опекунское производство в отношении малолетних. Специализация была предусмотрена и для прокурора при суде.

Во франкфуртском суде гласность не была ограничена, но заседания его проходили в специальном помещении, отдельно от других отделений общего суда.

Попечительские функции в суде для несовершеннолетних брали на себя члены союзов попечения о детях. По поручению суда они предоставляли ему сведения об условиях жизни несовершеннолетних подсудимых. По решению суда они брали на себя обязанность попечения о подростках, оставленных на свободе.

Профессор П.И. Люблинский, анализировавший в свое время франкфуртскую модель суда для несовершеннолетних, высоко оценил именно такое соединение в руках судьи карательных и попечительских функций. Он полагал, что этим "достигаются главные черты судов для юношества: специализация, соединение опеки и наказания и планомерное привлечение организованного попечительства о малолетних".

Россия. Первый суд по делам несовершеннолетних в России был открыт в С.-Петербурге 22 января 1910 г. Далее распространение новой судебной системы было очень быстрым. Достаточно сказать, что в 1917 г. такие суды действовали в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Либаве, Риге, Томске, Саратове.

В русской дореволюционной, а также в советской юридической литературе 20-х гг. деятельность этих судов оценивалась очень высоко, что и объяснило, как пишут авторы, их быстрое распространение по территории России.

В России функции судьи по делам несовершеннолетних осуществлял специальный мировой судья. К его компетенции относились дела о преступлениях несовершеннолетних, а также взрослых подстрекателей подростков. Вопросы гражданского и опекунского производства не относились к юрисдикции "детского" суда. Судья этого суда осуществлял судебный надзор за работой учреждений, принимающих на себя заботу о малолетних преступниках. Именно поэтому российские юристы рассматривали суд для несовершеннолетних как "орган государственного попечения о несовершеннолетних, действующий в судебном порядке".

Позднее, в 1913 г., в компетенцию "детского" суда были включены дела о беспризорных несовершеннолетних в возрасте до 17 лет. Это сразу расширило сферу его гражданского и опекунского судопроизводства.

Дореволюционные русские юристы считали именно модель российской ювенальной юстиции наиболее удачной. Им можно верить: в их руках был только что созданный "детский" суд и статистические показатели эффективности его работы.

Суд по делам несовершеннолетних в России отличали следующие признаки:

• рассмотрение дел о несовершеннолетних единоличным мировым судьей;

• избрание его, как и всякого мирового судьи, среди населения, проживающего в судебном округе;

• профессиональная подготовка судьи предполагала знание им детской психологии. Поэтому предпочтительны были врачи и педагоги;

•достаточно широкая предметная подсудность этого суда (т.е. круг рассматриваемых дел);

• конфиденциальность судебного разбирательства;

• отсутствие формального обвинительного акта;

• отсутствие формальной судебной процедуры;

• упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком при участии его попечителя;

• в основном применение в качестве меры воздействия попечительского надзора (по данным статистики этих судов, эта мера применялась уже в первые годы в 70\% случаев);

• обжалование решений судов для несовершеннолетних в особое отделение съезда мировых судей (апелляционную инстанцию на решения мировых судей).

Все эти процессуальные особенности, равно как и особенности судопроизводства, характеризовали в начале XX в. и характеризуют поныне англосаксонскую модель ювенальной юстиции. Сравнение их между собой подтверждает этот вывод.

Еще одна историческая особенность создания в России первых судов для несовершеннолетних состоит в том, что данному событию предшествовала активизация деятельности российской юридической общественности в поддержку предлагаемых законопроектов. В числе таких акций было проведение первого в России социологического исследования личности малолетних правонарушителей, цель которого — предоставить законодателям данные и аргументы в пользу создания "детских" судов, вернее, особого судопроизводства по делам этой категории. Исследование было проведено силами студентов юридического факультета Московского университета. База исследования — изучение дел, рассмотренных мировыми судьями в отношении несовершеннолетних. Результаты исследования были затем опубликованы в виде статей в сборнике "Дети-преступники".

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |