Имя материала: Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии

Автор: Мельникова Э.Б.

§ 2. современный период

 

В западной литературе к нему относят все время от начала 50-х гг. XX в. до наших дней. В такой хронологии есть свой резон. Именно на 50-е и начало 60-х гг. приходится резкий

скачок в росте преступности несовершеннолетних почти повсеместно — в странах Западной Европы, в США, Японии, в странах Азии, Латинской Америки и др. Формы преступности несовершеннолетних стали более опасными, настораживающие тенденции возникли в структуре подростковой преступности — больший удельный вес приобрели преступления, совершенные несовершеннолетними младших возрастов, больше стало тяжких преступлений подростков. Это не могло не активизировать внимание государств, их правоохранительных органов, да и общественного мнения к преступности несовершеннолетних.

В 50—60-е гг. национальные исследования преступности несовершеннолетних фиксировали одинаковые резко негативные тенденции в молодежной преступности. Она была объявлена впервые "проблемой № 1". Стало ясно, что она стала национальным бедствием, а также явлением глобального характера. Иными словами, наступила ситуация, при которой неизбежной становится международная кооперация в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Эффективность ювенальной юстиции в этой борьбе была одним из решающих факторов.

Перед учеными и практиками, занимающимися преступностью несовершеннолетних, встала задача, объединив усилия, постараться оценить новые тенденции в криминогенной обстановке, выявив общие причины ее ухудшения, выработать меры противодействия. Можно констатировать, что именно тяжелая криминогенная ситуация 50—60-х гг. способствовала небывалой до того активизации международных исследований в рассматриваемой области.

Исследования эти были как региональными, так и глобальными, т. е. включающими большинство стран международного сообщества. Итогом стал упомянутый выше II конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Лондон, 1960 г.).

Генеральный доклад на этом конгрессе назывался "Новые формы преступности несовершеннолетних". Генеральным докладчиком был западногерманский судья и ученый, известный исследователь преступности несовершеннолетних Вольф Миддендорф.

Доклад этот имел ярко выраженную криминологическую направленность. Однако все исходные статистические материалы в нем относились к деятельности судов по делам несовершеннолетних и полиции, занимающейся подростками. Это означало, что в докладе оценивались деятельность суда и правоохранительных органов, их результативность в борьбе с юношеской преступностью. К тому же именно в этом докладе отражена органическая связь ювенальной юстиции и ювенальной криминологии (см. лекцию VI).

Из четырех разделов доклада В. Миддендорфа последний был посвящен проблеме предупреждения новых форм преступности несовершеннолетних, где и нашли место результаты сравнительного исследования деятельности судов для несовершеннолетних.

Генеральный доклад на II конгрессе ООН отличало то, что в нем впервые использовались материалы, поступившие из многих стран мира, собранные по общим для всех, заранее разработанным и принятым всеми принципам и критериям. Было проведено сравнительное исследование практически по всем регионам нашей планеты. Результаты были, как принято их называть в социологии, репрезентативными.

Это обстоятельство было очень важным. Нельзя забывать, что конгрессы ООН по предупреждению преступности определяют уголовную политику в мире и странах-участницах на следующее после конгресса пятилетие.

Если говорить о содержании четвертого раздела доклада В. Миддендорфа, то в нем анализировались программы обращения с несовершеннолетними в рамках судебной деятельности, исполнения наказания и иных мер воздействия, назначенных судами; были сделаны прогнозы поведения подростков после применения избранной меры, режима ее исполнения; предупреждение рецидива преступлений несовершеннолетних с учетом избранных и исполненных в определенном режиме мер воздействия.

По результатам обсуждения на II конгрессе ООН наиболее актуальными с точки зрения функционирования ювенальной юстиции были признаны вопросы, относящиеся к группе молодых людей, часть которых юридически относится к несовершеннолетним, а часть — к тем, кто по международно-правовой классификации отнесен к молодым взрослым (ориентировочно в возрасте от 16 до 25 лет — в зависимости от особенностей национальных законодательств, определяющих возраст совершеннолетия и уголовной ответственности). В докладе было отмечено, что из-за неопределенности возрастных границ указанная группа молодых людей становится наименее защищенной законом как в уголовном процессе, так и при исполнении наказания. Предложения генерального докладчика, затем вошедшие и в резолюцию конгресса, были неординарными, но они актуальны и сегодня. Перечень предложений по улучшению правового положения молодых взрослых в рамках судебного процесса:

• создать специальные судебные юрисдикции исключительно для молодых взрослых;

• отнести категорию молодых взрослых правонарушителей к юрисдикции судов по делам несовершеннолетних; поднять возрастной барьер для таких правонарушений при определении юрисдикции суда для несовершеннолетних (например, с 18 лет до 21 года);

• распределить компетенцию общих судов и судов для несовершеннолетних, когда между ними решается вопрос о подсудности по указанной возрастной группе молодых взрослых, учитывая:

а) тяжесть правонарушения;

б) пол правонарушителя;

в) степень зрелости правонарушителя;

г) решение суда о передаче дела в определенный суд;

д) выбор суда самим правонарушителем;

• доверить правонарушителя общему суду можно, лишь предоставив ему более благоприятный режим обращения, применяемый либо специальными учреждениями, либо административными органами, занимающимися молодыми правонарушителями (например, службами по делам молодежи).

II конгресс ООН состоялся 40 лет назад. Однако предложения, высказанные на нем, до сих пор не реализованы: национальные законодательства до сих пор не предусматривают режим повышенной правовой защиты для молодых взрослых правонарушителей — обвиняемых, подсудимых, осужденных. Соответственно не созданы и специальные суды для них. Вопрос этот важен и для судеб молодых правонарушителей, и для развития ювенальной юстиции. Ведь таким образом могла быть решена проблема "пограничных" возрастов (несовершеннолетних и совершеннолетних), установлен юридический барьер втягиванию несовершеннолетних во взрослую преступность.

В 1974 г. в Оксфорде состоялся IX конгресс МАМН, на котором широко обсуждались вопросы "альтернативного вмешательства" (суд заменяют административные органы). Ко времени проведения этого конгресса "альтернативное вмешательство" было распространено в ряде стран мира, и в литературе эта проблема оживленно обсуждалась. Потому ее актуальность сомнений не вызывала и с ней связывались надежды на успехи в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Проблема удостоилась международного уровня рассмотрения. В рамках МАМН был выработан единый план исследования, подготовлен общий для всех стран-участниц вопросник по генеральной теме и специальным подтемам. Серия подготовительных исследований дала достаточно полную картину состояния преступности несовершеннолетних, установила данные о деятельности судов по делам несовершеннолетних в анализируемый период. Необычным стал специальный доклад на секции конгресса, посвященный "альтернативному вмешательству".

IX конгресс МАМН продемонстрировал, что международный уровень изучения и обсуждения проблемы сам по себе способствует определению главных направлений в развитии того правового института, который стал предметом изучения.

"Битва умов" на конгрессе шла скорее против, чем за ювенальную юстицию. Главный аргумент противников "альтернативного вмешательства" — потеря при замене им суда гарантий прав личности — все же победил. Надо сказать, что революционный лозунг "Долой суды для несовершеннолетних!" провозглашался, но статус-кво ювенальной юстиции был сохранен.

Справедливости ради стоит отметить, что после IX конгресса МАМН широкое развитие получило так называемое общественное альтернативное вмешательство, которое, строго говоря, альтернативным не назовешь, поскольку последнее ориентировано на социальную помощь и поддержку детей и подростков, оказавшихся в неблагоприятных условиях жизни и воспитания. Эти объединения людей ближе к вспомогательным службам в судебном округе, да и то в случаях, когда суд решит прибегнуть к их помощи, но отнюдь не альтернативные суду органы.

После IX конгресса МАМН и явно под его влиянием в мире активизировалась тенденция замены несовершеннолетним преступникам уголовного наказания принудительными воспитательными мерами. Большее внимание стало уделяться ранним формам предупреждения правонарушений несовершеннолетних. Было несколько сужено поле деятельности ювенальной юстиции в пользу профилактической работы общины по месту жительства. Можно указать на активность населения в этой сфере в США, Бельгии, Франции, в восточноевропейских странах, СССР. Социальное предупреждение преступности несовершеннолетних, в свою очередь, активизировало участие в нем "непрофессионального элемента", т. е. неюристов, занимающихся проблемами детства.

Особое место в международном сотрудничестве по проблемам ювенальной юстиции занимают международные научные проекты, в которых страны-участницы либо выполняют общие задачи, внося в проект свой национальный вклад, либо (что бывает чаще) выбирают в совместном исследовании какой-то раздел, наиболее важный для данной страны и для развития ее правовой науки и судебной практики.

При изучении проблем ювенальной юстиции на международном уровне таких проектов было немного, но именно в рамках подобных проектов с участием нескольких стран можно глубоко изучить проблемы, сформулировать научные концепции, предложения по совершенствованию национальных законодательств, выявить имеющиеся в них пробелы и восполнить последние. Но, к сожалению, распространенность таких исследований невелика. Сказываются организационные и финансовые преимущества, например, центров ООН, фактически вытесняющих международные исследовательские проекты.

Международное сотрудничество в области ювенальной юстиции включает проведение (тоже в рамках ООН) региональных исследований преступности подростков и молодежи. Традиция таких исследований утвердилась примерно в то же время, что и конгрессов ООН по предупреждению преступности. Стимулы здесь были одинаковые: рост преступности несовершеннолетних и необходимость принимать против нее меры на государственном уровне. Требовался и учет региональных особенностей законодательства, судебной практики, потребность их обобщения на международном уровне.

Так возникли специальные планы ООН по подготовке региональных докладов по проблемам преступности несовершеннолетних. Каждый доклад касался определенного региона, отражал весь комплекс вопросов, затрагивающих проблемы, в их числе обязательно были вопросы правосудия по делам несовершеннолетних. Доклады были не государственные, а авторские. Всего ООН опубликовала пять докладов по регионам Северной Америки, Европы, Латинской Америки, Дальнего Востока, Среднего Востока. Дополнительно был представлен соответствующий доклад по региону Австралии и Новой Зеландии.

В качестве примера можно привести исследование в менее знакомом европейским ученым и практикам регионе стран Среднего Востока. Исследование включало Саудовскую Аравию, Иран, Ирак, Египет, Сирию, Турцию, Йемен. Доклад по Среднему Востоку включал:

• общие аспекты преступности несовершеннолетних;

• методы принуждения, применяемые к несовершеннолетним во время предварительного заключения, в том числе в деятельности полиции;

• методы наблюдения за несовершеннолетними правонарушителями;

• деятельность судов для несовершеннолетних: компетенция, судебная процедура, уголовное преследование, наказание и иные меры;

• деятельность социальных служб;

• предупреждение правонарушений несовершеннолетних на Среднем Востоке.

Отметим наиболее важные моменты.

Правовые и судебные системы перечисленных выше стран исторически сложились как системы, относящиеся либо к англосаксонской, либо к континентальной. Это связано с их принадлежностью к бывшим метрополиям, а в отдельных случаях — с рецепцией "чужого" права. Так, в частности, произошло с Турцией, принявшей систему континентального права. Надо сказать, что модели указанных двух судебных систем выдержали испытание временем и переменами в судьбах бывших колоний и, судя по докладу, сохранили свои основные признаки. Это, однако, привело к тому, что в странах, включенных в исследование, отразились и разные признаки ювенальной юстиции. Касалось это главным образом судебной процедуры. Очевидно, что во всех этих странах в судах для несовершеннолетних отражены и общие принципы ювенальной юстиции. Судебная процедура в них включает обязательное обсуждение в суде социального исследования личности и условий жизни несовершеннолетнего правонарушителя, результатов наблюдения за несовершеннолетними подсудимыми в центрах наблюдения и изучения, куда подростки направлялись по решению суда.

Специфика ювенальной юстиции именно на Среднем Востоке состоит в опоре закона на местные обычаи, на авторитет семьи, что почти исключается в настоящее время в странах Запада. Соответственно в странах Среднего Востока меньше места занимают такие процессуальные меры, как предварительное заключение несовершеннолетних, их превентивный арест и т.п. Согласно установившейся судебной практике в странах данного региона эти меры применяются к подросткам только в качестве меры исключительной и только тогда, когда оставление несовершеннолетнего на свободе создает опасность для общества, для самого подростка или для проводимого расследования. Надзор за подростками, находящимися под судом, обеспечивают полиция и семья.

Оценивая данное региональное исследование, а также все остальные из этой серии, проведенные в рамках ООН, можно сказать, что их результаты важны не столько их сходством, сколько различиями по отдельным регионам. Именно они позволяют оценить уровень развития теории и практики правосудия для несовершеннолетних, особенно когда речь идет о регионах с разным уровнем социально-экономического и правового развития, выявляют существенные пробелы в законодательствах как стран из разных регионов, так и стран, принадлежащих к одному региону.

При рассмотрении международного сотрудничества в области ювенальной юстиции, реализуемого в рамках ООН, хотелось бы обратить внимание на одну его особенность, присущую, правда, всем видам международного сотрудничества в рамках ООН. Это сотрудничество имеет длящийся характер, его стадии (циклы) взаимосвязаны, результаты одного цикла становятся базой циклов последующих. Рассмотреть этот процесс мы попробуем на примере разработки, принятия и дальнейшей реализации Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правил 1984 г.). Название "Пекинские" они получили потому, что итоговое межрегиональное совещание экспертов, принявших окончательный текст проекта Правил, проходило в Пекине (КНР). Это тоже традиция ООН: называть международный документ именем города, где принимался его окончательный проект.

Созданию Пекинских правил предшествовала разработка ряда международных документов, отразивших указанную выше преемственность международно-правовых актов. Поэтому Пекинские правила учитывали в своем содержании эти документы.

Была учтена резолюция VI конгресса ООН по предупреждению преступности (1980 г., г. Каракас, Венесуэла), в которой уже содержался призыв к юристам разработать такие минимальные стандартные правила, которые могли бы стать моделью для законодательств стран—членов международного сообщества. Этот призыв вошел в основной документ VI конгресса, названный Каракасской декларацией.

Согласившись с Каракасской декларацией, Экономический и Социальный Совет ООН поручил Венскому центру осуществить подготовку этого международного документа. Как обычно в таких случаях, документ готовился в рамках региональных совещаний (в данном случае Азиатского и Дальневосточного институтов ООН), межрегионального совещания в Пекине, в работе которого участвовали эксперты из всех регионов мира. Межрегиональное совещание разработало окончательный текст проекта Минимальных стандартных правил. Каждый пункт их обсуждался отдельно и принимался консенсусом. Было решено снабдить правила детальным комментарием, особенно в случаях, когда в статьях содержались рекомендации серьезных изменений национальных законодательств.

Дальнейший путь Пекинских правил был следующим: проект, разработанный межрегиональным совещанием экспертов, был принят очередным VII конгрессом ООН по предупреждению преступности в Милане (1985 г.). Согласно принятой процедуре прохождения основных материалов на таких конгрессах Пекинские правила были представлены на утверждение 40-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и были ею утверждены 10 декабря 1985 г. Теперь уже VIII конгрессу ООН по предупреждению преступности было поручено сделать обзор результатов, достигнутых в ходе осуществления Пекинских правил. Он состоялся в 1990 г. в Гаване (Куба), и на его рассмотрение были представлены результаты применения новых международных стандартов, относящихся к ювенальной юстиции.

Характерен один из пунктов резолюции 40-й сессии, касающийся Пекинских правил: "Хотя такие нормы (Пекинские правила. — Э.М.), возможно, представляются в настоящее время трудноосуществимыми ввиду существующих социальных, экономических, культурных, политических и правовых условий, они тем не менее, как предполагается, могут быть реализованы в качестве программного минимума".

И как того требуют принципы международного права, в резолюции содержалось предложение государствам—членам международного сообщества "привести в соответствие с Пекинскими правилами в тех случаях, когда это необходимо, свое национальное законодательство, политику и практику, особенно при подготовке персонала, связанного с отправлением правосудия в отношении несовершеннолетних, и довести данные правила до сведения соответствующих органов и широкой общественности".

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |