Имя материала: Юридическая антропология

Автор: НОРБЕР РУЛАН

§ 1. африканское вúденье мира и общества

 

Реализм африканского образца мышления. Африканский образ мышления рассматривает единство через призму дифференциации и соединяет видимое и невидимое в порядке реальности. Для африканских религий Бог является совершенным существом, но он имманентен, т. е. присущ миру. Сотворение происходит в результате расширения единства между человеком и Богом через дифференциацию. Вначале сливались в хаосе, который не являлся, однако, небытием, будущее творение и будущий творец. Созидание происходило постепенно, через серию последовательных дифференциации: основной Бог выделился из вещества, затем его могущество образовалось в виде взаимодополняющих пар, которые позволили ему сначала вывести из хаоса видимый мир, а затем, после трудных испытаний, и самого человека. В свою очередь, человек продолжает Созидание, создает общественную жизнь, используя для этого все тот же метод дифференциации (одни люди станут крестьянами, другие кузнецами, охотниками или колдунами, третьи землевладельцами, политическими вождями и т. д.).

Эта дифференциация есть не что иное, как продолжение единства, которое отрицает единообразие. Действительно, с одной стороны, общественные, политические и юридические деления толкуются как дополнительные и присущие модели отношений, которую мы называем общинной моделью и которая не является ни коллективистской, ни индивидуалистской. С другой стороны, видимый мир, т. е. сообщество живых существ, не отделен от невидимого мира — главного бога, божеств и предков. Божества нуждаются в людях так же, как люди нуждаются в божествах; когда человек умирает, он не попадает ни в рай, ни в ад, но остается на земле, становясь отныне частью невидимого мира.

Таким образом, африканский образ мышления является не идеалистическим, не материалистическим, а реалистическим, поскольку видимое и невидимое, субъект и объект, природа и культура совместно участвуют в порядке реальности. Специфичность этого образа мышления оказывает свое влияние на африканское право. В этом смысле «прибегнуть к праву» отнюдь не означает сослаться на комплекс нормативных актов, принятых заранее и носящих общий и абсолютный характер. Это означает, скорее, истолковать в каждом конкретном случае поведение человека и определить границу между устремлениями отдельных людей и потребностями жизни в обществе.

Кроме того, поскольку единство и взаимодополняемость должны превалировать над разделением и противостоянием, часто утверждается взаимозависимость между людьми и имуществом, которая выражается в двойном движении: персонализации имущества и «овеществлении» людей. Персонализация имущества имеет место в той мере, в какой различное имущество имеет различный статут. Имущество может различаться по его принадлежности: некоторые виды имущества принадлежат отдельным людям и могут свободно обмениваться; другие тесно связаны с личностью своего владельца, определяют его функции и не могут передаваться. Таким образом, виды имущества различаются по их предназначению: одни из них могут свободно циркулировать, тогда как другие могут выйти за пределы владеющей ими группы только в четко определенных обстоятельствах и формах (в принципе, земля является «родовым» имуществом, т. е. она не может выйти из владения родовой группы: это семейная, непередаваемая другим лицам собственность). С другой стороны, может иметь место «овеществление» людей. Оно происходит в результате перехода индивидуума из своей первоначальной группы в какую-либо другую, в связи с чем он утрачивает свою личность: военнопленный; приданое к свадьбе или выкуп за невесту призваны символизировать союз между двумя семьями, но они являются также чем-то вроде материальной компенсации группе, которая «потеряла» женщину.

Наконец, такое же враждебное отношение к делению наблюдается и в толковании времени. Понятие времени меньше используется для обозначения расстояния между прошлым, настоящим и будущим, оно служит, скорее, для их связывания в вечность. Другими словами, речь идет не о последовательности, а о непрерывности. Например, при определенных обстоятельствах кузнецы племени догонов собираются по трое: один ребенок, один старик и один взрослый мужчина. Каждый из них по очереди ударяет молотом по наковальне. Этими тремя идентичными жестами они как бы связывают настоящее, прошедшее и будущее, которые олицетворяет каждый из них. Это повторяющееся время является мифом, посредством которого общество как бы утверждает свое тройное господство.

Господство над временем, людьми и пространством. Время, люди и пространство — вот три области, над которыми африканские общества господствуют благодаря своему мифическому образу мышления.

Господство над временем влечет за собой господство над смертью. Систематически обращаясь к далекому прошлому, миф идеально стирает искажения, вызванные историческими переменами. Он напоминает первоначальное устройство общества, указывая каждому человеку место, которое он занимает внутри каждой из групп, к которым он принадлежит, с тем, чтобы эти группы могли сохраниться, несмотря на браки и смену поколений. Только человек эфемерен, общество переживает его.

Господство над индивидуумами через мифы также позволяет обществу воспроизводиться: в принципе, традиционные социальные деления не должны оспариваться индивидуумами.

Господство над пространством обычно проходит через господство над индивидуумами: в зависимости от группы, к которой принадлежит тот или иной индивидуум, он получает право на различные способы использования земли. Эти три вида господства комбинируются по парам с тем, чтобы обеспечить достижение двух основных целей: преемственности и сбалансированности общества.

Господство над временем и над людьми обеспечивает общественную преемственность. Человек прежде всего определяется его местом в группе, поскольку только группа является гарантом постоянства. Качество члена группы приобретается лишь благодаря генеалогической связи или связи с определенным местом жительства или, что еще лучше, обеим этим связям. Люди племени база (Камерун) имеют иерархию статусов: на вершине находятся нгвеле («чистые»), объединенные кровными и жительственными связями; затем идут члены племени, объединенные лишь кровной связью, и, наконец, бет лонг («иностранцы»), имеющие лишь связи по месту жительства (иммигрант, временно проживающий иностранец, клиент, раб). Каждому статусу соответствуют свои права, идущие также в нисходящем порядке.

Воспитание индивидуума ориентировано на его включение в группу, для которой он предназначен: инициация, различные обряды преследуют цель поднять престиж этой группы в его глазах. Равным образом основные виды деятельности и ремесла (например, ремесло кузнеца) окружены особым мифическим ореолом. Во всех случаях имеет место идеал господства над временем. Длительность может не играть никакой роли благодаря отрицанию хронологического времени. Так, например, умерший не считается исчезнувшим навсегда: если он становится предком, он продолжает присутствовать в мире живых и является объектом поклонения. Однако длительность может быть также преодолена благодаря процессу господства над течением времени. Этим объясняется значение, которое обычно придается генеалогии. Благодаря генеалогии (иногда даже фальсифицированной) легализуются связи по восходящей и нисходящей линиям, определяется место нынешнего поколения в хронологии, поскольку это поколение оказывается тесно связанным с прошлыми и будущими поколениями.

Одновременно с социальной преемственностью необходимо также обеспечить сбалансированность общества. Эта цель идеально достигается за счет господства над пространством и людьми.

Господство над пространством не обязательно означает, как это имеет место в наших обществах, господство над определенной территорией. Более важным представляется гибкое толкование пространства в зависимости от потребностей группы с тем, чтобы сохранить сбалансированность институтов. Действительно, идея пространства в большой степени зависит от общественных ценностей и институтов. Например, у племени тив (Нигерия) идея пространства вытекает из генеалогии: каждый род обитает и перемещается в пространстве в зависимости от места, которое он занимает внутри общества по сравнению с другими родами. Поскольку организация пространства в большой степени зависит от социальной иерархии, легко понять, что в конечном итоге она основывается на правилах, регулирующих господство над индивидуумами. Эта связь делает в принципе очень эффективным общественный контроль: индивидуум, исключенный из своей социальной группы, отлучается также и от использования пространства, в результате чего выживание становится для него трудной, а подчас и невозможной проблемой.

Из комплекса этих идей рождается специфическое понятие источников права.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |