Имя материала: Юридическая антропология

Автор: НОРБЕР РУЛАН

§ 2. системы родства

 

Не существует системы родства, единой для всех обществ: нам известны примерно восемьсот таких систем, которые тем не менее можно разделить на четыре основных типа. Кроме того, в каждом конкретном случае, идентичные родственные связи вовсе не означают идентичные отношения. Поэтому мы должны сначала изложить несколько общих понятий из терминологии родства. Затем мы изучим две оси, между которыми вписывается любая семья: родство и брак. И, наконец, мы определим место супружеской семьи внутри родственных образований.

 

А. Терминология и терминологические

системы родства

 

Любое общество использует специальные термины для обозначения лиц, связанных узами родства, но зачастую эти термины имеют различный смысл. В зависимости от того, как понимаются родственные отношения на основании этих терминов, различают четыре больших терминологических системы.

Графические построения, используемые для отображения родственных связей. Прежде чем приступить к изучению терминов родства и их объединения в системы, следует запомнить, хотя бы в минимальной степени, основные графические построения, используемые для отображения родственных связей, ибо именно в этой области антропология разработала самые точные формулировки, которые часто почти также точны, как математические формулы.

 

 

Для обозначения смерти используется наклонная черта, которой перечеркивают символ, обозначающий соответствующего родственника,

 

 

Термины родства. Мы обязаны Моргану за разработку различий, которые позволяют лучше понять разнообразные значения терминов родства. Именно он первый заметил, что один и тот же термин может обозначать различные положения на генеалогическом древе, тогда как одно и то же положение может обозначаться различными терминами. В первом случае речь идет о классификационной терминологии: один и тот же термин может служить для обозначения отца и братьев отца, четко отделяя их от братьев матери, в то время как другим термином обозначаются мать и ее сестры, четко отделяя их от сестер отца. Таким путем происходит смешение прямых и некоторых побочных родственников. Во втором случае речь идет об описательной терминологии: для большей точности одно и то же положение на генеалогическом древе может обозначаться несколькими терминами.

Лицо, начиная с которого родственные отношения приобретают смысл, обозначается термином «Я» («Ego» — по-латыни) Так, дети «Я» — это его сын или его дочь; их родители — супруг и супруга; дети по отношению друг к другу — брат или сестра. Более отдаленные отношения родства по отношению к этим различным уровням обозначаются другими терминами: вторая степень родства по восходящей линии от Я (дедушка, бабушка). Таким образом разделяются прямые и побочные родственники. На практике оба типа терминологии используются одновременно. В наших обществах, которые на первое место ставят семью, формирующуюся вокруг одного ядра, термины отец/мать, сын/дочь, супруг/супруга являются описательными: они обозначают лишь одно положение на генеалогическом древе. Поскольку мы уделяем меньшее внимание побочным родственникам, термины, используемые для их обозначения, являются классификационными. Термином «племянник» обозначался как сын брата или сестры Я, так и сын брата или сестры супруги Я и даже сын двоюродного брата Я. Равным образом термин «двоюродный брат» используется как для, обозначения близкого родства (единокровные двоюродные братья), так и для обозначения значительно более дальнего родства.

Вообще использование терминологий родства в традиционных обществах отличается большей сложностью, чем в современных обществах. Эта сложность отнюдь не является плодом пристрастия к разного рода усложнениям. Она объясняется прежде всего тем, что в традиционных обществах на семью ложится намного больше функций, чем в обществах современных. Поэтому традиционные общества нуждаются в более детально разработанных  словаре и грамматике, чем современные общества. Если женщина называет «братом» какого-то двоюродного брата, это означает, что брак со всеми его экономическими и политическими последствиями не может иметь места. Напротив, она назовет «супругом» другого своего двоюродного брата, родство с которым относится к категории, в которой браки поощряются обществом. Другими словами, биологические связи выражают лишь один из аспектов родственных связей.

Имеются и другие способы использования терминов родства для обозначения иерархии. Родственная связь может быть обозначена различными терминами в зависимости от контекста, в котором она рассматривается, и от иерархического положения того, кто ее выражает. Ситуация, требующая использования какого-либо определенного термина, может классифицироваться как ситуация обращения: обращаясь к родственникам, их называют определенным образом. Так, например, в наших обществах, обращаясь к родителям, ребенок почти всегда называет их папа или мама (уменьшительные от отец и мать). Со своей стороны, обращаясь к своим детям, родители называют их по имени, а не сын или дочь. Может иметь место также ситуация упоминания: говоря о родственниках, используют различные термины для их обозначения. В наших обществах дети используют в таком случае термины отец или мать (или папа или мама), а родители используют термины сын или дочь.

Приведенный пример хорошо показывает, в какой степени возможное расхождение между терминами обращения и терминами упоминания может быть важно для отображения некоторых аспектов родственных отношений: со стороны детей термины не меняются, тогда как со стороны родителей они изменяются в зависимости от контекста, и использование имени в ситуации обращения свидетельствует о стремлении родителей сохранить положение превосходства. Напротив, в наше время в некоторых семьях, где родители проявляют желание смягчить или вовсе стереть иерархический характер этого отношения, они учат своих детей обращаться к ним по имени.

Такие вариации в использовании терминов родства могут навести на мысль, что разнообразием терминологических систем является неизбежным. Это вовсе не так, поскольку удалось классифицировать их по нескольким крупным и основным типам.

Типология терминологических систем. Наиболее удовлетворительная на сегодняшний день типология была разработана впервые в 1949 г.                       Г. П. Мэрдоком. На основе сравнительного изучения двухсот пятидесяти обществ, разбросанных по всему миру, этот автор идентифицировал большие типы терминологических систем, основанных на терминах, служащих Я для обозначения его единокровных братьев, его параллельных двоюродных братьев и его перекрестных двоюродных братьев. Две последние категории неизвестны нашим обществам, в то время как в обществах традиционных они имеют очень большое значение. Поэтому, прежде чем приступить к изучению типологии Г. П. Мэрдока, следует определить их более четко.

Это графическое изображение выражает следующие отношения. Отец и его братья обозначены одним и тем же термином; другой термин (также единый) обозначает мать и ее сестер. Тем не менее если мы проводим различие между двумя группами, т. е. сестрами отца, с одной стороны, и братьями матери, с другой стороны, для обозначения каждой из этих групп используется свой термин, хотя генеалогическая связь на биологическом уровне совершенно одинакова в обоих случаях. Это различие порождает другое различие в следующем поколении, т., е. в поколении параллельных двоюродных братьев — детей единокровных братьев отца (двоюродный брат по отцовской линии) или сестер матери (двоюродный брат по материнской линии) и в поколении перекрестных двоюродных братьев— детей братьев матери или сестер отца.

Мы вновь видим, что, хотя в плане биологическом эти двоюродные связи идентичны, родственные отношения, построенные на этих генеалогических связях, будут квалифицироваться по-разному. Параллельные двоюродные братья будут рассматриваться как единокровные и будут называться «братья» и «сестры», что будет препятствовать заключению между ними брачных союзов, которые будут считаться кровосмесительными. Перекрестные двоюродные братья и сестры будут рассматриваться как союзники, и брачные союзы между ними не только возможны, поскольку не считаются кровосмесительными, а даже очень часто желательны.

В большинстве обществ параллельное родство является препятствием к браку, тогда как перекрестное родство, наоборот, является стимулом к браку. Поскольку биологически эти родственные отношения идентичны, причины, обусловливающие это различие, могут носить только культурный характер. По мнению К. Леви-Строса, они обусловлены законом обмена: общество может существовать и продолжаться лишь в том случае, когда группы, образующие его, обмениваются членами своих семей в качестве супругов. Следовательно, хороший брак предполагает, что один из двух супругов отказался от первоначального желания жениться на своей сестре или выйти замуж за своего, брата с тем, чтобы отдать их другой группе, от которой он, в свою очередь, получит жену или мужа. Перекрестные двоюродные братья происходят именно из браков такого типа: в случае двоюродного брата по отцовской линии отец Я уступил одну из своих сестер третьему лицу вне данной семьи, в результате чего появился на свет этот двоюродный брат; в случае двоюродного брата по материнской линии мать Я уступила одного из своих братьев женщине, принадлежащей к другой группе. Поскольку они появляются на свет в результате брачных союзов, заключенных в соответствии с законом обмена, перекрестные двоюродные братья и сестры могут вступать в брак между собой. Этим же объясняется запрещение вступать в брак параллельным двоюродным братьям и сестрам: в случае двоюродного брата по отцовской линии отец Я не отказался от возможной супруги, потому что его брат имеет одинаковый с ним пол; в случае двоюродного брата по материнской линии мать Я не отказалась от возможного супруга, поскольку ее сестра имеет одинаковый с ней пол.

 

 

Эти же данные могут быть изложены в несколько отличающемся и более сжатом виде, если обратить внимание на тот факт, что различие между перекрестными и параллельными двоюродными братьями и сестрами является следствием однолинейной родственной связи. В этом типе родственной связи дядья по отцовской линии занимают то же положение на генеалогическом древе, что и отец по отношению к Я (родство по отцовской линии), а тетки по материнской линии занимают то же положение, что и мать Я (родство по материнской линии). Легко понять, что дети, родившиеся в результате браков этих дядьев по отцовской линии или теток по материнской линии, считаются братьями и сестрами и, следовательно, не могут вступать в брак между собой.

Однако не все общества связывают одинаковые последствия с этими двумя типами родства, что видно, в частности, из следующей таблицы, построенной Ф. Зонабендом:

 

 

(Название, данное каждому типу, является названием народности, у которой он был описан впервые, но оно может употребляться по отношению к самым различным обществам.)

Эскимосская система является системой того же типа, что и система, существующая в современной Франции: имеется различие между родными и двоюродными братьями и сестрами, но нет различия между параллельными двоюродными братьями и сестрами и перекрестными двоюродными братьями и сестрами как по материнской, так и по отцовской линиям. Эта система ставит на первое место семью, образованную вокруг одного ядра и расположенную в центре большого сообщества кровных родственников.

Напротив, гавайская система отдает приоритет большой семье: отцовская и материнская линии смыкаются и все члены каждого поколения обозначаются одним и тем же термином (например, сестру матери и сестру отца называют матерями, а брата отца и брата матери — отцами).

Ирокезская система проводит различие между параллельными двоюродными братьями и сестрами, как по отцовской, так и по материнской линиям, и родными братьями и сестрами, ставя их отдельно от всех перекрестных двоюродных братьев и сестер, как мы это уже видели выше.

Суданская терминология проводит различие между двоюродными братьями и сестрами по отцовской и по материнской линиям и использует для их обозначения особый термин (чаще всего описательный), отличный от терминов, используемых для обозначения родных братьев и сестер.

Системы кроу и омаха аналогичны в том, что они не делают различия между родными и параллельными двоюродными братьями и сестрами. Однако система кроу ставит на первое место материнскую линию, а система омаха — отцовскую: в системе кроу Я очень тщательно разбирается в своих родственниках по материнской линии, смешивая в одну категорию всех родственников по отцовской линии, с которыми у него меньше отношений.

Можно заметить, что теоретически можно вывести еще одну, последнюю, терминологическую систему, которая не делала бы различий между единокровными и перекрестными двоюродными братьями и сестрами, но отличала бы их от параллельных двоюродных братьев и сестер (т. е. Е = Х ¹ П). Насколько нам известно, пока еще ни одно общество не сделало такого выбора.

Так обстоит дело с номенклатурой родственных отношений. Однако в основе родства лежит семья, состоящая из линий родства, связанных брачными союзами.

 

Б. Системы, родственных связей

 

Если мыслить абстрактно, то ничто не мешает продлевать до бесконечности вертикальные оси семьи, уходя далеко в прошлое или проецируя их далеко в будущее. Однако совсем не так обстоит дело на практике. Все человеческие общества исключают из числа близких родственников поколения, предшествовавшие прародителям Я. Поэтому те, кто принадлежал к таким поколениям, отнесены в глобальную категорию предков или божеств. Из этого можно заключить, что как в обществах устного права, так и в обществах письменного права близким родственником считается лицо, которое мог лично знать Я или один из его потомков (достаточно напомнить, что в наших собственных обществах память очень редко идет дальше дедушек и бабушек и совсем редко дальше прадедушек и прабабушек). Однако мы знаем, что предки всегда находятся среди живущих, даже если воспоминание о их земной жизни стирается в памяти через несколько поколений. Тем не менее предки играют чрезвычайно важную роль в генеалогии.

Существует множество способов определения родства. Вместе с             М. Аллиотом мы проведем различие между сообществами и группами родственников с тем, чтобы затем изучить вопрос о том, как эти родственники наследуют имущество.

Сообщества родственников — родня. Сообщества родственников состоят в основном из родни. Понятие «родня» объединяет всех лиц, с которыми данный индивидуум признает отношения родства. Содержание этого понятия может меняться: оно может либо включать всех кровных родственников до определенного колена, исключая свойственников; либо включать и тех и других; либо включать некоторых свойственников, исключая других. Члены родни, следовательно, всегда являются родственниками данного индивидуума, но в зависимости от выбранной формулы они не обязательно являются родственниками друг друга. С другой стороны, родня обычно включает в себя меньшее число родственников, чем другие родственные образования, такие, например, как род. Наконец, это сообщество весьма эфемерно: существуя лишь относительно данного индивидуума, родня исчезает вместе с ним, она не переходит к его потомкам. Ограниченность понятия «родня» еще более усугубляется за счет способа определения близости родственных отношений, который оперирует чаще всего понятием «степени родства».

По прямой линии количество степеней родства равно количеству поколений, отделяющих потомка от предка, а по побочной линии — количеству степеней, которые по прямой линии отделяют каждого родственника от общего предка (отец и сын являются родственниками первой степени, дед и внук — родственниками второй степени, дядя и племянник — родственниками третьей степени). Таким образом, индивидуум оказывается окруженным кругами родственников, смешивающих побочных родственников, потомков и предков и расположенных в порядке удаления (круг родственников Я первой степени включает в себя детей Я и его отца и мать; круг родственников второй степени включает в себя его братьев и сестер, внуков, бабушек и дедушек; круг родственников третьей степени включает в себя его племянников и племянниц, дядьев и теток, правнуков и правнучек, прабабушек и прадедушек и т. д.). Следовательно, индивидуум может иметь среди родственников одной степени лиц, которые не являются родственниками друг другу (прабабушка по отцовской линии не является родственницей дяди по отцовской линии).

Кроме того, подсчет по степеням идентифицирует как родственников лиц, которые в генеалогическом плане отстоят достаточно далеко от данного индивидуума (например, таким образом с данным индивидуумом связываются его внуки и внучки, его дядья и тетки). Такое положение не является тем не менее каким-то извращением: оно является плодом логики, которая превалирует в слабых и эфемерных родственных сообществах. Поэтому понятие «родня» очень широко распространено в современных обществах, характеризующихся индивидуализмом, доминирующим влиянием государства, которое предпочитает иметь дело с весьма рыхлыми семейными группами.

Однако родня может позаимствовать некоторые черты у родовых систем: в случае, когда для нахождения своих корней мы составляем генеалогическое древо, мы восстанавливаем группу родственников, идущих от общего предка, с которым мы связываем и себя. Равным образом, фамилия передается по отцовской линии, хотя этот принцип и ослабевает: об этом свидетельствует, в частности, объединение семьи вокруг матери, которое обычно имеет место в случае развода; французский закон 1986 г. разрешает детям носить фамилию матери вместе с фамилией отца. Тем не менее родовая структура как характеристика групп родственников играет обычно значительно более важную роль в традиционных обществах.

Родственные группы: клан, потомство, род. Обратно тому, что может произойти в родственных сообществах, все индивидуумы, составляющие родственную группу, являются родственниками друг другу, поскольку все они происходят от одного предка, который может быть очень далеким и даже мифическим. В соответствии с положением этого общего предка вертикальная ось родства может быть более или менее длинной: от клана к потомству, проходя через род, как это показано на нижеприведенной таблице :

 

Клан

                        

                             Потомство, род, клан

 

Каков бы ни был избранный масштаб, в этих системах термин родство не является синонимом термина потомство. В однолинейной системе ребенок является потомком своих двух родителей, но он состоит в отношениях родства только с одним из них: с отцом, если речь идет о системе, основанной на отцовской линии, и с матерью, если речь идет о системе, основанной на материнской линии (тогда как в родственных сообществах понятия родства и потомства смешиваются: между родственниками по отцовской и материнской линиям нет никакого различия).

1) Потомство. Оно включает в себя потомков реального предка, который еще жив, по отношению к Я.

2) Клан. Клану соответствует максимальная длина вертикальной оси: он объединяет потомков реального предка, живого или умершего, с мифическим предком, который довольно часто является не человеком, а животным или растением. Таким образом, клан основан на понятии мифического родства, тогда как потомство и род зиждятся на биологических родственных связях. Кланы чаще всего носят имена животных или растений, которые они используют для того, чтобы выделиться среди множества других клановых групп в соответствии с их тотемными верованиями.

3) Род. Объединяя потомков реального умершего предка, род занимает промежуточное положение между потомством и кланом. Генеалогическая широта рода сильно изменяется в зависимости от типа общества и может включать в себя от трех до десяти поколений. Род основывается лишь на времени через посредство родства. Он связан также и с пространством: подобно тому как в основе каждого рода есть предок, каждый род имеет свое родовое пространство, довольно обширное, на котором живут в данный момент потомки основателя рода. Род играет очень важную роль во многих традиционных обществах. Необходимо, следовательно, отличать друг от друга различные принципы родства, используемые здесь и отображенные на нижеприведенных таблицах:

 

 

Отношения родства Я мужского пола по системе родства по мужской линии. Среди четырех своих бабушек и дедушек Я связан реальными узами родства только со своим дедом по отцовской линии Потомки женского пола по отцовской линии входят в число родственников, но ни один из них не считается родственником Я по отцовской линии.

 

Родство по материнской линии

 

Родственные отношения Я мужского пола в пяти последовательных поколениях по системе родства по материнской линии. Среди четырех своих бабушек и дедушек Я связан реальными узами родства только с бабушкой по материнской линии Потомки мужского пола по материнской линии входят в число родственников, но ни один из них не считается родственником Я по материнской линии.

 

 

 

       Недифференцированное или кровное родство

 

(родство по отцовской линии превалирует в Северной Африке. В Черной Африке и на Мадагаскаре распространено как родство по отцовской, так и родство по материнской линиям, реже встречаются общества, основанные на двухлинейном родстве)

Род играет ключевую роль в обществах, где политическая и родственная власть не дифференцированны. Поэтому в таких обществах родство ограничивается генеалогической общностью (при отсутствии политической власти такой общности достаточно для того, чтобы создать костяк общества), которая определяется потомством и брачными союзами. С другой стороны, родственные группы дифференцируются в зависимости от пола предка и характера родственной связи с ним. Возьмем, например, всех потомков по женской и по мужской линиям и будем рассматривать их как членов одного сообщества это будет недифференцированное родство. Если же мы определяем родственные отношения в зависимости от пола предка, то речь может идти о родстве по отцовской или по материнской линиям, или же о двухлинейном родстве.

а) Однолинейное родство встречается очень часто и может быть родством по материнской или по отцовской линиям. В случае родства по материнской линии (система, существующая в частности, у племени найяр (Южная Индия), у минангкабау (Индонезия), у тробриандов (Меланезия), у ашанти (Гана), у банту (Центральная Африка) и во многих обществах Юго-Восточной Азии) отношения устанавливаются исключительно от родственников по женской линии, имущество и социальное положение передаются также исключительно между родственниками по этой линии. Ребенок не принадлежит к роду своего отца и не получает наследства от него: «отцовскую» власть над ним имеет его единоутробный дядя, т. е. брат его матери.

Очень важно понять, что родство по материнской линии не имеет ничего общего с матриархатом: большинство систем родства по материнской линии являются патриархальными в том смысле, что имущество и социальный статут передаются от единоутробного дяди детям матери, а не от матери дочерям Другими словами, эта система родства основана на женщинах, но работает на мужчин: единоутробный дядя является главой семьи, власть принадлежит мужчинам и их братьям. Роль мужа очень мала, чем и объясняется тот факт, что разводы очень часты, а процедура их упрощена до предела в обществах основанных на родстве по материнской линии: у племени шошон (американские индейцы) если женщина хочет избавиться от своего мужа, ей достаточно просто выбросить его вещи из хижины.

Родство по отцовской линии встречается как в традиционных так и в современных обществах. По мнению К. Леви-Строса оно превалирует в обществах, где политическая власть отделена от власти родственной, так как очень сложно прийти к сосуществованию политической власти, осуществляемой главным образом мужчинами, и родственной структуры, основанной на материнской линии. В основном родство по отцовской линии основывается на тех же правилах, что и родство по материнской линии за исключением пола главы семьи. Существуют, однако, и различия Несбалансированность между двумя системами объясняется тем фактом, что мужчины в обоих случаях стремятся сохранить доминирующее положение. Родство по отцовской линии облегчает эту задачу, поскольку оно объединяет мужчин, тогда как родство по материнской линии связывает мужчин и женщин по принципу единокровия.

В системе родства по отцовской линии мужчины должны доминировать над своими супругами, так как род воспроизводится через их посредство. В системе родства по материнской линии мужчины должны удерживать своих сестер, так как эти последние дают жизнь детям рода. В системе родства по отцовской линии брачная компенсация (цена, уплачиваемая родителями жениха родителям невесты) очень часто более значительна, чем в системе родства по материнской линии, в которой жених отнюдь не заинтересован в том, чтобы платить высокую компенсацию, поскольку впоследствии жена очень легко может развестись с ним. Наконец, в особенности выбор места жительства супругами в разных системах родства влечет за собой разные последствия. Прежде всего следует отметить, что существует множество возможных вариантов:

 

А — супруги живут вместе с родственниками мужа по отцовской линии;

Б — супруги живут там, где жил муж до женитьбы, или там, где он решил жить после женитьбы;

В — супруги живут вместе с родственниками жены по материнской линии;

Г — муж переходит жить туда, где жила жена до замужества;

Д —супруги живут вместе с братьями жены;

Е — муж является лишь сексуальным партнером и не живет вместе с женой (случай племени нагиар); жена, ее братья, ее сестры и их дети остаются жить в их родной деревне;

Ж — супруги свободны в выборе места жительства: у родителей мужа или у родителей жены; выбор этот зачастую диктуется экономическими соображениями;

3 — супруги живут поочередно по вариантам Б и Г или А и В.

 

В принципе, система родства по материнской линии должна отдавать предпочтение вариантам В и Г, а система родства по отцовской линии — вариантам А и Б. Однако эти две ситуации не являются строго симметричными. В системе родства по отцовской линии, выбрав варианты А или Б, супруги приобретают власть в своих семьях, тогда как в системе родства по материнской линии в случае выбора супругами вариантов В или Г власть в семье останется в руках братьев жены, в результате чего может иметь место соперничество между мужем и братьями жены. Такого соперничества не может быть ни в первом случае, ни в третьем случае, т. е. когда в системе родства по материнской линии супруги выбирают варианты А или Б: действительно, мужу не приходится жить с братьями жены, даже если они и стоят выше его в генеалогическом плане.

Так объясняются две констатации. С одной стороны, встречается мало обществ, где родство по материнской линии сочетается с вариантом В выбора места жительства. С другой стороны, в системе родства по материнской линии супруги, даже выбрав сначала вариант В, затем переходят к варианту А: даже если муж родом из другой деревни, жена переходит жить к нему. Это объясняется тем, что в обеих системах родства женщина является лишь представительницей мужского потомства, чем и объясняется ее более низкое положение по сравнению с мужчиной в большинстве человеческих обществ. К. Леви-Строс дает этому явлению совершенно четкое объяснение: «В случае родства по материнской линии рука отца или брата жены дотягивается до деревни зятя... За колебаниями, наблюдаемыми в системах родства при постоянстве выбора места жительства в доме родителей мужа, скрывается коренное отношение неравенства между полами, характерное для человеческого общества».

 

 

                                   Процессы сегментации

 

Наконец, можно констатировать, что роды способны перестраиваться. Действительно, предпочтение, отдаваемое какой-либо одной линии, усиливает влияние демографических флуктуации между полами. Полигамия и усыновление (удочерение) могут помочь исправить положение, особенно в случае, когда ощущается опасность угасания рода (сокращение числа потомков мужского пола в роде, основанном на родстве по отцовской линии). Однако может произойти и обратный процесс, т. е. чрезмерное увеличение рода. Тогда происходит сегментация, которая может осуществляться двумя способами: либо род делится ровно на два социально эквивалентных сегмента, либо один сегмент выделяется в результате деривации и будет рассматриваться как подчиненный по отношению к первому. Сегментация происходит довольно легко в обществах, основанных на родстве по отцовской линии: для того, чтобы создать свою семью, каждый сын или брат должен лишь найти себе жену. В системе родства по материнской линии братья, которые уходят вместе со своими сестрами, должны еще найти им мужей. Могут также иметь место сближения между кланами либо на основе родства, либо для осуществления совместных акций (война, церемония, и т. п.). В этом случае союз между несколькими кланами носит название фратрии.

б) Двухлинейное родство было открыто в 1924 г. Рэдклифом-Брауном: каждый род имеет одну или несколько специфических функций. Характерным примером такого родства является племя яко (Нигерия). В этом случае земля наследуется по отцовской линии, а движимое имущество наследуется по материнской линии.

в) Недифференцированное или единокровное родство представляет собой решение, резко отличающееся от двух предыдущих. принадлежность к какой-либо родственной группе не основывается более исключительно на половом признаке. Все потомки какого-либо индивидуума являются членами его родственной группы и любой может наследовать от любого из своих родителей. Я является членом не одного или двух родов, а членом стольких родовых сообществ, в скольких он может определить свое место. Здесь мы вновь встречаемся с понятием родни, характерным для наших обществ и уже рассмотренным нами выше.

Вот таким образом организуются индивидуумы, поддерживаются и развиваются группы, которые они образуют с течением времени, отмеченного кончинами и рождениями. Как же обстоит дело с имуществом?

Наследование имущества. Дома утверждал: «Порядок наследования основан на необходимости поддерживать и передавать достояние общества от уходящего поколения к поколению, приходящему ему на смену». Это означает, что порядок наследования имущества отражает структурную организацию общества. Не стоит упрощать проблему путем противопоставления современных обществ, в которых порядок наследования является четко индивидуалистическим, традиционным обществам, в которых группа ставится намного выше индивидуума. В наших обществах воля индивидуума также подчиняется определенным правилам, и данный индивидуум не может распоряжаться своим имуществом исключительно по своей воле: наследство имеет и семейную, и общественную функции. Ниже мы увидим, что традиционные общества также не игнорируют полностью индивидуума, но они интегрируют его в общинный проект. Различия касаются в большей степени уровня, нежели природы наследования.

 

Первый принцип: режимы, наследования отражают степень интеграции индивидуумов в группы. Эта интеграция вовсе не предполагает противопоставления прав индивидуума правам группы и тем более не стремится к полному их аннулированию. Задача ее состоит в том, чтобы привести эти права в соответствие с тем местом, которое данный индивидуум занимает в группе.

С одной стороны, имущество не должно распыляться между всеми социальными категориями. Только индивидуумы, которые могут представить доказательства генеалогической связи с общим предком, являющимся членом общества, могут обладать и передавать имущество. В соответствии с этим принципом во внимание принимается прежде всего положение бывшего владельца имущества в родственной группе. Чем выше это положение в родовой иерархии, тем легче определить новых владельцев этого имущества. Затем рассматриваются отношения между членами группы и бывшим владельцем имущества, причем предпочтение отдается лицам, которые в генеалогическом плане стоят наиболее близко к бывшему владельцу имущества. Эта близость зависит от типа родственных отношений: сын наследует имущество отца (в случае родства по отцовской линии), племянник наследует имущество дяди (в случае родства по материнской линии). Если правомочный наследник умер раньше наследодателя, имущество переходит к лицам, положение которых внутри группы аналогично положению правомочного наследника (выбор падает в этом случае на сына младшего брата отца или на сына младшей сестры матери). Можно также отдать предпочтение более младшему поколению и передать имущество внукам отца или сыновьям племянницы. Эти генеалогические условия ставятся перед индивидуумами, свобода наследования которых является очень ограниченной. Наконец, сам умерший имеет право на часть своего имущества: его наследники должны использовать часть наследства на организацию поминок и традиционных обрядов, которые проводятся периодически.

С другой стороны, наследуется не только имущество Наследуются также функции супруги, детей, причем это происходит так же, как и с имуществом, поскольку если наследование имеет место по причине смерти, необходимо определить лицо, которое займет место умершего по отношению к лицам, с которыми он имел какие-либо особые отношения.

Наконец, если в наших собственных правовых системах право наследования не связано автоматически со смертью индивидуума (выделение наследства, дар и разделение имущества), то это явление еще более распространено в традиционных обществах: время наследования совершенно не одинаково. В том, что касается передачи материального имущества, наследование имеет место не в связи со смертью предыдущего обладателя этого имущества, а в связи с совершеннолетием наследника (Р. Вердье совершенно верно говорит о «наследовании по причине жизни»). Другими словами, в соответствии с правилами наследования дети получают от своих отцов или единокровных дядьев приданое или имущество, необходимое им в момент достижения ими совершеннолетия. П. Бонт описал этот процесс так, как он происходит у туарегов Нигера: в случае женитьбы индивидуума или рождения его первого сына данный индивидуум получает часть стада, принадлежащего его отцу. Напротив, наследование общественных функций (колдун, целитель, землевладелец, глава рода) может иметь место только после смерти их предыдущего обладателя. Действительно, принято считать, что индивидуумом, наиболее готовым осуществлять руководство над родственниками, является самый старый из тех, кто был наиболее близок к предкам. Поэтому приходится констатировать, что и традиционные и современные общества имеют различные понятия в отношении времени наследования, в традиционных обществах наследование функций может иметь место после смерти, тогда как имущество может быть передано и при жизни его прежнего обладателя; в современном обществе наследование общественных функций и частных несемейных функций обычно имеет место при жизни тех людей, которые эти функции отправляют, тогда как имущество передается по наследству лишь после смерти его владельцев.

Второй принцип: наследственные режимы учитывают социально-родственную функцию имущества. Современное право имеет тенденцию отождествлять наследование имущества с переходом права собственности на имущество от умершего индивидуума к его наследнику. Напротив, традиционное право преследует цель организовать передачу имущества таким образом, чтобы обеспечить как монолитность групп, так и наследование в большей мере поколениями, нежели отдельными индивидуумами.

С одной стороны, ценность имущества зависит в меньшей мере от его экономической природы, чем от его связи с группой, владеющей этим имуществом (так, например, у народности серере при одинаковой экономической ценности делается различие между коровой, унаследованной от единоутробного дяди, и коровой, унаследованной от отца). Таким образом, нет единства наследства: поскольку экономическая ценность не является определяющей, она не может служить общим эквивалентом, применяемым к имуществу, имеющему различную природу. Равным образом, не существует и единства наследования ни на уровне имущества, ни на уровне функций, ни на уровне личностей. Имущество является родовым понятием: каждый человек через посредство своих родственников по восходящей линии связан с предком—основателем рода; равным образом имущество связывается прежде всего с лицом, которое первым его создало, получило или приобрело, а это лицо вовсе не обязательно является последним обладателем имущества. Отсюда вытекает возможность наследования прежде всего по боковой линии (от брата к брату) и затем возможность наследования младшим поколением. Когда право передачи имущества осуществляется по вертикали, оно основывается на принципах родства по материнской или отцовской линиям или на принципах двухлинейного родства. Это распределение между линиями родства зачастую усложняется различиями, учитывающими не только генеалогическое происхождение имущества, но также и его природу: некоторые виды имущества (обычно земля) передаются только мужчинам (как в случае родства по отцовской, так и в случае родства по материнской линии); другие же виды имущества (украшения, драгоценности) передаются только от матери к дочери. (Легко заметить, что наш институт предпочтительной передачи сельскохозяйственного или промышленного предприятия также использует этот принцип дифференцированного наследования имущества в соответствии с его природой.)

С другой стороны, некоторые типы имущества рассматриваются группами как имущество, необходимое для функционирования этих групп: в этом случае имущество наследуется всей группой и отдельные индивидуумы не могут по своей воле изменить этот порядок. Существуют также типы имущества, рассматриваемые как второстепенные и квалифицируемые как индивидуальное имущество: владельцы такого имущества имеют полную свободу распоряжаться им по своему усмотрению.

Несмотря на краткость этих пояснений, можно констатировать, что в отличие от современного права традиционное право делает гораздо меньшее различие между имуществом и человеком. Следует ли рассматривать этот факт как признак «инфантилизма»? Речь идет, скорее, о совершенно другой логике. В современных обществах государство отдает предпочтение индивидуумам, а не группам. В традиционном же обществе родственный характер имущества является одним из основных юридических выражений самого его существования. Поэтому вполне логичен тот факт, что государство коренным образом меняет эту тенденцию и в большей мере отделяет имущество от человека, отдавая предпочтение индивидуальной собственности: французское республиканское государство, провозгласившее свободу личности, всегда гордилось тем, что освободило индивидуума от принуждений, навязываемых ему группой. Мы имеем, однако, все основания для того, чтобы считать, что в этом случае человек лишь сменил хозяина и что свобода личности есть прежде всего могущество государства.

Существует, однако, еще один вопрос, на который нас обязательно наталкивает разнообразие структур, управляющих родственными отношениями: какие же причины вызывают такое разнообразие?

Гипотезы об основах дифференциации систем родства. Мы уже видели, что родственные структуры соответствуют обществам, в которых государство утверждает свое превосходство над родственными образованиями и что, по мнению К. Леви-Строса, дифференциация политической власти ведет к преобладанию отношений родства по отцовской линии. Однако, кроме этих нескольких замечаний, основанных преимущественно на факторах политического порядка, мы можем выдвигать лишь гипотезы.

Сравнительный анализ различных культур, проводившийся до настоящего времени, свидетельствует о важности экономических факторов.    Д. Ф. Аберль подчеркивает также, что некоторые явления ведут к преобладанию родства по отцовской линии или усиливают его в ущерб родству по материнской линии: увеличение производительности труда и демографических размеров групп; увеличение доли мужского труда и собственности, принадлежащей мужчинам; повышение контроля мужчин над средствами производства; развитие неродственного контроля над политической организацией. С другой стороны, системы родства по материнской линии более многочисленны в тропических и субтропических зонах, где дикие растения, собираемые женщинами, встречаются в большем изобилии, чем дичь, на которую охотятся мужчины. Кроме того, наблюдения, проведенные             А. Одрикуром и Р. Крессуэллом, дают основание считать, что различные общества проводят параллели между методами, используемыми ими для выращивания различных растений и одомашнивания животных, и их понятиями родственных отношений. Выращивание злаков осуществляется при помощи растения, имеющего половые признаки и порождающего очень различные и очень многочисленные виды. Климат и почва способствуют развитию одних культур в ущерб другим, в связи с чем сельскохозяйственный производитель должен проводить тщательный отбор семян. И, наоборот, выращивание корнеплодов подчиняется совершенно другим законам: каждый год сажают те же семена, в результате чего образуется набор клонов или набор корнеплодов, получаемых путем последовательной посадки.

Сельскохозяйственные производители, выращивающие злаковые культуры, часто занимаются интенсивным одомашниванием животных. В социальном плане они чаще всего являются ксенофобами и эндогамами. В политическом плане, в соответствии с западным опытом, они имеют тенденцию подчинять индивидуума государству и возвышать роль права. Наоборот, в странах Юго-Восточной Азии, где самой распространенной сельскохозяйственной культурой является яме, т. е. растение, требующее минимума обработки (тогда как злаки необходимо сначала обмолотить и провеять), одомашнивание животных развито довольно слабо и в обществе преобладает мнение (это относится, в частности, к Китаю эпохи конфуцианства), что государство и право должны как можно меньше вмешиваться в повседневную жизнь.

В плане подтверждения того факта, что родственные структуры определяются экономическими факторами, можно сослаться на результаты исследований, предпринятых Драйвером и Массеем (1966), которые установили взаимозависимость между экономикой и родственными связями во всех индейских обществах Северной Америки. В обществах, в которых выживание обеспечивается главным образом за счет женского труда, преобладает выбор места жительства по месту жительства матери, родство по материнской линии и номенклатура родства по типу кроу. В обществах, в которых мужской и женский труд более или менее сбалансирован, преобладает свободный выбор места жительства, родство по обеим линиям и номенклатура родства гавайского типа. В обществах, в которых выживание обеспечивается главным образом за счет мужского труда, преобладает выбор места жительства по месту жительства отца, родство по отцовской линии и номенклатура родства типа омаха. Однако, если констатация этой взаимозависимости доказывает влияние экономических факторов (а кто может обоснованно заявить, что такого влияния не существует?), то это еще не доказывает, что экономические факторы играют определяющую роль: действительно, очень важно не упустить из виду, что эта взаимозависимость проявляется довольно слабо. Можно лишь согласиться с мнением М. Годелье, который утверждает, что другие факторы (политические, социальные, религиозные и т. д.) также оказывают ощутимое влияние.

По нашему мнению, все вышеизложенное позволяет сделать два основных вывода.

С одной стороны, материальные условия оказывают влияние на формирование структур родства, но одних их недостаточно для того, чтобы играть определяющую роль. Степень дифференциации политической власти также играет весьма важную роль. С другой стороны, преобладание мужского труда над женским способствует развитию родства в основном по отцовской линии, эта линия преобладает у всех кочевников-скотоводов (за исключением туарегов). Мужчины играют здесь основную роль, поскольку. Именно на них ложится основное бремя одомашнивания животных. Однако здесь можно говорить лишь о тенденции, так как во всех других обществах, материальная жизнь которых обеспечивается за счет других видов деятельности (охота, рыбная ловля, собирательство, сельское хозяйства, кустарные промыслы), в любую эпоху и независимо от способа производства можно наблюдать однолинейные, двухлинейные и недифференцированные отношения родства. Как пишет М. Годелье, мы с сожалением должны прийти к выводу, что «пока еще общественные науки оказались неспособны установить прямую связь между способом производства и общественным способом воспроизводства». Эта констатация не означает, что механизмы формирования родственных структур образуются по воле случая: туман, которым они закрыты от нашего изучения, объясняется лишь слабым светом прожекторов, находящихся в нашем распоряжении. К счастью, мы располагаем и более мощными «прожекторами», позволяющими более отчетливо видеть типы супружеских союзов.

 

В. Системы супружеских союзов

 

В наших современных обществах группы имеют тенденцию «растворяться» среди индивидуумов. Что же касается традиционных обществ, то в них действует обратная тенденция: супружество рассматривается прежде всего как союз между группами.

Преимущество, предоставляемое группам, является одной из причин, объясняющих запрет на кровосмешение. Этот запрет является всеобщим, но, поскольку существует множество систем обмена, необходимо рассмотреть, как этот запрет реализуется в каждой из этих систем.

а) Запрет на кровосмешение. Во всех обществах существует запрет на кровосмесительные отношения, и многие теории пытались истолковать это явление.

Кровосмесительный инстинкт. Множество древних запретов были отменены в наших современных обществах за последние несколько десятилетий. Однако это никоим образом не коснулось запрета на кровосмешение, который основывается на «природных» и биологических законах: связи между близкими родственниками рассматриваются как противоречащие природе, и дети, рождающиеся в результате таких союзов, очень часто страдают генетическими пороками. Однако некоторые свидетельства показывают, что, напротив, кровосмесительный союз соответствует природному желанию. Поговорка племени азанде утверждает, что «влечение к женщине начинается с сестры». Известен также знаменитый текст, в котором М. Мид цитирует свидетельство одного представителя племени арапеш (Океания): «Ты хотел бы взять в жены свою сестру? Но что это тебе даст? Разве ты не хочешь иметь свояков? Разве ты не понимаешь, что если ты возьмешь в жены сестру другого человека, а другой человек женится на твоей сестре, то у тебя будет по меньшей мере два шурина? Если же ты возьмешь в жены свою сестру, то у тебя не будет ни одного шурина. С кем же пойдешь ты на охоту? С кем будешь ты обрабатывать поле? К кому ты сможешь пойти в гости?» Урок ясен: нужно отказаться от женитьбы на своей сестре по причинам социального и экономического порядка. Плутарх уже предчувствовал это, когда писал о браках у римлян, хотя и выражал определенные сомнения и не исключал других гипотез: «Почему не вступают в брак с женщинами, являющимися близкими родственницами? Да потому что посредством брачного союза стремятся расширить свои родственные связи и иметь много родственников. Этого достигают, отдавая женщин своего рода другим мужчинам и беря у других мужчин женщин их рода».

Психоанализ в теории Эдипова комплекса, кажется, подтверждает, что природе более соответствует кровосмесительный инстинкт, а не его запрещение. Тот факт, что запрет на кровосмешение не является «природным», ничуть не свидетельствует о его вредности. Чтобы открыться миру и обществу, ребенок должен освободиться от семейного окружения, как об этом говорится в Священном Писании: «Ты покинешь отца своего и мать свою». Можно ли автоматически перенести это объяснение на уровень социальных групп? Именно это предлагает сделать теория, разработанная К. Леви-Стросом.

Толкования запрета на кровосмешение. Основные теории по этому вопросу колеблются между двумя полюсами: либо они объясняют этот запрет материальными причинами, либо они видят в нем (как это делает, в частности, теория К. Леви-Строса) осуществление общественных императивов, основанных на необходимости обмена. Сравнительно недавно М. Годелье выдвинул идею, что запрет на кровосмешение может иметь как первое, так и второе из этих объяснений одновременно.

По мнению Р. Фокса, запрет на кровосмешение является продуктом эволюции и естественного отбора. Браки между родственниками биологически пагубны. Чтобы избежать этого, животные, близкие к человеку, живут стаями или прибегают к соревнованию между поколениями, в результате чего молодые особи изгоняются из группы. Однако, когда первые человеческие общества научились образовывать более или менее устойчивые родственные группы, эти методы оказались непригодными, поскольку группы должны быть монолитны. Поэтому пришлось изобрести запрет на кровосмешение, который препятствовал заключению браков между кровными родственниками и регулировал соревнование между индивидуумами. Человеческие общества, которые не приняли такое решение, исчезли с лица земли в результате естественного отбора.

Общепринятая в настоящее время теория К. Леви-Строса делает упор на факторы другого порядка. По мнению этого ученого, ничто не свидетельствует о том, что браки между кровными родственниками являются биологически вредными, по меньшей мере в долгосрочном плане. Прежде всего                      К. Леви-Строс отмечает, что, начиная с конца палеолита, во многих случаях окультивирования растений и одомашнивания животных человек использовал эндогамные способы размножения, которые доказали свою эффективность. Почему же он делает совершенно противоположные в чисто биологическом плане заключения, когда речь заходит о его собственном размножении? С другой стороны, К. Леви-Строс отмечает, что узаконение биологией запрета на кровосмешение происходит практически повсеместно только в XVI в., что опровергает утверждение о том, что уже первые человеческие общества ввели этот запрет. Кроме того, если в краткосрочном плане браки между кровными родственниками действительно увеличивают опасность появления рецессивных пороков, то со временем эта опасность проходит: через несколько поколений эти явления полностью исчезают. Более того, в небольших по численности обществах запрещение браков между близкими родственниками имеет лишь очень ограниченный эффект на уровне передачи генетических пороков, в общине, насчитывающей 80 человек, запрещение браков между близкими родственниками, например между двоюродными братом и сестрой, уменьшает всего на 10—15\% количество носителей наследственных пороков.

К. Леви-Строс критикует также объяснения запрета на кровосмешение, основанные на сексуальных мотивах. Согласно этим объяснениям, совместное проживание якобы снижает порог эротической возбуждаемости. Это замечание может быть и верно, но здесь имеет место смешение между привыканием, отмечаемым в отношениях между постоянными половыми партнерами (мужем и женой), и половым влечением между родственниками. Между родственниками как раз и не может быть сексуального привыкания, поскольку половые отношения между ними в принципе запрещены. С другой стороны, некоторые народности (например чукчи, живущие в Сибири) практикуют формы брака, при которых будущие супруги живут вместе с самого раннего детства, вместе воспитываются, что не препятствует тому, что по достижении совершеннолетия они могут вступать в половые отношения и рожать детей. Наконец, К. Леви-Строс отмечает, что если бы «ужас перед кровосмешением» основывался на физиологических или психологических мотивах, глубоко укоренившихся в человеческой натуре, было бы трудно понять причины, по которым все известные человеческие общества, находясь на том или ином этапе своего развития, сочли необходимым ввести запрет на кровосмешение: ведь бояться можно лишь явления, о котором тебе точно известно.

Именно поэтому К. Леви-Строс объясняет запрет на кровосмешение главным образом социальными причинами. Мужчины отказываются жениться на своих близких родственницах и соглашаются отдать их в жены представителям других семейных групп, в которых они сами могут выбрать себе жен. Этот брачный обмен имеет индивидуальную цену: каждый должен согласиться «потерять» потенциальную супругу в лице своих близких родственниц. Однако этот обмен имеет также и коллективное преимущество:

без такого обмена социальные группы жили бы в полной изоляции, что является отрицанием жизни в обществе. Общество формируется благодаря брачным обменам. Кроме того, жизнь в полной изоляции усугубила бы вражду между группами: когда в одной из них стало бы не хватать женщин, эта группа была бы вынуждена идти войной на другую группу, чтобы захватить силой ее женщин. И, наоборот, очень часто брачные обмены служат для того, чтобы покончить с конфликтом или ознаменовать его прекращение. Меланезийцы говорят: «Жену следует брать у тех, с кем ты воевал». И наши европейские монархи неоднократно следовали этому совету.

Таким образом, по мнению К. Леви-Строса, запрет на кровосмешение является одним из самых очевидных проявлений трансформации природы через культуру: «Запрет на кровосмешение не может быть объяснен ни чисто культурными причинами, ни чисто природными причинами; его также нельзя представить как результат смешения различных элементов, заимствованных частично у природы и частично у культуры. Он представляет собой фундаментальный шаг, благодаря которому, через который осуществлялся переход от природы к культуре. С одной стороны, этот запрет принадлежит природе, так как он является общим условием культуры и, следовательно, не нужно удивляться тому, что он позаимствовал у природы свой формальный характер, т. е. свою универсальность. Но, с другой стороны, он принадлежит культуре, поскольку действует и устанавливает свои правила внутри явлений, которые на первый взгляд совершенно не зависят от нее».

Что касается теории, разработанной М. Годелье, то она стоит где-то посредине между двумя вышеизложенными теориями, она не отвергает толкование К. Леви-Строса, но привносит в него биологические факторы. Автор напоминает, что семья и общество отнюдь не являются понятиями, свойственными исключительно человеку: некоторые виды животных также практикуют эти формы существования (шимпанзе живут стаями, состоящими из семей). С другой стороны, именно человеку принадлежит честь изобретения отношений родства, которые отличаются большой сложностью, так как человеческое родство является как социальным явлением (можно быть родственником человека, с которым вы не имеете никаких биологических связей), так и биологическим явлением и может простираться достаточно далеко как в пространстве, так и во времени. Возможно, что эти отношения возникли одновременно с появлением понятия отцовства, гораздо менее очевидного, чем понятие материнства (некоторые человеческие общества «не проводят никакой связи между половыми отношениями и зачатием и считают, что женщин оплодотворяют духи). Во всяком случае, запрет на кровосмешение в значительной мере способствовал тому, но, по мнению М. Годелье, он основан прежде всего на билогических императивах.

С одной стороны, человеческая самка является сексуально привлекательной практически постоянно в отличие от самок животных. С другой стороны, хотя человек достигает половой зрелости довольно поздно, он живет в семье бок о бок с представителями различных поколений, способных вступать в половые отношения. Сочетание этих двух факторов являлось потенциально губительным для общества, поскольку усугубляло соперничество между его членами: запрет на кровосмешение был, следовательно, изобретен для спасения общества. С этого времени появились и начали усложняться родственные и брачные отношения, поскольку запрещение вступать в брак с близким родственником повлекло за собой необходимость четко определить принципы, которыми следовало руководствоваться, запрещая или разрешая брак в каждом конкретном случае. В этом смысле запрет на кровосмешение является ответом на биологическую модификацию, ответом, который вводит обмен как способ социально-семейного регулирования.

Наконец, М. Годелье совершенно справедливо уточняет, что, несмотря на тот факт, что в большинстве человеческих обществ мужчина ставится выше женщины, это превосходство не является свойственным человеческому родству, основной задачей которого является организация структуры обмена. Источник превосходства мужчин следует искать в другом месте, в причинах экономических, политических и умственных, которые находят свое непосредственное выражение в родственных отношениях.

Теперь настала очередь изучения различных систем брачных обменов, не подпадающих под действие запрета на кровосмешение.

б) Системы брачных обменов. Можно выделить три типа таких систем. Это элементарные системы, определяющие родственников, с которыми вступать в брак запрещено, и родственников, с которыми браки являются предпочтительными. Затем идут полусложные системы, в которых запрещение на вступление в брак распространяется на целые категории родственников, а не на генеалогически четко определенных индивидуумов. И, наконец, сложные системы, в которых запрещаются браки внутри определенного круга близких родственников, но не содержится никаких предписаний относительно предпочтительного выбора супруга или супруги.

Сложные системы характерны для наших современных обществ, в которых законодательство о браке и семье запрещает браки, которые определяются как кровосмесительные, но не содержит никаких указаний относительно предпочтительных браков, т. е. внешне предоставляет индивидуумам полную свободу выбора. Следует, однако, воздержаться от любой эволюционистской интерпретации: наши общества переносят в социально-экономическую плоскость запреты и предписания, характерные для элементарных систем, и, на первый взгляд, освобождают таким образом индивидуума от любого принуждения, хотя в действительности они лишь заменяют генеалогические требования социологическими императивами. В традиционных обществах также могут существовать сложные системы: для этого достаточно, чтобы одно из этих обществ ставило бы непременным условием брак вне клана, не предписывая при этом обязательный выбор супруга или супруги. Тем не менее элементарные системы наиболее часто встречаются в традиционных обществах, и поэтому мы должны сосредоточить наше внимание именно на них. В этих системах практикуются два типа обмена: ограниченный и неограниченный.

Элементарные системы с ограниченным обменом. Ограниченный обмен имеет место в случае, когда две группы практикуют взаимный обмен, который в действительности является обменом сестрами: одна группа мужчин уступает своих сестер другой группе мужчин, которая, в свою очередь, отдает ей взамен своих сестер другой группе мужчин, которая, в свою очередь отдает ей взамен своих сестер.

 

 

                      Ограниченный обмен

 

Этот тип обмена, именуемый также «кариера» (по названию одной австралийской народности, у которой он был впервые отмечен и четко описан), практикуется в так называемых дуалистических обществах, которые разделяют своих членов на две однолинейные экзогамные половины. В поколении, появляющемся в результате такого обмена, эта система поощряет браки между перекрестными двоюродными братьями и сестрами, поскольку они являются детьми мужчин, обменявшихся своими сестрами, и запрещает браки между параллельными двоюродными братьями и сестрами, появившимися на свет в результате браков, в которых супруги не отказались от родственника противоположного пола.

Элементарные системы с неограниченным обменом. В отличие от прямого ограниченного обмена, неограниченный обмен не предписывает прямой взаимности в цепи обмена супругами и теоретически позволяет объединить неограниченное число партнеров, как это показывают нижеприведенные схемы.

В этой системе группа лиц, отдающих своих женщин, никогда не является той же, что и группа лиц, берущих в жены этих женщин, поскольку каждый индивидуум одновременно и отдает, и берет женщин. Дающая группа никогда не получает женщин непосредственно от берущей их группы, а получает их от группы, находящейся на другом конце цепочки о

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |