Имя материала: Юридическая антропология

Автор: НОРБЕР РУЛАН

Юридическая антропология как наука и учебная дисциплина

 

Выход в свет на русском языке учебника по юридической антропологии известного французского профессора Норбера Рулана — событие знаменательное, наглядно свидетельствующее об определенных позитивных сдвигах также и в этой сфере нашей юридической науки и вузовского образования.

Юридическая антропология — наука о человеке как социальном существе в его правовых проявлениях, измерениях, характеристиках. Она изучает правовые формы общественной жизни людей от древности до наших дней.

В предметную область данной юридической дисциплины входят правовые системы и в целом весь комплекс правовых явлений (все правовые формы в широком смысле этого слова — правовые нормы, отношения, идеи и представления, институты, процедуры, способы регуляции поведения, защиты порядка, разрешения конфликтов и т. д.), которые складываются в различных сообществах (первобытных, традиционных, современных), у разных этносов (народов, наций), в разные эпохи и в разных регионах мира. В поле исследовательского внимания и интереса этой юридической науки и учебной дисциплины, таким образом, находится все правовое многообразие и богатство человечества (и составляющих его этнических групп, народов, наций) в его становлении и развитии, в его реальном социально-историческом бытии.

Юридическая антропология возникла на стыке юриспруденции с целым рядом других гуманитарных дисциплин и прежде всего — с социальной антропологией, этнологией, социологией, культурологией, историей, философией (особенно — философией истории). Из юридических дисциплин заметное влияние на ее становление оказали история права (особенно история древнего права) и сравнительное правоведение.

Если в период своего возникновения и становления юридическая антропология свое основное внимание уделяла правовым аспектам «экзотических» (архаических, традиционных, неевропейских) обществ, то постепенно в предмет ее изучения включались и правовые системы современного общества. Вместе с тем шел процесс оформления и утверждения юридической антропологии как отдельной самостоятельной научной и учебной дисциплины в общих рамках юриспруденции.

В системе юридических наук и юридического образования юридическая антропология (в ее развитом виде в качестве научной и учебной дисциплины) занимает свое особое и самостоятельное место в ряду таких общенаучных юридических дисциплин, как теория права и государства, философия права, социология права, психология права, история права, государства и правовых учений, сравнительное правоведение, юридическая политология и др.

Юридическая антропология обладает значительным эвристическим потенциалом. Она заметно расширяет и обогащает диапазон, арсенал, приемы и методы научно-правовых исследований, объем и содержание юридических знаний. Речь, в конечном счете, идет о новых подходах к праву и об изучении новых аспектов (граней, проявлений, «образов») права, об углублении, конкретизации и развитии наших совокупных знаний о праве как специфическом социальном явлении, играющем существенную роль в организации функционировании общественной жизни людей в разнообразных условиях и на различных этапах истории человечества.

Процессы становления юридической антропологии в качестве самостоятельной науки протекали во II половине XIX—XX в. в русле общего развития и модернизации юриспруденции прежде всего в таких странах, как Англия, Германия, Франция и Италия. Данное обстоятельство в заметной мере было обусловлено и стимулировалось реалиями колониальной политики и устремлений этих стран и сопутствующими потребностями и возможностями практического изучения и теоретического осмысления правовых форм жизни в колонизованных странах, регионах, обществах.

Значительных результатов — на пути к юридической антропологии—достигла и отечественная (дореволюционная и послереволюционная) наука, в частности, в таких направлениях, как социальная антропология, этнология, социология, история древнего права, сравнительное правоведение и в целом изучение традиционных и современных обществ, включая их право, правовые формы их жизни. Дальнейшему плодотворному развитию юридико-антропологических исследований и утверждению юридической антропологии в качестве научной и учебной дисциплины в советское время препятствовали идеология и практика тоталитарного строя, негативное отношение к антропологии в целом, включая социальную и юридическую антропологию, а также господствовавшие коммунистические классово-партийные представления о праве, подмена права силовыми нормами произвольного закона (действующего законодательства, «позитивного права»).

В современных условиях постсоциалистических преобразований и движения страны к утверждению начал права, гражданского общества и правового государства открываются реальные возможности для формирования и развития отечественной юридической антропологии.

Особая актуальность юридико-антропологических исследований (включающих в себя изучение и сравнительный анализ правовых систем различных этносов и обществ) обусловлена для нас, помимо чисто познавательной стороны дела, радикальной переоценкой ценностей, ориентацией на стандарты и ценности мирового сообщества народов, новыми позициями постсоветской России как суверенного государства в современном быстро изменяющемся мире. Существенный вклад юридическая антропология может внести и в плане более глубокого изучения и лучшего понимания правовых аспектов межэтнических и межгосударственных отношений, специфики складывающихся правовых форм организации жизни различных обществ и государств на территории бывшего СССР и в современной Российской Федерации (с учетом многонационального состава ее населения, федеративного устройства, конфессиональных различий, разнообразия духовных, культурных и правовых традиций и т. д.). Одним из важных направлений формирующейся российской школы юридической антропологии, несомненно, станет разработка проблем, связанных со старыми и новыми дилеммами «Восток—Запад», «славянофилы—западники», «патриоты—реформаторы-западники» и т. д., поиски надлежащей концепции современного синтеза самобытных российских традиций и общецивилизационных достижений западных обществ в сфере идей и практики прав и свобод человека, конституционализма, господства права, гражданского общества, правовой государственности и т. д.

Существенное значение в плане преодоления нашего отставания (от западной юриспруденции) в области юридической антропологии наряду с собственно юридико-антропологическими исследованиями имеет включение в систему нашего высшего юридического образования полноценного курса по юридической антропологии. Это важно как для повышения уровня и качества общеправовых знаний современного юриста, так и для формирования будущих специалистов в области юридической антропологии.

Приятно отметить, что начало в этом деле уже положено. Так, профессор А.И. Ковлер (кстати, руководитель группы переводчиков данной работы) уже читает спецкурс лекций по юридической антропологии для студентов Академического правового университета при Институте государства и права РАН.

Разумеется, серьезная работа в сфере юридико-антропологических исследований нуждается в налаживании прочных междисциплинарных связей, в координации усилий юристов и представителей многих других смежных наук. Заметную плодотворную роль в этом отношении сыграло бы преподавание курса юридической антропологии (в том или ином объеме и виде) также и в ряде неюридических гуманитарных вузов философского, исторического, социологического, психологического, политологического, культурологического профиля. Это обогатит данные гуманитарные дисциплины не только специальными юридическими знаниями, но и широким комплексом современных гуманитарных правовых идей, концепций, ценностей. Ведь юридическая антропология, судя по положению дел в гуманитарных науках на Западе, является одной из наиболее содержательно богатых, практически значимых, развитых в теоретическом и эмпирическом отношении наук, разрабатывающих разные аспекты и направления современных социально-антропологических и общегуманитарных исследований. Междисциплинарное значение юридической антропологии обусловлено, в конечном счете, тем, что в ней — под углом зрения изучения такого четко определенного объекта и одновременно такого фундаментального явления, как право (а вместе с ним также государства, политики, управления и т. д.), — сконцентрированы все существенные достижения и «работоспособные» идеи и концепции социальной антропологии, этнологии, социологии, культурологии и ряда других гуманитарных наук.

Таким высоким стандартам современной юридической антропологии в полной мере отвечает и настоящий учебник. Изданный на французском языке в 1988 г. в качестве учебника для студентов юридического профиля, он вскоре был переведен на английский, немецкий, итальянский и испанский языки.

Норбер Рулан — известный французский юрист и антрополог. Он является профессором в Университете Экс-Марсель III (Университет в     г. Экс-ан-Прованс и г. Марселе, Франция); он читает курс лекций по юридической антропологии также в университетах Парижа и Бордо.

Профессор Рулан — всемирно признанный специалист в области юридической антропологии, изучения прав этнических меньшинств и автохтонных народов, разрешения конфликтов. По данной проблематике им, помимо предлагаемой вниманию читателей «Юридической антропологии», опубликовано много других значительных работ, в том числе «Римские рабы во время войн» (1977), «Эскимосы. Нового Квебека» (1978), «Право собственности эскимосов и его интеграция в восточные юридические системы» (1978), «Юридические способы разрешения конфликтов среди эскимосов» (1979), «Рим: демократия не возможна?» (1981), «Этатистское право, традиционное право и политика ассимиляции в современной Арктике» (1985), «Месть, санкция и эволюция: антропологический подход» (1990), «У истоков права. Юридическая антропология в наше время» (1991) и др.

Созданная Руланом и многие годы руководимая им Французская ассоциация юридической антропологии объединяет исследовательские усилия в данной области ученых из разных стран и регионов мира. Он является консультантом ЮНЕСКО по вопросам социальной и юридической антропологии, членом Совета Французского общества политико-правовой философии, ряда других научных обществ.

Свои теоретические изыскания Рулан сочетает с полевыми исследованиями. Так, на протяжении десятилетий он изучает жизнь, быт, право инуитов (эскимосов Северной Канады).

Труды Рулана, получившие заслуженное признание в мире, отличаются, по общему мнению специалистов, как уникальным материалом, собранным автором и другими учеными в ходе этнографических экспедиций, так и высоким теоретическим уровнем исследования фундаментальных проблем юридической антропологии. Специалисты отмечают и прекрасный литературный язык его книг, которыми интересуются не только студенты и ученые, но и массовый читатель. Кстати говоря, Рулан является автором и ряда художественных произведений, в числе которых «Лавры и пепел» (1984), «Солнца варваров» (1987), получивших хорошие отклики читателей и прессы.

Здесь следует также особо отметить усилия профессора Рулана, направленные на развитие юридической антропологии в нашей стране. Он многое сделал в плане ознакомления представителей нашей юридической науки с современным состоянием в области изучения и преподавания юридической антропологии во Франции и других западных странах, привлечения наших ученых к работе международных форумов по данной проблематике. Кроме того, он прочитал цикл лекций по юридической антропологии во Французском колледже при МГУ, провел ряд бесед и консультаций по этим вопросам в Институте государства и права РАН.

Значительную роль в распространении идей юридической антропологии, несомненно, сыграет и это русское издание его учебника «Юридическая антропология». Выбор данной работы в качестве учебника для наших вузов — пока, к сожалению, отсутствуют отечественные — обусловлен тем, что в ней высокая наука удачно сочетается с простотой и доходчивостью изложения учебного материала.

Существенное достоинство учебника Рулана состоит также в том, что в нем с надлежащей полнотой представлены такие необходимые компоненты юридической антропологии, как общетеоретические положения и практический материал (полевые данные юридико-антропологического профиля). В этом же плане следует отметить и другое несомненное достоинство рекомендуемого учебника: хорошо сбалансированное внимание, уделяемое автором освещению правовых форм различных типов обществ (архаических, традиционных и современных). Большой интерес при этом — с точки зрения и общей теории правопонимания, и практики действия права — представляют юридико-антропологические «портреты» не только «экзотических», но и современных западных обществ, о которых читатель узнает неожиданно много нового.

В вопросах теоретико-методологического характера автор учебника весьма последовательно придерживается взвешенной позиции, отвергающей крайности прямолинейного эволюционизма и архаического традиционализма. С этих позиций он критикует идеи «евроцентризма» и нигилистическое отношение к правовым ценностям и традициям неевропейских этносов и обществ. Его юридико-антропологическая интерпретация многообразия правовых систем пронизана идеями гуманизма и защиты прав всех народов мира на самостоятельное развитие.

Учебник отличается хорошо продуманной структурой изложения, материала. Введение знакомит читателя с основными целями и задачами юридической антропологии как научной и учебной дисциплины. В трех основных частях учебника подробно освещаются: история становления юридической антропологии и ее предметная специфика (ч. I); юридико-антропологические характеристики традиционных обществ (ч. II) и юридическая антропология современного западного позитивного права (ч. III). В заключении автор, резюмируя итоги работы, оценивает идеи юридической антропологии с позиций высокой метафизики, в контексте философских размышлений о «последних вопросах» — о смысле Истории, о Добре и Зле, о Жизни и Смерти человека.

В целом юридическая антропология в освещении профессора Рулана предстает как поучительное и увлекательное путешествие в новые измерения мира права, в новые миры правового космоса. Юридико-антропологическая трактовка многообразия права в его реальных социально-исторических проявлениях демонстрирует подлинную ценность каждого из этих уникальных «образов» права и всего права в целом.

 

                                                                                 В. С. Нерсесянц,

                                                                                 академик РАН,

                                                                                 доктор юридических наук,

                                                                                 профессор

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |