Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§ 4. память

Протекание процессов запоминания, сохранения и последующего воспроизведения определяется тем, какое место занимает данная информация в деятельности субъекта, какова ее значимость, что он делает с этой информацией. Наиболее продуктивно запоминается материал, связанный с целью деятельности, с ее основным содержанием. В этих случаях даже непроизвольное запоминание может быть более продуктивным, чем произвольное.

Менее продуктивно запоминается материал, не связанный с целью деятельности. Наименее эффективно происходит запоминание нейтральных, фоновых раздражителей, не связанных с содержанием, характером протекающего действия. Необходимым условием запоминания нейтральных фоновых является проявление к ним ориентировочной реакции на "новизну" или яркость их образа.

Следует особо сказать о влиянии эмоций на процесс запоминания. Запоминание будет более продуктивным, если восприятие осуществляется на фоне повышенных эмоциональных состояний. Когда явление и событие затрагивают чувства, то мыслительная деятельность свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого будет более активна, заставляя неоднократно возвращаться к пережитому.

Свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый могут лучше запоминать в одних случаях приятное, в других — неприятное, в зависимости от того, что им в данном случае более важно, что для них более значимо. Эксперименты, проведенные П.И.Зинченко, показали: "Как неприятные, так и приятные события могут во многих случаях потерять для человека свое актуальное значение и быть забытыми через самые различные сроки. Это может произойти в зависимости не только от того, какое значение они имели в свое время для человека, но и в связи с новыми обстоятельствами его жизни и деятельности, которые могут изменить первоначальный смысл и значение этих событий для личности".

Следователю необходимо учитывать индивидуальные характерологические особенности свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого: при прочих равных условиях одни люди склонны к запоминанию приятного, другие — неприятного, в зависимости от бодрого, жизнерадостного, оптимистического или пессимистического склада личности.

Восприятие и запоминание события преступления потерпевшим и обвиняемым имеет свои особенности. Наше представление о том, что сила и яркость раздражителя, обеспечивающие в обычных условиях восприятия четкость и прочность впечатления, не всегда верны по отношению к потерпевшему и обвиняемому. Чрезмерно сильные впечатления не только подкрепляют, но и при определенных ситуациях ослабляют или полностью глушат то, что запечатлено.

На запоминание материала, воспринятого свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, обычно оказывает влияние их последующая деятельность. Впечатления могут забываться полностью или частично.

Воспоминание и припоминание не являются процессами, изолированными друг от друга. Между ними существует двусторонняя взаимная связь. Припоминание является, с одной стороны, предпосылкой воспроизведения, а с другой—оно оказывается его результатом. Припоминание совершается в процессе воспроизведения, в ходе рассказа свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого на допросе. Не случайно в ст. ст. 150,158,161 УПК РСФСР рекомендуется начинать допрос со свободного рассказа, так как это способствует активизации латентного слоя, запечатленного в памяти.

Отсюда важный тактический вывод: не следует без крайней надобности прерывать свободное повествование допрашиваемого. Заданный в ходе свободного рассказа вопрос часто рассеивает внимание допрашиваемого, нарушает ход его мыслей, мешает припоминанию фактов.

По длительности сохранения воспринятого память бывает двух видов — кратковременной и долговременной, механизмы которых совершенно различны. Информация о любом явлении вначале поступает в блоки кратковременной памяти, оттуда может перейти в блоки долговременной памяти и сохраняться неопределенный срок. Переход информации из долговременной памяти в кратковременную есть процесс воспроизведения информации. Считают, что кратковременная память связана с циркуляцией импульсов по замкнутым нервным путям, т.е. реверберирующим (от лат. reverberate — отражать) кругам возбуждения.

Продолжение реверберации в течение длительного времени (30 — 50 мин) вызывает стойкие круги структурных изменений в нервных клетках мозга, которые являются механизмом долговременной памяти.

Мы на несколько минут можем легко запомнить номер случайного телефона или номер автомашины и затем забываем его. Машинистка при печатании удерживает в памяти небольшие отрывки текста до тех пор, пока печатает. Это результат функционирования оперативной памяти, выделяемой из кратковременной памяти, поскольку информация, хранящаяся в ней, используется редко. Тот же номер телефона или автомашины, если мы будем пользоваться более продолжительное время, закрепляется в нашей памяти (реверберация). Таким образом, реверберация — это переход информации с кратковременной в долговременную память. Процесс перехода информации из кратковременной памяти в долговременную называется процессом консолидации, т.е. закрепления, после которого обычно наступает временное забывание воспринятого. Если лицо в результате события преступления получило механическую травму головы, то консолидация может нарушиться и оно забывает события, непосредственно предшествовавшие получению травмы. Если же процесс консолидации завершился, то информация удерживается в памяти долго и никакие воздействия не могут ее искоренить. Даже охлаждение организма до очень низких температур не приводит к забыванию запечатленного.

Сведения о кратковременной и долговременной памяти весьма значимы для следственной работы. Знание закономерностей их функционирования облегчит следователю правильный выбор тактических воздействий и правильное воспроизведение забытого.

Забывание представляет собой процесс, противоположный запечатлению и сохранению. Забывание — явление физиологически вполне нормальное. Вовсе не обязательно, чтобы свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый образы того или иного человека, предмета, связанные с каким-то преступлением, постоянно держал в памяти, непрерывно думал о них. Как уже говорилось выше, переход информации из кратковременной памяти в долговременную - есть простейший вид забывания — временное забывание. Если бы вся информация, накапливаемая в памяти, одновременно всплывала в сознании человека, то практически было бы невозможно продуктивное мышление. Только усилием воли люди каждый раз извлекают из долговременной памяти только ту часть информации, которая необходима для выполнения данного вида деятельности. "Движение мысли, — пишет А.Н. Лук, — та нить, которая переводит необходимую информацию из длительной памяти в оперативную". Таков и механизм воспроизведения показаний свидетелем, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым.

Однако следует отметить, что восстановление в памяти каких-либо событий, т.е. переход информации из долговременной памяти в оперативную, — не всегда проходит гладко. Допрашиваемый иногда не может вспомнить необходимые сведения. Означает ли это, что они безвозвратно забыты? На такой вопрос ученые отвечают по-разному. Одни утверждают, что нормально функционирующий мозг удерживает и сохраняет весь жизненный опыт индивида, что трудность только в невозможности их произвольного воспроизведения. По мнению других, часть информации не сохраняется в памяти человека, забывается абсолютно. Не вникая в суть этого спора, отметим только одно важное для нас научно доказанное положение: память хранит больше сведений, чем воспроизводится. Учитывая это, следователь должен применить серию приемов активизации ассоциативных связей и таким образом способствовать восстановлению в памяти сведений об интересующих следствие обстоятельствах.

Люди легко и быстро забывают сведения, которыми они в повседневной жизни редко пользуются, не освежают в памяти, не воспроизводят часто. Но наблюдаются случаи, когда и многократно воспроизводившиеся материалы вдруг забываются и, несмотря на усилия человека, не припоминаются сразу. Подобные "осечки" памяти не являются отклонением от нормы, ибо они довольно часто, а иногда и быстро проходят. В необходимых случаях следователь может попросить допрошенного свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого сообщить дополнительно то, что он вспомнит после допроса, или провести через определенное время повторный допрос. Следователь не должен терять надежду и в том случае, если даже какое-то обстоятельство допрашиваемому покажется безвозвратно забытым, ибо это психологически демобилизующе действует на последнего. Побуждая его к активной мыслительной работе и мобилизации волевых усилий, можно добиться припоминания забытого.

При воспроизведении какого-либо события всегда имеют место узнавания. В данном случае мы имеем в виду не узнавание предмета или человека при повторном восприятии во время следствия, а узнавание допрашиваемым воспроизводимого им материала на допросе. Воспроизведение факта, явления, которое не сопровождается чувством узнавания, не будет осознаваться как воспоминание. От того, какова степень узнавания сообщаемых сведений, будет зависеть и точность, правильность показаний. Узнавание бывает различной степени -- от слабого чувства знакомства с воспроизводимым материалом до полной уверенности в его точности. Именно этим объясняется проявление уверенности или неуверенности допрашиваемого в том, что он рассказывает следователю. Следует помнить, что самооценка свидетелем, потерпевшим, подозреваемым и обвиняемым показаний не всегда может соответствовать действительности. Практике известны случаи, когда показания, точность которых казалась несомненной, впоследствии оказывались ошибочными. Узнавание иногда создает иллюзию достоверного знания, вызывает ложную уверенность в прочном запоминании материала, внешности человека, приводя к добросовестному заблуждению.

Поэтому в ходе допроса нужно уметь разбираться в индивидуальных различиях памяти свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого. Индивидуальность памяти личности проявляется, с одной стороны, в особенностях ее процесса, т.е. в том, как осуществляется запоминание, сохранение и воспроизведение, а с другой — в особенностях содержания памяти, т.е. в том, что запоминается. Эти две стороны памяти, по-разному сочетаясь, делают память каждого человека индивидуальной в смысле ее продуктивности. В процессах памяти индивидуальные различия выражаются в скорости, точности, объеме, прочности запоминания (длительности сохранения) и готовности (быстроты) к воспроизведению, которые определяются биологическими особенностями, условиями жизни и воспитания.

Высока продуктивность профессиональной памяти. Объясняется это направленностью интересов человека. Иногда профессиональная память связана с длительной тренировкой и одаренностью (музыканты, математики, чтецы). Она может зависеть также от качества внимания, состояния человека в момент восприятия и т.д. Готовность памяти допрашиваемого к воспроизведению также будет зависеть от знаний, жизненного опыта.

Вторая особенность проявляется в том, что у одних людей продуктивно закрепляется образный материал (лица людей, предметы, изображения, звуки, цвета и т.п.), у других — словесный (слова, мысли, числа и т.п.), у третьих — преимущества в запоминании определенного материала не наблюдаются.

Запоминаются не все впечатления, полученные человеком. Ассоциативные связи образуются избирательно. Кроме того, запечатленный материал может по-разному сохраняться в памяти. Образы одних предметов и явлений удерживаются неопределенно долго, а другие забываются. Забывание может быть полным или частичным, длительным или непродолжительным. Фактором, детерминирующим этот процесс, является опять-таки деятельность личности.

В зависимости от цели деятельности запоминание может носить непроизвольный или произвольный характер. При произвольном запоминании происходит осмысливание образа, отбор и обобщение главного в нем, а если нужно — информация заучивается. При непроизвольном же запоминании закрепление впечатления происходит как бы само собой, без усилия со стороны воспринимающего.

С результатом последнего вида запоминания следователю нередко приходится иметь дело. Практика показывает, что непроизвольное запоминание, как и произвольное, в большинстве случаев обеспечивает правильное воспроизведение нужной информации на допросе.

Существует особый случай зрительно-образной памяти, называемый эйдетизмом (от греческого слова "эйдос" — образ). Эйдетики чрезвычайно отчетливо сохраняют представление о виденном, как будто продолжают видеть его со всеми деталями, после исчезновения объекта из поля зрения.

Преимущественное развитие одного из типов памяти (зрительного, слухового, эмоционального, двигательного и т.д.) связано также с особенностями личности, условиями жизни, деятельности людей. Так, у философов, юристов высоко развита словесно-логическая память; у спортсменов, артистов балета, оперетты—двигательная память; у артистов драмы, кино — слуховая, эмоциональная; у художников, архитекторов — зрительная; у музыкантов — слуховая; у химиков — обонятельная; у дегустаторов — вкусовая; у слепых — обонятельная, осязательная.

Следует сказать, что несмотря на такое преобладание одного из видов памяти вообще у каждого человека ведущее занимает все же словесно-логическая намять. Обусловлено это соотношением первой и второй сигнальных систем. ИЛ. Павлов писал, что вторая сигнальная система у человека является главной, так как она подчиняет себе деятельность первой сигнальной системы, "держит ее под сурдинкой".

Индивидуальные различия памяти могут проявляться в том, что один человек хорошо запоминает даты, цифры (например, бухгалтеры, счетоводы), другой — имена людей (работники общественных организаций, отдела кадров), третий — вдет красок (художники, красильщики, маляры).

Для правильной оценки показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого следователю важно знать закономерности процесса развития памяти человека.

Память развивается и совершенствуется в течение всей жизни человека. На нее влияют развитие нервной системы человека, условия воспитания и обучения, выполняемая деятельность. При этом развитие происходит как количественно — путем увеличения скорости и объема запоминания, так и качественно - путем перехода от образного к словесному, от непроизвольного к произвольному запоминанию.

У детей дошкольного возраста (4—6 лет) память в основном непроизвольная и образная. Они значительно лучше запоминают то, что получено при помощи зрительных ощущений, чем словесных. Дети этого возраста запоминают и дольше сохраняют все яркое, новое, производящее на них сильное впечатление, а также предметы обихода и привычные действия, многократно повторяющиеся на глазах ребенка. Лучше запоминаются понятные для ребенка предметы и явления. В этом возрасте ребенок в меру своих способностей осмысливает воспринимаемый материал. Для нас большое практическое значение имеет вывод из экспериментов А. В. Запорожца, который считает, что попытки со стороны взрослого поставить перед ребенком 3—4 лет задачу запомнить что-то не приводят ни к каким результатам.

Отсюда ясно, что возможность использования детей' указанного возраста как лжесвидетелей исключается.

В младшем школьном возрасте дети могут организовать произвольное запоминание, но в восприятии словесного материала они еще не научились выделять и пользоваться опорными смысловыми пунктами.

Интенсивное развитие словесно-логической памяти происходит у подростков среднего школьного возраста и достигает ведущего значения у учащихся старших классов. Последним уже присущи черты памяти взрослого человека. У них значительно возрастает прочность сохранения и точность воспроизведения материала.

Установлено, что до 20 - 25 лет память обычно улучшается, до 40 — 45 лет сохраняется на одном и том же уровне, затем постепенно начинает слабеть.

Люди преклонного возраста легко забывают текущие события. Но это лишь один этап возрастных нарушений памяти. На следующих этапах забываются трудовые навыки, не воспроизводятся приобретенные знания, теряется память чувств и наконец память привычек. Но у старых людей дольше сохраняются впечатления детских лет. Учет возрастных особенностей памяти важен для следователя, так как помогает ему ориентироваться s причинах расхождения показаний людей разного возраста.

Следственная практика знает и такие случаи, когда свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый абсолютно уверенно "вспоминают" факт, которого не было в действительности. Это явление называется обманом памяти или "феноменом пережитого". Такое нарушение относится к патологии, но нередко наблюдается и у вполне здоровых людей. Человеку кажется, что все воспринимаемое сейчас он когда-то уже видел, слышал, и это может привести к заблуждению, к путанице в определении времени, места, факторов, явлений. Такие обманы памяти могут быть, например, у утомленного допрашиваемого.

Бывают случаи провалов памяти (амнезии), когда из сознания выпадают события, заполняющие определенный (больший или меньший) отрезок времени. Провалы памяти могут наступить, в частности, у потерпевшего после полученной травмы или обморочного состояния. Нередко следователи, умело пользующемуся ассоциациями, удается добиться того, что "провал" памяти устраняется.

При корсаковом психозе у алкоголиков резко нарушается функция запечатления, но почти не нарушается функция сохранения в памяти материала и воспроизведения его. Подобные явления также свойственны старикам, людям, страдающим склерозом мозговых сосудов.

Вообще же следует сказать, что существуют люди, память которых работает всегда безотказно, без срывов и промахов и без искажений. Чтобы добиться максимальной полноты воспроизведения, следователю важно сделать правильный выбор времени допроса свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Попытки ученых в прошлом определить время наиболее продуктивного воспроизведения информации оказались безуспешными. Однако они не без основания считали, что возможность утраты и искажения воспринятого материала с течением времени увеличивается. Опыты показывают, например, что в отсроченных воспроизведениях даже реконструкция материала выражается резче. Это связано с динамичностью процессов сохранения и воспроизведения, в которых продолжается внутренняя, скрытая работа мысли.

Отсюда следует, что чем ближе по времени допрос свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого к тому факту, который он освещает, тем большая вероятность полноты и достоверности в показаниях.

Но из этого общего правила бывают исключения. Показания, данные непосредственно после события преступления, иногда оказываются неполными, недостаточно ясными, непоследовательными. Такое явление объясняется реминисценцией. Сущность реминисценций заключается в том, что происходящий сразу же после восприятия процесс торможения делает первоначальное воспроизведение недостаточно продуктивным. В течение последующих 2—3 дней в процессе сохранения информации происходит сопоставление и усиление в памяти частей и элементов воспринятого, их смысловых связей. По-видимому, отсроченный на 2 — 3 дня допрос оказывается более эффективным, чем проведенный непосредственно после происшествия.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |