Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§ 5. роль интуиции, воображения, мышления и интеллекта в решении задач

 

Условия задачи являются отправным пунктом ее решения и представляют собой те исходные данные, которые включаются в качестве необходимых посылок в ход рассуждения, приводящего к цели. Они могут выражаться по-разному: в виде предметов, например, вещественных доказательств, т.е. в наглядном виде; в словесном вербальном выражении, например, в виде показаний участников уголовного судопроизводства, и в смешанном виде — наглядно-вербальном.

С точки зрения отношения к прошлому опыту и знаниям условия задачи могут быть привычными или непривычными — новыми, причем эта новизна может иметь разную степень выражения.

Сознание следователя усиленно работает над раскрытием преступления, т.е. происходит творческий процесс мышления. На этом этапе идет познавательная работа: поиски новой информации — осмотр места происшествия, сбор необходимых материалов, опрос лиц, участвующих в деле. Затем происходит анализ и обобщение этой информации и на ее основе следователь строит различные версии.

Но эти версии не приводят к желаемому результату. Они накладываются и наслаиваются одна на другую, но каждая из них вместе с тем как-то фиксируется в сознании. "Получается, что в сознании фиксируются как бы параллели попыток решения вопроса, которые всевозможным образом переплетаются, пересекаются и взаимодействуют. В каждой из них остается все же какой-то свой недоучет того или другого элемента (в одном — одного элемента, в другом - другого и т. д.), и поэтому нет еще общего решения вопроса.

В попытках определить интеллект можно выделить следующие основные подходы:

1) интеллект — это обобщенная способность к обучению;

2) интеллект — это способность к отвлеченному, абстрактному мышлению;

3) интеллект -— это то, что обеспечивает эффективность адаптации, поведения в сложной среде;

4) интеллект — это то, что измеряется тестами интеллекта.

Определение интеллекта через приспособительную деятельность находит все больше сторонников. Сущность интеллекта понимается как структурирование отношений между средой и организмом, а его развитие проявляется в более адекватной адаптации.

Такое понимание интеллекта позволяет рассматривать его процесс, а не результат, выступающий в виде способности к обучению, к абстрактному мышлению и т.д..

Сегодня уже ясно, что отношения между интеллектом и личностью ~ отношения взаимозависимости: ... глубокие связи между ними, особенно проявляющиеся в мотивации умственной деятельности, зависящей от установок, потребностей, интересов и идеалов личности, уровня ее притязаний и т.д., во многом определяют активность интеллекта. В свою очередь. Характерологические свойства личности и структура ее мотивов зависят также от степени объективности ее отношений к действительности, опыта познания мира и общего развития интеллекта".

В большинстве случаев следователь не учитывает какого-то одного факта во всех версиях, так как в деле имеются многочисленные признаки явлений, которых он в данный момент не осознает.

Однако рациональные, сознательно организованные действия следователя на этом этапе играют большую роль для интуиции. С их помощью можно очертить район поиска, сконцентрировать творческое мышление. Здесь оказывается и неосознанное решение проблемной ситуации, и признаки элементов, из которых строится ее решение. И именно эти, первоначально не осознаваемые признаки элементов проблемной ситуации направляют процесс решения по правильному пути, а "неожиданное" для следователя нахождение правильного пути — "озарение" является внешним проявлением, интеллектуальной интуицией".

Соотношение этих неосознанных элементов и интуиции рассмотрел Я.А. Пономарев. Он провел серию опытов, в которых моделировал условия творческой деятельности на решении относительно простых задач, для которых необходима интуиция. Методика исследований Я.А. Пономарева состояла в следующем: он предлагал решить задачу; однако после того, как испытуемый не мог ее решить, Пономарев давал другую задачу, в которой находилась подсказка первой. В других случаях Пономарев давал вначале "подсказку" (т.е. задачу, в которой находился ключ к решению другой задачи), а затем ~ основную задачу.

Исследования показали, что если дать "подсказку" до задачи, то "подсказка" не помогает, если же дать ее после задачи, а затем вновь задачу, то задача решается.

"В основу гипотезы, объясняющей механизм такого явления, нами был положен факт неоднородности результата действия в ситуации подсказки — наличия в нем прямого (осознаваемого) и побочного (неосознаваемого) продуктов”.

На основании этой гипотезы высказывается предположение, что, когда подсказка предшествует задаче, та часть результата действия, которая является ключом к решению задачи, не осознается и поэтому не может быть использована как средство решения задачи.

Однако при определенных условиях возникает возможность осознания этой части результата действия.

Выделение неосознаваемого продукта действия и есть то зерно, из которого возникает интуиция.

Эта гипотеза оказывается приемлемой и при изучении механизма образования интуиции в работе следователя. Действительно, неосознанный продукт или, иначе, незамеченное свойство вещи, явления при подробном анализе оказывается "подсказанным" из другой ситуации, явления, увиденных следователем. Чаще всего следователь не осознает эту подсказку — решение задачи для него кажется неожиданным.

Большинство психологов не отрицает, что решение творческой задачи интуитивным путем проходит бессознательно или подсознательно.

В сфере сознания интуитивное решение проявляется при определенных условиях.

1. Если налицо ситуация напряженных поисков (поисковой деятельности) следователя.

Эта ситуация выражается параллельно в двух сферах: в эмоциональной и мыслительной. В эмоциональной сфере следователь во время поиска несколько возбужден. Он стремится снять это возбуждение, вызванное поисковой доминантой, путем целеустремленного мыслительного процесса, направленного на решение проблемной ситуации (мыслительная сфера). Именно поисковая деятельность следователя и определяет особенность последующей ориентировки в ситуации, когда встречается неосознаваемый продукт (т.е. когда наступает ситуация "подсказки") я выдвигается правильная версия по делу.

Наиболее благоприятные условия для верного решения дела складываются в тот момент, когда следователь перебрал все возможные варианты по делу, но еще не достиг стадии, на которой гаснет поисковая доминанта, т.е. основным условием здесь является целеустремленность и настойчивость, увлеченность делом.

2. "Оказалось, что чем больше насыщать содержание прямого продукта действия в ситуации подсказки, чем больше этим заинтересовывать испытуемого; тем менее возможно решение задачи".

В условиях творчества следователя это означает следующее: интуитивное решение тем вероятнее, чем менее содержательна прямая цель действия, в котором следователь наталкивается на неосознанный продукт, объективно содержащий ключ к решению задачи.

3. Успех решения задачи зависит "от степени автоматизации того способа действия, которым осуществлялось выполнение подсказки. Чем менее автоматизирован был этот способ, тем лучше решалась задача".

Натолкнуться на интуитивное решение в реальном творчестве больше шансов, делая что-либо малопривычное.

Еще одно условие возникновения интеллектуальной интуиции — предварительное упрощение проблемы.

Внешне интуитивный процесс протекает так быстро, что отдельные его этапы сливаются в единый, непрерывно текущий познавательный акт, в котором, если его специально не анализировать, нельзя выделить переход от одного этапа к другому.

Интуиция —- это стремительный переход от одних утверждений к другим, иногда с таким быстрым проскакиванием отдельных звеньев рассуждения, что посылки и промежуточные процессы не заполняются, хотя при тщательном восстановлении хода мыслей их можно было бы обнаружить.

Психологический процесс перехода интуиции из подсознания в сознание происходит своеобразно. При переходе интуиции в сферу сознания субъект ощущает эмоциональный фон (приятный, угнетающий и т.п.), содержанке которого от него скрыто. В результате целенаправленного поиска смысла эмоционального фона интуиция появляется в сфере сознания.

Но иногда субъект усилием воли снимает этот эмоциональный фон. В результате этого процесс перехода может затухать, т.е. повернуть обратно в подсознательное (например, при мощных самовнушениях).

Вот почему для следователя большое значение имеет мастерство в самонаблюдении, в самопознании, являющемся одновременно опосредствованным объективным знанием.

Интуиция, как часть творческого мышления, не включает, а предполагает сознательное, дискурсивное мышление, способное развернуть догадку в системе доказательств, обнаружить ее фактические основания, объяснить процесс ее формирования и в конце концов обнаружить ее правильность или ошибочность.

Основное назначение интуиции в процессе расследования состоит в том, что она создает гипотезы. Она играет важную вспомогательную роль в процессе доказывания, но совершенно безразлична с точки зрения конечных результатов этого процесса для принятия процессуальных решений.

С точки зрения формальной логики следователь, раскрывая (расследуя) сложное преступление (дело), решает задачу с огромным количеством неизвестных, которую по сложности можно приравнять к любимой кибернетиками задаче — шифру замка сейфа с десятью дисками (каждый от 0 до 99). Подсчитано, что для решения этой задачи "формальным" путем потребуются биллионы биллионов проб. Однако, если к диску будет присоединен звонок, звон которого раздается при нужном положении диска, решение задачи потребует всего около 50 проб.

Следователь ищет и отбирает версии и доказательства вторым способом. Он умеет слышать звон там, где его не слышит средний человек. Для него характерен в этой стадии (выдвижение версий) отбора доказательств интуитивный, эвристический склад мышления.

В следствии достаточно предварительных оценок, и было бы неразумным отмахиваться от возникающих у следователя интуитивных догадок, если они приводят к более углубленному исследованию обстоятельств дела.

С другой стороны, интуиция является эвристическим, а не доказательственным процессом и ее заключение носит вероятностный характер.

Мышление возникает тогда, когда окружающая действительность и в первую очередь окружающие люди требуют от человека решить какую-либо задачу, ответить на какой-либо вопрос и т.п.

Мышление, как и воображение, нужно на всем протяжении расследования. Мышление человека в отличие от чувственного познания начинается в связи с возникновением у него задачи, вопроса и даже удивления. Следователю постоянно приходится разрешать те или иные задачи, которые ставит перед ним расследование уголовного дела. Однако мышление — это не просто процесс решения задачи, хотя мышление возникает обычно из проблемной ситуации и направлено на ее разрешение.

"Мышление разрешает вставшую перед человеком задачу, благодаря тому, — говоря совсем общо, — что оно раскрывает не данные в условиях неизвестные свойства и отношения объектов или явлений, входящих в проблемную ситуацию: мышление ~ это по существу своему познание, приводящее к решению встающих перед человеком проблем или задач".

Эти задачи стоят перед следователем с того момента, как он получил первую информацию о совершении преступления, и до окончания расследования уголовного дела, которое тождественно решению проблемных ситуаций. Чем острее проблемность ситуаций, тем активней, как правило, бывает процесс мышления. "Задача мышления заключается в том, чтобы расчленить разнородные взаимодействия, выделить существенные для каждого из них моменты, затем посредством соотношения, абстракции, к которым мышление таким образом приходит, мысленно восстановить картину действительности в ее конкретности".

А это по самому существу - задача анализа и синтеза, которые являются составными частями процесса мышления. "Анализ и синтез — это две стороны, или два аспекта, единого мыслительного процесса. Они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Анализ по большей части совершается через синтез (через синтетический акт соотношения, условий задачи с ее требованиями и т.д.); анализ какого-нибудь целого всегда обусловлен тем, по каким признакам в нем объединены его части. Правильный анализ любого целого всегда является анализом не только частей, элементов, свойств, но и их связей или отношений. Он поэтому ведет не к распаду целого, а к его преобразованию. Это же преобразование целого, новое соотнесение выделенных анализом компонентов целого и есть синтез. Так же, как анализ осуществляется через синтез, синтез осуществляется через анализ, охватывающий части, элементы, свойства в их взаимосвязи".

Синтез непрерывно переходит в анализ и наоборот. Анализ помогает следователю выделить из показаний самое существенное, самое необходимое. Анализ переходит в абстракцию при переходе к отвлеченному мышлению.

"Абстракция — это, по существу, тоже специфическая форма анализа, форма, которую анализ приобретает при переходе к абстрактному мышлению в понятиях. Аналитический характер научной абстракции заключается в том, что она выделяет существенное, отвлекая его от несущественного: она анализирует и членит то диффузное, еще не проанализированное целое, в котором существенное и несущественное еще не расчленены".

Через сравнение - конкретную форму взаимосвязи синтеза и анализа — следователь приходит к обобщению, что фактически является решением данной конкретной задачи. А сравнение начинается с сопоставления или соотнесения явлений, т.е. с синтетического акта, при помощи которого и производится анализ сравниваемых явлений. При этом в них выделяется общее и различное, а выступающее в результате анализа общее объединяет, т.е. синтезирует обобщаемое явление. Таким образом, сравнение — это анализ, который осуществляется посредством синтеза и, в свою очередь, ведет к обобщению, к новому синтезу. Сравнение — это способ проявления взаимодействия анализа и синтеза. Именно через сравнение следователь приходит к обобщению ~ составлению определенной версии.

В связи со спецификой работы следователя предъявляются особые требования к его памяти. Основную роль в работе следователя играет произвольная смысловая память и такие ее качества, как большой объем и высокая точность. Эти качества являются решающими. Для успешного расследования дела, для правильного проведения допроса недостаточно прошлого опыта и прошлых знаний. В каждом новом необходима новая информация, которую получают пря изучении материалов дела и личности допрашиваемого. Мышление же, мыслительные действия связывают прошлый опыт и знание с вновь полученной информацией, помогая анализировать ее. Анализируя новую информацию, отбирая из нее самое необходимое, следователь тем самым дополняет свей знания, которые сыграют свою роль при решении очередной мыслительной задачи.

Следует также остановиться на качествах творческого мышления:

1. Проблемный характер подхода к изучаемым явлениям — это качество творческого мышления проявляется в умении найти вопросы, подлежащие выяснению, исследованию, найти проблемную ситуацию там, где многим кажется, что ее нет, что все в расследуемом деле просто.

К проблемному характеру мышления примыкает такое его свойство, как "определенность мышления". Проблемный характер мышления следователь использует при реконструктивной и поисковой деятельности, вернее, на их стыке.

2. Оперативность мышления — приурочение умственных операций (наблюдательности, воображения), которые в исследовании вещественных доказательств и других юридических фактов наиболее значимы. В оперативность мышления входит также гибкость в применении различных методов и приемов, при помощи которых данное дело может быть расследовано в более короткие сроки и качественно. Оперативность мышления относится и к поисковой деятельности следователя, обеспечивая оптимальное сочетание наблюдательности, воображения и интуиции.

3. Динамичность мышления — умение быстро, творчески ориентироваться в расследуемом деле, установить, на что именно нужно обратить внимание и от чего следует отвлечься, быстрота схватывания расследуемой ситуации и взвешивание оснований, которыми нужно разумно руководствоваться в последующем развитии версии.

Следует сказать, что темп мысленного процесса не может быть непосредственно выведен из динамических особенностей темперамента, он опосредствован многими сложными свойствами личности, а также наличием знаний и умений в данной области.

Динамичность мысли особенно важна для высокого качества работы. Это качество мышления помогает в таком следственном действии, как допрос.

4. Широта мышления проявляется в продуктивности творческой работы при решении многих проблем. Это качество особенно необходимо следователям, расследующим хозяйственные преступления, где нужна большая разносторонность, рациональное применение знаний, умений и прошлого опыта в процессе познавательной деятельности.

5. Глубина мышления выражается в выявлении существенных свойств, связей и отношений между предметами и явлениями. Более конкретным выражением глубины мышления является сочетание анализа и синтеза. Следователь не оставляет без внимания каждую, даже еле заметную связь, особенно при первых шагах расследования,  старается выяснить причины, их породившие; благодаря этому он приобретает знания. В процессе выяснения причин, породивших эти связи, процесс мышления... имеет ценной характер, звеньями которого являются мысленные пробы. Каждая мысленная проба— это аналитико-синтетический процесс, причем направление и глубина анализа в каждой пробе определяются объективными свойствами вещественных доказательств и юридических фактов и актуализацией прошлого опыта (сюда входит анализ по аналогии, применение собственных знаний и знаний экспертов).

Мысленные пробы существенно отличаются от следственных версий. Они гораздо проще версий, меньше их по объему и создаются для изучения какой-либо определенной вещи или явления. Например, расследуется дело о краже из магазина. Следователь, изучая доказательства, ставит различные мысленные пробы по отношению к конкретному эпизоду, вещественному доказательству. В частности, он, осмотрев входную дверь магазина, ставит мысленную пробу — сможет ли эту дверь, находящуюся на запоре, открыть один человек? Ответив на этот вопрос отрицательно, следователь идет дальше: можно ли открыть эту дверь, не нарушив сигнализацию, идущую на пульт в отдел охраны, и т.д. Как уже было сказано, мысленные пробы касаются признаков одного явления, предмета или вещественного доказательства, а версия в целом состоит из множества этих проб, которые, переплетаясь между собой, создают ее.

Глубина мышления тесно связана с избирательностью, да это и понятно: чем уже проблема, явление, тем больше свойств, деталей можно рассмотреть при ее изучении.

Следует сказать, что сочетание анализа и синтеза присуще всем качествам мышления и в зависимости от этих качеств меняется их удельный вес, их подчинение одного другому.

6. Смелость, оригинальность, а главное, обоснованность в выдвижении версий по расследуемому делу — в их решении. Это качество следует отличать от логичности мышления (о котором тоже будет сказано). Смелость, оригинальность и обоснованность отличны от дискурсивного мышления тем, что эти качества в процессе познания предшествуют логике, особенно на первых этапах расследования. Следователь, обладая этими качествами, гораздо скорее составит вероятную версию при переборе вариантов, чем другой, не обладающий ими. Эти качества в процессе творчества постоянно "накладываются" друг на друга. Например, какой бы смелой и оригинальной ни была версия по делу, она с самого начала должна быть обоснована.

7. Логичность мышления — развитие последовательности мыслительного процесса, строгость и "проницательность" доказательства, умение сделать обобщающие выводы из обширных и разнообразных юридических фактов — все это присуще мышлению следователя.

Следственное мышление строится по такой модели: вначале определяются задачи и очередность их решения (выдвигаются версии и проверяются путем следственных и оперативных действий), затем определяются источники информации, методы решения задач (анализируется и создается система прямых и косвенных доказательств, учитываются все противоречия и возражения).

8. Необходимо остановиться и на таких качествах мышления, как критичность и непредвзятость (объективность) мышления. Это — стержень мыслительного процесса следователя, без которого он не может установить истину.

Путь от образного мышления к понятийному ведет от конкретного образа через формирование образов все более высокого уровня обобщения к образным схемам. В этих схемах фиксируются уже не все черты отражаемого предмета, а только главные компоненты, существенные в практической деятельности. Чем дальше продвигается образ от восприятия к схеме, тем он абстрактнее, т.е. упрощается, утрачивает некоторые из своих элементов. При этом подразумеваются не только зрительные образы или вообще перцептивные, но и образы действия.

В результате такого абстрагирования в правом полушарии формируются зрительные схемы-образования, сохраняющие элементы сходства с исходным объектом и зависящие  от конкретной деятельности человека, от контекста в широком смысле. Эти образования всегда целостные, отражающие пространственно-временные особенности объектов; формируемые правым полушарием представления могут быть упорядочены по степени обобщенности от первичного образа через многократную трансформацию к формированию абстрактной схемы. Последовательные этапы обобщения первичного образа могут служить элементами специфических представлений правого полушария, к которым относятся, например, фотографии, иконические знаки, иероглифы, блок-схемы, планы. Предполагается, что эти представления формируются с помощью динамических операций, таких, как вращение, передвижение, упрощение, завершение, исправление, расчленение и т.д.

Слова и понятия, являющиеся продуктами абстрагирования в левом полушарии, теряют структурную связь с обозначаемым объектом, не сохраняют его индивидуальных особенностей, представляя собой результаты классификации и категоризации объектов внешнего мира.

Мыслительный процесс, приводящий к получению новой информации об отношениях и связях объектов, всегда требует участия обоих полушарий. Мы предполагаем, что этот процесс включает несколько последовательных этапов, когда доминирует по очереди то одно, то другое полушарие. Когда доминирует левое, то результаты мыслительной деятельности, достигнутые к этому моменту, могут быть вербализованы и осознаны. Когда доминирует правое, мыслительный процесс, развиваясь имманентно, не может быть осознан и вербализован. И только когда вновь доминирует левое, возникает ощущение внезапности полученного результата, несвязанности его с состояниями, предшествующими его получению, неосознанности ни подготовительных этапов, ни промежуточных операций. В таких случаях обычно считается, что решение найдено интуитивно, а обратная связь, свидетельствующая о получении интуитивного решения, замыкается через возникающие эмоциональные ощущения.

Интуицию обычно рассматривают как специфический метод познания, при котором возникает иллюзия прямого усмотрения искомого вывода. С помощью интуиции истина открывается разуму человека путем прямого усмотрения без использования логических определений и доказательств как промежуточных звеньев познания. В настоящее время считается, что переход (скачок) от одной логической системы к другой при рассуждении возможен лишь с помощью интуиции.

В качестве основных особенностей интуитивного решения обычно отмечают чувственность образов, неосознанность способов получения результата, большую значимость пространственно-временных компонентов, целостность восприятия. Все это свидетельствует о существенном вкладе механизмов правого полушария в этот процесс. Но коль скоро результат интуитивного решения осознается и может быть проверен на логическую непротиворечивость, необходимо предположить участие в этом процессе левого полушария.

Вследствие особенностей входной информации первая стадия ее переработки — это изучение каждого "куска" в отдельности, сравнение информации об одном и том же объекте, попытка выделить истинную информацию и отбросить ложную и т.п.

На следующем этапе разрозненные "куски" информации интегрируются в определенные системы связей (гипотезы, версии). Поскольку имеется неполнота информации и частичная несвязанность ее элементов, на одной и той же исходной информации могут строиться различные системы связей, т.е. различные версии.

§ 6. Психоаналитика в трудовой деятельности

Научно-технический прогресс усиливает роль человеческого фактора. Это выражается в интенсификации психической деятельности человека, находящегося' в производственной сфере, в многократном увеличении объектов (предметов) деятельности, активизации процессов приема и переработки информации, повышении ответственности за принятое решение и его последствия и т.п., в опосредовании человеческой деятельности специальными техническими устройствами. Перечисленные особенности производственной деятельности делают необходимым широкое использование знаковых средств в процессе этой деятельности. Этот параграф посвящен психологическому анализу закономерностей применения знаковых средств в процессе трудовой деятельности. Вначале сделаем общий анализ психосемиотики в трудовой деятельности, а затем перейдем к анализу использования знаковых систем на примере конкретного вида сложной интеллектуальной практической деятельности.

Особенностью психологического анализа деятельности должно быть раскрытие внутренних отношений, возникающих в ходе развития деятельности, а также развития предмета и средств деятельности, представляющих собой сложную и разветвленную систему "искусственных органов" человека, с помощью которых он производит необходимые преобразования предметов деятельности. В структуре средств деятельности выделяются внешние и внутренние; важнейшим компонентом внешних средств деятельности являются символические средства труда, т.е. знаковая информация, циркулирующая в деятельности человека; к внутренним средствам откосятся концептуальные модели, программы, схемы поведения, соответствующие умения и навыки.

Сохраняя в памяти и воспроизводя информацию, допрашиваемый, как и любой человек, стремится перейти на собственный алфавит языка и уподобить ее приобретенному опыту. Словарный запас человека составляет в среднем 15 — 16 тыс. слов, в то время словарный запас русского языка — 100 тыс. Поэтому, запоминание на собственный алфавит, человек почти в пять раз уменьшает длину воспринятого материала, за счет чего облегчает себе запоминание.

Применительно к практике допроса можно выделить следующие степени владения словом.

В высший уровень владения словом входит активный словарный запас, т.е. слова; которые следователь, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый может свободно воспроизводить. Они, в свою очередь, разделяются на слова, легко и свободно используемые в беглой устной речи, и на слова, которые характерны, главным образом, для письменной речи, когда допрашиваемый собственноручно излагает показания в протоколе допроса. Существует и такая форма знакомства со словами, когда свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый может припоминать их с помощью следователя (специальная терминология, слова из другого языка, жаргона и др.). И, наконец, самый низкий уровень—это слова, услышанные, но ранее не знакомые допрашиваемому. Они могут быть также воспроизведены, если будет правильно оказана помощь допрашиваемом}'.

В словесной характеристике некоторых явлений, предметов есть свои трудности. "Многое из области психологических переживаний вообще с трудом вербализуется, т.е. переводится в речевые формы... часто даже простые и обыденные процессы оказываются совершенно недоступными для речевого оформления (например, попытка выразить в словах процесс завязывания узла и т.п.). Именно в силу этого облечение воспоминаний в словесные формы часто извращает эти воспоминания и толкает на ложное понимание отчета".

Правильная словесная характеристика той или другой особенности предмета, явления нередко зависит от наличия специальных знаний и соответствующей терминологии. Так, иногда сложно выразить оттенки цвета, точно охарактеризовать формы предметов, силу запаха и т.п.

Из всего изложенного следует ряд рекомендаций, существенных для получения правильных показаний: 1) если допрашиваемый употребляет такие общие оценочные прилагательные, "белый, черный", "большой", следователю необходимо добиться их уточнения; 2) если же допрашиваемый пользуется понятиями, обозначающими расстояние, время, силу запаха, то следует выяснить, что он вкладывает в их содержание.

Более сложным является правильное описание допрашиваемым внешности человека, особенно черт его лица. Эксперименты А.А.Бодалева показали, что в подавляющем большинстве мнения людей не совпадают, когда они характеризуют цвет глаз, волос человека, форму его лица, величину лба, рта и т.д. Оптимизация деятельности человека возможна через совершенствование внешних и внутренних средств деятельности, через четкую организацию процесса информационной подготовки к принятию решения, через рационализацию психологической подготовки и обучения человека работе. Это в свою очередь связано с необходимостью совершенствования информационной основы деятельности человека.

Под информационной основой деятельности (ИОД) понимается точность, полнота и своевременность отражения человеком предметных и субъективных условий деятельности. ИОД выделяется на уровне информационного анализа деятельности, когда устанавливаются способы получения и организации информации, необходимой для деятельности. При необходимости в ИОД наряду с внешними могут включаться и внутренние условия, детерминированные индивидуальными особенностями человека. Для формирования ИОД большое значение имеет рациональное использование знаковой информации.

Закономерности и особенности функционирования знаковой информации в деятельности человека должны изучаться с позиций психологической семиотики. Значение психосемиотического подхода заключается в следующем: во-первых, он является основой для анализа природы и структуры знаковой информации; во-вторых, позволяет раскрыть глубинные взаимосвязи между системами объективной (система знаковой информации) и субъективной (переработка знаковой информации); в-третьих, дает конструктивный метод для разработки требований к организации ИОД и процессу обучения человека соответствующей деятельности, в которой используется знаковая информация. В результате теоретического и экспериментального исследования нами выделены основные принципы психосемиотического подхода к анализу деятельности:

развитие знаковой функции, т.е. способности человека оперировать одними предметами как знаками других предметов в процессе познания и общения, что является необходимой предпосылкой для использования знаков в деятельности человека:

психологическая сущность знаков и функционально-информационное отношение между знаками и предметом, включающей особенности структуры знаков, а также правил перехода от обозначаемого предмета к знаку и обратно;

выделение знаковых ситуаций и отношений в деятельности;

функционирование знаков, т.е. определение основных функций, выраженных в деятельности человека;

 системный знаковой информации и процессов ее приема и переработки.

Структура системы знаковой информации зависит от состава и сложности сообщений, которые должны быть в ней закодированы. Иерархия в этой системе выглядит следующим образом: знак (з) как заместитель определенного предмета или явления, система (ЗС) как заместитель определенной совокупности предметов и носитель информации о системе обозначаемых предметов, знаковая модель (ЗМ) как совокупность нескольких знаковых систем, используемых для кодирования сложных сообщений.

Информационный подход помогает выделить в предметах их информационную сущность, которая может быть замещена знаком. Между знаком и обозначенным им предметом имеет место функционально-информационное отношение, в силу которого знак способен выступить для интерпретатора в качестве средства восприятия, передачи, преобразования и хранения информации.

Для анализа деятельности человека и формирования ИОД необходимым моментом является выделение знаковых ситуаций и основных функций знаков в деятельности. Знак включается в деятельность человека только через знаковую ситуацию, которая всегда имеет определенное смысловое и предметное значение. В знаковой ситуации в схематическом виде выражается специфическая форма диалектики познания: от объективной деятельности (предмет как источник отражения) к ее чувственному и логическому отражению (мысленный образ предмета — знак как носитель значения) и от него (через практику) вновь к действительности (к обозначаемому предмету). Именно в знаковой ситуации преобразуется специфическое знаковое свойство — значение, которое выступает в виде некоторого знания о правилах оперирования знаками, о способах перехода от знака к предмету, об обозначенных предметах и их свойствах. В знаковой ситуации находят отражения знаковые отношения, которые возникают в деятельности человека. Эти знаковые отношения реализуются через основные функции, которые знаки и ЗС выполняют в деятельности человека.

 Знаки являются основными элементами и средствами мыслительной деятельности. С помощью знаковых средств осуществляются операции абстрагирования, обобщения и опосредования свойств и отношений предметов и явлений. Многие задачи, как наглядно-образные, так и абстрактно-логические, человек решает при помощи наглядных знаковых систем, которые обеспечивают связь символических процессов с сенсорными. Сигналы от внешних предметов или знаковых образований являются не только источником обобщения объективного опыта, но и источником бесконечно многообразных "подсказок", намеков для поисков других нужных идей или операций решения той или иной задачи.

Способность к символизации (знаковая функция) является одной из важнейших черт человеческой познавательной деятельности. Знак является средством и орудием познания объективной деятельности, но вместе с тем необходимо понять характер опосредованной связи знака и обозначаемого предмета в отражательной деятельности человеческого мозга. Суть этой связи состоит в том, что знаки являются носителями и средствами фиксации мысленных образов обозначаемых предметов. Знаки являются особым средством отвлеченной и обобщенной отражательной деятельности, осуществляемой в условиях коммуникации.

В последнее время в инженерной психологии высказывается мнение о том, что знак имеет не только информационную функцию, определяемую как его связь с обозначаемым объектом, но и структурирующую, преобразующую функцию, которая связана с воздействием знака на субъект. Структурирующая функция знаков способствует организации систем психических процессов в процессах приема и переработки информации. Тем самым знаки играют двоякую роль в деятельности человека: с одной стороны, они участвуют в управлении преобразованиями объекта, с другой стороны, организуют психическую, мыслительную деятельность субъекта. Это обусловлено еще и тем, что знак всегда функционирует не изолированно, а лишь как элемент определенной знаковой системы.

На основе обобщения литературных данных и наших исследований можно определить шесть функций знаков и знаковых систем в деятельности человека:

сигнальную как побуждение к деятельности, знак выступает в роли сигнала;

наглядно-образную как опору для внешней и внутренней наглядности при решении оперативных задач в деятельности (знаки - признаки, знаки — символы, иконические знаки);

информирующую — о состоянии и характеристиках обозначаемых предметов и явлений (кодовые знаки);

интегративную - объединение и уплотнение информации в знаке или ЗС за счет обобщения в числовом значении и многомерности используемых знаковых систем (сложенные знаки);

структурирующую — организующую и настраивающую систему приема и переработки знаковой информации;

коммуникативную - как средство организации данного общения.

По особенностям функционирования знаков в деятельности человека можно выделить для психологического анализа три типа деятельности: информационный, информационно-управленческий и исследовательско-диагностический. Для первого типа характерно преобладание в деятельности двух видов функционирования знаков — сигнальной и информационной. Знаковые отношения в деятельности являются жестко заданными через процесс кодирования информации в знаковых системах и моделях. Примером такого типа является деятельность операторов-кураторов, расшифровщиков и т.д.

Второй тип деятельности характеризуется преобладанием наглядно-образной, информирующей и структурирующей функций знаков. Знаковые отношения в деятельности являются более гибкими, хотя также задаются в определенных знаковых системах и моделях, преобладающим является необходимость совершать операции декодирования сложных сообщений (формуляры, кодограмма). В этой деятельности широко используются видеотерминалы как средство деятельности.

Примером такого типа является деятельность диспетчера УВД, референта-исследователя, руководителя.

Третий тип деятельности выдвигает на передний план интегративную, коммуникативную, наглядно-образную и структурирующую функции знаков. Знаковые отношения в этом типе деятельности очень гибки, постоянно требуют перехода от предмета к знаку и обратно, от одной знаковой ситуации к другой, использования многоуровневой системы знаковой информации, формирования сложной знаковой модели. Примером такого типа является деятельность следователя, врача и т. д.

Общее для всех типов деятельности ~ необходимость формировать системы приема и переработки знаковой информации, что связано с развитием знаковой функции у человека.

Процесс приема и переработки знаковой информации, по нашему мнению, следует рассматривать как особую психосемиотическую систему, формирование которой происходит у человека в результате взаимодействия с объективной системой знаковой информации.

Психосемиотическую систему можно определить как психологическую знаковую функциональную систему, обеспечивающую процесс преобразования и декодирования неязыковых систем. Она не может быть сведена ни к первой сигнальной системе человека, ни ко второй. В ней происходит процесс интеграции образа объекта и образа знака в определенном семантическом комплексе. Наличие такой специальной психосемиотической системы подтверждается исследованиями по физиологии высшей нервной деятельности, по функциональной асимметрии головного мозга. Изучение особенностей психосемиотической системы можно вести по методике, разработанной Б.ФЛомовым, применительно к инженерной психологии: изучение структуры психосемиотической системы, динамики ее формирования, особенностей настройки и функционирования, влияния индивидуальных особенностей человека на формирование и функционирование системы, а также надежности и устойчивости системы при воздействии внешних и внутренних факторов.

Результатом переработки информации является формирование образно-понятийной модели деятельности, а также оперативных образов, отражающих взаимосвязь знаков и обозначенных предметов.

Процесс формирования этой модели имеет три ступени:

1) выделение информативных блоков (формирование семантических групп и комплексов, которые обеспечивают наибольшую эффективность решения задачи);

2) формирование на основе информативных блоков семантического поля и пространства, наиболее характерного для данного типа деятельности;

3) локализация информативных пунктов путем мысленного установления пространственно-временных ориентиров или опорных осей, которые необходимы как наглядная опора для определения взаимосвязей обозначаемых объектов. Наглядность нами рассматривается в двух аспектах: сходство знака с внешним видом обозначаемого (внешняя наглядность) и как отвлечение и выделение из объекта наиболее существенных сторон и отношений, необходимых для успешного решения задачи в деятельности, и представления их в знаке таким образом, чтобы они возможность сразу воспроизводить полезную информацию,

 

СХЕМА ПРИЕМА И ПЕРЕРАБОТКИ ЗНАКОВОЙ ИНФОРМАЦИИ С ЭКРАНА ДИСПЛЕЯ

 СХЕМА ТИПОВЫХ РЕЖИМОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАТОРА-ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ДИАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ АСУ

как бы "видеть" решение задачи (внутренняя наглядность).

Таким образом, при формировании образно-понятийной модели деятельности создается информационная система, которая включает зрительные образы, вербальный и семантический компоненты, которые объединяются для решения определенных оперативных задач и выполняют в этом процессе разные функции: познавательные и управляющие.

Система переработки знаковой информации включается в общую структуру личности человека и тесно связана с интеллектом, индивидуально-психологическими особенностями, направленностью конкретного лица. Поэтому способы предъявления информации должны оцениваться с учетом индивидуальных особенностей пользователя.

Широкое внедрение АСУП, информационно-справочных систем и информационных систем для руководителей, являясь административно-организационной проблемой, становится также и проблемой психологической, поскольку

автоматизированные системы управления относятся к системам, получившим название усилителей интеллекта.

Основная задача этих систем заключается в обеспечении упорядочения информационных потоков, в ускорении сбора и переработки первичной оперативной, научной и иной информации.

Облегчая работу человека по сбору и переработке первичной информации, информационные системы требуют оптимизации восприятия, переработки и усвоения знаковой информации, поступающей к человеку с экрана дисплея.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |