Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§2. социализации и социальная справедливость.

Социализация личности — процесс многогранный. Одним из основных его направлений является выработка в процессе освоения социального опыта и культуры ценностно-нормативной ориентации личности, при которой предписания общественных норм воспринимаются как свои собственные жизненные установки. Такая ценностно-нормативная ориентация личности формируется путем политического, трудового, нравственного и правового воспитания,

Процесс социализации личности включает и воспитание активной социальной ответственности, осознание личностью своего долга перед обществом, понимание необходимости соблюдения социальных норм, что в конечном счете обеспечивает нормативное поведение, высокую степень социальной воспитанности человека, предупреждение антисоциальных проявлений с его стороны.

Высшим уровнем социализации личности является ее самоутверждение, реализация внутреннего потенциала. Этот сложный процесс осуществляется обычно в соответствии с определенным социально-психологическим сценарием, содержание которого зависит как от ролевых позиций субъекта, так и от внешних условий, т.е. воздействия социальной микросреды.

Социальная справедливость в значительной степени представляет меру возможностей для самореализации личности в данных общественных условиях, т.е. достижение социальной гармонии.

Процессы формирования, социализации и самореализации личности диалектически противоречивы. Они отражают различные социальные коллизии, противоречия в борьбе поколений отцов и детей, консервативного и прогрессивного, гуманного и агрессивного, стратегического и тактического, альтруизма и эгоизма и т.д. Эти и другие противоречивые тенденции присущи не только отдельному человеку, но и социальным группам, и другим общественным формированиям.

Жизнеспособность  общественной системы связана с уровнем социализации отдельных членов, составляющих общество, и с возможностью для них полностью реализовать свой личностный потенциал. При этом большое значение имеет состояние динамического равновесия, с помощью которого возможно достижение в обществе социальной гармонии. Этому способствуют моральные, этические и правовые программы, которые личность усваивает в процессе социализации, а также внешний и внутренний контроль за соблюдением этих программ.

 С другой стороны, социальная несправедливость приводит к невозможности самореализации личности, в результате чего возникает напряжение как для отдельной личности, так и для целых групп. Существуют различные варианты снятия этого напряжения, которые будут рассмотрены нами ниже. Здесь же отметим, что противоречие между личностью, социальной группой и обществом в целом является обычно следствием как особенности психологической структуры данного субъекта, так и своеобразия требований, которые к нему предъявляет окружающая социальная среда. Можно назвать ряд устойчивых качеств: групповой эгоизм, зависть, постоянное стремление к поискам врага, — которые лежат в основе такого социального напряжения.

Сила системы равна силе ее самого слабого звена — это общий закон жизни. Начальные звенья машины могут быть верхом совершенства, но если ее рабочий инструмент слаб, успех всей работы будет проблематичен.

Упадок духа, неверие в социальную справедливость могут — в радиусе своего действия и на время этого действия - срывать работу самых лучших социальных принципов. Психологическое состояние человека—могучая производительная сила, мощный усилитель или ослабитель всей нашей рабочей и общественной энергии. Массовые психологические тяготы могут серьезно мешать ходу прогресса.

Понятие "социальная справедливость" характеризует как социальные так и социальные задачи, которые предстоит решить, чтобы привести всю систему общественных отношений к социальной гармонии.

Преимущество одной общественной системы перед другой состоит в конечном счете в ее способности привести в действие стимулы, побуждающие каждого человека в полной мере раскрыть и использовать свой человеческий потенциал. Путь к этому один: поставить людей в такие условия, когда бы интересы отдельной личности, коллектива и общества максимально совпали. По сути дела, степень такого совпадения указывает на степень зрелости общества.

Социальная справедливость — понятие многоплановое, весьма емкое. Но главное, что отражено в нем, — это представление о должном, соответствующем сущности общественного строя, человечности целей и средств общественного развития.

Личное приносилось в жертву общественному, и благодаря этому страна смогла выдержать величайшие испытания. И если появится объективная возможность воплощать в принцип единства личного и общественного, то не вошедший в "социальное подсознание" императив самоограничения будет диктовать, например, "возвышенный" взгляд на мир, в том в трудовой этики.

Стереотип уравнительности сегодня серьезным препятствием перестройки. Для мобилизации человеческого фактора перестройки жизненно необходима дифференциация распределения по труду, личная материальная заинтересованность в его результатах.

Равенство – это не уравниловка. Однако  тенденция уравнительности упорно себе дорогу. Она порождает иждивенчество, отрицательно влияет на качество труда, стимулы его производительности, между тем  как творческий, высокопроизводительный труд, талант, реальный вклад человека в дело нужно было всемерно поощрять.

Среди тех проблем,  которые предшествовали перестройке,  нельзя не видеть разлада между интересами работника и трудового трудового коллектива и общества в целом.

Одним из самых острых является противоречие между количеством  и качеством труда. Сущность "стратегии количества" — затратное, дефицитно-инфляционное производство.

Так называемый консерватор просто не в состоянии изменить точку зрения, увидеть заданную ему ситуацию либо под иным углом зрения, либо, что еще важнее, с большей степенью глубины и широты охвата. Несколько упрощенно можно сказать, что он способен видеть проблему лишь в одной ее проекции. В то время как для более или менее полного представления о предмете нужны три ее проекции, с помощью которых мы воссоздаем объемное изображение. Для того чтобы видеть явления таким образом, необходимо подключить аппарат нашего пространства воображения. Далее работает творческая интуиция. Конечно, не у всех людей имеется достаточный потенциал и, главное, смелость для использования этих механизмов. Ведь гораздо удобнее колея, по которой до тебя проехали сотни других.

Важным для общества является чувство ответственности (за порученное дело, за взятые обязательства, за выполняемую работу и т.д.), связанное с ним чувство контроля со стороны окружающих и способность человека к самопроверке — "детекция ошибок".

Еще важнее чувство перспективы для того дела, которое человек делает, ясное представление о том, "что из этого всего получится", умение постоянно соотносить конкретно полученные результаты с перспективным планом и коррекция полученных результатов.

С рождения начинается процесс социализации человеческой личности. Это активный процесс навыков социального поведения.

Большинство родителей, конечно же, любят своих детей, особенно когда они маленькие. Но в этой любви не хватает уважения к ребенку. Свобода маленьких ребятишек с самого начала ограничивается, их познавательная активность не находит выхода, притупляется.

Когда малыш в кроватке, он обязан лежать тихо, когда он подходит к песочнице во дворе, он не может запачкаться, в детском он идти быстрее и не отставать. "Нельзя, не смей, куда полез!" — в этой атмосфере подавляется самостоятельность, познавательная активность, стремление ребенка к самоутверждению. Все это сопровождается задариванием игрушками, закармливанием его...

Школа принимает эстафету от родителей и детского садика. Процесс обучения и воспитания в ней в настоящее время не способствует творческой активности. Это проявляется в учебных программах и в общей атмосфере, ориентированной на воспитание пассивностью, исполнительностью. Учебные нормы ориентированы на результаты "ниже среднего". Так, до недавнего времени в школе для третьего класса существовал норматив чтения 80—90 слов в минуту, отражающий уровень полуграмотности, в то время как нормальное чтение ~ 150 слов в минуту. Таким образом, заниженные нормы ориентировали ребят и педагогов не на лучших, а на худших в классе. Аналогичная ситуация сложилась с письмом. Средний темп письма у третьеклассника —10 слов в минуту, но при этом одни ребята успевают написать за это время 20 слов, а другие только 5. Лучшие ученики за минуту решают четыре примера на умножение двузначных чисел, а плохие - ни одного. Большинство учителей, работающих в школе, отмечают бедный словарный запас школьников.

Ребята продолжают задавать взрослым и учителям вопросы, но это вопросы созерцательного плана: что это, когда это было, где это можно купить? Вопросы: почему? и зачем? — все реже задаются нашими детьми. А нам нужны "почемучки", потому что именно из них можно воспитать думающих, любознательных людей, для которых главное в труде — это творчестве.

Система образования у нас — это, по сути, школа творческого выхолащивания. Человек, прошедший ее от начала и до конца (детский садик, школа, ПТУ, техникум, вуз), способен, как правило, только исполнять. Продукт этой системы, сознательный человек, на практике—просто послушный исполнитель. Цикл телепередач под общим названием "Контрольная для взрослых" очень тактично показал нам результат школьного воспитания — человека неискреннего, прячущегося в свою скорлупу, конформиста, в первую очередь готового исполнять, а не искать.

Условия эти особенно подавляют стремление к поиску и утверждению мальчика. Ведь мужчину можно воспитать только путем активного освоения им "мужских" социальных ролей: лидерство, ответственность, забота о слабом, решение коллективных задач и т.д.

Феминизация школьного педагогического корпуса среди других результатов привела и к выдвижению на все "ответственные" общественные посты в пионерской, комсомольской организациях, школьном самоуправлении девочек: "они послушнее и исполнительнее". Мальчикам все чаще достается роль пассивной оппозиции. Не желая принять эту роль, многие мальчики "выходят" из семьи и школы в подворотню, где между ними стихийно складываются группы "трудных" ребят с отклонениями в поведении (см. §1,2 гл. IX).

Сейчас в каждой школе есть ребята, которые в силу ограниченных способностей не могут полностью усвоить программы среднего образования. С четвертого класса они становятся "хрониками". Оставлять такого ребенка на второй год — это не решение.

Показуха и "процентомания", которыми была больна наша школа, заставляли "тащить" таких учеников с помощью фиктивных троек до 8-го класса. Между тем уже к 7-му классу эти ребята практически переставали учиться. Многие из них, подсознательно протестуя против роли аутсайдера в классе и своего ложного положения, начинали искать способы самоутверждения и находили их в асоциальном поведении как в школе, так и вне ее. Затем многие из этих ребят попадали в колонии и дальше действовал феномен "пропущенного автобуса": справка о судимости вместо аттестата зрелости, новый арест вместо поступления в вуз или на работу, "взрослая" судимость вместо мобилизации в армию и т.д. (подробнее см. гл. IX, § 2).

Так вместо труженика общество получило "квалифицированного правонарушителя". Около 85 \% особо опасных рецидивистов свое первое преступление совершили в возрасте до 18 лет. Чтобы реально (а не на бумаге) избавиться от преступности, нам нужно пересмотреть стратегию и тактику воспитания наших детей.

Комплекс явлений, о которых сказано выше, приводит к "недоученности и недовоспитанности" значительной группы наших школьников. Эти ребята привыкли к безделью, у них не развито чувство ответственности и, попав в конце концов на производство, они приносят туда эти стереотипы.

Повинны во всем этом те, кто развил у детей уверенность во всепрощении и силой закона включил их в явно непосильную для них учебу. А между тем большинство из этих ребят, получив в подростковом возрасте профессиональную подготовку в соответствии с их личностным потенциалом, становятся хорошими тружениками, находят себя и утверждаются в любимом труде. Кстати, многие из них позднее уже по собственной инициативе занимаются самообразованием и восполняют пробелы в учебе,

Между тем ориентация во многих классах на середину и даже на отстающих приводит к тому, что многие школьники, которые могли бы учиться хорошо, учатся на тройки, высокая познавательная активность в учебном процессе по крайней мере не приветствуется.

В одном пионерском лагере выработали инструкцию для отдыхающих в нем ребят, сплошь состоящую из "нельзя".

Нельзя ходить: босиком, без рубашки, по газонам, в пионерскую комнату, в мастерскую, в радиорубку, в свой корпус, в другие отряды, за территорию.

Нельзя бегать: по палате, по коридорам, по асфальту, по лесу.

Нельзя лежать: днем на кровати, на траве, на скамейке. Нельзя разговаривать: за столом, в спальне, на линейке, в строю, в присутствии взрослых...

Впечатление такое, будто дети приехали в такой лагерь не отдыхать и взрослеть, а выполнять предписания.

Многие молодые специалисты отмечают, что, поступив на работу, они попадают в обстановку рутины и косности, которая препятствует проявлению творчества и формирует послушного бездельника.

Завершает эту цепочку "воспитательных" факторов система назначения на руководящую должность, когда главным критерием при выборе кандидата является исполнительность и личная преданность вместо знания дела, умения руководить людьми и наличия творческой перспективы роста.

Кстати... У алкоголизма как социального явления есть много аспектов: медицинский, экономический, демографический и т.д....

Мы мало обращаем внимания на психологические корни, этого явления: многие люди пьют в попытке компенсировать чувство неполноценности. Корни этого чувства в том, что человек не состоялся как личность, а для этого совсем не нужно быть космонавтом или академиком, нужно просто найти себя. Психологические корни пьянства в духовной опустошенности пьющего.

Характерный монолог одного из героев повести В.Распутина "Последний срок" Михаила: "Мы устаем, и не так, я скажу тебе, от работы, как черт от чего... Подумай только. Ничего впереди нету, сплошь одно и то же. Сколько веревок нас держит и на работе, и дома, что не охнуть, сколько ты был должен сделать и не сделал, все должен, должен, должен, и чем дальше, тем больше должен — пропади оно пропадом. А выпил — как на волю попал, освобождение наступило, к ты уже ни холеры не должен, свое сделал, что надо. А что не сделал — не надо было делать; и  правильно сделал, что не делал. И так тебе хорошо бывает, а кто откажется от того, чтобы хорошо было, какой дурак?"

Перед ним стоит задача медленного, но неуклонного разрушения паутины принуждения, которая опутала жизнь и к которой человек уже привык, а потому разленился, потерял вкус и способность к и творчеству.

Главным воспитательным фундаментом детской жизни должно бы быть созидание (для других и для себя) вещей, игрушек, рисунков, стихов, еды, чистоты, порядка — каждодневное проявление заботы о родителях, родственниках, друзьях, соседях. Духовное и материальное созидание должно бы вместе с игрой стать генеральным стержнем детских будней, их хребтом. Только тогда из детей будут вырастать настоящие люди с равновесием созидательных и потребительских запросов, с перевесом духовных ценностей вещами.

Созидание для других - лучший вид самосозидания: оно рождает в детях самые светлые человеческие черты, растит их добрыми, совестливыми, работящими, энергии. Это единственный способ вырастить из человека, и пожалуй, способ воспитать творца.

Все более важной становится проблема личности и eе потенциала, сумеет ли этот человек найти единомышленников и помощников для реализации творческого замысла. Очень важно представлять творческий этого человека, уровень его рефлексии: как далеко в и отраслях он видит, не собирается ли повторить то, что можно считать условно модным только сегодня и что завтра уже окажется старым, как это бывает, к сожалению, с нашими проектами.

В условиях рыночной экономики работа руководителя резко меняется и столь же резко усложняется. Он должен не только произвести продукцию, но обеспечить ее сбыт, не только отгрузить продукцию, но отгрузить ее в срок и по всей установленной договорами номенклатуре, не просто выполнить плановые задания, но обеспечить достаточную прибыль, не выколотить, выклянчить, выцыганить любыми  правдами и неправдами фонды, а найти и купить лучшее, что есть на рынке, не "выдрать" у своего министерства  или в банке средства ,а заработать их самому, не ждать, когда спустят сверху, а самому  искать их, не прятаться от научно-технического процесса, а гнаться за ним, не следить за тем, чтобы его рабочий или инженер, не дай бог, слишком много заработали, а, напротив, всячески побуждать их к этому, не отбиваться под любым предлогом от социальных проблем коллектива, а решать их в первую очередь... Наконец, не перекладывать ответственность на чужие плечи, на вышестоящие инстанции, а самому отвечать фактически за все.

Эти задачи требуют не "волкодава", не кулачного бойца, жестокого и, если смотреть правде в глаза, не особо обремененного моральными тормозами, а делового, компетентного, экономически грамотного и предприимчивого человека, свято соблюдать этику деловых отношений, всегда и во всем держать свое слово, понимающего людей и их заботы, благожелательного, независимого, уверенного в себе и в силу этой уверенности не боящегося никаких форм демократической ответственности ни перед вышестоящими инстанциями, ни, что ныне особенно важно, — перед своим собственным коллективом.

Решение практически любой технической, технологической, а тем более социальной проблемы зависит в первую очередь от того, каким будет человек, ее разрешающий, каков его творческий потенциал.

С этой проблемой связан вопрос об отношении к таланту, талантливому человеку, одаренному в любой сфере человеческой деятельности. Пора понять, что талант — это большая ценность, принадлежащая не только его носителю. Чем больше возможностей будет предоставлено для реализации одаренности конкретной личности, тем больше пользы получит все общество. Наоборот, связывание творческой инициативы, подавление одаренности оборачивается для общества многократными просчетами. Деформация такой личности приводит к различным социальным утратам, рождая алкоголизм, скепсис, цинизм. Самое главное, что место одаренной личности в таких случаях оказывается занятым заурядной посредственностью, которая начинает тормозить решение той проблемы, на которую ее "посадили".

Разного рода комплексы — зависимость, неполноценность или, например, властолюбие, много ли они порождают общественных бедствий? Да, наука, к сожалению, пока не очень преуспела в анализе подобных общечеловеческих аномалий.

Зло таланта не имеет, но может убить талант. Первая часть этого афоризма давно известна, а актуальность его сегодня подтверждает такие вечные темы, как "Моцарт и Сальери" и др.

Зависть! Какую роль это чувство играет в мотивации деятельности современного человека? В современных психологических словарях этого понятия вообще нет.

Словарю В.И.Даля известны и зависть, и завистливый, и завидовать и т.д.: "Досада о чужом добре или благе", досадовать на чужую удачу, счастье; болеть чужим здоровьем; жалеть, что у самого нет того, что есть у другого".

Основное чувство, "связывающее" героев "Двух капитанов" В.Каверина, Григорьева и Ромашова, и определяющее мотивы поступков последнего — зависть. На страницах современного романа и повести тоже немало описаний, когда только благодаря этому чувству герой принимал все меры к тому, чтобы его более счастливый "соперник" прекратил свое существование как творческая личность...

Социальная зависть включает максимум торможения социального прогресса, препятствуя реализации наиболее смелых и талантливых решений и выталкивая их творцов в оппозицию, в сферу теневой экономики и т.п.

С другой стороны, это способствует самоутверждению наиболее консервативных лиц, проявляющих себя через запреты.

Разумеется, не всем современникам дано видеть перспективу, которую видят талант и гений: современники не понимали К.Э.Циолковского, Лобачевского, В.Хлебникова - это многим из нас и сегодня непонятно, но перспективы генетики и кибернетики, их для общественного развития мы не увидели по некоторых конкретных лиц, а ответственность за это вынуждены разделять вместе с ними и даже без них.

У нас до сих пор человек, заглянувший в завтрашний день, платит за это несообразно много.

Председатель горьковского колхоза М.Вагин на страницах "Правды": "Консерватизм проник во все поры деревни. Агроном, которому подряд приносит лишние заботы. Колхозник, не желающий хорошо работать. Тут уж они заодно, родственные души. Тут уж их интересы сливаются. Колхозник строит козни соседу-арендатору: портит технику, посевы, подливает в молоко химикаты керосин. Специалист путает отчетность, дает неправильные расценки. Не хотелось прибегать к терминологии мрачных периодов нашей истории, но что у перестройки есть противники — это факт. Скорее не по идейным, а по личным интересам. Иной согласен за безделье получать 150,180 рублей в месяц, чем 500—700 рублей за настоящую работу. Пример соседа глаза колет. Отсюда злоба, стремление нагадить. Долго мы отучали крестьянина от земли. Теперь вот поди верни ему чувство хозяина".

До сих пор можно наблюдать ситуацию, когда люди думают не о том, чтобы им жилось хорошо, а о том, чтобы другие (соседи, сослуживцы) не лучше их. Эти психологические установки устойчивы и консервативны. Они опасны не только сами по себе, ко, главное, тем, что их носители никогда не признаются в своей социальной зависти.

Прогрессивное общество должно стимулировать все и всяческие таланты своих членов, способствовать их проявлению, становлению и развитию. Это не только отвечает целям и задачам социалистического общества в принципе, но и способствует прогрессу страны на каждом конкретном историческом этапе. Ведь настоящий талант—это социально-биологический феномен, который, к сожалению, не так часто встречается.

Только положение хозяина — практическое и повседневное - вовлекает в труд человека, включает в часы труда его физические, нравственные, интеллектуальные силы и дает ему положительные эмоции от труда. В таких случаях, даже если человеку не нравится содержание труда, его привлекает "способ выполнения" этого труда, вернее, та атмосфера производственных отношений, которую он сам вместе с товарищами творит вокруг своего труда и в создании которой участвуют глубинные его личности.

Борьба за ценного изобретения, облегчающего труд, дающего прибыль и дополнительную продукцию, ~ это борьба за новую технологию, борьба нового со старым. Для того чтобы победить в этой борьбе, сегодня в совершенстве знать процесс и уметь разбираться в документах, которые его отражают.

Для этого многим необходимо расстаться с "сословной психологией", принцип распределения материальных и духовных благ в обществе.

Старые стереотипы особенно живучи в экономике, где сложились привычки, с одной стороны, постоянно иметь "чистую", не знающую компромиссов нормативную модель производственных отношений, которая требовала от центрального руководства полной компетентности во всех деталях хозяйственной жизни, не знающей аварий и срывов, где, с другой стороны, действовал скрытый механизм преодоления возникающих срывов и неполадок. Благодаря этому механизму руководитель и обеспечивал выполнение плана любой ценой. В соответствии с теми же стереотипами деятельность руководителя и его подчиненных по ликвидации критических ситуаций в производстве была одновременно и запрещаемой, и поощряемой.

Ориентация большой массы людей на двойственный стандарт поведения в этой и во всех других сферах жизни породила целый ряд негативных последствий и, в частности, расхождение между словом, которое декларировалось, и делом реальным.

Например, отсутствие ритма на многих строительных объектах, запаздывание с вводом их в эксплуатацию длительное время сочеталось с систематическим "выполнением" плана строительства объекта и, соответственно, получением за это незаслуженных премий.

Так, официальное положение о том, что служба в армии является "почетной обязанностью каждого гражданина", последние десятилетия сочеталось с отвратительным явлением "дедовщины". Именно это параллельное существование официальной идеологической доктрины и практики издевательств над молодыми солдатами привело к падению авторитета армейской службы в глазах молодежи и ряду других отрицательных последствий.

Формальное выполнение закона о всеобщем среднем образовании сочеталось с наличием большого количества малограмотных молодых людей, имевших аттестаты зрелости.

Для того чтобы сделать перестройку реальной, мы должны расстаться со старыми правилами и выработать для себя новые, более справедливые. Следование этим правилам должно привести к изменению выработанных десятилетиями ложных стереотипов и представлений.

Началом этого процесса явилось чувство глубокой неудовлетворенности, которое испытывают наиболее прогрессивные слои нашего общества.

Выдающийся итальянский марксист Антонио Грамши заметил как-то, что социалистический коллективизм идет на смену буржуазному индивидуализму, .заимствуя от него все то вечное и рациональное, что в нем содержится: чувство ответственности и дух инициативы, уважение к другим, убеждение в том, что свобода для всех есть единственная гарантия свободы каждого. Легко понять, во что превратится коллективизм, если он не усвоит эти общечеловеческие начала индивидуализма, какими бы общественными условиями они ни порождались.

Нужно расстаться с социальным иждивенчеством, которое родилось на почве несбыточных иллюзий и утопических представлений о характере, взаимоотношений между различными социальными группами, об условиях и сроках формирования нового человека.

Обществу необходима сегодня культура отношений, апеллирующая к вечным ценностям человеческого бытия, к смыслу жизни, внутренней свободе, личному достоинству человека, к творческой силе его воображения. Человек не может получить извне больше той свободы, которой он уже обладает изнутри.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |