Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§ 1. предмет и  задачи криминальной психологии

 

Криминальная психология изучает психические закономерности, связанные с формированием преступной установки, образованием преступного умысла, подготовкой и совершением преступления, а также созданием преступного стереотипа поведения. Она исследует личность преступника, а также пути и способы воспитательного воздействия на эту личность и группу в психологическом аспекте. В уголовном законодательстве употребляются такие термины, как "лицо, совершившее преступление" (ст. ст. 1, 4, 5 8 9 10,12, 21, 24, 34,50 УК РСФСР), "виновный" (ст. ст. 29,30, 32, 33, 40, 52 УК РСФСР), "осужденный" (ст. ст. 20, 24, 25, 26, 27, 31, 32, 35, 41, 44, 45, 46, 49, 53, 55. 57 УК РСФСР), "личность виновного" (ст. ст. 24,37, 43,44 УК РСФСР), "ранее осуждавшийся" (ст. 24 УК РСФСР), "лицо, отбывшее наказание" (ст. 57 УК РСФСР), различные по своему значению и содержанию.

Необходимость изучения личности преступника диктуется прежде всего потребностями практики борьбы с преступностью.

Криминальная психология исследует механизм иммунитета личности в криминогенной ситуации и через познание его закономерностей разрабатывает рекомендации в области индивидуальной профилактики преступности. В рамках криминальной психологии исследуются психологические особенности личности не только насильственных, но и корыстных преступников, структура и психологические особенности преступных групп.

В особом разделе рассматриваются психологические аспекты неосторожной преступности, при этом исследуется бытовая и профессиональная неосторожность.

Различные научные дисциплины по-разному подходят к генезису правонарушений. Так, В.Д.Кудрявцев пишет: "Структура правонарушения может быть проанализирована с разных точек зрения. Юридический подход характеризует его как деяние, состоящее из четырех элементов: объекта, объективной и субъективной сторон и субъекта. Для криминологии, социологии и более динамичный, подход, позволяющий изучить поведение человека в развитии. С этой точки правонарушение есть процесс, развертывающийся в пространстве, так и во времени. Более того: поскольку нас интересуют причины правонарушений, необходимо учитывать не только сами действия, образующие запрещенный законом поступок, не и некоторые предшествующие им события. Таким образом раскрывается генезис противоправного поведения, т.е. его происхождение и развитие".

Далее Кудрявцев пишет: "Процесс формирования личности и интересует право и криминологию, но, строго говоря, не является предметом их изучения: это дело педагогики, психологии, социологии и других наук о человеке".

Недостатки процесса социализации не могут быть понятны вне психофизиологической основы социализации, без рефлекторно-эмоциональной стороны. "Причем раз в зрения обе смыкающиеся в стороны социальную и физиологическую ибо, дойдя до  индивида и его эмоций, мы всегда доходим и до их основы, т.е. индивидуального организма".

Успешная социализация в процессе развития и становления личности предопределяется  наличием достаточно прочных социальных тормозов и внутреннего контроля.

Умысел возникает в процессе мышления. На его формирование оказывают воздействие понятия и представления, не соответствующие общественному правосознанию.

Насколько заражено антиобщественными взглядами, имеет социальную направленность, удается выяснить, лишь рассмотрев комплекс его потребностей, интересов, мотивов действия. Потребности извращенные и такие, удовлетворения которых субъект не заслуживает или общество в силу уровня развития не в состоянии их удовлетворить, субъективные интересы, противоречащие общественным, способствуют возникновению антиобщественных свойств личности.

На образование противоправного умысла влияет и тип нервной системы, темперамент, Но вопрос неясен и дискутабелен из-за отсутствия научных исследований в этой области, исследования состояния правонарушителя в (см. гл. ХIII).

Постулирование факта, что обусловлена прежде всего социально, вовсе не означает, что игнорируются индивидуальные свойства при изучении преступного поведения, стороны личности от природы способностей и до отклоняющегося поведения составляют предмет острой, многолетней дискуссии ученых, таких, как Б.Г.Ананьев, А.Н.Леонтьев, Б.Ф.Ломов, С.Л.Рубинштейн, К.К.Платонов и др.

Б.Г.Ананьев пишет: "Не человека как субъекта и объекта истории от природы, не игнорирование человеческой природы как биологического в человеческой организации, а диалектическое единство истории и природы, преобразование природы историческим путем — такова традиция марксизма".

Но общие сведения о биологическом и социальном в личности не дают прямого ответа на многие важные вопросы: какие индивидуальные особенности, с какого периода, в каком сочетании с другими условиями жизнедеятельности, воспитания, обучения способны дать те иные отклонения в сознании и поведении ребенка, взрослого. Из-за сложности, многомерности, взаимообусловленности связей социального и природного в личности эти вопросы представляют для исследователя весьма сложно разрешаемую проблему. На это указывает, в частности, Б.Ф.Ломов: "Относительно связей биологического и психического вряд ли целесообразно пытаться сформулировать некоторый универсальный принцип, справедливый для всех случаев. Эти связи многоплановы и многогранны. В одних измерениях и при одних определенных обстоятельствах биологическое выступает по отношению к психическому как его механизм (физиологическое обеспечение психических процессов), в других — как предпосылка, в третьих — как содержание психического отражения (например, ощущения состояний организма), в четвертых — как фактор, влияющий на психические явления, в пятых — как отдельных актов поведения, в шестых — как условие возникновения психических явлений и т.д.".

Анализ социального и биологического в личности предполагает прежде всего рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности. Попытку сопоставить соотношение биологического и социального на разных иерархических уровнях структуры личности в процессе ее онтогенеза в свое время предпринял К.К.Платонов, показав, что соотношение этих факторов неодинаково в различных подструктурах.

Косвенное, опосредствованное влияние социального фактора на особенности биологической подструктуры не менее очевидно, как и влияние биологического на подструктуру направленности, хотя пол, тип и структуру нервной системы, патологии и задатки человек получает при рождении. Известны такие явления, как "воскресные дети", "дети карнавала", дети, зачатые пьяными родителями и появляющиеся на свет с различными патологиями нервной системы, затрудняющими их социальную адаптацию. Так, но данным, приведенным Ф.Г.Угловым, наблюдения за 1500 женщинами-роженицами показали, что различные отклонения в организме детей наблюдаются у 2\% непьющих матерей, у 9\% умеренно пьющих и у 74\% матерей, злоупотребляющих спиртным".

Эти факты свидетельствуют о том, что даже биологическая подструктура, где речь идет о сугубо врожденных и наследственных свойствах индивида, не свободна полностью от влияния среды, воздействующей на него опосредованно, через организм матери.

Достаточно сложным оказывается также взаимодействие биологического и социального фактора на высшей подструктуре направленности, проявляющейся прежде всего в личностных качествах и поведении человека, в характере его социальной активности. Как известно, героями и преступниками не рождаются, а становятся, а следовательно, в формировании этих качеств ведущее место отводится социальным, прижизненным факторам, воспитанию, обучению, влиянию среды.

Однако было бы неправильно вообще игнорировать роль биологических факторов в формировании социальных качеств личности.

Как справедливо отмечал А.Н.Леонтьев: "Парадокс в том, что предпосылки развития личности по самому существу своему безличны. Личность, как и индивид, есть продукт интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта. Существует, однако, фундаментальное отличие того особого которое мы называем личностью. Оно определяется природой порождающих его отношений: это общественные отношения, в которые он вступает з предметной деятельности.

Таким образом,выявление так называемых психобиологических предпосылок асоциального поведения, как неблагоприятных свойств психики и организма, которые затрудняют социальную адаптацию является отнюдь не самоцелью, а  имеет свой смысл всего в связи с превентивной практикой, так как позволяет  проводить воспитательно-профилактическую деятельность с учетом всех, в том числе и индивидных факторов, обусловливающих отклонения в поведении и сознании личности. Неблагоприятные психобиологические предпосылки требуют, как правило, дополнительных психолого-педагогических, так и медицинских корректирующих мер и воздействий. Общество и должно предупреждать преступное поведение индивидов, которые имеют неблагоприятную органическую отягощенность, но при этом социально-воспитательные профилактические программы должны строиться с учетом этих мелеющих неблагоприятный характер психобиологических особенностей части правонарушителей. Отсюда понятен, тот интерес, который к данному вопросу представители различных отраслей психологии, криминологии, медицины, исследующие проблему отклоняющегося поведения и преступности.

Аванесов Г.А. выделяет также предпосылки, играющие отрицательную роль в поведении человека:

1) патология биологических что нередко становится причиной сексуальных извращений и половых преступлений;

2) нервно-психические заболевания (психопатии, неврастении, пограничные состояния), которые повышают возбудимость нервной системы, обусловливают неадекватную реакцию и затрудняют социальный контроль за действиями;

3) наследственные заболевания, особенно отягощенные алкоголизмом, которыми страдают 40\% умственно отсталых детей;

4) психофизиологические нагрузки, конфликтные ситуации, изменение химического окружения среды, использование новых видов энергии, которые приводят как к различным психосоматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям, так и служат дополнительным криминальным фактором.

Один из существенных компонентов причинного комплекса преступности — неудовлетворенность запросов людей в сфере потребления, разрыв между потребностями в материально-товарных ценностях или услугах и возможностями их реализации.

Потребности складываются под воздействием прошлого. Стандарты прошлого уклада жизни действуют на актуальные потребности людей благодаря их личному опыту и опыту предыдущих поколений (через непосредственный контакт и с помощью массовых коммуникаций). Установка "жить не хуже, чем раньше", охватывающая как уровень жизни в целом, так и его отдельные показатели, касается и более отдаленного прошлого. Знания о нем, однако, всегда весьма приблизительны, а представления в значительной степени искажены. Причем одни стороны прошлой социальной жизни, как правило, преувеличиваются, в то время как другие — существенно преуменьшаются, вследствие чего прошлое идеализируется и способствует неоправданному росту потребностей.

Во-вторых, потребности диктуются прогнозируемым будущим. Население в своих представлениях о возможных изменениях в укладе жизни обычно следует официальным прогнозам, а также руководствуется формулой "завтра жить не хуже, чем сегодня". Дополнительный рост потребностей может быть вызван неправильным планированием, занижающим сроки выполнения тех или иных народнохозяйственных задач, поспешными обещаниями ответственных организаций и ведомств, просчетами в идеологической работе.

В-третьих, потребности людей формируются в результате сравнения с жизнью других социальных групп и слоев. Сравнение осуществляется через каждодневное общение с окружающими и через массовые коммуникации. В этом случае действует установка "жить не хуже, чем другие".

В-четвертых, формирование потребностей подчиняется принципу "соответствия" возможностей. Характер труда, например, в сознании людей связан с более или менее определенным качеством досуга, степенью общественного признания и размерами заработка; размеры заработка, в свою очередь,—с качеством и разнообразием потребляемых благ и т.д. Соответствия такого рода имеют как объективные основания (например, необходимость полного и своевременного возмещения затрат физической и умственной энергии), так и субъективные.

Важное криминологическое значение имеет противоречивость усвоенной ролевой информации, что связано в ряде случаев с противоречиями в самом содержании социальной роли, ее двузначности, "встроенной" в данную роль.

Сама по себе противоречивость внутриролевых требований в какой-то мере неизбежна: в этом отражается социальный, противоречивый характер самих процессов экономического и социального развития. Более того, осознание таких противоречий может послужить мотивирующим стимулом для их преодоления путем усовершенствования общественных связей и отношений, улучшения и развития соответствующего законодательства и т.д.

Исход внутриролевого конфликта зависит от: а) размера социальных, правовых, моральных санкций, ожидаемых в связи с тем или иным вариантом поведения (как позитивных, так и негативных); б) ожидаемой степени их реальности,близости, неотвратимости; в) отношения индивида к своей социальной роли в целом и  ее составным элементам в том числе (отождествление или отчуждение).

В случае, если противоречивые требования социальной роли не мотивируют конструктивного поведения, направленного на позитивное устранение, преодоление этих противоречий, происходит адаптация, приспособление индивида к ее требованиям. Исход такого приспособления и зависит от взаимодействия указанных моментов (характер и реальность санкций, отождествление с ролью или отчуждение от нее).

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |