Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§ 3. исследование личности в уголовное, процессе

 

Глубокое и полное изучение следователем и судом психологических особенностей личности обвиняемого способствует решению следующих актуальных задач.

1. Правильная квалификация совершенного преступления. В особенности это касается определения психического состояния в момент совершения преступления (например, состояние аффекта), определения подлинных мотивов совершенного преступления, установления роли, которую обвиняемый играл (занимал) в преступной группе, и т.д.

2. Выбор тактических приемов, которые в наибольшей степени способствуют успешности при производстве следственных действий (особенно это допроса), всегда обусловливается психологических особенностей личности подследственного.

3. Воспитательное на правонарушителя с его начинаться на первом и опираться на достаточно следователем особенностей и динамики данной личности.

4. Работа по данного преступления проводится с тем большим успехом, более глубоко и всесторонне следователь изучил особенности личности обвиняемого.

Психологическое изучение личности обвиняемого включает в исследование его мира, потребностей, побуждений, лежащих в поступков (мотивов структуры и черт характера, сферы, способностей, индивидуальных особенностей  интеллектуальной деятельности и познавательных процессов).

Разумеется, в рамках уголовного дела могут и должны изучаться не все  психологические особенности обвиняемого, но только имеющие принципиальное значение для уголовного дела и ситуации расследования.

Объем и содержание психологических особенностей обвиняемого, необходимого для успешного расследования, определяется целями правосудия и задачами соответствующей стадии уголовного процесса.

Изучение психологических особенностей обвиняемого должно быть составляющей частью расследования преступления, и в каждом конкретном случае диапазон этих сведений должен конкретизироваться в зависимости от категории и характера уголовного дела и от особенностей личности обвиняемого.

Например. При расследовании тяжкого преступления, совершенного большой группой, большое значение имеет криминалистический аспект изучения личности каждого обвиняемого. Содержание и объем криминалистического изучения может быть различным в зависимости от положения обвиняемого в преступной группе, в его позиции на следствии. В отношении ''трудного" обвиняемого,  дающего ложные показания, требуется изучение более широкого круга психологических особенностей для определения тактики работы с ним (для выбора тактики допроса, проведения очных ставок, получения признания и т.д.), чем обвиняемого, дающего правдивые показания и стремящегося оказать содействие расследованию. Разумеется, вовсе отказаться от криминалистического изучения такого обвиняемого нельзя, поскольку знание психологических особенностей позволяет дать правильную оценку его показаниям и поведению на следствии, убедиться или усомниться в его искренности.

Формальных границ изучения психологии личности обвиняемого установить нельзя. Чем шире осведомленность следователя, чем более досконально известен ему обвиняемый, тем более эффективна и гибка следственная практика, тем более точны и результативны приемы и методы работы с ним.

Предмет расследования шире предмета показывания, следователя интересуют не только обстоятельства, подлежащие доказыванию, и процессуальные средства, с помощью которых эти искомые факты устанавливаются. Было бы принципиально неверным ограничить изучение личности обвиняемого сбором сведений, необходимых для выявления причин и условий совершения преступления, характеризующих общественную опасность правонарушителя, определяющих юридическую квалификацию преступного деяния, играющих роль доказательств по делу.

Определяемые с процессуальной точки зрения границы изучения психологии обвиняемого иногда бывают узки для решения тактических вопросов. Следователь должен знать об обвиняемом намного больше того, что может иметь доказательственное значение и что в силу этого обычно отражается в следственном производстве.

 Некоторые данные, не имеющие процессуального значения, очень важны в тактическом отношении. Они служат непроцессуальными средствами решения процессуальных задач. Так, например, мягкосердечие и отзывчивость обвиняемого безразличны с правовой точки зрения, но знание этих свойств необходимо для построения правильной тактики допроса, на получение правдивых показаний. Поэтому изучение личности в криминалистическом плане выходит за процессуальные рамки по объему собираемых так и по средствам, с помощью которых эти устанавливаются.

Проиллюстрируем сказанное несколькими примерами. Разыскиваемый вор-рецидивист, судя по в его доме программам и старым билетам на ипподром, имел пристрастие к игре на тотализаторе. Он был схвачен работниками милиции, когда явился на бега. Другой преступник, судя по найденной у него коллекции, собирал марки. Его задержали в филателистическом магазине.

Таким образом, психологию личности обвиняемого следует изучать в тех  пределах, которые позволяют следователю обеспечить решение уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминалистических, криминологических, исправительно-трудовых проблем по конкретному делу.

При определении таких источников информации следует исходить из того, что они должны обеспечить получение сведений, относящихся, во-первых, к прошлому обвиняемого (условия жизни, формирование характера, жизненный путь и т.и.) и, во-вторых, характеризующих его на момент совершения преступления и в период его расследования.

Такой широкий диапазон сведений о личности предполагает использование большого числа источников информации о психологии обвиняемого процессуального и непроцессуального характера.

К процессуальным относятся все источники, содержащие сведения о событии преступления, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством (ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР), т.е. показания потерпевших, подозреваемого, обвиняемого, экспертов, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, другие документы.

Непроцессуальными считаются все источники, не перечисленные в ст. 69 УПК: данные оперативно-розыскной деятельности, сведения, в различных материалах и документах, не приобщенных к делу, наблюдения за обвиняемым, его быта, условий жизни и окружения.

Как правило, следователи изучают психологию обвиняемых в широких границах, но в процессе расследования сведений набирается больше информации, фиксируемой в материалах уголовных дел. Некоторые данные требуются только для "вспомогательных целей" (например, установления контакта с обвиняемым) и необязательно должны отражаться в официальных документах.

Криминалистическое изучение личности обвиняемого осуществляется следователем, глазным образом, в целях выбора тех иных тактических приемов при производстве следственных действий в том объеме, который следователь считает необходимым для этих Установление целого сведений о личности обвиняемого для правильного решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных задач является строго обязательным, так  как непосредственно вытекает из требований закона (подробнее см. гл. Х §1-2).

На необходимость  изучения психологических особенностей личности в обращал внимание еще видный русский юрист А. Ф. Кони: "На суде может быть только полезно для правосудия, если им разъясняются такие свойства обвиняемого, вызваны движущие побуждения его преступного деяния, или, наоборот, с которыми это деяние находится в прямом противоречии".

К числу уголовно-правовых задач, для решения которых особенно необходимы данные о психологии обвиняемого, относятся в первую очередь: установление вменяемости (т.е. способности быть виновным); форма вины (умысел или неосторожность); мотивы преступления; эмоциональное состояние обвиняемого в момент совершения преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности.

Вопрос о вменяемости решается с помощью судебно-психиатрической экспертизы. Основанием для ее назначения является сомнение следователя в психической полноценности обвиняемого. Поэтому следователю необходимо с самого начала расследования уголовного дела обращать внимание на странности в поведении обвиняемого.

Анализ характера и способа совершения преступления, целей, которые преследовал обвиняемый, сведений о его поведении до и после совершения преступления, отношения обвиняемого к людям, его образа жизни — все это способствует формированию представления о степени психической полноценности субъекта.

Иногда странными представляются действия обвиняемых, составляющие содержание уголовного дела. Например, при расследовании уголовного дела о многочисленных мелких кражах, совершенных у сослуживцев лаборанткой одного из высших учебных заведений, было установлено, что обвиняемая похищала не только попадавшиеся на глаза предметы, имеющие некоторую материальную ценность (губную помаду, пудреницы и т.п.), но и старые почтовые открытки, сломанные шариковые ручки и другие предметы, которые никак не могли быть ею использованы. Эти факты вызвали у следователя предположение, что обвиняемая страдает психическим заболеванием и невменяема. Предположение следователя нашло подтверждение в заключении судебно-психиатрической экспертизы.

О другом обвиняемом, нанесшем телесные повреждения незнакомому человеку, пытавшемуся вслед за обвиняемым в лифта, узнал от свидетелей, что с некоторых пор они стали замечать странности в поведении обвиняемого. Он никогда не входил в лифт, если там уже находились люда, подолгу ждал, когда ему представится возможность подниматься спускаться в лифте одному, ни с кем  не встречался на лестницах. Возвращался с половины пути, если  слышал, что кто-то идет по лестнице ему навстречу. При судебно-психиатрическом исследовании установлено, что он считает, что на него могут напасть.

Основаниями для сомнения в полноценности обвиняемого могут служить сведения о том, что его родители или близкие родственники страдали психическими заболеваниями, сам он с детства в отставал в развитии, плохо усваивал учебную программу, не мог овладеть специальностью; некоторые факты,  относящиеся к образу жизни: бездумное отношение к будущему, склонность к бродяжничеству, аномалии в сексуальном поведении и др. Признаками психического заболевания могут быть такие особенности, как несоответствие запаса  знаний возрасту, полученному образованию, низкий уровень общения, замедленность, поверхностность мышления, трудности в понимании относительно простых ситуаций.

Форма вины (умысел или неосторожность) определяется путем отношения обвиняемого к деянию в момент его совершения.

Для констатации таких признаков умысла в преступлении, как осознание человеком общественной опасности своих действий и их общественно опасных последствий, необходимо иметь представление об уровне и особенностях интеллектуального развития обвиняемого. Используя эти данные, можно ограничит умышленные, злостные действия от поступков, совершенных в силу непонимания ситуации  или заблуждения.

Желание или сознательное допущение наступления общественно опасных последствий  деяния связано с некоторыми особенностями и чертами характера.

Мотивы преступления, т.е. побуждения, которыми руководствовался обвиняемый при его совершении, должны устанавливаться при расследовании каждого уголовного дела.

Мотив — признак, который характеризует субъективную сторону преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки(например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений). В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Кроме того, мотив преступления может учитываться как смягчающее или отягчающее обстоятельство, свидетельствовать об отсутствии в действиях обвиняемого общественной опасности.

Представления о том, что  такое мотив поведения, в юридических науках и психологии совпадают не полностью.

В психологии под мотивом понимаются: 1) побуждения к деятельности, связанные с удовлетворением потребностей субъекта, совокупность внутренних и внешних  условий, которые вызвали активность  субъекта и определили ее направленность; 2) побуждающий и определяющий направленность деятельности предмет (материальный идеальный), ради которого она осуществляется; 3) осознаваемая причина, лежащая в  основе выбора и поступков личности.

Уголовное право мотивов поведения оперирует общественными понятиями, как месть, корысть, хулиганские побуждения, ревность, неприязненные и др. Некоторые из этих понятий могут включать в себя разные психологические мотивы. Например, корыстные действия могут быть мотивированы, с психологической точки зрения, стремлением к обогащению, потребностью в самоутверждении, желанием вести праздный образ жизни, страстью к развлечением и т.д. Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения

При расследовании многоэпизодного уголовного дела о грабежах и разбойных группой взрослых и преступников, установлено, что мотивы участия в преступлениях у членов группы весьма различны. Они из них стремились завладеть имуществом и деньгами, другие—показать свою смелость, наконец, третьи - боялись, что с  ними расправятся, если они не будут совершать преступления. Изучение психологических мотивов совершения преступления каждым участником группы позволило точно квалифицировать их деяния, оценить степень их общественной опасности и роль каждого преступника в функционировании преступной группы.

Все психологические мотивы можно разделить на устойчивые, превратившиеся в силу этого в свойство характера, и ситуативно возникающие. Для установления устойчивых мотивов требуется детальное изучение условий жизни обвиняемого, его образа жизни, направленности личности, свойств и черт характера. Ситуативно возникающие мотивы чаще всего производны от устойчивых. В отдельных случаях ситуативные мотивы не связаны с устойчивыми и даже противоречат им. На возникновение подобных мотивов в сильной степени влияет, как правило, эмоциональное состояние человека. Поэтому для установления ситуативно возникающих мотивов следует располагать данными о некоторых особенностях эмоциональности обвиняемого.

Сложность установления мотива преступления иногда приводит к утверждению о "безмотивности", "немотивированности" преступления, что принципиально неверно, поскольку всякое сознательное поведение побуждается осознанными или неосознанными мотивами, подменой мотива "мотивировкой" события обвиняемым, т.е. его ретроспективным словесным объяснением совершенного. Поэтому попытки установить мотив преступления только со слов обвиняемого, без учета его основных психологических особенностей, анализа поведения, могут привести к серьезным ошибкам.

Установление эмоционального состояния обвиняемого в момент преступления необходимо для квалификации преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (ст. ст. 104, 110 УК РСФСР).

Под эмоциональностью понимаются "свойства человека, характеризующие содержание, качество и динамику его эмоций и чувств. Содержательные аспекты Э. отражают явления и ситуации, имеющие особую значимость для субъекта. Они неразрывно связаны со стержневыми особенностями личности, ее нравственным потенциалом: направленностью мотивационной сферы, мировоззрением, ценностными ориентациями и пр.

Одним из психологических признаков юридического понятия сильного душевного волнения является физиологический аффект. Диагностика аффекта составляет специальную задачу; решаемую с помощью судебно-психологической экспертизы (см. гл. XI).

Знание психологии обвиняемого, в частности особенностей направленности личности, самооценки, эмоциональной устойчивости, самолюбия и пр., необходимо для оценки действия потерпевшего, признания их тяжким оскорблением, насилием над личностью обвиняемого.

Особенности эмоциональной сферы обвиняемого могут быть учтены при оценке действия на обвиняемого угрозы или принуждения, а также при расследовании уголовных дел о транспортных и иных происшествиях, связанных с управлением техникой.

Особенности психологии обвиняемого могут и должны рассматриваться в числе обстоятельств, влияющих на степень и характер его ответственности.

Говоря об основаниях освобождения от уголовной ответственности, закон (ст. ст. 50,  51,52 УК РСФСР) оперирует понятием общественной опасности лица, совершившего преступление. В это понятие включаются прежде всего особенности направленности личности обвиняемого и наиболее устойчивые черты характера, которые влияют на совершение преступления и способствуют или препятствуют совершению новых общественно опасных действий.

Об изменении (уменьшении) общественной опасности лица, совершившего общественно опасное деяние, можно судить по тем изменениям в его психологии, которые произошли после совершения преступления.

Развитие у обвиняемого неудовлетворенности прожитой жизнью, убежденности в неправильности прежнего образа жизни, возникновение планов на будущее, связанных с нормальной трудовой деятельностью, пересмотр ценностей, стремление приобрести профессию или повысить квалификацию, заботливое отношение к близким, желание порвать отношения с людьми, повлиявшими на совершение преступления, оказать помощь правоохранительным органам в расследовании — все это может служить признаками уменьшения общественной опасности обвиняемого.

Оценка изменения степени общественной опасности обвиняемого должна основываться на фактических данных о поступках, конкретных действиях, а не на декларативных заявлениях.

В числе смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств закон (ст. ст. 38, 39 УК РСФСР) называет жизненные ситуации, побуждения и признаки действий, для правильной оценки которых требуется учитывать психологические качества обвиняемого.

К числу смягчающих ответственность обстоятельств закон относит на обвиняемого угрозы, стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств, различного рода зависимость.

Ни одно из этих обстоятельств не может быть установлено только по объективным признакам, без учета субъективных особенностей обвиняемого.

Влияние угрозы на обвиняемого зависит не только от ее содержания, реальности, направленности, но и от психологических качеств того, кому угрожают: твердости его характера, смелости, эмоциональной устойчивости, уверенности в своих силах, отношения к запретам и правоохраняемым ценностям.

Обвиняемый по одному из уголовных дел, объясняя причины совершенных им преступлений, ссылался на то, что его соучастники оказывали на него давление, угрожали расправой. Было установлено, что обвиняемый обладал большой физической силой, много раз участвовал в драках и действовал в этих ситуациях хладнокровно и расчетливо, в общественных местах провоцировал ссоры и столкновения, как правило, первым наносил удары, постоянно имел при себе нож. При наличии таких данных нельзя было признать, что угроза, исходившая от людей, которых обвиняемый в подчинении, могла полностью подавить его волю, лишить возможности самостоятельно принимать решения.

В другом случае группа преступников требовала от восемнадцатилетнего молодого человека, чтобы он участвовал вместе с ними в преступлениях, угрожая в случае отказа убить его мать и сестру. Обвиняемому было известно, что участниками преступной группы уже совершено несколько тяжких насильственных преступлений, поэтому он воспринимал угрозу как вполне реальную. Сам обвиняемый был слабоволен, труслив, в семье и среди товарищей всегда занимал подчиненное положение, быстро терял самообладание и впадал в состояние растерянности, при возникновении внутреннего напряжения становился пассивным, трудности вызывали у обвиняемого ощущение безвыходности его положения. С учетом объективных признаков ситуации (реальность и тяжесть угрозы) и субъективных особенностей обвиняемого следствие пришло к выводу, что обвиняемый действовал под влиянием угрозы.

В зависимости от психологических свойств людей одинаково трудные личные или семейные обстоятельства могут восприниматься одними как терпимые, другими - как непереносимые.

Как на смягчающее ответственность обстоятельство закон прямо указывает  на психическое состояние (сильное душевное волнение, чистосердечное раскаяние). Среди отягчающих ответственность обстоятельств закон называет корыстные  побуждения, особую жестокость в совершении преступления, т.е.  диктует необходимость исследований такой важной стороны психологии человека, как содержание побуждений и целей  поступков.

Закон не раскрывает и не ограничивает содержания понятия низменных побуждений, подразумевая, очевидно, что к этой категории могут быть отнесены любые побуждения. Противоречащие морали (например, зависть, месть и прю). Таким образом, перед следователем стоит задача не только установит содержание побуждения, но и дать ему морально-этическую оценку.

Одна из деятельности людей заключается в том, что мотивы( побуждения) и цели действий (поступков) далеко не всегда совпадают. Это положение определяет важный методический прием в установлении содержания мотивов: каждое действие должно изучаться поэтапно от определения его цели к установлению мотива.

Цель умышленного преступного деяния всегда представлена в криминальной ситуации и устанавливается в результате анализа этой ситуации. Например, целями преступления могут быть завладение  материальными ценностями. Лишение жизни, нанесение телесных повреждений, подделка или неправильное заполнение отчетов, ведомостей и др. документации, незаконное изготовление продукции и пр.

Содержание мотива( побуждение) преступления составляет то, ради чего достигается цель. Поэтому мотив преступления  следует искать не только в ситуации его совершения, но чаще всего за пределами криминальной ситуации. Иными словами, после того, как выявлена цель преступления, должен быть поставлен вопрос: ради чего обвиняемый стремился к достижению этой цели?

Ответить на этот вопрос об истинных мотивах преступления может помочь изучение круга интересов, увлечений обвиняемого, его жизненных планов и других особенностей направленности личности характера.

Следует иметь в виду, что мотивами преступлений часто являются побуждения, сформировавшиеся задолго до совершения противоправного действия и проявлявшиеся в других преступных или  правомерных действиях обвиняемого, т.е. вошедшие в число наиболее упрочившихся мотивов поведения. Например, данные о том, что обвиняемый в прошлом руководствовался корыстными постоянно отыскивал возможности получения дополнительных доходов (занимался с этой целью огородничеством, ремонтом в частном порядке автомобилей, квартир, мелкой спекуляцией и т.п.), хотя и не являются прямым указанием на корыстные побуждения расследуемого преступления, могут быть использованы для выдвижения и проверки предположения об их наличии в инкриминируемых обвиняемому действиях.

Способ совершения преступления, обусловленный отношением обвиняемого к жизни, здоровью, человеческому достоинству потерпевшего, часто характеризует наличие особой жестокости или издевательства над потерпевшим. Под этим понимается "...применение при совершении преступления способа, особо мучительного для потерпевшего, либо хладнокровное доведение преступного замысла до конца, несмотря на просьбы потерпевшего пожалеть его, либо длительное изощренное издевательство над человеком, ...глумление над потерпевшим во время совершения преступления или причинение ему каких-либо дополнительных физических или моральных страданий".

Главными субъективными признаками особой жестокости к издевательства следует считать способность обвиняемого в момент совершения преступления понимать, что era действия причиняют потерпевшему особые моральные или физические мучения, желание или допущение их наступления, пренебрежение страданиями потерпевшего при их осознании или способности осознавать, если даже обвиняемый не стремился специально к их причинению.

Воспитательную функцию следователя по отношению к обвиняемому необходимо считать самостоятельной задачей всего процесса расследования. Осуществление воспитательной функции — многообразный и сложный процесс, требующий от следователя большого напряжения сил, использования знаний в области психологии, педагогики, этики и других смежных наук. Наконец, это изобретательность, умение использовать каждую естественно сложившуюся ситуацию во время общения с обвиняемым, выдержка, терпение и т.д.

Одним из важнейших условий осуществления воспитательной функции следователя является неукоснительное соблюдение им основных принципов предварительного следствия: принципа законности, быстроты, полноты, всесторонности и объективности расследования, обеспечения обвиняемому права на защиту, недопустимости разглашения тех данных предварительного следствия, которые могут нанести моральный ущерб обвиняемому или его семье, родственникам, друзьям, сослуживцам. Рассмотрим некоторые из этих средств. Использование положительных черт личности обвиняемого может служить важным психологическим средством воздействия в восстановлении утраченных или формировании новых взглядов, убеждений обвиняемого, соответствующих правовым и моральным требованиям советского общества. В процессе воспитательного воздействия на обвиняемого необходимо добиваться, чтобы моральные принципы стали внутренней потребностью его поведения.

Использование отдельных факторов из жизни обвиняемого, имевших для него важное значение, допустимо, в частности, в тех случаях, когда это не только не ему морального ущерба, а наоборот, стимулирует его положительное самоутверждение. В этих целях допустимо использование таких факторов из его жизни, и иные меры поощрения за хорошие производственные показатели и активное участие в общественной жизни, достижения в спорте и т.п.

Опровержение расчета обвиняемого на за совершенное им преступление сильным средством воспитательного воздействия, используемого следователем в процессе расследования. Надежду обвиняемого на безнаказанность могут питать различные обстоятельства: ложная убежденность в том, что следователь лишен возможности собрать необходимые доказательства по делу, необоснованная надежда на прошлые заслуги или на помощь родственников, знакомых, друзей и др. Вполне очевидно, что такой расчет никак не способствует разрушению антиобщественной установки личности, переосмыслению ценностных ориентации, а скорее углубляет их. Выбор тактических приемов психологического воздействия на обвиняемого в данном случае будет зависеть от тех мотивов, в силу которых у обвиняемого сложился расчет на безнаказанность.

Одним из важнейших  условий осуществления воспитательной функции следователя является неукоснительное соблюдение им основных принципов предварительного следствия: принципа законности, быстроты, полноты, всесторонности и объективности расследования, обеспечения обвиняемому права на защиту, недопустимости разглашения тех данных предварительного следствия, которые могут нанести моральный ущерб обвиняемому или его семье, родственникам. Друзьям, сослуживцам.

Рассмотрим некоторые из этих средств.

Использование положительных черт личностных особенностей обвиняемого может служить важным психологическим средством воздействия в восстановлении утраченных или формирований новых взглядов, убеждений обвиняемого, соответствующих правовым и моральным требованиям советского общества. В процессе воспитательного воздействия на обвиняемого необходимо добиваться, чтобы моральные принципы стали внутренней потребностью его поведения.

Использование отдельных факторов из жизни обвиняемого, имевших для него важное значение, допустимо в  частности, в тех случаях, когда это не наносит ему морального ущерба, а наоборот стимулирует его положительное самоутверждение.

Опровержение расчета обвиняемого на безнаказанность за совершенное им преступление также является сильным средством воспитательного воздействия, используемого следователем в процессе расследования. Надежду обвиняемого на безнаказанность могут питать различные обстоятельства: ложная убежденность в том, что следователь не лишен возможности собрать необходимые доказательства по делу, необоснованная надежда на прошлые заслуги, помощь родственников и т.п. Такой расчет ни в коей мере не способствует разрушению антиобщественной установки личности, а наоборот, скорее углубляет ее. Выбор тактических приемов психологического воздействия на обвиняемого в данном случае будет зависеть от тех мотивов, в силу которых у обвиняемого сложился расчет на безнаказанность.

Выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, на основе результатов психологических особенностей личности - не самоцель, а составная часть всей работы следователя по уголовному делу в целях выполнения им требований законодательства по уголовному делу в целях выполнения им требований законодательства по предупреждению преступлений.

Психологические особенности обвиняемого могут быть по-разному связаны с совершенным им  преступлением. Одни из могут сыграть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворения потребностей или разрешения  конфликта (эгоистическая, корыстная направленность личности, нежелание трудиться, неуважение к человеческому достоинству, сексуальная распущенность и пр.). Другие психологические особенности только способствуют совершению преступления при неблагоприятной ситуации (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие, уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональная возбудимость, недоброжелательное отношение к людям, трусость и пр.). Наконец, многие психологические особенности остаются нейтральными по отношению к факту преступления (например, увлечение, интересы, трудолюбие человека, совершившего преступление в состоянии аффекта), но важны для понимания степени общественной опасности обвиняемого и перспектив его исправления и перевоспитания.

В криминологическом плане особое имеет изучение условий нравственного формирования личности, в частности ее характера и тех его черт, тесно связаны с совершением преступления.

Изучение личности на предварительном следствии должно быть подчинено решению вопросов, возникающих в процессе расследования конкретного преступления, т.е. личность обвиняемого должна изучаться в целях раскрытия преступления, установления обвиняемого, ему меры пресечения, выбора тактики проведения следственных действий, в том числе правильной тактики допроса обвиняемого, тщательной  проверки полученных доказательств, оказания  воспитательного воздействия, избрания меры наказания, определения причин преступления и предложений по их предупреждению..

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |