Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§ 2. исследование личности потерпевшего

 

В последние годы в криминалистических исследованиях уделяется внимание роли жертвы в раскрытии и расследовании преступления. Виктимология, как одно из важных направлений в криминологии, изучает личность потерпевшего, его связи, взаимоотношения с преступником, особенности поведения жертвы в инкриминируемой преступнику ситуации. Важное место в виктимологических исследованиях отводится роли жертвы в генезисе самого преступления, ее межличностным, связям и отношениям с преступником. 61\% жертв в момент убийства находились в нетрезвом состоянии, а более половины из них употребляли спиртные напитки совместно с осужденными непосредственно перед совершением преступления.

Каждый десятый потерпевший не работал, 6\% вели паразитический образ жизни, в 38\% случаев поведение потерпевших перед преступлением было аморальным или противоправным, в том числе и провокационным. Такие особенности личности и поведения потерпевших могли способствовать увеличению риска совершения в отношении их тяжких противоправных действий.

Психологическое исследование личности потерпевшей по делам об изнасиловании в стадии предварительного следствия имеет существенное значение по следующим аспектам.

Решающим для перерастания предпреступного взаимодействия в преступление является видение ситуации преступником. Взаимная "сексуальная прелюдия", в которую женщина включается добровольно и которая объективно возбуждает у мужчины сексуальную потребность, расценивается мужчиной как приглашение к половой близости, свидетельствующее о совпадении его желания с желанием предполагаемой партнерши. Здесь очевидна включенность безнравственного поведения потерпевшей в генезис изнасилования.

Предшествующее этому поведение потерпевшей является провокацией, создавшей необходимые условия для совершения преступления. Ситуация становится криминальной с момента осознания субъектом, что сопротивление потерпевшей действительное, а не притворное. Таков психологический механизм совершения изнасилования.

Взаимосвязь и взаимообусловленность личности и отрицательного поведения потерпевшего до преступления и динамику психологического механизма их развития можно в известной мере проследить на примере проявления некоторых установленных исследованием нравственно-психологических черт у части потерпевших от убийств, причинения телесных повреждений и изнасилований, совершение которых провоцировало поведение потерпевших. Доминирующим по устойчивости и значимости в структуре нравственно-психологического облика потерпевших были такие качества, как агрессивность, деспотизм в отношении близких, неуживчивость, склонность к употреблению алкоголя, половая распущенность, неразборчивость в выборе знакомых, в частности вследствие склонности к веселому времяпрепровождению при неоправданной обстоятельствами доверчивости. Многие из них обусловливают совершение различных по характеру преступлений.

Об этом же свидетельствует сравнение исчисленных по специальной формуле средних сроков лишения свободы, избранных для названных групп осужденных Средний срок лишения свободы осужденных за убийства и причинение телесных повреждений по ст. ст. 103, 108, 109 УК РСФСР, спровоцированных потерпевшими, оказался на 1 год лишения свободы меньше, чем средний срок лишения свободы осужденных за аналогичные преступления, совершенные без провокации потерпевших.

Такой же вывод следует и из анализа наказания, назначенного судами за изнасилование осужденным из двух сравниваемых совокупностей. Более половины осужденных за спровоцированное изнасилование были осуждены к наказанию, являющемуся минимальным пределом санкции статьи или даже ниже низшего предела, а значительная часть остальных — к наказанию, близкому к минимальному пределу санкции.

Исследование личности потерпевшей и насильника (подозреваемого), их мотивационной сферы и отношений, предшествующих деликту, способствует правильной квалификации преступления и помогает избежать следственных и судебных ошибок по этой категории дел:

психологический анализ личности потерпевшей дает дополнительные возможности следователю в достижении психологического контакта с ней и в связи с этим получение наиболее полной и объективной информации о существенных, интимных подробностях данного преступления;

психолого-педагогический анализ ценностных ориентации и установок личности потерпевшей способствует наиболее глубокому исследованию генезиса данного преступления и разработке на этой основе комплексных профилактических мероприятий по данной категории дел;

в связи с тем, что часто обстоятельством, способствующим данному преступлению, является провоцирующее и опрометчивое поведение потерпевшей в исследуемой ситуации, то тщательный психологический анализ дает возможность разработать меры адекватного педагогического воздействия.

Для сравнения полученных экспериментальных данных мы использовали результаты обследования 30 девочек-спортсменок в возрасте от 8 до 14 лет.

Обобщение проводилось нами с применением разработанных К. К. Платоновым методов обобщения независимых характеристик. Оно строилось по следующей схеме: 1) обобщение сведений о структуре личности с использованием данных социально-психологического анамнеза, педагогического наблюдения и эксперимента; 2) психологический анализ особенностей состояний и поведения пострадавшей в конкретной исследуемой ситуации; 3) составление экспертного заключения на основе всестороннего сопоставления перечисленных выше факторов с обязательным учетом потенциальных и компенсаторных возможностей личности потерпевшей.

Опираясь на концепцию К. К. Платонова о динамической функциональной структуре личности, мы попытались с помощью специально разработанного методического аппарата систематизировать наиболее информативные свойства личности пострадавшей, предрасполагающие к совершению с ней насильственных действий. Для анализа нами выделены наиболее существенные взаимодействия иерархий структуры личности пострадавшей, ее базальные и программирующие компоненты. 'Это — направленность личности; ее жизненный опыт и ценностные ориентации; особенности развития психических процессов и психических свойств личности; биопсихические или индивидуально-типологические характеристики.

С этой целью мы использовали комплекс экстенсивных (метод наблюдения за пострадавшей в период допросов и очных ставок; психологический анализ материалов уголовного дела; биографический метод) и интенсивных (экспериментально-психологических) методов.

С целью более углубленного анализа особенностей поведения в фрустрационных ситуациях мы исследовали устойчивые характеристики по методике Розенцвейга (детский вариант) фрустрационных реакций пострадавших девочек. Фрустрационные реакции — это реакции индивида на различного рода барьеры, блокирующие его деятельность. Если в группе девочек-спортсменок во фрустрационной ситуации преобладали внешнеобвинительные реакции, то в группе пострадавших достоверно доминировали безобвинительные реакции.

Такую направленность реакций можно рассматривать как своеобразную психологическую защиту личности. Девочки с преобладанием данной направленности реакций на этапах предварительного следствия склонны были воспринимать сложившуюся ситуацию как нечто фатальное, неизбежное, склонны были к "уходу в себя" с целью ослабить вовлеченность в ситуацию и усилить сопротивляемость и защитное торможение. У пострадавших девочек также наблюдались достоверно высокие оценки реакций, отражающих повышенную фиксацию на имеющихся препятствиях. Эти данные указывают на пассивность, несамостоятельность потерпевших в разрешении конфликта.

Уровень психической адаптации у пострадавших девочек значительно ниже, чем в контрольной группе, причем чем ниже этот показатель, тем менее адекватно вела себя подэкспертная в исследуемой ситуации. Вероятность нарушения психической адаптации повышалась у девочек при увеличении фрустрационной напряженности. В связи с этим мы рассматриваем порог фрустрации как меру потенциальной стабильности психической адаптации. Влияние определенных особенностей личности на величину порога фрустрации было проанализировано нами на группе девочек со стойким нарушением психической адаптации. В этой группе (7 человек) наблюдается низкая способность к интеграции поведения, высокая степень конформности и социальная робость. Кроме того, у пострадавших наблюдалась высокая эмоциональная вовлеченность в ситуацию, недостаточная реалистичность.

Например, Люда Т., 14 лет. Вечером, гуляя с подругой по поселку, познакомилась с тремя военнослужащими, которые завели ее в лес и изнасиловали в извращенной форме. Девочка вернулась домой, легла спать, скрыла от родителей случившееся, поделилась с подругой, которая рассказала своим родителям, и в результате было возбуждено уголовное дело. У подэкспертной были выявлены низкий уровень психической адаптации, высокая степень фрустрационной напряженности личности. Выявлены стойкие личностные особенности, снижающие пороги фрустрации: высокая степень конформности, низкий самоконтроль, эмоциональная неустойчивость. Высокие показатели по фактору тревожности свидетельствуют о доминировании тревожно-депрессивного фона настроения, недооценка своих возможностей, склонность к самоупрекам. На следствии девочка была замкнута, обвиняла в случившемся себя, проявляла негативизм к интересующим следствие обстоятельствам.

Итак, эффективность психической адаптации — важный диагностический критерий в судебно-психологической экспертизе. Вероятность нарушения психической адаптации связана с высокой фрустрационной напряженностью личности и особенностями интеграции поведения. Низкие пороги фрустрации у пострадавших тормозят формирование стабильных поведенческих стереотипов в экстремальной ситуации.

Важным регулятором поведения личности является уровень развития ее самооценки. В исследованиях отечественных и зарубежных психологов подчеркивается, что в подростковый период формируется умение оценивать себя не только через требование авторитетных взрослых, но и через собственные требования. Главным критерием в оценке себя становятся нравственно-психологические аспекты взаимоотношений подростка с другими людьми. В связи с этим мы провели анализ особенностей самооценки пострадавших девочек методом корреляционного анализа показателей по факторам: общительность, тревожность и фрустированность — с показателями экстраверсии и нейротизма (методика Айзенка). В обеих группах получены достоверные коэффициенты корреляции, что указывает на высокую диагностическую значимость используемых методик. Однако в группе пострадавших коэффициенты корреляции ниже, чем в контрольной. Это указывает на менее адекватную самооценку у пострадавших. Степень такой адекватности мы определяли также путем сопоставления характеристик, полученных в процессе психологического эксперимента, с характеристиками, представленными в материалах уголовного дела, В результате анализа нами было выделено 11 девочек с неадекватной самооценкой, из них 4 с завышенной и 7 с заниженной самооценкой. У девочек с завышенной самооценкой преобладали позитивные характеристики образа "Я", а с заниженной — негативные характеристики. Нарушение баланса позитивных и негативных характеристик значительно препятствовало овладению ими ситуацией, снижало критичность поведения. У девочек с заниженной самооценкой в исследуемой ситуации наблюдалось ограничение активности, неуверенность в своих силах, высокая степень психической напряженности. Например, Наташа К, 12 лет, вместе с братом вечером гуляла во дворе, к ней подошел незнакомый мужчина и попросил позвонить женским голосом. Наташа согласилась помочь. Мужчина завел девочку в сарай в изнасиловал. После случившегося Наташа вернулась во двор, постояла с подругами, потом пошла домой. Дома бабушка обратила внимание на необычный вид внучки: грязное лицо в пятнах (следы поцелуев), мятая юбка, испачканные трусы. После настоятельных расспросов бабушки девочка рассказала о случившемся.

Психологический анализ выявил неадекватную, заниженную самооценку у потерпевшей, низкий уровень социальной адекватности поведения в ситуации конфликта, конформность. Неадекватная самооценка четко проявлялась в процессе обследования по самооценочным опросникам Айзенка и Кетелла. В характеристиках педагогов подчеркивается робость, неумение отстоять собственную точку зрения, безынициативность. Девочка характеризует себя как неудачницу, неумную, не приспособленную к жизни.

У девочек с завышенной самооценкой наблюдалась некритичность к себе, тенденция брать на себя задачи, превышающие их возможности, склонность к риску. В процессе следствия у них наблюдалось разочарование, стремление переложить ответственность за неудачу на других людей (насильников), на обстоятельства. А вот другой пример виктимности.

Елена К., 14 лет, поздно вечером возвращалась из города в спортивный лагерь по шоссе. Водитель "Москвича" предложил ее подвезти. Девушка охотно согласилась. По дороге слушали музыку, разговаривали, курили. В двух километрах от лагеря водитель остановил машину и изнасиловал девушку. До лагеря она добралась пешком ночью, легла спать, никому не рассказала о случившемся. Через месяц поделилась с подругой, пошла на обследование к гинекологу в связи с подозрением на венерическое заболевание. После осмотра гинеколога обратилась в милицию.

Психологическое обследование Елены выявило высокую общительность, социальную смелость, самостоятельность в решении сложных задач. Наблюдалась завышенная самооценка, самоуверенность. В ситуации конфликта преобладают внешнеобвинительные реакции, стремление самостоятельно находить рациональные способы его разрешения. На вопросы экспертов об обстоятельствах дела утверждает, что надеялась справиться с насильником, что неоднократно находилась в аналогичных ситуациях, но все обходилось благополучно.

В процессе анализа мы ориентировались на сложное строение личности пострадавших, включающее в себя три компонента: а) эмоциональное отношение к себе; б) осознание и самооценка отдельных качеств личности; в) осознание целей жизнедеятельности и средств, необходимых для достижения этих целей. На формирование эмоционального отношения к себе существенную роль оказывает сопоставление подростком своих личностных особенностей форм поведения с определенными нормами, которые выступают для них как идеальные формы личности и поведения. Анализ показал, что у некоторых пострадавших девочек наблюдалась так называемая самооценочная тревожность, т.е. восприятие относительно нейтральных ситуаций как содержащих угрозу самооценке, представлений о себе и переживание вследствие этого сильного волнения, тревоги, страха. Например, Оксана М., 12 лет, после переезда родителей в другой город поступила в школу, где чувствовала себя поначалу очень скованно, одноклассники относились к ней недружелюбно. В связи с этим девочка испытала дискомфорт, переживала негативное отношение одноклассников, пыталась утвердить себя в классе распространением порнографических открыток, рассказами о своих "былых похождениях". Этим вызвала интерес у мальчиков старших классов, с одним из них вступила в интимные отношения, затем по его настоятельной просьбе вступила в половые контакты с его друзьями. На протяжении года мальчики преследовали пострадавшую, в случае отказа избивали ее. Девочка рассказала о случившемся матери, и было возбуждено уголовное дело.

Специальный психологический анализ показал, что у подэкспертной отмечалась высокая чувствительность к оценкам со стороны одноклассников, самооценочная тревожность. Подэкспертная обнаружила полное непонимание социальных и биологических последствий случившегося, в период изнасилования не оказывала должного сопротивления, поведение ее носило в целом определенную сексуальную направленность. Ее больше волновало неуважительное отношение одноклассников и насильников к ней: угрозы, избиения, насмешки и пр. Полное непонимание мотивов собственного поведения тесно связано у пострадавшей с неадекватной самооценкой, отсюда — отсутствие самоконтроля за поведением.

В процессе психологического анализа жертвы важным является анализ ее ценностных ориентации, одного из основных структурных образований зрелой личности. Ценностные ориентации обусловливают направленность личности, определяют позицию человека. Анализ показал, что у пострадавших с неадекватной самооценкой ценностные ориентации представляют собой неустойчивую систему. Мы использовали в процессе беседы с пострадавшими описание конкретных жизненных ситуаций, в которых сталкивались нормы, установленные в качестве обязательных правил поведения, и практическая житейская мораль, распространенная в среде подростков. Анализ показал, что из 32 пострадавших только 14 выразили готовность опираться на нормы права при выборе способа поведения в конфликтной ситуации, остальные предпочли нормы житейской морали. У некоторых девочек предпочтения носили социально неадекватный характер. Полученные данные совпадали с показателями, отражающими недобросовестность, несовестливость, нестойкость моральных принципов.

Нами была выделена группа девочек (8 человек) с отсутствием устойчивой системы мотивов поведения. В процессе экспертизы возникали задачи анализа тех побудительных сил, скрытых в мотивационной сфере жертвы, которые способствовали ее виктимному поведению. Кропотливый анализ мотивационной сферы личности потерпевшей, ее потребностей во взаимодействии с индивидуально-психологическими особенностями способствуют раскрытию истинных мотивов ее поведения.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |