Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§2. методика проведения судебно-психологической экспертизы

 

В отличие от традиционных психологических исследований СПЭ имеет свою специфику. При проведении экспертного исследования необходимо иметь уточняющие психологически обоснованные показатели, а для обобщенного, целостного суждения о подэкспертном необходим глубокий анализ природы психических процессов, которые активизируются при совершении им инкриминируемых действий. Психологи, занимающиеся экспертизой, обязательно должны учитывать в своем исследовании значения конкретных ситуаций, как факторов, которые обусловили поведение личности. Неучет ситуативных факторов, которые достаточно подробно излагаются в материалах уголовного дела, может снизить объективность полученных данных.

В центре внимания внутренней картины преступления (ВКП) находится психология личности. В психологическом плане ВКП может рассматриваться как элемент правосознания, сложный комплекс правосознания, представлений и идей, своеобразно отражающихся в психике преступника. ВКП зависит от структуры личности преступника, от глубины сознания и переживания содеянного, от положения преступника в семье, в обществе, в преступной группе. Всякое поведение человека, в том числе и антиобщественное, есть форма взаимодействия личности со средой. Принято выделять три этапа формирования антиобщественного поступка: а) формирование личности с антиобщественной ориентацией; б) формирование у субъекта конкретного решения на совершение антиобщественного поступка; в) реализация этого решения, включая совершение поступка и наступление вредных последствий. Перед экспертом-психологом стоят задачи выделения психологических доминант на каждом этапе. На нервом этапе необходимо проанализировать формирование правосознания, самооценок, особенности развития реальных жизненных ценностей и нравственно-нормативных установок. Важное место занимает и анализ индивидуально-типологических характерологических особенностей подэкспертного. На втором этане исследуются особенности способа принятия решения подэкспертным. Принятие решения рассматривается как процесс взаимодействия личностных черт субъекта, его установок, ценностных ориентации,  мотивов поведения с особенностями объективной внешней ситуации, в которой подэкспертный должен действовать. В исследованиях психологических аспектов принятия решения подчеркивается, что инвариантные свойства человека обусловливают однородность поведения людей, а индивидуальные свойства свидетельствуют о разнородности человеческого поведения. К инвариантным (постоянным) свойствам личности относятся, например, системы памяти, направленность человеческих действий на определенные цели (целеустремленность), последовательный характер психических процессов, которые обусловливают однородность поведения людей. К индивидуальным свойствам относятся такие черты, как оригинальность мышления, уровень тревожности, степень агрессивности, самостоятельность, экстравертированность, интровертированность,   эгоизм и другие. В процессе принятия решений, особенно в ситуациях конфликта, необходим анализ индивидуальных свойств личности. Если на первом этапе эксперт-психолог изучает индивидуальные свойства личности, то на втором этапе выявленные личностные характеристики соотносятся с образами объективной внешней ситуации. В процессе решения этих вопросов исследуются особенности реагирования личности на затруднительные жизненные обстоятельства. Каждый человек характеризуется индивидуальной комбинацией приемов выхода из затруднения, и эти приемы можно рассматривать как форму адаптации. Реакция человека на непреодолимые препятствия, барьеры, блокирующие его деятельность, носит разнообразный характер.

Дезорганизация сознания и деятельности, которая возникает, когда мотив остается неудовлетворенным или его удовлетворение тормозится, называется фрустрацией. Чтобы прогнозировать характер фрустраций, нужно наблюдать человека в ситуациях, где блокируются его потребности, намерения, действия. Реакции фрустрации принимают два основных направления: импульсивность и толерантность (устойчивость). Эксперт-психолог анализирует реакции подэкспертного на фрустрацию с помощью экспериментально-психологического метода (тест Розенцвейга), с помощью биографического метода и метода наблюдения. Третий этап формирования антиобщественного поступка, т.е. реализация его, включая совершение поступка и вредные последствия, в настоящее время достаточно полно изучается юридическими дисциплинами. Однако при проведении судебно-психологической экспертизы нужно учитывать отношение подэкспертного к поступку, степень осознания содеянного, степень психического стресса, особенности проявлений психологической защиты личности подэкспертного. Психологическая защита — это специальная регулятивная система стабилизации личности, которая направлена на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта. Функции психологической защиты — "ограждение" сознания от негативных, травмирующих личность переживаний. Среди защитных механизмов выделяются: фантазии, рационализации, проекции, вытеснение, отрицание реальности и др. Могут наблюдаться более сложные формы защитных реакций в симулятивном и диссимулятивном поведении. Механизмы психологической защиты связаны с реорганизацией осознаваемых и неосознаваемых компонентов системы ценностей. Особенности такой защиты определяют индивидуально-психологические и возрастные характеристики. Например, у обследованной нами потерпевшей вследствие неоднократного группового изнасилования Жанны, 15 лет, наблюдались типичные для нее формы эмоционального реагирования на экстремальные раздражители: стремление уйти в себя, замкнуться, желание разрешить конфликт самостоятельно, без посторонней помощи, умение скрыть ситуацию. Такое поведение подэкспертного можно рассматривать как защитные реакции на стрессовые ситуации с целью смягчения чувства неудачи, устранения тревожности и психических травм.

Итак, учитывая широту и многоплановость задач эксперта-психолога, необходимо не одномоментное исследование личности подэкспертного, а изучение процесса ее развития, анализ многообразия ее проявлений в разных условиях. Ни один из психологических методов не гарантирует получение совершенно достоверных данных о личности. Важной стороной продуктивного исследования личности является комбинирование данных стандартного и нестандартного исследований, сочетание экспериментальных и неэксперимевтальных методов изучения. Экспериментальные исследования заняли прочное место в современной психологической науке. Однако, несмотря на их первостепенную значимость, следует подчеркнуть: во-первых, эксперимент в отношении к человеку ограничивается этическими соображениями, не позволяющими с ним широко экспериментировать, во-вторых, нельзя не отметить, что эксперимент регистрирует лишь поперечник психики или личности в текущий момент ее жизни. Реакции же личности в настоящем обусловлены историей развития в прошлом и перспективой будущего.

Основными составляющими ВКП являются: а) объективные проявления преступной деятельности; б) уровни эмоционального реагирования личности на содеянное; в) уровень интеллектуального развития личности преступника, его жизненный опыт.

Исследование эмоциональных характеристик личности приобретает особое значение при СПЭ физиологического аффекта.

Важную роль в формировании ВКП играет тип эмоционального отношения подэкспертного к преступлению, к расследованию и прогнозу своей дальнейшей судьбы. Особенно анализ эмоциональных отношений к преступлению важен при работе с несовершеннолетними. Нами выделена группа несовершеннолетних преступников, которые эмоционально недооценивали состав преступления, серьезность прогноза. Такое отношение к преступлению создает у подследственного неадекватную модель ожидаемых результатов следствия. Данный тип отношений основывается на таких личностных особенностях, как недостаточная критичность, низкий уровень интеллекта и др. У другой группы несовершеннолетних преступников имела место яркая эмоциональная окраска переживаний случившегося, которая в ряде случаев превращалась в автономное, доминирующее образование и дезорганизовывала подэкспертного.

При анализе аффективных состояний подэкспертных нами изучались материалы уголовного дела, использовались экспериментально психологические методы с активным включением проективных методов. Проводился специальный - психологический анализ криминогенных ситуаций и логики развития событий преступления. Выявленные инвариантные индивидуально-психологические и личностные особенности подэкспертного сопоставлялись с особенностями его поведения в ситуации деликта. Динамическое наблюдение за подэкспертным в период экспертных исследовании было направлено на оценку эмоциональных состояний, на анализ влияния психического стресса на его поведение в конкретных ситуациях.

При судебно-психологической экспертизе аффекта важным является анализ ситуации, возникновению которой способствует острый конфликт. Однако наличие конфликтных ситуаций является обязательным, но недостаточным при возникновении аффекта. Важное место занимает комплекс индивидуальных психологических особенностей личности и психофизиологических состояний подэкспертного. Порог аффективного реагирования в значительной степени зависит от характерологических особенностей подэкспертного. Поэтому на этапе предварительного следствия, даже когда недостаточно ясна конкретная картина преступления, анализ индивидуальных и психологических особенностей будет способствовать выявлению типа аффектогенных ситуаций и характера психогении. Например, исследования отечественных экспертов показали, что при психогениях аффективные реакции появляются чаще у лиц, которые склонны к аккумуляции аффективных переживаний и отличаются нерешительностью, повышенной робостью, неспособностью к активному рациональному разрешению конфликта. При острых психогениях аффективные реакции могут вызвать такие особенности личности, как недостаточно устойчивая самооценка, неспособность к быстрому принятию решений в сложных ситуациях, эгоцентризм.

При анализе индивидуально-психологических особенностей на этапе предварительного следствия важное место занимает исследование особенностей самооценки. Самооценкой называется сложное психологическое образование, которое включает много разнородных элементов, относящихся к представлениям человека о своем "Я", о своих физических качествах, умениях, способностях, положении в группе и т.д. Опираясь на самооценку, человек прогнозирует свои возможности, оценивает их как значительные и незначительные; в результате его мотивация в конкретной ситуации может быть сильной или слабой. Неадекватность самооценки по-разному влияет на поведение человека. Люди с заниженной самооценкой приписывают себе более низкие возможности, недооценивают свою полезность. Это приводит к ограничению активности, понижению инициативы, особенно в тех случаях, когда ситуация предъявляет повышенные требования к его способностям и умениям. Недостаточная уверенность в своих силах является одной из главных предпосылок появления психической напряженности. При завышенной самооценке человек часто некритичен к себе, берется за решение задач, которые явно превышают его возможности.

В психологической практике существует много подходов к диагносцированию самооценки личности. Большой популярностью среди психологов пользуются опросники для описания и оценки человеком самого себя. Однако при проведении экспертизы недостаточно оценить личность только на основе самооценочных методов. В экспертном исследовании специфическое поведение подэкспертного можно предсказать более точно, изучая взаимодействие индивидуальных особенностей личности и особенностей ситуации. Кроме того, для изучения личности в целом необходим широкий комплекс взаимодополняющих и взаимопроверяющих методов.

При использовании вопросников необходимо учитывать такие факторы, как степень искренности подэкспертного, беспокойство и даже страх в процессе следствия и экспертиз, потребность в одобрении, а также естественная зашита своего "Я". Следует учесть и то, что отношение подэкспертного к обследованию может определяться установочным поведением в связи с его заинтересованностью в результатах исследования. При экспертном анализе аффекта необходимо различать понятия "личностные склонности" и "состояние личности". Склонность — это тенденция человека реагировать, а состояние — это реальное проявление склонности или поведенческая реакция. Например, тревожность—это тенденция эмоционально реагировать на угрожающие стимулы. Состояние тревоги — это реально переживаемое чувство напряженности и нервозности. Исследование личности с помощью опросников способствует выявлению некоторых структурных характеристик личности, но предсказание поведения подэкспертного без учета ситуационных факторов является грубой методологической ошибкой. Анализ ситуаций, приведших подэкспертного к аффекту, — обязательный компонент СПЭ. Используя биографический метод — собирание и анализ данных о жизненном пути подэкспертного как личности, эксперт-психолог сопоставляет выявленные в эксперименте индивидуально-психологические особенности подэкспертного с конкретными явлениями и обстоятельствами жизни. Этот метод позволяет эксперту на предварительном следствии выявить соответствие самооценочных характеристик подэкспертного конкретным событиям его жизни. Это способствует объективной оценке полученных данных и установлению причинно-следственных связей. Например, подэкспертная Ольга П., 38 лет, подозреваемая в убийстве своего сожителя, в процессе психологического обследования по опросникам Кетелла и методикам Айзенка выделяла у себя такие черты, как высокую подчиненность, конформность, зависимость, непрактичность, консервативность, высокий самоконтроль, что существенно противоречило анализу ее конкретных жизненных ситуаций с помощью биографического метода:

особенности развода с мужем ("я его выгнала из дому");

 особенности взаимоотношений с сотрудниками на работе (часто возникали конфликты, был выговор за недостачу материальных ценностей);

формальные взаимоотношения с детьми (своими).

Особое место в психологической диагностике принадлежит оценке степени тревожности подэкспертного. Тревожность — это психическое состояние, которое вызывается возможным столкновением с эмоционально значимыми раздражителями и выражается в специфических переживаниях и изменениях физиологических реакций. Как правило, в качестве показателя тревоги используется субъективная оценка переживания человеком этого состояния. При определении тревожности обращаются к специально разработанным опросникам (Спилберга—Ханина, ММР, шкала Тейлора и др.). Для оценки эмоционального напряжения необходим учет вегетативных, мимических, двигательных, глазодвигательных и вазомоторных реакций. Для анализа психофизиологического состояния подэкспертного "до", "в период" и "после" деликта целесообразно использовать критерии условных оценок внешних проявлений эмоций.

Для исследования установок, эмоциональных состояний и других особенностей личности в СПЭ аффекта мы использовали опосредствованные методы изучения личности, в том числе и проективные методы, которые позволяют опосредствованно, моделируя некоторые жизненные ситуации и отношения, исследовать личностные образования, выступающие прямо или в форме различных установок, и выявить неосознаваемые формы мотивации, значимые для личности переживания. В судебно-психологической экспертизе проектные методы широко используются при дифференциации патологического и физиологического аффектов (Станишевская, Гульдан, Ситковская).

При назначении судебно-психологической экспертизы обычно ставят вопрос о способности подростков осознать значение своих действий и руководить ими. В настоящее время высказываются сомнения в целесообразности задавать такие вопросы эксперту-психологу после заключения психиатров о вменяемости подростка. Компетентность психологов не должна ограничиваться лишь вопросами о степени психической незрелости умственно отсталого подростка, степени педагогической запущенности у психопатической личности, о причинах и мотивах неадекватного защитного поведения обвиняемых с признаками психической незрелости. По мнению данных авторов, психолог выступает как интерпретатор психиатрического заключения.

Несомненно, участие психолога в решении перечисленных вопросов необходимо, но далеко не достаточно. На этапе предварительного следствия отсутствие квалифицированной социально-психологической информации об индивидуальных особенностях личности несовершеннолетних снижает эффективность и качество следственных действий. В отечественной патопсихологии и психиатрии подчеркивается роль личностного подхода в изучении отклоненного поведения подростков в трех основных направлениях: социально-психологическом, клинико-психопатологическом, личностно-динамическом. В процессе экспертного исследования подростков мы сталкиваемся с явлениями микросоциальной педагогической запущенности, которая характеризуется незрелостью ряда высших компонентов личности: мировоззрения, направленности, в особенности моральных установок. Выделяется микросоциальная педагогическая запущенность с преобладанием эмоционально-волевой незрелости личности подростка и с преобладанием недостаточности нравственных установок личности.

В криминологии мотивация рассматривается не только как источник активности поведения, но и как совокупность факторов, которые регулируют исходную направленность субъекта. Такой широкий подход к понятию мотивации позволяет выделить те сферы жизнедеятельности, в которых реализуется преступное поведение. В мотиве преступного поведения подростка опосредствованно выражаются условия его жизни и воспитания, особенности его ближайшей микросреды, а также факторы предкриминальной ситуации. Поэтому при определении структуры и механизмов мотивации большое значение имеют социально-психологические факторы. Например, в бытовых преступлениях в подавляющем большинстве случаев имеют место длительные конфликтные отношения в семье преступника, конфликт между преступником и жертвой. В "досуговых" преступлениях конфликты имеют совершенно другую окраску. На этапе предварительного следствия эксперт-психолог поможет следствию выявить значимые стадии или этапы мотивационного цикла преступления, соотношение в нем побудительных, регулирующих и направляющих механизмов.

Например, Володя С., 14 лет, вместе со своей приятельницей 3. Еленой, 15 лет, убил своего несовершеннолетнего брата Олега С. Труп Олега был обнаружен через четыре месяца в воде котлована. Еще через два месяца Елена 3. добровольно рассказала инспектору детской комнаты милиции об убийстве.

На предварительном следствии Володя С. признался в содеянном, Елена 3. отказывалась от дачи показаний, отрицала преступление.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы, у подозреваемых признаков психического заболевания не наблюдалось.

Перед экспертами-психологами были поставлены вопросы об уровне интеллектуальной и личностной зрелости подэкспертных, об индивидуально-психологических и характерологических особенностях, ставились конкретные вопросы об их способностях осознавать значение совершаемых действий, предвидеть результаты, оценивать свое поведение правильно.

Дополнительно проводилась посмертная судебно-психологическая экспертиза убитого, в результате которой было выявлено, что Олег С., 11 лет, отличался повышенной аффективной возбудимостью, которая проявлялась в раздражительности, в склонности к бродяжничеству, в агрессивных реакциях. По заключению психиатров, он страдал олигофренией в степени дебильности неутонченной этиологии. Психологический анализ показал, что формирование нарушенного поведения убитого обусловили неблагоприятные внутрисемейные отношения (алкоголизм родителей, жестокое отношение матери к детям).

При социально-психологическом обследовании Володи С. была выявлена длительная конфликтная обстановка в семье, связанная с антиобщественным поведением родителей и брата. Однако анализ показал, что конфликтных взаимоотношений между убитым и убийцей не было. Специальный анализ характерологических особенностей выявил умеренную общительность, конформность, повышенную чувствительность к оценкам окружающих, отсутствие склонности к импульсивным действиям. В конфликтных ситуациях преобладают упорствующие реакции, т.е. акцент делается на потребности решить возникшую конфликтную ситуацию. Признаков жестокости, повышенной внушаемости в характере Володи не обнаружено.

У подэкспертной Елены 3. наблюдались такие устойчиво-личностные характеристики, как повышенная возбудимость, склонность к бесконтрольным поступкам, неадекватная (завышенная) самооценка, повышенная внушаемость. Выявлена акцентуация характера по неустойчивому типу, непоследовательность в оценках, мнениях, поступках.

Специальный социально-психологический анализ показал, что у подэкспертных отмечалась высокая чувствительность к оценкам окружающих в референтной группе. Таковой была группа, сформированная по месту жительства, с бесцельным времяпровождением, злоупотреблением алкоголя. Было высказано предположение о групповой мотивации преступления подэкспертных. Дальнейшее расследование показало, что четверо из группы знали о готовящемся убийстве. Накануне преступники собрались на квартире одной из членов группы, выпили за успех дела, а после убийства преступники совместно с членами группы сожгли одежду убитого, подробно рассказали о содеянном. Таким образом, выявленные при экспертизе личностные характеристики подэкспертных направили следствие на правильный путь расследования.

В постановлении о судебно-психологической экспертизе по делам об изнасилованиях обычно ставятся следующие вопросы: способность потерпевшей понимать характер и значение совершаемых с ней действий, способность оказывать сопротивление; психологический механизм сексуального общения, приводящего к изнасилованию, опосредствован специальными факторами.

В связи с этим необходим специальный анализ психосексуального развития потерпевших, психологических механизмов сексуального общения, которые привели к изнасилованию. Эксперт-психолог выявляет устойчивость виктимной деформации личности потерпевшей, особенности ее ценностно-личностных ориентации и установок. При судебно-психологической экспертизе потерпевшей, которая до совершения преступления не была знакома с преступником и в формировании ситуации преступления не участвовала, необходимо проанализировать тип реакций потерпевшей при конфликте и в особенности ее эмоциональных состояний. Перед экспертом стоит задача анализа личностной значимости ситуации для пострадавшей. В практике наблюдались случаи, когда подростки 12-16 лет относились к посягательству на их половую неприкосновенность как к чему-то неприятному, но не очень значительному и обнаружили полное непонимание социальных и биологических последствий свершившегося. Уровень сексуальной просвещенности у таких подростков, как правило, был невелик. Отсутствие адекватного восприятия внутреннего содержания событий, их социально и морально-этических значений означает, что потерпевшая находилась и состоянии психической беспомощности.

Особые трудности возникают при экспертном обследовании пострадавших, которые были знакомы с преступником до изнасилования, общались с ним и при изнасиловании не оказали должного сопротивления. Эксперт-психолог должен выяснить не только особенности и уровень психосексуального развития подэкспертной, но и особенности межличностного общения с преступником, дать психологический анализ ситуации. Наш опыт показывает, что в таких случаях необходимо проводить экспертизу как пострадавшей, так и обвиняемого. Психологическая защита у данной группы подэкспертных проявляется в специфических механизмах, например в рационализации, т.е. попытке доказать с целью самоутверждения, что ее поведение рационально, оправданно и поэтому социально одобряемо, а также в проекции (приписывании другим своих моральных качеств, побуждений).

При назначении судебно-психологической экспертизы в ряде мест следователи сталкиваются со значительными организационными трудностями. В настоящее время у нас нет экспертных учреждений, которые могли бы проводить судебно-психологические экспертизы. В крупных научных центрах (Москва, Ленинград, Киев, Харьков и др.) производство экспертизы можно поручать научно-исследовательским лабораториям психологических факультетов университетов, психологическим отделам и лабораториям некоторых научно-исследовательских институтов.

В других областных центрах производство психологической экспертизы целесообразно поручать наиболее квалифицированным сотрудникам кафедр психологии и педагогики педагогических вузов. Эти люди должны быть хорошо знакомы с методами экспериментально-психологических исследований.

Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в следственной и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много дополнительных требований: он должен знать процессуальный закон в части проведения процедуры экспертного исследования, специфические условия предварительного следствия и судебного разбирательства. Все это обязывает прокурорско-следственных работников оказывать организационно-практическую помощь институту психологической экспертизы в период его становления и развития.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |