Имя материала: Юридическая психология

Автор: В. Л. Васильев

§ 2. режим и труд как факторы ресоциализации осужденного

 

Режимом обычно называют точно установленный распорядок труда, питания, отдыха и т. д. В то же время это и система необходимых правил, мероприятий. Режим выполняет функцию выработки тех или иных особенностей личности в связи с определенным ритмом деятельности. Соблюдение режима осужденными обеспечивается посредством:

1) охраны и надзора за ними;

2) использования мер поощрения и взыскания;

3) применения в строго определенных случаях особых мер безопасности (оружия, наручников и смирительных рубашек).

Основной базой действия режима как фактора является его жесткость и неуклонность требований его выполнения. В связи с этим человек смиряется с действием режима и, осознавая его неотвратимость, бывает вынужден принять его без внутренних протестов и конфликтов.

Повторность и ритм режима оказывают другое воздействие. Сам по себе четкий распорядок дня обычно ломает сложившиеся ранее формы поведения и способствует воспитанию новых качеств, таких, как аккуратность, исполнительность, четкость и т. п. Сама по себе многократность воздействия и повторность цикла режима является той средой однонаправленных действий, которые формируют качества в связи с тем, что они образуют привычку действовать однообразно. *А, как известно, привитая привычка рассчитана на то, что она с течением времени диктует не только определенные действия, но и потребность в них. Так проявляется воздействующая и преобразующая сила режима.

Как правило, режим — это организация жизни и деятельности осужденных в строгом соответствии с требованиями законов. Именно такая организация и оказывает необходимое воздействие на человека, формируя у него те или иные морально-психологические качества.

Соблюдение осужденными установленного в исправительно-трудовом учреждении режима обеспечивается не только посредством охраны их и надзора за ними, использования мер поощрения и взыскания, применения в строго определенных случаях особых мер безопасности, но и мер воспитательных, основанных на глубоком учете особенностей психологии отдельных осужденных и их групп (коллективов).

Все элементы и средства обеспечения режима призваны создать жесткую и глубокую психологическую сетку поведения, из которой человек не мог бы "выпасть".

Охрана и надзор создают внешние рамки, в пределах которых осужденный может регулировать свое поведение, не нарушая режима. Однако сами по себе эти ограничения не могут оказать эффективного влияния на поведение, если не применять умело средств стимулирования, призванных привлечь и использовать для исправления и перевоспитания внутренние силы самого осужденного.

В отличие от надзора и охраны, которые действуют главным образом как средства торможения и пресечения недостойных поступков, средства стимулирования призваны вызывать нравственную положительную активность осужденного. Психологическое значение средств стимулирования состоит в том, что они способствуют осознанию непрерывно действующей причинно-следственной связи между социальной значимостью поведения осужденного и его повседневным моральным самочувствием и материальным положением. А это, в свою очередь, побуждает осужденного сознательно регулировать свое поведение в соответствии с требованиями режима, контролируемыми охраной и надзором, вызывает у него чувство удовлетворения, возбуждает энергию, формирует чувство личного достоинства, вселяет веру в свои силы и тем самым побуждает к повторению положительных поступков. Стимулируя повторение этих поступков, поощрение содействует закреплению начавшегося исправления. Как стимулятор положительного поведения поощрение ценно и тем, что необходимые выводы из него делают не только поощряемые, но и остальные осужденные.

Кара, заключающаяся в режиме, субъективно, по-разному, воспринимается и переживается осужденными. Прежде всего различны глубина, сила и длительность переживаний осужденными кары. Еще М. Н. Гернет писал: "Мы далеки от мысли, что особенности того или другого режима в той или другой тюрьме проходят через психику каждого заточенного всегда и везде одинаково. Наоборот, мы признаем, что следы в психике от такого прохождения через нее тюремного режима очень различны: у одних они так же глубоки, как глубоки колеи от тяжело нагруженной телеги в грязной проселочной дороге. У других эти следы — лишь рябь на реке после прошедшего парохода, очень быстро совсем исчезающая".

Субъективное восприятие и переживание кары зависит от вида режима, отношения осужденного к приговору, количества судимостей, времени нахождения в ИТУ, индивидуальных особенностей осужденного, возраста, пола, семейного и социального положения и т. д. Например, женщины, как правило, сильнее и глубже, чем мужчины, переживают ограничения связей с семьей, детьми; изоляция от внешнего мира в тюрьме переживается глубже, чем в колонии; в связи с особенностями потребления пространства, сложившимися на свободе, сельский житель более болезненно переживает лишение свободы в помещениях номерного типа, чем горожанин.

Работникам ИТУ важно знать, как каждая группа осужденных и каждый осужденный воспринимают и переживают те или иные режимные ограничения.

Несмотря на большое воспитательное значение карательных элементов режима, он обладает вполне самостоятельной воспитывающей функцией. Действительно, четкий распорядок дня (время подъема, отбоя, туалета, физзарядка, развод на работу, принятие пищи и т. д.), высокая организованность жизни и быта непосредственно накладывают отпечаток на характер осужденного, на его поведение, дисциплинируют его, вырабатывают качества, необходимые в жизни на свободе (исполнительность, точность, аккуратность и т. д.).

Однако, ставя человека в строго контролируемые условия, лишая его возможности распоряжаться своим временем, бюджетом и т. п., режим может воспитывать и отрицательные качества личности, например, несамостоятельность, которая затрудняет процесс адаптации освобождаемых из ИТУ к жизни в свободных условиях. Поэтому, по мере выработки и закрепления стереотипов, в режим надо вносить элементы, которые дают возможность проявлению известной самостоятельности, выбору вариантов поведения, что имеет немалое значение в подготовке к жизни на свободе. Этому способствует прогрессивная система, согласно которой необходимо изменять условия содержания в зависимости от поведения и степени исправленности осужденного.

Функции режима необходимо рассматривать в единстве, во взаимосвязях с взаимопроникновением. Так, карательная функция, воздействуя главным образом на потребности человека, несет в себе и элементы воспитания; воспитывающая, регулируя поведение человека и вырабатывая привычки, включает элементы принуждения, а обеспечивающая функция включает в себя элементы и кары и воспитания. Вместе с тем в некоторых случаях эти функции режима противоречат друг другу, их трудно согласовать между собой. Например, известно, что лучшими воспитывающими свойствами обладает труд на современном автоматизированном и механизированном производстве. Однако на первом этапе трудового воспитания особо опасные рецидивисты должны привлекаться к тяжелому физическому труду. Это диктуется необходимостью усиления карательной стороны их наказания. Так возникает противоречие между карательной и воспитывающей функциями режима. Умелое разрешение этих противоречий — одна из задач, стоящих перед исправительно-трудовыми учреждениями. В ходе ее решения психологические исследования режима помогают праву определить наиболее эффективные нормы, отвечающие психологическим возможностям человека, а педагогике — исследовать методику применения режима в педагогических целях.

Определение правил режима должно быть всегда психологически обоснованным, психологически целесообразным, соответствующим научным требованиям организации жизни и деятельности осужденных. В этом случае они окажут максимальное воздействие на психику осужденных, разовьют у них необходимые морально-психологические качества. Использование данных психологии позволит так построить режим, чтобы нагрузки распределялись оптимально и, с одной стороны, создавали определенную напряженность, благоприятную для развития личности, а с другой — не вели бы к срыву психической деятельности.

Психическое значение прогрессивной системы состоит в том, что, представляя льготы осужденным, снимая ограничения и расширяя в зависимости от степени их исправления связи и контакты с внешним миром, она способствует активному включению самих осужденных в процесс исправления, перевоспитания и практической подготовки к жизни на свободе. Градация мер лишения свободы в зависимости от степени усердия в труде и стремления осужденного встать на правильный, честный путь жизни способствует закреплению этого стремления. Создание определенной системы параллельных и последовательных целей и рубежей (далеких и близких), стимулов благотворно отражается в перспективах личности; поддержание психологической напряженности, связанной со стремлением личности улучшить свое положение путем получения льгот, благоприятствует более быстрому закреплению складывающихся положительных взглядов, установок и форм поведения. Все это способствует эффективной перестройке направленности личности, а следовательно, и интенсификации ее исправления.

Труду, как особому фактору воздействия, отводится особое место. Причина этого заключается в том, что труд является специфической человеческой деятельностью, формирующей личность. Труд, как известно, создал человека. Труд также является тем мерилом, по отношению к которому измеряется общественная ценность человека.

Правильно организованный общественно полезный труд способствует гармоническому развитию физических и умственных качеств осужденного и оказывает преобразующее воздействие на его личность.

Фридрих Энгельс писал, что труд — это "первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека".

Труд, трудовой процесс воспитывает в человеке сознательность, дисциплинированность, чувство товарищества и коллективизма. Он формирует и закрепляет в человеке положительные, моральные, этические, нравственные и правовые программы. Воздействие труда на личность осужденного огромно, однако это чрезвычайно сложный процесс, так как многие осужденные, как уже отмечалось выше, не имеют трудовых навыков и в связи с извращением своих моральных и нравственных критериев отрицательно относятся к своему личному участию в трудовом процессе.

Особую сложность в трудовой жизни представляют осужденные, которые до ареста длительное время вообще не работали. Наряду с отсутствием специальных знаний и трудовых навыков, они испытывают отвращение к труду и презрение к трудолюбивым людям. Естественные чувства вдохновения и радости от трудовых успехов, которые свойственны каждой социально развитой личности, совершенно незнакомы им.

В колонию поступил осужденный У. Его трудоустроили в цех металлообработки. Ему было предоставлено два месяца для изучения специальности и полтора месяца для освоения и приобретения трудовых навыков. Однако и через полгода У. не выполнял минимальной нормы. Как выяснилось, У. до ареста нигде не работал, жил случайными доходами и на средства жены. У. имеет маленького ребенка, на содержание которого ничего не перечисляется, так как заработанных им денег не хватает на его собственное содержание в колонии. При наблюдении за У. и в беседах с ним выяснились характерные черты его личности: эгоизм, стремление быть в стороне от любого общественного дела, хорошо уравновешенная нервная система. Последнее свое качество У. использовал для того, чтобы, не осложняя резко отношений с руководством ИТУ и коллективом осужденных, уклоняться от участия в трудовом процессе. Начальник отряда выработал два главных направления воспитательного воздействия на У.: через семью и через коллектив осужденных. Был установлен контакт с женой У., которая привезла на свидание маленького ребенка и рассказала, что мальчику не хватает многих вещей, так как отец уже год не дает на его содержание ни одной копейки. С другой стороны, было организовано воздействие на У. наиболее активных в трудовом процессе осужденных.

К У. были прикреплены двое хорошо работавших осужденных, которые оказывали ему помощь в приобретении трудовых навыков, давали полезные советы, своим трудом и, главное, отношением к труду служили постоянным примером для подражания. Постепенно У. начал включаться в трудовую деятельность. Вначале этот перелом произошел только в его сознании, но почти никаких реальных результатов в трудовой деятельности из-за отсутствия навыков это не принесло. В первый месяц после перелома У. выполнил норму на 26\%. Однако начальник отряда его за это похвалил. Было очень важно способствовать победе тех положительных ростков, которые наметились в личности У. В следующий месяц он выполнил уже 76\% нормы. По исполнительному листу его сыну были пересланы первые пять рублей. Конечно, можно было посмеяться над этим фактом, можно было просто не обращать на него внимания: отец, не думавший в течение года о своем ребенке, пересылает ему первые пять рублей. Но начальник отряда понимал, что дело не в пяти рублях, а в разрушении прежнего стереотипа У. и в создании, рождении нового человека, который в будущем должен быть честным тружеником, чутким и заботливым отцом. У. снова похвалили. Постепенно он стал выполнять норму выработки, а затем и перевыполнять ее.

Большое психологическое значение имеет внедрение в подразделения ИТУ методов экономической реформы. Доведение этих методов до сознания каждого осужденного пробуждает трудовую активность, заставляет многих из них думать об улучшении трудового процесса. В этом случае коллектив, борясь за лучшие показатели, не потерпит у себя лодырей и недисциплинированных, препятствующих нормальной работе всего подразделения. Но Главная цель воспитательного процесса — сделать так, чтобы труд становился необходимой потребностью осужденного. Когда это достигнуто, можно говорить о положительном моменте перевоспитания личности. Осужденный должен видеть результаты своего труда и осмысливать их. Он должен ощущать радость в процессе труда, и поэтому ни в коем случае не следует поручать выполнение трудовых операций осужденному, который заведомо с ними не может справиться.

В процессе педагогической подготовки осужденных к труду у них формируется психологическая готовность трудиться не только в условиях ИТУ, но и на свободе. А это не тождественные явления. Обследование группы лиц, ведущих после освобождения из колоний паразитический образ жизни, показало, что многие из них активно трудились в ИТУ, перевыполняли нормы выработки. Однако их активная деятельность в колониях побуждалась узкоэгоистическими мотивами и установками: активным трудом приблизить свое освобождение, а потом продолжать "вольную" (т. е. преступную) жизнь, не трудиться в колонии нельзя, трудиться кое-как — невыгодно, "иметь прибавку к общему котлу", "когда работаешь —то быстрее идет время" и т. д. Такая мотивация не способствует выработке общей психологической готовности к труду, ибо труд остается вынужденной мерой облегчения своего существования. К тому же избежать его в ИТУ почти нет возможности. Но как только возникает возможность жить не работая, они, не имея общей психологической готовности к труду, стремятся реализовать эту возможность.

Каждое исправительно-трудовое учреждение выпускает не только мебель, швейные и столярные изделия, машины и ведет строительство: у него есть еще один вид готовой продукции — люди. Из осужденных за различные преступления в период пребывания в ИТУ эти люди должны превратиться в честных тружеников, и поэтому главная задача работников ИТУ — воспитывать в каждом осужденном сначала способность трудиться, а затем превращать эту способность в потребность, которая становится доминирующей чертой личности осужденного. В этом случае можно говорить, что ИТУ дает первосортную продукцию.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |