Имя материала: Введение в психологию труда

Автор: Климов Евгений Александрович

2.5. человек, как субъект труда

 

Употребляя слово "субъект", мы подчеркиваем роль человека как инициатора активности, зачинателя, творца в его отношениях к противостоящим ему объектам предметной и социальной среды, внутреннего (душевного) и внешнего мира. Такое понимание соответствует трактовке психики как активного начала.

Активное построение человеком своей трудовой деятельности — ее целей, систем действий, внешних и внутренних средств, условий, индивидуального стиля — частное выражение общего свойства активности психического отображения реальности. Напомним, что игнорирование этого свойства или тем более разного рода "посягательства" на него, выражающееся в попытках предельно регламентировать проявления субъективного фактора труда по тем же принципам, по которым принято относиться к техническим средствам (ограничение степеней свободы действий, приемов, предписывание разным людям единого образца поведения и действий как путь якобы оптимального управления "человеческим фактором"), не соответствует объективным закономерностям психики и нормам морали как специфически человеческим регуляторам деятельности, в связи с чем не может привести к достижению высокого качества труда (его производительности, безошибочности действий), а тем более личностного развития человека, развития в направлении высокого профессионализма.

Психическое отображение реальности активно и проявляется в том, что человек, характеризуясь некоторыми устойчивыми внутренними условиями деятельности (неповторимой в каждом индивидуальном случае качественной определенностью личных качеств — индивидуальностью), отнюдь не просто следует за складывающимся стечением обстоятельств. Он преобразует и эти обстоятельства, и самого себя, и свои взаимоотношения с другими людьми, и этих людей, и уклад общественной жизни. Объект — "приемник" воздействий (а если это социальный объект, человек, то в свою очередь это объект активный), субъект — их инициатор в системе "субъект — объект".

Излишне говорить, что активному воздействию на объект предшествует процесс мысленного проектирования хода этого воздействия и его результатов. Но в условиях современной культуры, характеризующейся, в частности, очень дробным разделение труда, сплошь и рядом складываются ситуации, когда функции построения замысла трудовой деятельности, проектирования ее технических средств и условий среды возлагаются на одних людей, а функции исполнения — на других. Иначе говоря, целостная трудовая деятельность претерпевает деструкцию, своего рода принудительный распад. Это обязывает лиц, ответственных за оптимальное функционирование "человеческого фактора" производства, позаботиться о "реставрации" у работника-исполнителя отнятых у него функций целеобразования, построения замысла хотя бы в форме процессов осмысления цели в связи с конкретной ситуацией, построения систем промежуточных целей, обдумывания способов действия и т.д. Без этого "субъектная машина" не сможет работать полноценно. Надо специально создавать, пусть, казалось бы, "излишние" с чисто технологической, производственной точки зрения, условия для того, чтобы человек-исполнитель имел все же возможность некоторых самостоятельных усилий мысли, поисков и находок. Поясним сказанное примером (по Т. Б. Климиной [137].

Работницы собирают электродвигатели для вентилятора. При этом каждая должна установить четыре относительно крупные детали (ротор, статор, два щитка) и шесть мелких (втулки, шайбы), установить и затянуть электрическим гайковертом два крепежных болта и выполнить вспомогательные операции (смазка изделия, обкатка и постановка клейма). За смену каждая работница собирает 135 — 140 двигателей. Работа чисто исполнительская и крайне однообразная. Психолог с помощью специально разработанной методики стимулировал у работниц действия по мысленному анализу своих движений, действий и их сопоставлению с действиями друг друга. В частности, обращалось внимание на согласованность движений, распределение нагрузки "по рукам", одновременность, последовательность движений, "пробег" руки с деталью и т.д. В результате это насыщение однообразного труда интеллектуальным содержанием привело к тому, что возросла производительность труда, повысилась удовлетворенность работой, новички после окончания ученического срока более успешно стали осваивать деятельность и выполнять норму опытных рабочих.

Отношение к человеку как субъекту труда предполагает уважительное отношение, в частности, к его стойким индивидуальным особенностям. Есть люди быстрые и даже торопливые, а есть осмотрительные и медлительные, склонные, например, к кропотливой работе. Есть такие, которые выполняют тончайшую и сложную работу, если им не мешают (а помехой тут может быть просто частое появление поблизости "начальства" и пр.), и в то же время быстро теряются, демобилизуются, если их начинают торопить или даже просто стоять у них молча "над душой", "глазеть" около их рабочего места.

Каждый человек склонен "играть на тех струнах, которыми располагает", — максимально использует свои ценные качества (ведущие к успеху деятельности) и разными способами преодолевает те качества, которые этому успеху препятствуют. Например, "живой", подвижный человек в условиях однообразной, скучной именно для него работы начинает себя искусственно "веселить" (напевает, насвистывает, делает, казалось бы, лишние маршруты, движения), иначе его "тянет ко сну". Это реальность, и с ней нельзя не считаться. Человек медлительный чаще делает контрольные осмотры изделия и оборудования, чем это, быть может, требуется типовой инструкцией. Но это важно именно для него: он обретает уверенность, освобождает себя от тревожности, от опасений, что возникнет необходимость "рывков" в работе, с которыми он трудно справляется (в отличие, скажем, от человека подвижного, которого не слишком затрудняет "авральный" режим по исправлению допущенных оплошностей и пр.). Каждый работает с удовлетворением и хорошо лишь тогда, когда выработал свой "почерк" — индивидуальный стиль в работе и когда этот стиль ему не мешают себя реализовать, "быть самим собой". Чем выше мастерство, профессионализм человека, тем менее он похож на других работников (тоже с высоким уровнем мастерства). Нужно уважать в работнике его "чудинку", а не стараться ее стереть, сломать ради квазиэстетики единообразия, которая, надо признать, "тешит душу" некоторых руководителей со сложившимися у них техническими, "технократическими" стереотипами мышления (культ "стандарта" во всем, включая и психическую реальность, где этот культ неуместен). Иногда эти стереотипы мало осознаны, в своем роде бессознательны, и человек реализует их не по "злому умыслу", а просто потому, что ничто другое ему в голову не приходит ("Криво рак выступает, да иначе не знает"). Если в технике, технологии стандарты, жесткие "допуски" (пределы допустимого варьирования признаков объекта) являются благом, то в отношении человеческого фактора производства аналогичный вопрос требует во всяком конкретном случае очень специального рассмотрения.

Прежде чем человек станет субъектом трудовой деятельности, проходит многолетний, многоэтапный и сложно обусловленный процесс его телесного и духовного развития. Человеческое дитя рождается одним из самых беспомощных существ на Земле; на третьем году развития оно произносит свое знаменитое "Я сам!", "Я сама!", а через полтора-два-три десятилетия после этого становится мощным генератором общественно важных деяний, преобразующих действительность, субъектом продуктивной профессиональной деятельности. Этот удивительный ход развития еще раз обязывает нас очень специально, по-особому относиться к уже сформировавшемуся и к формирующемуся субъекту труда и вместе с тем вызывает много вопросов;

Каковы основные направления и этапы этого развития? Каковы его основные двигатели, факторы, признаки? Как на него влиять и как обеспечить его саморегуляцию, полезную творческую "самочинность"? Какова структура субъекта труда как сложной системной организации психики? Остановимся здесь лишь на отдельных вопросах.

Важнейшим условием эффективного воздействия субъекта на объект является ориентировка первого во втором (важнейшее свойство психики, как известно, — отображение, моделирование объекта). Поэтому одно из главных направлений развития, о котором идет речь, — приобретение человеком все более точной и широкой познавательной ориентированности в том, что оказывается в роли среды по отношению к сознанию (природа, собственная телесность человека, общество как организация людей с ее определенными законами, нормами, искусственная среда обитания, включая технику, потоки информации). При этом, как известно, благодаря речи и общению с себе подобными человек может использовать не только свой личный опыт, но и опыт всего человечества — всех народов и времен.

В контексте психологии труда особое значение приобретает развитие ориентировки человека в мире профессий (начиная от развития знаний, представлений дошкольников о труде взрослых, кончая освоением сложнейших современных внешних средств деятельности и созданием внутренних средств деятельности как условия высшего профессионального мастерства, профессионализма и, следовательно, высшей ценности данного человека для общества). Это вместе с тем и разновидность знаний о явлениях общественной жизни, т. е. звено мировоззрения.

Человек — система саморегулирующаяся. При этом, как мы помним, важнейшие психические регуляторы его активности — потребности, интересы, идеалы, идейные убеждения, одним словом, направленность личности. Это тоже своеобразное отображение действительности, обеспечивающее не ситуативную, а стратегическую ("надситуативную" [258]) активность. В связи с этим отметим еще одно направление развития человека как субъекта труда — формирование направленности, в частности трудовой, профессиональной (развитие интересов к миру труда, людям труда, его целям и смыслам, орудиям, средствам, процессам, объектам, результатам, к системе трудовых постов в обществе, развитие потребности в продуктивной общественно ценной деятельности, соответствующих убеждений и других мотивов). Без формирования направленности личности не создаются внутренние условия для усвоения знаний, умений, навыков (не говоря уже о том, что, как ясно, убеждения, относящиеся к области труда, входят в системообразующее звено мировоззрения личности).

Одно из направлений развития человека как субъекта труда — усвоение (и совершенствование в качестве своих обретений) общественно выработанных способов действия и использования орудий, средств деятельности (включая и внутренние средства, и средства межлюдского взаимодействия — вербальные и невербальные). Вместо зубов, когтей, мускульной силы и в дополнение к своим интеллектуальным возможностям человек строит, использует, совершенствует инструменты, станки, машины, приборы, аппараты, средства искусственного интеллекта, автоматы и сложные автоматические системы управления производственными (в широком смысле слова) процессами, безгранично расширяющие его познавательные и исполнительные возможности.

И ориентировка в среде, и функции направленности личности, и исполнительные операции предполагают развитие некоторых личных психологических качеств, способностей. Так, например, чтобы ориентировка в среде была успешной, а направленность — определенной, нужно, чтобы в голове устойчиво удерживались, не искажались и образы предметов, и общие правила; нужно, чтобы человек мог мысленно оперировать этими образами, их элементами; нужно, чтобы человек мог, удерживая в сознании общее правило, мысленно сличать его с частными случаями. Для осуществления операций исполнения важны, например, способность точной оценки пространства, времени, поведения и реакций других людей; важны, скажем, сдержанность, терпеливость, самообладание, определенный уровень двигательной (психомоторной, моторной, как иногда говорят) культуры — развитости двигательных функций и т. д. Словом, за каждой операцией ориентировки, исполнения, актом самоуправления, мотивации стоят требования к соответствующим качествам, устойчивым характеристикам человека (аналогично таким характеристикам машин, как "мощность", "прочность", "быстродействие" и пр.).

В связи со сказанным одно из направлений развития человека как субъекта труда — формирование системы устойчивых личных качеств, создающих возможность успешного выполнения деятельности. Разумеется, и ориентированность, и направленность, и владение способами действия тоже создают условия успеха и тоже являются субъективным достоянием человека и в этом смысле — его личными качествами. Но здесь мы имеем в виду то, что в психологии обозначают как способности (прежде всего функциональные возможности в области активности и саморегуляции).

Важным направлением развития человека как субъекта труда являются совершенствование его знания о себе и формирование индивидуально своеобразных способов решения типичных жизненных задач с учетом не только внешних, но и внутренних, индивидуально неповторимых у каждого условий — формирование индивидуального стиля трудовой деятельности.

 

Вопросы и темы для размышления и разработка

1. Как логически согласовать признаки субъекта с принципом причинной обусловленности (детерминизма) в психологии?

2. "Самостоятельность субъекта" — приятная идея, но не миф ли это?

3. Если субъект "самочинен", то что остается делать науке?

Тема 1. Самочинность субъекта и производственные конфликты.

Тема 2. Свобода воли в трудовой деятельности.

Тема 3. Зоны проявления самостоятельности субъекта в разнотипных профессиях.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |