Имя материала: Введение в психологию труда

Автор: Климов Евгений Александрович

4.2. некоторые ограничения опросных методов. метод экспертных оценок. метод анализа продуктов деятельности

 

Опросные методы. В последние годы эта группа методов получила значительное развитие в связи с проблемами психологии трудовых коллективов, психологии личности, психологического профессиоведения в целях профориентации. Разработаны достаточно изощренные техники опроса. Более перспективны опросные приемы, развиваемые на основе концептуальных схем психосемантики (ценность их в том, что они предполагают своего рода косвенную "прозвонку" личности, сознания) [I], [II], [12], [253], [254], [361].

Мы ограничимся здесь лишь несколькими предостережениями и отошлем читателя к литературным источникам.

Основное предостережение состоит в том, что не следует считать опросные методы простыми и легкодоступными, как это может показаться на первый взгляд. И уж совсем порочной следует считать наблюдаемую иногда тенденцию спрашивать респондентов "в лоб" о причинах тех или иных их действий, поступков, чтобы потом, просуммировав и усреднив ответы, выдавать содержание соответствующих высказываний за откровение науки. Спрашивая кого-то о причинах явлений, процессов психики, мы узнаем не о самих причинах, а о мнении опрашиваемых лиц по поводу этих причин. С таким же успехом можно спрашивать у прохожих о причинах процессов, происходящих на планете Марс. Вскрывать причины явлений, процессов психики — дело специалиста-исследователя и совсем не гоже перекладывать эту задачу на плечи опрашиваемых лиц, испытуемых. Так, обращаясь с анкетой к значительной массе людей, например, к молодежи, предлагают вопрос: "Что побудило Вас выбрать профессию?" и для облегчения ответа предлагается перечень побуждающих "факторов"-подсказок, представляемых опрашивающим (родители, учителя, телевизионные передачи, радиопередачи, прочитанные книги... и т.д.). А после усреднения данных о частоте ответов мнение респондентов о "факторах" выдается за сами факторы (например, "... итак, учителя мало влияют на выбор профессии"),

Здесь не было бы ошибки, если бы результат интерпретировался как мнение респондентов о том, что на них повлияло. Это мнение полезно знать, но оно может быть сколько угодно иллюзорным. Если же полученный результат понимается как научное знание о том, что на самом деле повлияло на выбор профессии, мы окажемся, можем оказаться в глубоком заблуждении. Дело в том, например, что хороший учитель строит свою работу так, чтобы учащемуся казалось, что он выбирает профессию совершенно самостоятельно, тогда как этот выбор — результат в своем роде скрытого педагогического искусства; учителю важно, чтобы в самосознании ученика осталось " Я сам", а не "Меня подтолкнул учитель". Вот почему хороший учитель, если судить о нем по анкете как о "факторе" выбора профессии, всегда окажется "в тени", а значит, и в социальном проигрыше, поскольку на основании получаемых данных он заслуживает именно упрека в том, что не влияет на выбор профессии.

Аналогичным образом можно получить совершенно ложное представление о мотивах трудовой деятельности или о профессионально ценных качествах в отношении той или иной профессии. Дело в том, что адаптированный профессионал имеет, во-первых, индивидуально своеобразное представление о профессионально ценных качествах, во-вторых, в отличие от неадаптированного еще работника, новичка, он также выделяет своеобразную группу качеств. Так, работницы подвижного типа нервной системы в свое время заявляли нам, что главное в работе (ткачихи) — расторопность, "поворачиваться надо" и т.п. А в том же цехе работницы относительно инертного типа (кстати, передовики производства) отвечали, что "торопиться не надо", "надо спокойно работать, а то все из рук повалится", "смотреть надо" и пр. И то и другое правильно, но правильно не "вообще", а для разных людей.

При опросе педагогов со стажем у них почти не было ответов, указывающих на "способность держать дисциплину на уроке", и т.п., тогда как начинающие педагоги абсолютно все указывали на подобного рода качества как важнейшие в педагогической работе. И опять-таки и то и другое верно, но верно для разных категорий работников. Фактически охарактеризованные ответы дают нам информацию вовсе не о профессионально ценных качествах как таковых, а о том, какие проблемы стоят перед теми или иными разновидностями работников (в зависимости от типа нервной системы или стажа работы, как в приведенных примерах, или от иных условий). Итак, важно всегда уточнять, что мы действительно узнаем из данных опроса — то, про что спрашиваем, или нечто иное и подчас непредвиденное.

С опросными методами и методиками можно ознакомиться, изучив литературу, например, [32], [74], [161], [182], [195], [200], [214], [224], [243], [246], [301], [311].

Метод экспертных оценок, или экспертизы (иногда — рейтинг, или "метод компетентных судей"). Под этими терминами могут иметься в виду достаточно разнообразные методы, приемы, методики, процедуры движения от незнания к знанию, но общим их признаком (в психологии труда) является преимущественное использование внутренних средств деятельности. Выделим прежде всего варианты этого метода.

1) Индивидуальная психологическая экспертиза. В этом случае специалист-психолог, используя доступную ему информацию и логические средства, должен построить ответственное заключение (о частном случае деятельности, психологических причинах определенной аварии, достоинствах и недостатках рабочего места, личных качествах выбирающего профессию или профессионала и т.д.). Результатом экспертизы может быть и прогнозная оценка — о неблагоприятных влияниях особенностей рабочего места, предметных или социальных, организационных условий труда на того или иного человека или группу людей; экспертная оценка называется здесь индивидуальной потому, что субъектом ее является один-единственный специалист, в то время как объект оценки — не обязательно один человек или одна производственная ситуация, а множество людей, ситуаций.

Примером экспертного заключения может быть анализ (описание) достоинств и недостатков пульта управления или характеристика своеобразия индивидуальной ситуации выбора профессии человеком, или состояния производственной организации, фирмы. Общие признаки объектов экспертизы — их сложность, многопризнаковый характер, многомерность, сочетание количественно характеризуемых и качественных свойств. Экспертиза может сводиться к своего рода измерению объекта в номинальной или порядковой шкале (подвести под известную категорию и назвать явление, указать на относительную степень выраженности его качеств и его место по отношению хотя бы к одному-двум другим явлениям, качествам).

Единицами деятельности эксперта-психолога в данном случае будут логические действия подведения под понятие или действия конкретизации (поиска или построения частного представления, соответствующего общему понятию или принципу).

Средствами деятельности психолога в роли эксперта являются распознающие или разрешающие алгоритмы (в данном случае — упорядоченные по принципам линейности или разветвления совокупности предписаний "самому себе", приводящие к решению соответствующих задач). Построение таких алгоритмов — творческая задача для специалиста-психолога. Эти алгоритмы могут быть существенно индивидуализированы (с учетом неповторимого своеобразия личности самого эксперта) и составлять необходимую основу его профессионального мастерства. Надо признать, что в связи с культивированием в обществе идеи так называемых рыночных отношений среди практикующих психологов, как и в свое время среди средневековых мастеровых, появились феномены сдержанности в вопросах обмена опытом и тенденции сокрытия "секретов мастерства", в частности, алгоритмов своей деятельности.

Понятно, что для реализации как распознающих, так и разрешающих алгоритмов при работе с людьми нужно не просто иметь под рукой, но и активно добывать необходимую информацию о сложном предмете экспертизы. Поэтому применение метода экспертизы часто переплетается с применением других методов сбора эмпирических данных (проведением дополнительных бесед, опросов, наблюдений, экспериментов).

Приведем пример. Оптант — учащийся озабочен выбором профессии. Мы в роли профконсультанта должны, в частности, получить некоторое эмпирическое знание, а именно, приписать оптанту совокупность свойств, делающих его наиболее предрасположенным (на данном этапе его развития) к определенной разновидности профессий.

Будем при этом ориентироваться на пятнадцатиклеточную таблицу, объединяющую подтипы профессий (табл. 2.1). Иначе говоря, мы должны получить эмпирическое знание, выражаемое примерно такими суждениями: "Этому оптанту наиболее подойдут профессии такого-то подтипа (или таких-то подтипов)". Чтобы такое знание получить, нужно реализовать некоторую алгоритмическую процедуру, представление о которой дает приводимый ниже материал.

Обобщенный алгоритм экспертного заключения об эмоциональных предпосылках выбора подтипа профессии

1. Проверить:

• имели ли место в прошлом опыте оптанта положительные эмоциональные переживания, вызванные процессом его действий с биологическими объектами;

• имели ли место соответствующие отрицательные переживания;

• какие переживания преобладали. Если положительные эмоциональные переживания преобладали ("да"), перейти к пункту 6, если "нет" — к пункту 2.

2. Проверить;

• имели ли место в прошлом опыте оптанта положительные эмоциональные переживания, связанные с процессом его действий по поводу технических (или неживых природных) объектов;

• имели ли место соответствующие отрицательные переживания;

• какие переживания преобладали. Если положительные, эмоциональные переживания преобладали ("да"), перейти к пункту 6, если "нет" — к пункту 3.

3. Проверить:

• имели ли место в прошлом опыте оптанта положительные эмоциональные переживания, вызванные процессом его действий по поводу социальных объектов (деловое общение, руководство, обучение, информирование людей, помощь им);

• имели ли место соответствующие отрицательные переживания;

• какие переживания преобладали. Если положительные эмоциональные переживания преобладали ("да"), перейти к пункту 6, если "нет" — к пункту 4.

4. Проверить:

• имели ли место в прошлом опыте оптанта положительные переживания, связанные с его действиями по поводу знаковых объектов (вычисления, черчение, перевод с языка на язык, переобозначение, придумывание новых "тарабарских" языков, шифров и пр.);

• имели ли место соответствующие отрицательные переживания;

• какие переживания преобладали. Если положительные эмоциональные переживания преобладали ("да"), перейти к пункту 6, если "нет" — к пункту 5.

5. Проверить:

• имели ли место в прошлом опыте оптанта положительные переживания, связанные с его действиями по поводу явлений художественного отображения, оформления, сопровождения действительности;

• имели ли место соответствующие отрицательные переживания;

• какие переживания преобладали. Если "да", перейти к пункту 6, если "нет" — тоже к пункту 6.

6. Проверить, имеет ли оптант удовлетворительное обзорное представление о типах профессиональной деятельности по признаку объекта труда (профессии типа "человек — живая природа", "человек — техника и неживая природа", "человек — человек", "человек — знаковые системы", "человек — художественный образ"). Если "да", следовать к пункту 7, если "нет", сообщить оптанту необходимую информацию и далее следовать к пункту 7.

7. Предложить оптанту самостоятельно расположить разновидности действий, соответствующие типам профессий (П, Т, Ч, 3, X), по степени убывания выраженности положительных эмоциональных переживаний, связанных с ними лично у него (по прошлому опыту оптанта). Если у консультанта в ходе предшествующего общения с оптантом появились основания составить аналогичный убывающий ряд, построить его (пока для себя, не внушая ничего оптанту). Сравнить ряд оптанта и ряд консультанта. Если эти ряды совпадают, следовать к пункту 8. Если "нет", обсудить вопросы, касающиеся расхождений этих рядов и прийти к построению согласованного рангового ряда (при этом возможны ситуации неопределенности, когда одно место ряда занимают две-три разнотипные категории действий).

После построения согласованного ряда следовать к пункту 8. Если ситуация определенности (выражающаяся в построении согласованного рангового ряда разновидностей действий по признаку "более приятные — менее приятные") не создается, вернуться к пунктам 1—5, выбирая их так, чтобы столкнуть посредством операции сравнения каждую из пяти разновидностей действий с каждой (по признаку преобладания положительных эмоциональных переживаний, оценок). Если удастся построить "согласованный ряд", следовать к пункту 8, если "нет", посоветовать оптанту практически попробовать свои силы в разнотипных видах деятельности, прежде чем продолжать общение с профконсультантом.

8. Принять заключение о том, что оптанту наиболее подойдет тип профессий, на который указывает первый член согласованного ряда. Если первое место в этом ряду делят разнотипные действия, то определить такую разновидность профессий, в которой достаточно представлены эти разнотипные действия (пример будет приведен после изложения алгоритма). Составить перечень из 5 — 10 профессий, чтобы иметь возможность в дальнейшем конкретно обсудить с оптантом варианты соответствующих "профессиональных стартов". В этом перечне обязательно должны быть представлены профессии трех вариантов: требующие профтехнического образования, требующие среднего специального образования и высшего специального образования. (Предполагается, что для составления такого перечня на рабочем месте профконсультан-та есть соответствующее информационное обеспечение — картотека или компьютеризованная база данных). Следовать к пункту 9.

9. Обрисовать оптанту в беседе с ним два варианта трудовой деятельности в пределах того типа профессий, на который указывают действия, вызывающие у него преобладающие положительные эмоциональные переживания (речь идет о первом члене согласованного ряда разновидностей действий, т. е. о действиях, эмоционально предпочитаемых). В одном из вариантов акцентировать невербальные регуляторы труда (воспринимаемые, ощущаемые, представляемые признаки объектов, ситуаций труда, результатов), в другом варианте акцентировать вербально-логические (необходимость большого объема "книжного знания", оперирования большими объемами отвлеченного знания). При этом в обоих случаях речь должна идти об отвлеченном (неназываемом) трудовом посте, пусть отчасти вымышленном. Если оптант обнаруживает признаки эмоционального предпочтения "невербального" варианта, следовать к пункту 10, если "вербального" — к пункту 11. Если нет явного предпочтения — к пункту 12.

10. Принять заключение: "Данному оптанту наиболее подойдут при прочих равных условиях профессии, требующие профтехнического (или аналогичного) образования в пределах определенного ранее типа (или двух-трех типов) профессий".

11. Принять заключение: "Данному оптанту наиболее подойдут при прочих равных условиях профессии, требующие высшего специального образования (образования с преобладанием теоретического знания) в пределах определенного ранее типа (или двух-трех типов) профессий".

12. Принять заключение: "Данному оптанту наиболее подойдут при прочих равных условиях профессии, требующие среднего специального образования (образования, совмещающего практическое и теоретическое знания) в пределах определенного ранее типа (или двух-трех типов) профессий".

Кратко поясним приведенный алгоритм частной иллюстрацией. В беседе с К., завершающей неполное среднее образование, выясняется, что она, будучи "круглой", устойчивой отличницей, с удовольствием работает по всем предметам, охотно занимается также с младшим братишкой и его сверстниками. Однако наиболее яркие положительные переживания у К. связаны с занятиями математическими предметами. К математике ее "тянет", при этом у К. есть не только школьные успехи в виде педагогических оценок, но и поощрения, связанные с участием в математических викторинах, олимпиадах. Можно было бы ориентироваться "при прочих равных обстоятельствах" на дальнейшее образование в вузе по специальностям математического профиля. Однако привходящим условием является то, что по семейным обстоятельствам К. как можно быстрее нужно обрести экономическую самостоятельность, "встать на ноги", "кормить себя и помогать бабушке" (родителей нет). Поэтому К. выбрала для себя с помощью профконсультанта обучение в среднем специальном учебном заведении (колледж) по профилю "Программирование для быстродействующих электронных вычислительных машин". В техникуме есть все же стипендия. По прошествии года после поступления в колледж выясняется, что К. вполне довольна выбором профессии и имеет очень высокий статус в коллективе, учится на "отлично".

Психологический консилиум. В этом случае заключение принимает также один специалист-психолог, но при этом он опирается на согласованное мнение группы коллег, к которой обращается в связи с тем, что затрудняется решать поставленную задачу индивидуально (понятно, что применение этого варианта ограничено — не всегда психолог работает в окружении коллег). Простейший вариант консилиума — коллективное обсуждение задачи, ситуации, казуса, оснащения рабочего места, средств, стиля деятельности профессионала (или бригады) и пр. Задача руководителя обсуждения — добиться максимально согласованного мнения группы экспертов ("консенсуса", как ныне модно говорить). Существуют достаточно сложные процедуры организации работы экспертов [252], [263].

Метод независимых характеристик объекта, или рейтинг. Суть его в том, что психолог рассматривает в качестве экспертов таких людей, которые, будучи непсихологами, могут быть источником сведений, представляющих ценность для психолога. Например, нужно отобрать для изучения группу выдающихся работников того или иного профиля, скажем, ткачих, учителей, пилотов, штурманов и т.д. Естественно, что необходимая информация "оседает" в сознании руководителей соответствующих трудовых коллективов, товарищей по работе, которые в данном случае могут быть "поставщиками" эмпирически обоснованных оценок изучаемых лиц по уровню профессиональной квалификации. Если изучаются руководители, то в число таких "поставщиков" уместно отнести и их подчиненных.

Более подробно с этим вариантом метода экспертных оценок можно познакомиться по следующим источникам: [182], [264].

Метод анализа продуктов деятельности. Суть метода состоит в реконструкции свойств, особенностей субъекта труда по промежуточным и конечным продуктам его целенаправленной, преднамеренной активности. Поскольку очень часто психолога может интересовать область потенциальных возможностей человека, занятого тем или иным трудом, нецелесообразно всегда ограничиваться рассмотрением только лишь продуктов деятельности человека по обязательному заданию. Если же речь идет о ситуации выбора профессии, то тем более важно анализировать продукты не только собственно труда человека, но решительно все результаты его преднамеренной активности.

Продукты деятельности могут быть отнюдь не только вещественными, как это часто имеют в виду, говоря о рассматриваемом методе; они могут быть информационными, процессуальными, могут представлять собой некоторые временные функциональные эффекты; областью их существования может быть, в частности, и внутренний мир человека (скажем, продуктом труда воспитателя могут быть некоторое новое отношение ребенка к тем или иным сторонам действительности, новые представления о мире, приращения к самосознанию и т.п.). Поэтому остановимся на обзорной группировке результатов, продуктов деятельности.

1. Материальные, материализованные, документально фиксированные продукты деятельности. К этой категории можно отнести:

• продукты сельского хозяйства, лесного хозяйства, строительства, промышленности, народных художественных промыслов и т.п. Предметом рассмотрения в этом случае может быть тот вклад в продукцию, который интересующий нас работник вносит в нее в соответствии со своими обязанностями (количество и качество продукции, брак и его особенности);

• созданные работником инструменты, приспособления, варианты оформления рабочего места;

• составленные документы, деловые записи (например, в предусмотренных на некоторых трудовых постах сменных журналах и пр.), докладные записки, распоряжения, приказы (если изучается руководитель), планы, отчеты, методические разработки, публикации, рукописи, компьютерные программы (если изучаются работники научно-практического профиля) и другие проявления письменной речи; заявки на изобретения и пр.;

• результаты изобразительного, графического труда (чертежи, схемы, карты, рисунки, эскизы, картины, шрифты, гравировки и пр.);

• результаты труда по упорядочению вещественных и информационных материалов (набранные тексты, если речь идет об операторе фотонаборного аппарата, наборщике; подобранные информационные материалы, библиографические указатели и пр.).

2. Функциональные (процессуальные) продукты деятельности. Эта группа продуктов активности человека трудноуловима для объективного изучения, но ее принципиально важно принимать во внимание. К этой категории продуктов деятельности можно отнести:

• общественное настроение в контактном коллективе, создаваемое тем или иным его членом или руководителем (средствами личного примера, генерированием напряженности, конструктивными предложениями, "миротворческими" функциями, "закулисными" интригами и пр.), "психологический климат" в группе (бригаде, экипаже, экспедиции, отряде и подобном сообществе);

• устные выступления на производственных совещаниях, доклады, лекции, циклы лекций и другие акции, формирующие образ мыслей людей (а также и приращения к этому образу мыслей, если его удается зафиксировать); акты делового общения (начиная от реплик и кончая поступками в критических ситуациях), факты активного участия в совещаниях, совещательных органах, акты обмена опытом (или утаивания опыта), консультирования, наставничества в широком смысле и выполнения других педагогических, организаторских функций, новаторские почины (инновации, как ныне модно говорить) и т.д.

Недооценивать подобного рода результаты деятельности нельзя, поскольку они могут, в частности, создавать полезные (или вредные) социальные эффекты типа своего рода цепных реакций, выходящих далеко за пределы контактного трудового коллектива, и вызывать массовое движение того или иного рода (как, например, в свое время стахановское движение или в последнее время моду на иностранные или звучно-непонятные названия организаций, "фирм" — "Simplex", "Абер", "Лаурел" и пр.). Хотя, с одной стороны, эти явления характеризуют процесс деятельности, но вместе с тем они могут рассматриваться и как результат, продукт, поскольку являются порождением психики человека;

• приращения к знаниям, умениям, навыкам, отношениям людей, их оперативной или долговременной ориентировке в среде, создаваемые в ходе педагогической, организаторской, политической, просветительской, художественно-воспитательной работы. Результатом работы художника-карикатуриста в стенной газете является, например, не только сам рисунок, но и тот социальный эффект, который он производит и на который он, несомненно, и рассчитан. Более того, было бы ошибочным анализировать такого рода случай, не принимая во внимание именно этот эффект, а центрируясь только на самом промежуточном "изделии" — рисунке.

Из сказанного выше становится ясным, что продукты деятельности каждого определенного человека (или группы людей, например, бригады, т. е. коллективного субъекта труда) представляют собой непростую и разноуровневую систему, поэтому первой задачей при построении анализа продуктов деятельности как методики и процедуры является хотя бы предварительное определение этой системы в виде перечня вещественных и функциональных результатов работы определенного человека (или' производственного коллектива). При этом важно учесть, что сам субъект может отнюдь не четко осознавать, в чем же состоит и как следует определить продукт его труда; во всяком случае и весьма просвещенные, образованные люди часто затрудняются ответить на вопрос о том, что они производят на своем трудовом посту; точно так же и студенты даже старших курсов затрудняются с ответом на вопрос, что они будут именно производить, приступив к работе после окончания вуза ("буду заниматься..." — вот типичная форма ответа). Результативная интерпретация труда довольно детально разработана относительно материального производства, и это отображено в разного рода публикациях, справочниках товароведческого характера. Что касается областей духовного производства, производства научной и художественной информации, услуг, упорядоченности социальных процессов, то здесь представления о результатах труда часто нечетки и не объективированы в каких-то научных текстах. И здесь психологу часто приходится полагаться на себя.

Например, если мы изучаем рассматриваемым методом особенности, предположим, индивидуального стиля деятельности и особенности личности судоводителя речного или морского флота, то мы должны учесть не только показатели точности следования судна по курсу, точность маневров, количество аварийных ситуаций за период времени (скажем, год), но и качество отдаваемых распоряжений, команд, актов профессионального общения, деловых записей и другие феномены "самообнаружения" личности, которые заранее предусмотреть не всегда можно и которые становятся известными после некоторого предварительного этапа исследования.

В результате может быть составлена программа анализа продуктов деятельности, представляющая собой перечень возможных предметов рассмотрения (включая и процессуальные объекты, явления) и их качественных и количественных, если возможно, особенностей. Составление программы такого рода — задача очень творческая. Наиболее сложна она в тех случаях, когда речь идет о труде в сфере нематериального производства (труде педагога, воспитателя, организатора, политика, производителя тех или иных услуг). Приведем для иллюстрации общепонятный пример. Какие "пункты" могут, скажем, составить программу анализа продуктов труда учителя физкультуры в школе (далее использованы материалы из работы З.Н. Вяткиной [51]).

Эти пункты могут быть следующими:

посещаемость уроков физической культуры школьниками;

состояние здоровья учащихся;

система подготовки учителем мест занятий;

наличие необходимого инвентаря;

наличие музыкального сопровождения занятий;

акты использования технических (информационных и иных) средств обучения;

наличие индивидуальных карточек учащихся и их содержание (полнота, индивидуализированность записей и т.д.);

своевременность и организованность прихода учащихся на урок, переодевания, выхода в спортивный зал, на построение для выхода из здания школы;

уровень организованности учащихся на занятии (распределение по отделениям и "работа", смена мест занятий, дисциплина в отделениях и т.п.);

систематичность и объективность контроля за деятельностью учащихся;

уровень "моторной плотности" урока в связи с задачами и типом его;

активность и заинтересованность учащихся на уроке;

уровень самостоятельности учащихся в обеспечении урока (подготовка и уборка снарядов, страховка и взаимопомощь, самостоятельность в выполнении заданных упражнений);

уровень вовлеченности всего педагогического коллектива в решение задач физического воспитания школьников;

уровень внимания, привлеченности родителей к физическому воспитанию детей.

Легко заметить, что пункты анализа продуктов деятельности могут интерпретироваться и как критерии профессионального мастерства, поскольку как бы отвечают на вопросы о том, что должен уметь делать работник. В связи с этим они могут использоваться как средства его совершенствования. Поскольку они могут и должны быть также средством самоанализа и самосовершенствования профессионала, то становится, на наш взгляд, совершенно ясным, что разработка хороших, детализированных программ анализа продуктов деятельности по отношению к разным профессиям — актуальнейшая как в научном, так и в практическом отношениях задача психологии труда.

Отнюдь не исключено, что отсутствие четкой программы анализа (и самоанализа) такого рода является подчас самым существенным препятствием для профессионального развития человека и психологической коррекции стиля его деятельности. Следует признать, что с концептуальной стороны вопрос о продуктах трудовой деятельности (их структуре, типологии) почти не разработан. Так называемые квалификационные характеристики являются лишь слабым отображением того эталона, которым должен руководствоваться профессионал в своем развитии и которым должны руководствоваться люди, ответственные за подготовку профессионала. Во всяком случае сведения о продукте труда (детализированные и систематизированные) должны были бы составлять существенное звено такой квалификационной характеристики. И сделать это должны науки о труде, в частности и прежде всего психология труда.

В табл. 4.1 дана общеориентирующая группировка разнотипных результатов трудовой деятельности. Во всех обозначенных литерами клетках таблицы имеются в виду "рукотворные" объекты, но в левом столбце (клетки А, Г, Ж) — скорее похожие на естественные и явно (для нас) подчиненные законам природы, а в среднем столбце (Б, Д, 3) — скорее "чисто" искусственные, явно (опять-таки для нас) подчиненные закономерностям и нормам социальной жизни. Разумеется, границы между этими столбцами надо понимать как подвижные, размытые. И отнесенность того или иного продукта к некоторому таксону классификации — вопрос экспертной оценки, мнения, а не физического измерения (т. е. область смысловой, семантической, а не метрической точности).

Таблица 4.1.

Обзорная классификация результатов трудовой деятельности (в клетках, обозначенных литерами, — соответствующие отдельные примеры)

Вид фактуры продукта труда

 

Область существования продукта труда

 

Внешняя реальность

 

Субъективная реальность, внутренний мир

 

Природный мир

 

Мир культуры

 

Длительно существующие целостности, системы

 

А. Искусственный водоем, искусственный алмаз, урожай

 

Б. Дом, одежда, болт, гайка, бетонная смесь, очки

 

В. Отношения личности, знания (как продукт труда педагога)

 

Процессы, функциональные эффекты, состояния систем

 

Г. Привес стада животных на ферме, электроэнергия в домах

 

Д. Безопасность движения транспорта, симфонический концерт

 

Е. Социально-психологический климат в группе, состояние отдыха

 

Информация, знаково-символические объекты

 

Ж. Знания о природе, записанные на внешних носителях

 

3. Знания о людях, обществе, записанные на внешних носителях

 

И. Оперативная осведомленность человека (обучаемого и т.д.)

 

 

Правый столбец (В, Е, И) отведен для продуктов, "изделий", область существования которых — психическая реальность, внутренний мир человека. Произведением практикующего психолога может быть комфортное функциональное состояние человека, перед этим утомленного, скажем, сложной, напряженной работой, продукт труда культорганизатора в доме отдыха — состояние веселья его подопечных, результат усилий инженера-информатора службы технической информации — оперативная осведомленность инженеров-разработчиков о соответствующих достижениях в интересующей их области.

Продукт труда может быть охарактеризован принадлежностью не к одной-единственной, а к нескольким из девяти клеток-зон таблицы. Приводимая классификационная схема может быть полезной и для фиксации представлений не только о конечных, но и о промежуточных продуктах труда. Так, конечным результатом труда агронома является урожай, который в общем виде может быть охарактеризован отнесением к клеткам А и Б таблицы, поскольку он объединяет и свойства естественного (природного) продукта, и предмета, созидаемого и потребляемого в человеческом обществе. Но агроном должен по ходу своего дела порождать и информационные продукты диагностического и прогностического характера (начиная от определения состояния растений и кончая локальными предсказаниями погоды), а также создавать определенные состояния, настроения в производственном коллективе (он еще и организатор производства). Таким образом, можно построить аналитическое описание динамики образа продукта его труда: например Ж - >3 ->И ->Е ->Г и лишь много позднее собственно АБ.

Вернемся к вопросу о требованиях к методу анализа продуктов деятельности. Помимо требования детализированной программы анализа, о чем шла речь несколько выше, можно указать еще следующие:

• систематичность, всесторонность подбора фактов;

• изучение рассматриваемого объекта в соотнесении с условиями жизни и деятельности испытуемых;

• наличие (обязательность) не только описания установленного факта, но и комментариев по поводу того, при каких условиях возник, появился данный продукт, при каком уровне подготовленности субъекта деятельности, при каком его состоянии и уровне самостоятельности (что было, возможно, жестко предписано, а что явилось следствием собственной активности его). Без этого нельзя надежно реконструировать особенности собственно субъекта труда по его продукции. Например, два молодых токаря сделали сложную продукцию без брака. Но если один делал ее от начала до конца сам, а около другого стоял наставник, предупреждая недоработки и устраняя оплошности, то реконструкция субъекта труда по его продуктам должна быть в каждом их этих двух случаев разной.

Следует отметить, что метод анализа (и притом именно психологического анализа) продуктов трудовой деятельности в своеобразной форме развит в палеоархеологии — существуют интересные реконструкции психики первобытного человека по археологическим находкам [8], [136], [269].

С экспериментальными методами (в частности, методом производственного эксперимента) можно ознакомиться по литературным данным [66], [77 - 79], [106], [107], [117], [176], [188].

 

Вопросы и теплы для размышления и разработки

1. Что может дать опрос, если есть фактор бессознательного?

2. Если есть явления самообмана, какова цена опросам?

3. Почему окружающие могут знать о человеке точнее и даже больше, чем он сам о себе?

Тема 1. Возможности и ограничения вербальных методик психологического учения человека.

Тема 2. Возможности и ограничения невербальных показателей психики человека.

Тема 3. Возможные методики изучения психики по продуктам деятельности человека (в зависимости от специфики продуктов).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |