Имя материала: Глобализация мирового хозяйства

Автор: А.В. Бойченко

4.3. международная трудовая миграция как фактор и следствие глобализации мировой экономики

Одним из знаковых явлений последних десятилетий стало увеличение внимания к проблемам международной трудовой миграции, которая приобрела небывалый размах на рубеже тысячелетий. Некоторые исследователи даже обозначили последнюю

четверть XX в. как «эру миграции»1. О международной трудовой миграции говорят в случае перемещения между странами трудоспособного населения — рабочей силы, а также в том случае, если труд продается нерезидентам, даже если владелец этого фактора производства — экономически активный работник — не пересекает физически границы государства, в котором проживает. Преимущественные цели миграции трудовыгх ресурсов — получение работы, более подходящей для мигранта по оплате труда (т.е. работы, приносящей больший трудовой доход2), а также с точки зрения условий, качества и перспектив трудовой жизни.

Но мотивы миграции трудоспособного населения могут быть и

иными (политические, бегство от преследования, воссоединение семей, возвращение на родину и др.3). Эмиграция — это перемещение трудоспособного населения из данной страны за рубеж, иммиграция — перемещение из зарубежный стран в страну-реципиент.

Феномен международной трудовой миграции известен с древнейших времен и имеет весьма длительную историю. Достаточно

вспомнить о масштабных волнах переселения трудоспособного

населения Европы в Северную и Южную Америку, Австралию и Новую Зеландию в XIX — начале XX в. (Так, с середины XIX в. до

Второй мировой войны из Европы за океан выехало не менее

60 млн чел.) Условием развития трудовой миграции является такая

 

См.: Castles S, Miller M.J, The Age of Migration: International Population Movements in the Modern World. London, 1998.

2

По имеющимся оценкам, средний недельный уровень оплаты труда в США в 9 раз выше, чем в Мексике, в Германии — примерно в 100 раз выше, чем в Китае или Индии, а в среднем в странах ЕС — в 7 раз выше, чем в государствах Центральной и Восточной Европы.

'нтш==ш=т,

беженцы.

ситуация, когда страны в достаточной степени открыты для проникновения мигрантов, не существует абсолютно непреодолимых ограничений на въезд и выезд населения.

Однако в современных условиях на фоне протекающих в мировом хозяйстве процессов глобализации явление международной трудовой миграции приобретает новые акценты — она

становится не только одним из факторов и составляющих процесса глобализации, наряду с интенсификацией международной торговли и трансграничного движения капитала, но и его следствием, поскольку глобализирующееся мировое производство предъявляет

требования более эффективного распределения в мировом масштабе планетарных трудовых ресурсов.

Наиболее общие эффекты миграции для экономики страны-

донора и страны-реципиента можно проследить на примере абстрактной модели рынка труда двух стран (рис. 4.2) с учетом

упрощающей предпосылки о линейности функций предложения

труда и спроса на труд.

В условиях отсутствия возможностей для международной

миграции в стране А уровень оплаты труда (w) существенно ниже, чем в стране В (w). Это стимулирует часть рабочих к миграции, которая приведет к уменьшению предложения труда в стране-доноре (сдвиг кривой предложения влево) и увеличению предложения труда в стране-реципиенте (сдвиг соответствующей кривой вправо). В результате установится новый равновесный уровень

 

 

оплаты труда в обеих странах, причем миграция будет продолжаться до тех пор, пока эти величины не сравняются с учетом издержек инфляции (т.е. w{ = wf + т, где т — издержки на переезд,

обустройство, адаптацию в новой среде и др.).

Анализ ситуации показывает, что мигранты в целом получают экономический выигрыш от переезда, равный произведению количества мигрантов на разницу между новым и старым уровнями оплаты труда с учетом издержек миграции. На рынке труда страны-донора это — сумма сегментов Ьи с. Одновременно с этим покупатели труда в стране-доноре теряют потребительский излишек в сумме а и Ь, а продавцы (оставшиеся, в стране работники) — за счет роста уровня оплаты труда — дополнительно приобретают излишек в размере а. В результате страна — донор мигрантов несет экономические потери от эмиграции.

По-иному обстоят дела в стране — реципиенте мигрантов.

Покупатели труда (работодатели) вследствие снижения уровня его

оплаты приобретают дополнительный излишек в сумме d и е,

а местные рабочие (продавцы на рынке труда) теряют излишек в

размере d. В результате страна-реципиент в целом выигрывает от притока мигрантов (выигрыш еще больше, если учесть выгоду мигрантов, становящихся резидентами данной экономики).

Итак, если учитывать эффекты на рынке труда, то согласно

экономической теории от миграции выигрывают страны-реципиенты, а также мировое хозяйство в целом. Но тогда непонятно, почему же в реальности страны массового притока переселенцев стараются ввести различные барьеры, ограничивающие подобный приток. Ведь, как известно, на национальных рынках труда присутствует множество специфических методов защиты от последствий

притока более дешевой рабочей силы из-за рубежа: административные ограничения иммиграции, государственное регулирование цены труда и т.д.

Прежде всего, нужно вспомнить о наличии групп населения, проигрывающих в результате въезда в страну иностранных рабочих (наемные работники, для которых иностранные трудящиеся являются конкурентами на рынке и оказывают понижательное давление на уровень оплаты труда). Однако дело еще и в том, что вся совокупность эффектов миграции намного сложнее, чем данный упрощенный подход к ней с позиций рынка труда. Например, можно выделить эффекты от миграции для государственных

(общественных) финансов стран-доноров и стран-реципиентов. Так, приезд молодых работников дефицитных профессий способен активизировать экономическую деятельность и генерировать новые налоговые поступления в государственную казну. То же самое относится и к привлечению высококвалифицированных кадров (для стран-доноров этот феномен обозначается как «утечка

умов*): страна-реципиент экономит средства, прямо или косвенно затраченные обществом страны-донора на обучение мигрантов

(т.е. инвестиции в человеческий капитал), страна иммиграции

временно, в случае выезда на временную работу за рубеж, либо

навсегда теряет их1. И наоборот, в случае приезда большого числа нетрудоспособных членов семьи работника потребуются средства

из государственного или муниципальных бюджетов для их адаптации, обучения и оказания социальной помощи. Многие трудоизбыточные страны вынуждены поощрять эмиграцию с целью снизить давление избыточного предложения на рынке труда и сократить безработицу2. При возвращении временных мигрантов на родину страны-доноры рассчитывают на опыт и квалификацию работников, полученные ими за рубежом, на инвестиции в свою экономику. Менее развитые страны-доноры могут получать выгоду от

денежных переводов (трансфертов) мигрантов, работающих за

рубежом, своим семьям и родственникам.

Так, по оценкам экспертов Всемирного банка, в начале текущего десятилетия 15 стран с развивающимися рынками (Мексика, Индия, Филиппины, Сербия и Черногория, Пакистан, Турция и др.) имели ежегодные доходы по статье платежного баланса «Трансферты работающих за рубежом» в размере более 1 млрд долл., 4 страны — от 500 млн до 1 млрд долл., 18 стран — от 100 млн

до 500 млн долл. В Таиланде еще в начале 1990-х гг. трансферты

мигрантов примерно в 3 раза превышали приток внешнего капитала, а в Бангладеш — примерно в 1000 раз. В Иордании, Лесото,

Йемене данные переводы достигают 10-50\% ВВП этих стран3. Вместе с тем следует отметить, что, надеясь получить трансферты мигрантов, страны-доноры заинтересованы в краткосрочной трудовой миграции, поскольку с увеличением продолжительности

 

Безусловный мировой лидер в привлечении вьгсококвашфицированньгх мигрантов — США. За период с середины 1970-х до конца 1990-х гг. они привлекли только из развивающихся стран 250 тыс. чел., относящихся к данной категории иммигрантов. Прямые и косвенные потери развивающихся стран от «утечки умов» оцениваются более чем в 30 млрд долл. за последние 30 лет.

 

См.: Workers' remittances: An important and stable source of external development finance // Global Development Finance 2003. World Bank. Washington DC, 2003.

пребывания за границей объем переводов мигрантов на родину

падает. Поэтому в современных условиях, когда нередко ужесточаются иммиграционные барьеры развитых стран и усиливается долговременный характер миграции1, делать в странах-донорах ставку на рост этих переводов весьма рискованно.

Современная трудовая миграция становится одновременно фактором и результатом разворачивающихся в мировой экономике процессов глобализации, поэтому не вызывает удивления тот

факт, что масштабы международной трудовой миграции в последние десятилетия сохраняются на достаточно высоком уровне, а роль трудящихся-мигрантов в обеспечении воспроизводственного процесса в экономике этих государств не только не снижается, но и, напротив, возрастает2. По разным оценкам, на начало XXI в. в мире в целом насчитывалось от 120 млн до 175 млн чел. мигрантов, проживающих и работающих за пределами стран своего происхождения (от 2 до 2,9\% населения планеты). А темпы прироста числа международных мигрантов в 1990-е гг. достигали почти 3\% в год3.

Процессы международной трудовой миграции не затухают

вопреки всем сохраняющимся до настоящего времени административным барьерам, препятствующим проникновению на национальные рынки труда развитых и некоторых новых индустриальных стран (а именно эти страны являются основными центрами притяжения мигрантов). Так, если период после Второй мировой войны и до середины 1970-х гг. характеризовался в развитых странах

более либеральным отношением к миграции, а иногда и набором

В Западной Европе средняя продолжительность пребывания иммигрантов превышает 10 лет, в Германии четверть иммигрантов проживают

более 20 лет.

Натруде иммигрантов базируются целые отрасли экономики в ряде стран: горно-рудное производство — в ЮАР, сельское хозяйство — в Доминиканской Республике, каучуковая промышленность — в Малайзии и др. Иммигранты во Франции — 70\% занятых в сфере коммунального хозяйства, в Бельгии — 50\% занятых в добывающей промышленности, в Швейцарии — 40\% занятых в строительстве и т.д.

См.: За справедливый подход к трудящимся-ми фантам в глобальной экономике. Доклад VI, Международная конференция труда, 2004. Международная организация труда. Женева, 2004. С. 13; Таран П.А. Выступление перед делегатами Генеральной Ассамблеи ООН 11 ноября 2003 г. — http:// www.ilo.org.

рабочих за рубежом, то с середины 1970-х гг. произошло определенное ужесточение иммиграционного контроля в Западной Европе и в меньшей степени — в США. Зачастую аналитики утверждают, что с учетом данных ограничений степень глобализации мирового рынка труда — наименьшая по сравнению с рынками товаров и услуг, капитала и финансовых средств; границы между национальными рынками труда в ходе глобализации размываются значительно меньше по сравнению с другими рынками. Если же

говорить о рынке труда на мирохозяйственном уровне, то необходимо иметь в виду, что он лишь весьма ограниченно выполняет свои воспроизводственные функции, поскольку остается разделенным на «национальные страновые квартиры». Используя административные ограничения, развитые страны пытаются защитить свои национальные интересы, понимаемые как интересы тех категорий населения, которые могут пострадать от бесконтрольной миграции из-за рубежа.

Однако существующими на сегодня административными барьерами против нежелательных эмигрантов остановить иммиграцию практически всем странам-реципиентам не удается, так же как и

обеспечить быструю и безболезненную интеграцию в принимаемые общества крупных иноязычных общин. В результате еще

с конца 1980-х гг. многие развитые страны пытаются найти новые подходы и инструменты миграционной политики, которая включала бы не только иммиграционный контроль и интеграцию мигрантов в общественную структуру страны-реципиента, но и противодействие основному фактору, порождающему миграцию, — слаборазвитости стран-доноров. Для достижения этой цели используются такие механизмы, как предоставление внешней помощи данным государствам, поощрение ПИИ, наращивание торговых

потоков с этими странами благодаря либерализации торговли

с ними. Содействуя экономическому развитию стран-доноров, такие меры размывают стимулы к эмиграции населения из этих государств. А адресатами миграционной политики становятся соответственно не только прибывающие в развитые государства и проживающие там иностранцы, но и потенциальные мигранты и

реэмигранты (возвращающиеся на родину). В качестве примера

можно привести обеспечение занятости репатриантов службами ФРГ (в Турции, странах Центральной и Восточной Европы) и

Международной организацией по миграции (в Афганистане в 1980-е гг. и в Камбодже).

Направления международной трудовой миграции могут меняться с изменением экономических условий в отдельных странах и мировом хозяйстве в целом. Основные центры притяжения иммигрантов сегодня — это высокоразвитые страны с высоким уровнем жизни: США, Канада, Австралия, государства Западной Европы. Например, на рубеже XX-XXI вв. в США только легально иммигрировали 700-800 тыс. чел. в год (высококвалифицированная рабочая сила — со всего мира, работники низкой квалификации — в основном из стран Латинской Америки и Карибского бассейна1). В Западной Европе основные иммиграционные потоки направляются в Германию, Францию, Великобританию, другие

экономически и социально благополучные страны региона (страны Бенилюкса, Швейцарию, Австрию, Скандинавские страны),

причем основными странами-донорами для Германии являются

Турция, государства бывшей Югославии и Восточной Европы, для франции — страны Магриба и Южной Европы, для Великобритании — страны Британского Содружества наций. Общие масштабы иммиграции в государства ЕС, включая нелегальную, оцениваются рядом аналитиков от 1 млн до 2 млн чел. в год. Согласно расчетам экспертов ООН, если страны Евросоюза не захотят допустить в связи с неблагоприятными демографическими тенденциями снижения уровня социальной защиты и пенсионного обеспечения своего населения либо резкого увеличения налогового

бремени с потерей конкурентоспособности национальных экономик, они будут вынуждены в течение ближайших 25 лет принять и интегрировать в общество до 159 млн иммигрантов из-за рубежа2. С середины 1970-х гг. широко используют труд иностранных

рабочих нефтедобывающие страны Ближнего Востока (ОАЭ, Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Кувейт, Оман). Местное

«коренное» население в этих государствах стало своеобразным господствующим меньшинством в социальной структуре общества. Общее число мигрантов в этих странах в конце 1990-х гг. оценивалось в 6 млн чел. В Саудовской Аравии трудовые мигранты составляют 60\% экономически активного населения страны, в Кувейте 2,3 млн иностранцев составляют 86\% населения страны, половина из них трудятся в различных отраслях экономики.

В небольшом по территории и населению Омане вдвое больше иностранных рабочих, чем в Австралии. Странами — донорами

мигрантов в этот регион являются менее развитые арабские страны

(прежде всего, Египет, а также Сирия и Иордания), Бангладеш,

Индия, Пакистан, Филиппины3.

 

' На страны Латинской Америки и Карибского бассейна в 1990-е гг. приходилось до 85-88\% от общего числа иммигрантов, прибывавших в США. См.: Replacement migration: Is it a solution to declining and agting populations?

3 UN Population Division. New York, 2000.

маен°ы;еаятеоЕииицмяеж^унарЖженойатр2004воС- ми—Ди4и5: —W^X-

rantal.ru.

 

 

В Латинской Америке миграционные потоки, кроме США,

направляются также в относительно более развитые страны

региона — Аргентину, Бразилию и Мексику, в Африке — в ЮАР, Камерун, Ливию и Кот д'Ивуар, в Восточной и Юго-Восточной Азии — в новые индустриальные страны (Сингапур, Тайвань, Гонконг, Южную Корею), а также в последнее десятилетие — в Японию.

В результате по состоянию на вторую половину 1990-х гг. доля иностранцев в общей численности населения основных принимающих стран составляла 4-15\% (средний показатель для стран

Западной Европы, США, Канады, Австралии и Новой Зеландии —

8,8\%), а в экономически активном населении — 8-20\% (диаграммы на рис, 4.3 и.4.4).

Существование наряду с легальной трудовой миграцией нелегальной (т.е. незаконного перемещения трудовых ресурсов между странами) привело к тому, что на практике в странах — основных центрах иммиграции наряду с легальным рынком труда, где могут предложить свои услуги мигранты, въехавшие в страну в соответствии с законом, сложился нелегальный {«черный») рынок труда,

характеризующийся отсутствием какого-либо государственного

регулирования, низким уровнем оплаты и тяжелейшими условиями труда. (Оценки общего числа нелегальных иммигрантов в США варьируются от 2 до 13 млн чел., в странах ЕС — 6-7 млн)

Деятельность низкоквалифицированных легальных мигрантов в

 

Япония В Италия

Великобритания Нидерланды

Швейцария

Австралия

~1~ 30

40

I Франция США

странах-реципиентах, как и нелегальных, часто концентрируется в отдельных отраслях и секторах промышленности и сферы услуг, характеризующихся тяжелыми условиями труда и низкой заработной платой (сезонная сельскохозяйственная работа, поточное производство машинотехнической продукции с использованием монотонного физического труда на конвейере, горно-добывающая

промышленность, предоставление коммунальных услуг, работа в качестве прислуги и уход за больными и т.д.)- Спрос на эти рабочие места со стороны местных наемных работников минимален. Экономисты выдвинули в данной связи концепцию существования в развитых странах двух серьезно отличающихся друг от друга, если не полностью противоположных по своим основным характеристикам, рынков труда (концепцию двух рынков труда).

Анализируя взаимодействие между процессами глобализации и международной трудовой миграцией, можно отметить проявление

одной закономерности: для ряда первоначально менее развитых

стран интенсификация международной торговли, масштабное привлечение инвестиций из более развитых государств сопровождались свертыванием эмиграционного потока из этих стран, а некоторые из них превратились в страны, принимающие мигрантов из-за рубежа. Наиболее характерные примеры — это страны Южной Европы (Испания, Португалия, Греция, в определенной степени — Италия) и Восточной и Юго-Восточной Азии. Так, если Южная Корея,

Сингапур, Тайвань, Малайзия и Таиланд прежде были активными

донорами мигрантов, то с 1980-х гг. наблюдается снижение эмиграции из этих стран. Например, из Южной Кореи в 1960-1970-е гг.

выехали за рубеж в поисках временной работы более 2 млн чел.

Ежегодная эмиграция достигла своего пика в 1982 г. (около 400 тыс. чел.) и затем стала резко снижаться (уже в 1990 г. —

не более 100 тыс. чел.). Наметился и процесс возвращения на

родину ранее выехавших на работу за границу граждан новых

индустриальных стран Восточной и Юго-Восточной Азии, который затронул бывших эмигрантов из Малайзии, Сингапура, Тайваня и Южной Кореи. Кроме того, вышеназванные страны

стали притягивать население из-за рубежа, причем в достаточно

крупных масштабах. Малайзия и Таиланд были вынуждены даже

специально поощрять иммиграцию, чтобы восполнить возникшую нехватку трудовых ресурсов. В Малайзии, эмиграция из которой не превышает ежегодно 100 тыс. чел. и имеет тенденцию к дальнейшему сокращению, уже проживают свыше 1 млн иностранцев, в основном индонезийцев, составляющих около 6\% населения и 14\% рабочей силы в стране. В Сингапуре иностранцев более 300 тыс., а их доля в населении — примерно 10\%'.

Данное явление вполне объяснимо: одним из основных мотивов миграции является разрыв в уровнях оплаты и условиях труда, перспективах трудовой деятельности, что определяется в первую очередь уровнем экономического развития страны. Для названных стран вовлечение в глобальную экономическую систему путем интенсификации торговли и межстрановых перетоков капитала способствовало повышению уровня развития и сокращало стимулы к миграции. В то же время очевидно, что только серьезный прогресс в сокращении разрыва в уровне развития между определенной страной и странами, привлекающими мигрантов, может нивелировать миграционные стремления трудоспособного населения стран-доноров. А как известно, для значительного числа стран «третьего мира» (да и бывшего «второго» тоже) величина разрыва с развитыми странами в уровне благосостояния остается

значительной (и серьезно превышающей, например, различия

между странами Южной и Северной Европы в 1970- 1980-е гг.),

и сколько-нибудь быстрого его сокращения не происходит.

 

См.: За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике. Доклад VI, Международная конференция труда, 2004. Международная организация труда. Женева, 2004, С. 32—33, 45; Лях Т. Современные тенденции международной трудовой миграции. — htlp://www. rantal.ru.

Развитие современных информационных технологий, которое часто характеризуют как процесс, тесно взаимосвязанный с глобализацией, привело к возникновению принципиально новой формы

трудовой миграции, когда высококвалифицированные работники

в своей стране продают услуги своего преимущественно умственного (интеллектуального) труда работодателю из-за рубежа, будучи связанными с ним посредством всемирной компьютерной

сети — Интернета. Здесь мы сталкиваемся, по существу, с миграцией труда при сохранении прежнего места пребывания и жительства носителя данного труда — конкретного человека. Так,

в экономике ряда стран (Индии, Израиля, России) возник целый

сектор так называемого офшорного программирования, в котором создается программный продукт по заказу и под руководством

крупной иностранной компьютерной фирмы. Индийские программисты, архитекторы и инженеры, не покидая своей страны,

выполняют заказы из США, полученные по Интернету. Некоторые финансовые компании США используют аутсорсинг (выполнение услуг сторонней компанией) для осуществления ряда рутинных операций, относящихся к их деятельности (ввод информации

в компьютерные базы данных, пересылка информации клиентам),

привлекая при этом специалистов в странах Карибского бассейна.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |