Имя материала: Институциональная экономика

Автор: Одинцов М.И.

4.3. неблагоприятный отбор и способы его предотвращения

4.3.1. Механизм возникновения неблагоприятного отбора

Впервые внимание на трудности, возникающие на рынке в связи с асимметрией информации на стадии до заключения сделки, обратил внимание Дж. Акерлоф в 1970 году [Акерлоф, 1993]. Он рассмотрел механизм неблагоприятного отбора на примере рынка подержанных автомобилей. На этом рынке продаются хорошие автомобили, которые на жаргоне называются «сливы», и плохие автомобили (на жаргоне — «лимоны»). Продавцы располагают большей информацией о качестве автомобилей, которые они продают, чем покупатели. Но поскольку покупатели не могут провести различие между сливами и лимонами, то и хорошие, и плохие автомобили продаются по одной цене. Акерлоф утверждает, что в этой ситуации на рынке останутся в основном лимоны, и, возможно, хорошие автомобили вообще не будут предлагаться к продаже.

Проиллюстрировать проблему неблагоприятного отбора можно с помощью простого числового примера. Пусть 100 человек, желают продать свои подержанные автомобили, а 100 человек, желают купить подержанные автомобили. Всем известно, что 50 автомобилей — это автомобили хорошего качества (на жаргоне — «слива»), а 50 автомобилей — это автомобили плохого качества (на жаргоне — «лимоны»). Владелец «лимона» готов продать свой автомобиль за 2000 долл., а владелец «сливы» готов продать автомобиль за 4000 долл. Покупатели готовы платить 2400 долл. за «лимон» и 4800 долл. за «сливу». Проблем не возникало бы, если бы проверить качество «лимонов» было легко. «Лимоны» продавались бы по цене от 2000 до 2400 долл., а «сливы» — по цене от 4000 до 4800 долл. Однако, покупатели не располагают информацией о качестве отдельных автомобилей. Автомобиль с равной вероятностью может оказаться и «сливой», и «лимоном». Типичный покупатель готов оплатить ожидаемую стоимость автомобиля:

 

1/2 • 2400+ 1/2 • 4800 = 3600 долл.

Кто захочет продать свой автомобиль по этой цене? Владельцы «лимонов» готовы это сделать, но владельцы «слив» хотят продать свой автомобиль по цене не меньше 4000 долл. Цена, которую должны заплатить за «средний» автомобиль покупатели, меньше той цены, по которой готовы продать свой автомобиль продавцы «слив». По цене 3600 долл. к продаже будут предложены только лимоны. Но если бы покупатель был уверен, что ему достанется «лимон», он не захотел бы заплатить за нее 3600 долл. На самом деле равновесная цена установилась бы где-то между 2000 и 2400 долл. По этой цене предлагались бы к продаже только «лимоны», и поэтому покупатели справедливо ожидали бы, что им достанется «лимон». Сливы на этом рынке вообще не предлагаются к продаже. Итак, несмотря на то, что цена, по которой покупатели готовы купить «сливы», превышает цену, по которой продавцы готовы их продать, ни одна из этих сделок не состоится.

В подобной ситуации возникает внешний эффект, который приводит к провалу рынка. Своим решением попытаться продать автомобиль плохого качества по средней цене, экономические агенты оказывают влияние на складывающееся у покупателей впечатление в отношении качества «среднего» автомобиля, продаваемого на рынке. Это приводит к понижению цены, которую покупатели готовы платить за «средний автомобиль» и таким образом наносит ущерб людям, которые пытаются продать хороший автомобиль. Именно этот внешний эффект и создает указанный провал рынка. Из-за высоких издержек получения информации товары низкого качества вытеснили товары хорошего качества. Проблема неблагоприятного отбора может быть настолько серьезной, что способна полностью разрушить рынок. Для общества издержки недобросовестного поведения не ограничиваются той суммой, на которую обманут покупатель, сюда необходимо включить также потери, связанные с сужением сферы честного бизнеса.

Акерлоф приводит различные примеры подобных крайних случаев неблагоприятного отбора, в частности, пример из сферы страхования. Общеизвестно, что люди старше 65 лет испытывают большие трудности с приобретением медицинской страховки. Возникает естественный вопрос: почему страховые компании не поднимают цену на страховку с тем, чтобы она соответствовала риску? Дело в том, что с ростом уровня цен покупать страховку будут лишь те люди, которые уверены в том, что она им нужна, в результате произойдет ухудшение качества лиц, покупающих страховку, что приведет к отказу страховых компаний от продажи страховки.

Аналогичные проблемы возникают со страхованием от болезней. Страховые компании не могут основывать свои ставки страховых премий на средней частоте возникновения у населения проблем со здоровьем. Во многих странах правительства были вынуждены национализировать сферу здравоохранения. В США частный сектор создал новую практику — групповую медицинскую страховку, которая частично заменяет отсутствие рынка в этой сфере. Работодатели предлагают своим работникам страхование от болезней как составную часть пакета дополнительных выплат. Участие всех работников в программе страхования позволяет страховой компании использовать средние ставки страховой премии и тем самым устранить неблагоприятный отбор. При этом страховые компании должны получить информацию о качестве всей группы (студенты, работники предприятия и т.д.), а не о качестве отдельных покупателей страховки.

 

4.3.2. Способы предотвращения неблагоприятного отбора

Доверие нельзя купить на рынке, его можно лишь достичь окольными путями с помощью различного рода институциональных механизмов. Там, где экономист видит провал рынка, бизнесмен должен видеть шанс получить прибыль. Существуют две стратегии, позволяющие решить проблему неблагоприятного отбора: подача сигнала (signalling) и просеивание (screening). В литературе эти две стратегии часто смешиваются. Различие между ними состоит в том, какая из сторон предпринимает действия: информированная или не информированная.

 

Подача сигнала

 

При сигнализировании инициативу в свои руки берет сторона, располагающая информацией. Той стороне, которая обладает скрытой информацией, бывает выгодно, чтобы о ней узнала другая сторона.

Сигнал — это наблюдаемая характеристика индивида или блага, которая может быть изменена*.

В нашем примере с рынком подержанных автомобилей таким сигналом служит гарантия, которую предоставляет продавец

В этом смысле образование является сигналом, а возраст нет.

«слив». У владельцев подержанных автомобилей хорошего качества есть стимул к тому, чтобы донести до потенциального покупателя тот факт, что предлагаемый им автомобиль хороший. Он должен подать сигнал о качестве своего автомобиля тем, кто мог бы его купить. Один из подобных сигналов — гарантия, т.е. готовность продавца отдать покупателю некоторую заранее согласованную сумму, если автомобиль окажется «лимоном». Продавец «лимонов» не может предоставить подобную гарантию, поскольку это ему не выгодно.

В договорах подобным сигналом о надежности другой стороны могут служить штрафные санкции, например, в случае просрочки сдачи объекта строительной или ремонтной организацией. Должник подает сигнал о своей надежности, сообщая о готовности выплатить страховку кредитору в случае неисполнения им взятых на себя обязательств.

Сигналом могут служить также капиталовложения в торговую марку. Даже реклама, которая кажется неинформативной (например, рекламный ролик с Горбачевым, рекламирующим пиццу), на самом деле передает информацию, сигнал о том, что фирмой были затрачены большие средства на рекламу [Nelson, 1974]. Расходы на рекламу могут быть весьма значительными, а это невозвратные капиталовложения (sunk cost). Но для покупателя они являются свидетельством высокого качества продукции. Расходы на рекламу — это своего рода «заложник» в руках покупателя. Если продавец обманет покупателя и поставит товары низкого качества, то ценность рекламы упадет до нуля [Klein, Leffler, 1981]. По этой же причине банки вкладывают значительные средства в здания, отделывая их мрамором. Эти расходы служат сигналом, который банк подает о своей надежности, ведь эти вложения также являются невозвратными.

Создание и поддержание институциональных механизмов, решающих проблему неблагоприятного отбора, конечно, связано с затратами ресурсов, но именно эти затраты и подают сигнал покупателю о том, что продавец предлагает хороший товар. Можно сказать, что качество сигнала зависит от тех ресурсов, которые были инвестированы в него.

На рынке труда сигналом служит диплом об образовании. Первым, кто исследовал подачу сигналов на рынке труда, был Спенс [Spence, 1973]. Дипломы об образовании подают работодателю сигнал о качестве (и о производительности) потенциального работника. Производительность на рабочем месте положительно коррелирует с успеваемостью в школе. Поэтому у высокопроизводительного работника в среднем будут более низкие частные издержки получения диплома об образовании (к примеру, он тратит меньше времени на подготовку к занятиям и выполнение домашних заданий). Поскольку более производительный работник может зарабатывать больше, чем менее производительный работник, то более производительный работник имеет стимул вкладывать средства в получение диплома об образовании как подачу сигнала. Для того чтобы сигналы были надежными, необходимо, чтобы для менее производительных работников издержки получения более высокого уровня образования были бы выше, чем выгоды, связанные с увеличением заработной платы. Спенс считал, что само образование — это лишь сигнал о более высокой производительности, но само образование производительности не повышает. В модели подачи сигнала Спенса получается, что расходы на образование — это чистые социальные издержки. Рассмотрим эту модель подробнее [Мильгром, Робертс, 1999, т. 1, с. 233].

В модели Спенса есть два типа работников. Они обладают частной информацией о своей производительности, которой нет у работодателей. Производительные работники производят продукции на 50 долл. в час (за вычетом издержек производства). В условиях полной информации об их производительности они получали бы заработную плату, равную их предельному продукту, т.е. 50 долл. Работники с низкой производительностью производят продукции на 20 долл. в час. Работодатель при найме работников не в состоянии распознать их качество, поэтому он будет платить им заработную плату, равную ожидаемой производительности данной группы работников, в которой, допустим 30\% высокопроизводительных работников и 70\% работников с низкой производительностью. Заработная плату, которую будет платить работодатель, составит:

 

0,3 • 50 + 0,7 • 20 = 29 долл.

 

Высокопроизводительные работники хотят подать сигнал, потому что они получают меньше, чем ценность их предельного продукта. Работодатель также заинтересован в том, чтобы отделить хороших работников от плохих, поскольку плохим работникам он платит слишком высокую для них зарплату. Если хорошие работники смогут получить диплом об образовании, тогда этот диплом будет служить сигналом об их более высокой производительности, если выполняются следующие два условия:

Тот уровень образования, который выполняет роль сигнала о высокой производительности работника, должен быть достаточно высоким, чтобы работники с низкой производительностью не могли бы получить его, в противном случае они также получат образование и смогут обмануть работодателя. Если это условие не выполняется, то диплом об образовании не может выступать в роли сигнала о более высокой производительности.

Неспособность получить определенный уровень образования должна точно сигнализировать о том, что производительность данного работника низкая. Высокопроизводительные работники не откажутся от получения образования. Это второе условие, которое также должно выполняться.

Чтобы выполнялись оба эти условия, необходимо, чтобы достижение данного уровня образования требовало бы меньше издержек от высокопроизводительных работников, чем от низкопроизводительных. Тогда низкопроизводительные работники не будут заинтересованы в том, чтобы подражать высокопроизводительным работникам. Эти рассуждения можно проиллюстрировать с помощью простого математического примера:

50 долл. — CL • EH< 20 долл. — CL • EL 50 долл. — CH • EH > 20 долл. — C H • EL

CH и CL — издержки получения единицы образования для низкопроизводительных (L) и высокопроизводительных (H) работников.

EL и EH — уровни образования, выбранные каждым типом работника.

Первое неравенство говорит о том, что низкопроизводительные работники, которые будут подражать поведению высокопроизводительных работников и выберут высокий уровень образования, даже получая более высокую зарплату, будут в худшем положении по сравнению тем, в котором они находились бы, если бы не получили образование и остались с низкой зарплатой (20 долл.).

Второе неравенство говорит о том, что высокопроизводительные работники выиграют от подачи сигнала, ведь для них получение образования связано с меньшими издержками, чем для низкопроизводительных работников. Эти неравенства не выполняются, если CH> C Если CH< CL , тогда неравенства выполняются, и образование может служить в качестве надежного сигнала о производительности.

Для любого CH < CL найдется уровень образования, который высокопроизводительные работники получат, чтобы подать сигнал о своем более высоком качестве. Например, если CH — 10 долл., а CL — 20 долл., тогда подойдут следующие уровни образования: EL = 0 и EH= 2. Тогда, подражая высокопроизводительному работнику, низкопроизводительные работники заработают 10 долл. вместо 20 долл., которые они получают, не пытаясь выдать себя за работников другого качества. Высокопроизводительные работники выиграют, если получат две единицы образования, так как их вознаграждение станет равно 30 долл., а не 20 долл. в случае, если они это образование не получили. Таким образом, мы получаем разделяющее равновесие. В этом равновесии работник каждого типа делает выбор, позволяющий отделить его от работников другого типа.

 

Просеивание

 

Понятие «просеивание» характеризует действия стороны, не обладающей информацией, которые та предпринимает с целью разделения различных типов информированной стороны в соответствии с определенными характеристиками. Идея о том, что некоторая информация раскрывается, когда индивиды предпринимают какие-либо действия, была понятна людям, вершившим правосудие еще в древности. Достаточно вспомнить решение царя Соломона в споре между двумя женщинами, каждая из которых утверждала, что она мать ребенка и требовала отдать его ей. Царь Соломон предложил разрубить ребенка пополам, и та женщина, которая отказалась причинить вред ребенку и согласилась отдать его другой женщине, и была его настоящей матерью. Другая же женщина, сделав свой выбор, раскрыла информацию о том, что она не мать ребенка. Делая свой выбор, каждая из женщин раскрыла свою частную информацию.

Таким образом, не информированная сторона может предложить информированной стороне некий набор альтернатив, каждая из которых рассчитана на определенный тип информированной стороны. Информированная сторона делает свой выбор и тем самым раскрывает свою частную информацию.

Рассмотрим просеивание на примере заработной платы, возрастающей в зависимости от стажа работы. Эмпирические исследования обнаруживают связь между заработной платой и стажем работы: с увеличением стажа и опыта работы возрастает оплата труда. Джоан и Стивен Сэлоп рассматривают подобную схему оплаты труда как метод просеивания с целью сокращения текучести работников. Уход работников сопряжен с потерями для всех фирм, но особенно большие потери возникают, когда фирма, к примеру, вкладывает значительные средства в подготовку работников. Поэтому фирмы бывают заинтересованы в привлечении работников, которые менее склонны к перемене места работы.

Решение, использующее стратегию просеивания, заключается в том, чтобы предложить такой контракт о занятости, который привлек бы только нужный тип работника. Фирма предлагает относительно низкую первоначальную оплату труда, а затем, после того как работник проработал на фирме значительный период времени, его вознаграждение становится выше, чем рыночная ставка оплаты труда. Возрастающая с увеличением стажа и опыта работы заработная плата «просеивает» все множество потенциальных работников, потому что эта схема оплаты труда более привлекательна для работников, которые имеют намерение оставаться на этой фирме, и совсем не нравится работникам, которые не намерены длительное время работать на данной фирме, потому что из-за преждевременного увольнения они недополучат доход, возрастающий пропорционально увеличению стажа их работы в данной организации.

 

4.3.3. Неблагоприятный отбор на рынке адвокатских услуг

Для рынка адвокатских услуг характерна асимметрия информации, существующая ex ante, до заключения контракта между клиентом и адвокатом. Можно выделить, по крайней мере, два вида подобной асимметрии информации: первый проявляется в том, что клиент в момент заключения контракта с адвокатом, в большей степени, чем адвокат осведомлен о возможности получения возмещения, второй тип асимметрии информации связан с тем, что адвокат лучше, чем его клиент знает закон.

Рассмотрим сначала первый вид асимметрии информации. Клиент должен выбрать тип контракта, который он заключит с адвокатом. Он может выбрать почасовую оплату труда адвоката или условное вознаграждение.

Наиболее распространенным способом вознаграждения адвоката является почасовая оплата его услуг. Считается, что затраченное адвокатом время повышает ценность тех услуг, которые он предоставляет. Возможен и другой способ оплаты услуг адвокатов — условное вознаграждение (contingent fee). Условное вознаграждение — это соглашение между адвокатом и клиентом, закрепленное в договоре, в соответствии с которым вознаграждение адвоката зависит от исхода дела. Условное вознаграждение адвокатов традиционно служат предметом споров. В США подобные контракты обычно используются адвокатами истцов и реже адвокатами ответчиков. Однако во многих других странах с общим правом и в странах с континентальным правом они запрещены или серьезно ограничены. До последнего времени Германии и Испания были единственными странами континентальной правовой семьи, где было разрешено условное вознаграждение адвокатов. В 1995 разновидность условного вознаграждения была разрешена в Англии. В Англии корни запрета условного вознаграждения адвокатов можно найти в средневековых правовых конфликтах, которые были инструментами борьбы за власть между феодальной знатью и короной. Целью запрета условного вознаграждения было воспрепятствовать тяжбам [Rubinfeld, Scotchmer, 1998].

Обычно условное вознаграждение адвокатов обосновывается следующими соображениями [Scwartz, Mitchell, 1970, p. 1125— 1126]:

1. Вознаграждение адвокатов напрямую зависит от размера возмещения, получаемого клиентом, поэтому условное вознаграждение создает прямые стимулы для адвоката к труду на благо клиента. Чем больше «выпуск» адвоката, тем больше его вознаграждение, подобно тому, как возрастает вознаграждение, получаемое рабочим на производстве при сдельной оплате его труда. Но клиент адвоката в отличие от управляющего на производстве, не может оценить работу адвоката, а условное вознаграждение гарантирует, что адвокат будет трудиться на благо клиента. Условное вознаграждение должно защитить клиента от отсутствия у него информации о качестве тех услуг, которые он приобретает, и объединить интересы адвоката и клиента.

Условное вознаграждение позволяет клиенту переложить часть риска, связанного с подачей иска, на адвоката. Если клиент не получает возмещения, то адвокат не получает вознаграждения. Если при почасовой оплате труда клиент не получает возмещения, то он понесет потери (оплата услуг адвоката). При условном вознаграждении адвокат берет часть риска на себя, ведь если возмещение не будет присуждено или его величина окажется меньше ожидаемой, то та доля, которую получит адвокат, не полностью компенсирует его затраты времени.

Условное вознаграждение позволяет клиенту «брать взаймы» услуги адвоката до того момента, как дело будет урегулировано или клиенту будет присуждено возмещение. Клиент мог бы получить средства на рынке капитала, ведь его риск может иметь экономическую ценность (в случае причинения ему вреда), но доступ клиента на рынок капитала ограничен, особенно если он относится к группе с низким доходом. Поэтому условное вознаграждение позволяет клиенту с ограниченными финансовыми ресурсами предъявлять судебные иски.

Условное вознаграждение может принимать различные формы, каждая из которых определенным образом распределяет риск, связанный с исходом дела. Наиболее распространена линейная схема вознаграждения, при которой клиент соглашается платить адвокату фиксированную долю любой денежной выгоды, которую он получит в результате урегулирования спора, или которая ему будет присуждена по решению суда. В большинстве подобных схем адвокат оплачивает расходы клиента во время судебного процесса, зная, что эти средства не удастся вернуть, если дело будет проиграно. Поэтому эту схему вознаграждения можно рассматривать следующим образом: это фиксированный денежный платеж плюс доля денежной выгоды, которая будет получена впоследствии. Нелинейные схемы вознаграждения также довольно распространены, обычно в этих схемах процент условного вознаграждения уменьшается с увеличением денежной выгоды. В других схемах величина вознаграждения, которое получает адвокат, зависит от того, урегулировано ли дело или решено в судебном порядке, или от усилий (количества затраченных часов) адвоката.

Если клиент не склонен к риску, то он предпочтет разделить риск с адвокатом, т.е. выберет контракт с условным вознаграждением. Но клиент не имеет возможности до представления документов убедить адвоката, что сообщаемые им сведения соответствуют положению дел. Поэтому адвокат может опасаться, что если он согласится вести дело за условное вознаграждение, то после дорогостоящего сбора необходимых документов окажется, что это дело неперспективное. В связи с этим клиенту будет сложно найти адвоката, который согласится вести дело за разумное вознаграждение. Адвокат может установить размер вознаграждения, исходя из своей оценки вероятности того, что дело окажется неперспективным, и вознаграждение, которое он запросит, будет определяться с учетом этого риска. Но для клиента, у которого риск проиграть дело ниже, чем средний риск, запрашиваемое адвокатом вознаграждение окажется слишком высоким.

Как может быть решена эта проблема неблагоприятного отбора? Адвокат в данном случае является неинформированной стороной и может воспользоваться стратегией просеивания [Rubinfeld, Scotchmer, 1993]. Он предложит клиенту набор контрактов с различными долями условного вознаграждения, выбирая который, клиент раскроет информацию о себе. Если дело «хорошего качества» с благоприятными перспективами получения возмещения, то клиент выберет контракт, в котором доля условного вознаграждения адвоката невелика, и адвокат работает в основном на основе почасового вознаграждения или за фиксированное вознаграждение. Клиенты подают сигнал о «высоком качестве» своего дела готовностью делать ставку на благоприятный исход дела. С другой стороны, клиенты, чьи дела «плохого качества», согласятся на условное вознаграждение, признавая тем самым, что ожидаемая величина возмещения, с которой им придется расстаться, невелика, поскольку вероятность выиграть дело небольшая. Предлагаемый адвокатом клиенту набор контрактов как раз и рассчитан на подобный отбор, который осуществят сами клиенты.

Рассмотрим далее второй вид асимметрии информации на рынке адвокатских услуг, при котором адвокат располагает большей информацией о деле, чем его клиент, потому что лучше знает закон. В этом случае адвокат может подать сигнал о хороших перспективах получения возмещения своей готовностью работать за условное вознаграждение с невысокой фиксированной платой.

Если клиент не обладает информацией о способности адвоката выиграть дело, а адвокат в лучшей степени осведомлен о своих способностях, то адвокаты «высокого качества» потребуют более высокую долю условного вознаграждения, а адвокаты «низкого качества» будут работать за более низкую долю условного вознаграждения (возможно в сочетании с фиксированным вознаграждением). Адвокаты «высокого качества» подобным образом подают сигнал о своем качестве, соглашаясь работать за условное вознаграждение.

Клиенты могут проводить просеивание, предлагая адвокатам набор различных контрактов. Из этого набора адвокат «высокого качества» выберет контракт с высокой долей условного вознаграждения, а адвокат «низкого качества» выберет контракт с более низкой долей условного вознаграждения. Если клиент столкнулся с адвокатом низкого качества, а трансакционные издержки поиска другого адвоката невысокие, то клиент может продолжить поиск. Если же трансакционные издержки велики, то он заключит контракт с этим адвокатом, но вознаграждение, которое он заплатит, будет определяться уже на основе полученной информации о качестве адвоката, полученной путем просеивания.

4.3.4. Правила установления прав на владение, приоритет первоначального владения и неблагоприятный отбор

На частном рынке подержанных товаров возможно возникновение неблагоприятного отбора, если применяется правило первоначального владения. Согласно этому правилу, если правом на владение вещью не обладал продавец, то и покупатель не получает это право, и первоначальный собственник всегда может получить необходимый титул собственности. Если же действует правило добросовестного приобретателя, то покупатель приобретает право на владение имуществом, если приобретение его было добросовестным, т.е. у покупателя были основания полагать, что продавец обладает правом на владение тем имуществом, которое он продает.

Выбор правила установления права на владения не окажет серьезного влияния на твердо установившиеся торговые каналы: на крупных автомобильных дилеров, аукционные дома. Лишь небольшая доля продаваемых с их помощью благ может оказаться краденой, и более надежные способы приобретения благ вряд ли можно найти. Но другие каналы торговли, например, продажа и покупка вещей с помощью рекламных объявлений в газетах или через Интернет более чутко реагируют на альтернативные правила.

Рассмотрим влияние выбора соответствующего правила на торговлю дорогостоящими товарами, бывшими в употреблении (например, автомобилями, строительной техникой) [Dehvall, 2004, p. 41—43]. Предположим, что эти товары продаются на частном рынке бывших в употреблении вещей, под которым подразумеваются такие каналы торговли, как, например, продажа подержанного автомобиля с помощью объявления в газете или на веб-странице в интернете. Сделки, которые заключаются на этом рынке, имеют форму однопериодной игры, продавец в этой сделке лучше осведомлен о происхождении товара, чем покупатель, и у него нет возможности надежным образом сообщить эту информацию покупателю. Продавец знает, является ли товар краденым или нет, а покупателю известна лишь вероятность приобретения краденого товара на этом рынке.

Если действует правило, отдающее приоритет первоначальному владению, покупатели будут готовы заплатить за товар лишь цену со скидкой. Уменьшение цены, которую готовы заплатить покупатели на этом рынке, отражает вероятность того, что им придется вернуть вещь тому лицу, которое обладает лучшим титулом собственности. И хотя продавцы могут знать, что их право на владение вещью неоспоримо, у них нет надежного способа передать эту информацию покупателю. Поэтому продавцы с неоспоримым правом на владение смогут продать свой товар только по той же цене, что и продавцы краденых вещей, и эта цена будет отражать вероятность покупки краденого товара на этом рынке. В результате мы получим «рынок лимонов». Продавцы товаров с неоспоримым правом владения уйдут с этого рынка, потому что цена, которая установится на этом рынке, будет ниже той минимальной цены, по которой они готовы продать свой товар, и это приведет к дальнейшему снижению цены. В конце концов, на этом рынке останутся лишь товары сомнительного происхождения. Продавцы, чье право на владение вещью неоспоримо, будут продавать свои товары через другие торговые каналы, где они смогут подать сигнал о своем «хорошем качестве». Профессиональные продавцы могут подать сигнал о своей надежности с помощью невозвратных инвестиций в торговую марку. Эти инвестиции обесценятся из-за плохой славы, если через этот торговый канал будут продаваться товары сомнительного происхождения.

Если же действует правило добросовестного приобретателя, то подобной проблемы не возникнет. Осторожные покупатели не будут требовать скидки с цены за риск, что им придется отдать приобретенный товар. Скидки с цены потребуют только неосторожные и беспечные покупатели, поэтому спрос на товары, которые с высокой вероятностью являются крадеными, при этом правиле будет ниже, поэтому доля краденых товаров на частном рынке подержанных товаров при этом правиле будет ниже.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 |