Имя материала: Институциональная экономика

Автор: Антон Николаевич Олейник

Лекция № 8 экономический анализ прав собственности

 

8.1. Экономическое обоснование права собственности

Итак, как можно обосновать необходимость установления прав собственности и почему индивидам выгодно соблюдать их, вести себя на основе нормы легализма? Во-первых, права собственности являются одним из институтов, снижающих неопределенность во взаимодействиях индивидов. В терминах теории игр снижение неопределенности происходит за счет выбора на основе зафиксированных прав собственности одного из исходов, когда равновесие по Нэшу либо отсутствует, либо не единственно30. Убедимся в этом на простейшем примере двух пастухов, которые могут пасти свои стада на двух пастбищах, одно из которых менее плодородно. Запасы кормов на любом из пастбищ не позволяют выпасать одновременно оба стада31:

Очевидно наличие в данной ситуации проблемы координации, так как существует два равнозначных с точки зрения оптимальности по Парето исхода. Институциональных решений, фиксирующих один из исходов (4, 8) или (8, 4), может быть несколько. Самое простое заключается в применении правила, закрепляющего приоритет в использовании пастбища за тем пастухом, который первым привел на него стадо (first came — first served). Распределение редкого ресурса (пастбища) по порядку прибытия отражает один из принципов, которые лежат в основе функционирования института очереди32. Однако использование института очереди не снижает, а усиливает неопределенность пастухов в момент принятия решения, на какое пастбище вести стадо. Кроме того, неопределенность будет воспроизводиться каждый раз при выборе пастбища и в дальнейшем.

Альтернативным решением будет установление прав собственности на пастбище: скажем, 1-й пастух становится собственником первого пастбища, а 2-й — второго. Даже учитывая асимметричность такого решения с точки зрения полезности пастухов, в интересах обоих признать и уважать право собственности. Действительно, сравним полезность 2-го пастуха, получающего менее плодородное пастбище, до и после введения прав собственности. До установления прав собственности 2-й пастух, если он ведет стадо на первое пастбище, получает 2Р{ + 8(1 — Р{) = 8 - 6PV если он ведет стадо на второе пастбище: 4Р{ + 1(1 — P{) = 3P{ + 1. Далее, учитывая вероятность выбора 2-м пастухом первого пастбища, Р2, получим EU= P2(S - 6Р{) + (1 - P2)(3P2 + 1), в обычном случае Рх = Р2 = {/2, что дает EU=33/4. После же установления прав собственности 2-му пастуху гарантирован выигрыш, равный 4, 4 > 3 зд.

Особое внимание следует уделить объяснению низких выигрышей обоих пастухов в случае использования ими одного и того же пастбища одновременно. Эта ситуация хорошо иллюстрирует «трагедию общественной собственности», заключающуюся в нерациональном, вплоть до варварского, использовании ресурсов, находящихся в открытом доступе33. К истощению ресурсов, находящихся в открытом доступе, приводит несоответствие частных и общественных издержек их использования. Иными словами, при отсутствии четко установленных прав собственности на ресурс его использование связано с возникновением отрицательных внешних эффектов, или экстерналий 34. Рассмотрим в качестве примера модель, описывающую использование пастбища двумя пастухами одновременно. Пусть в модели задействованы лишь два фактора производства — земля и труд пастухов. Тогда результат использования пастбища может быть отражен с помощью рис. 8.1 35.

Предположим, что дополнительная единица труда приложена к пастбищу, т.е. на уже занятое 1-м пастухом пастбище привел свое стадо 2-й. В этом случае дополнительная единица труда производит Q/L продукции (поголовья скота), где L — общий объем трудозатрат. Одновременно дополнительная единица труда снижает

средний продукт, оба эффекта — увеличение общего объема производства и снижение среднего продукта — отражены на графике предельного продукта VMP. Если пастбище находится в частной собственности, то собственник учитывает оба эффекта, его частные издержки совпадают с социальными. При этом использование пастбища будет остановлено на уровне М затрат труда, именно в этой точке рента от использования пастбища, соответствующая площади треугольника А, будет максимальна. Если же пастбище находится в открытом доступе, то его использование будет продолжено до уровня трудозатрат L, когда стоимость среднего продукта сравняется с альтернативной заработной платой. Однако при этом рента исчезает (площадь фигуры В равна площади фигуры А). Подводя итог, отметим, что установление прав собственности соответствует интересам экономических агентов как минимум по двум причинам: снижается неопределенность в их взаимодействиях и оптимизируется использование ресурсов.

8.2. Подходы к спецификации прав собственности

Каким же образом происходит установление, или спецификация, прав собственности? Каждая из правовых традиций, а их специалисты насчитывают до десятка36: романо-германская правовая семья, общее право, мусульманское право, китайское право, африканское право, до последнего времени социалистическое право — характеризуется особым взглядом на право собственности и на процедуру его установления. Однако с точки зрения рыночных принципов взаимодействия между экономическими агентами особый интерес представляют две правовые традиции — общее право (common law) и гражданское, или романо-германское, право (civil law). Именно эти правовые традиции лежали у истоков формирования {зынка в европейских странах, общее право — в Великобритании и ее колониях, включая США, романо-германское право — в странах континентальной Европы. Различия между двумя традициями существенны и касаются многих аспектов.

Во-первых, различаются сами источники права. В романо-германском праве новые нормы принимаются на основе дедукции из уже существующих законов: конституции, кодексов, простых законов, регламентов и декретов37. С другой стороны, в общем праве центральную роль играет прецедент, под которым понимаются традиции и предыдущие решения судов по сходному вопросу38. Например, закрепить легально право собственности можно и на основе доказательства того, что претендент на это право осуществлял его де-факто в течение длительного времени. Так, легальное право собственности на землю закрепляется за ее фактическим пользователем по истечении периода в 12—20 лет, если за это время никто другой не предъявит более обоснованных претензий на собственность39. Более того, договор длительной аренды позволяет арендатору приобретать вещные права на арендуемое имущество, т. е. становиться его владельцем. Британский Закон 1967 г. о реформе лизгольдов (арендных отношений) позволил жильцам, проживающим в домах на основе длительных арендных отношений, выкупать право владения домом или в качестве альтернативы получать продление аренды на срок до 50 лет40.

Во-вторых, две традиции существенным образом отличаются ролью, отводимой в принятии юридического решения судье. В романо-германском праве действия судьи лучше всего определены термином «подчинение закону»41, т. е. его задача сводится к поиску и применению той правовой нормы, которая наилучшим образом описывает спорную ситуацию. Общее право предоставляет судье большую свободу действий — он не только интерпретатор существующей правовой нормы, но и в определенной мере ее создатель (через механизм прецедента). Судья должен ориентироваться на вынесение справедливого решения, и в его поиске он вправе обратиться не только к существующим нормам, но и к субъективным критериям справедливости. Именно на допущении субъективного фактора строится механизм индивидуализации судебных решений в общем праве42.

Однако наиболее интересное для нас отличие общего права от романо-германского права заключается в самой трактовке права собственности. Начиная с Кодекса Наполеона (1804), который лег в основу гражданских кодексов Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Испании, Португалии, ряда Балканских стран, право собственности рассматривается в романо-германской традиции как единое, неограниченное и неделимое. Это предполагает, что собственником какого-либо ресурса может быть лишь один человек. Этот человек наделялся тремя основными правомочиями — правом владения (abusus), правом пользования (usus fructus) и правом распоряжения (usus). В странах романо-германского права по-разному определяются основные правомочия. Так, во Франции они сводятся к двум: «Собственник пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом»43. В российском праве устанавливается, что «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом»44. В рамках гражданского права ситуация, когда право собственности на один и тот же ресурс разделялось между двумя и более субъектами, исключалась как пережиток феодализма и характерного для этого строя делегирования владельцем земли, королем, прав пользования ею своим вассалам45.

С другой стороны, общее право исходит из концепции собственности как сложного пучка правомочий, причем правомочия на один и тот же ресурс могут принадлежать разным людям. Спецификация права собственности предполагает закрепление за каждым правомочием четко определенного собственника, а не определение единого и абсолютного собственника ресурса. Иными словами, право собственности полностью специфицировано, когда у каждого правомочия есть свой исключительный собственник, а доступ к нему других субъектов ограничен. О каких правомочиях идет речь? Остановимся на одном из вариантов определения пучка правомочий, принадлежащем английскому юристу А. Оноре46:

Правомочия собственника:

♦          право владения (ius. possendi), заключающееся в «физическом контроле над собственностью и в намерении осуществлять исключительный контроль» в том числе посредством представителей владельца, агентов»47;

•           право пользования (ius utendi), т. е, личного использо-. вания вещи;

•           право распоряжения или управления (ius abutendi); решение, как и кем вещь может быть использована;

право присвоения или право на доход (ius fruendi), т. е. на блага, проистекающие от предшествующего личного использования вещи или от разрешения другим лицам пользоваться ею;

право на остаточную стоимость (право суверена, ius vindicandl) — право на отчуждение, потребление, проматывание» изменение или уничтожение вещи;

•           право на безопасность, гарантирующее иммунитет от экспроприации;

♦          право на переход вещи по наследству или по завеща-

•           бессрочносщ — неограниченность обладания правомочиями во времени, если иное не оговорено специально в контракте; *

#          право на запрещение вредного использования -~ право запретить использовать вещь, если это связано с производством негативных внешних эффектов;

*          ответственность в виде взыскания, т. е. возможность отобрания вещи в уплату долга;

•           остаточный характер, заключающийся в ожидании «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи.

 

Заметим, что не всех обладателей указанных правомочий можно назвать собственниками. Скорее собственником является тот, кому принадлежит комбинация, включающая одно или несколько основных правомочий (первые пять). Еще одна возможная трудность в понимании данного подхода заключается в том, что содержание правомочий в гражданском и общем праве различно. Фактически три основных правомочия гражданского права представлены в классификации А. Оноре лишь более детализированным и развернутым образом. Например, право распоряжения в гражданском праве включает в себя право на остаточную стоимость, право на переход вещи по наследству или по завещанию, а право пользования — право присвоения48. Право на запрещение вредного использования обычно интерпретируется с помощью нормы, согласно которой собственник «вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие охраняемые законом интересы других лиц»49.

Наконец, в гражданском праве допускается передача собственником части своих правомочий другим лицам, например, в рамках договора аренды. «Арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды... Арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем)» 50. Иными словами, собственник передает арендатору права пользования и распоряжения, оставаясь, тем не менее, единственным собственником имущества. Особый интерес в этой связи представляет юридическая конструкция, лежащая в основе оперативного хозяйственного управления. Она возникла еще в рамках социалистического права51, приняв сегодня организационно-правовую форму унитарного предприятия, основанного на оперативном управлении (федерального казенного предприятия). Согласно ст. 2961 Гражданского кодекса РФ «казенное предприятие осуществляет в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения».

Собственник ожидает «естественного возврата» переданных им в рамках аренды правомочий, даже если он передает арендатору все правомочия, как, например, в случае оперативного хозяйственного управления или продажи автомобиля на основе генеральной доверенности. Лицо, на чье имя оформлена генеральная доверенность, получает все права собственника, вплоть до продажи транспортного средства, но не признается правом в качестве собственника. Поэтому правовая защита интересов лица, приобретшего автомобиль через оформление генеральной доверенности, существенно слабее: доверитель («продавец») имеет право в любое время отозвать доверенность. Кроме того, действие доверенности прекращается со смертью доверителя, признанием его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим. Словом, все приведенные выше аргументы лишь подчеркивают тот факт, что в общем праве у одной и той же вещи собственников может быть много, тогда как в гражданском праве собственник всегда один, и именно на страже его интересов стоит закон52.

Таким образом, подход общего права к спецификации права собственности более гибок и пластичен, что делает его особенно эффективным при заключении сложных сделок на рынке, осуществлении любых сложных взаимодействий между индивидами по поводу использования ресурсов. Например, сложная конфигурация возникает при трастовом управлении собственностью, лизинге, франчайзинге и других современных формах организации коммерческой деятельности. Рассмотрим более подробно трастовое (доверительное) управление имуществом. В рамках общего права траст (trust) — сложная система отношений, при которой учредитель траста (settlor) наделяет своими правами управляющего (trustee), который должен управлять имуществом в пользу третьего лица — выгодоприобретателя (beneficiary). При этом считается, что каждый участник отношений траста в определенном объеме имеет правомочия собственника. Ни один из участников отношений не обладает всей совокупностью правомочий собственности, но каждый из них сохраняет у себя какую-то часть. Взаимоотношения учредителя и управляющего предполагают высокую степень доверия, отвечающего представлениям о справедливости (equity), которым и должны руководствоваться суды. Только на базе этих представлений о справедливости и возможно контролировать действия управляющего, оценивая реализацию им интересов учредителя и выгодоприобретателя.

В гражданском праве нет прямого аналога трастовому управлению собственностью. Так, договор доверительного управления имуществом «не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему»53. Иными словами, учредитель доверительного управления не перестает быть собственником, что делает актуальным вопрос о специальной защите прав и интересов доверительного управляющего, особенно в случае прекращения договора по инициативе учредителя. Возможно, именно по этой причине практика доверительного управления денежными ресурсами, ценными бумагами, недвижимостью и другим имуществом до сих пор не распространена в России, несмотря на длительную историю доверительного управления в современном российском праве54. Таким образом, преимущества, например, банков в управлении портфелями денежных ресурсов и ценных бумаг остаются во многом невостребованными.

Выводы. Подведем промежуточные итоги, ибо обсуждение роли прав собственности в обеспечении функционирования рынка будет продолжено нами и дальше. Рынок как институт основывается на целом комплексе норм, которые индивиды используют при организации экономических взаимодействий. Эти нормы, которые можно назвать конституцией рынка, включают утилитаризм, целерациональное действие, доверие, эмпатию, свободу и легализм. Последняя норма предполагает уважение и добровольное подчинение закону, специфицирующему право собственности. Причем и здесь норма не носит характера абсолютного императива действий индивидов — экономическим агентам выгоднее иметь специфицированные права собственности, чем не иметь никаких. Ведь спецификация прав собственности снижает неопределенность во взаимодействиях и создает предпосылки для оптимального использования редких ресурсов.

 

□ Учебно-методические материалы к теме 4

 

Практическое занятие

В качестве сюжета для обсуждения лучше всего выбрать норму легализма и связанные с ней отношения собственности. Во-первых, на этом примере лучше всего увидеть отличие подходов «нового» и «старого» институционализма. Ведь с точки зрения марксизма отношения собственности по сравнению с экономическими отношениями вторичны, они являются не чем иным, как юридическим выражением господствующих производственных отношений. Собственность — это «волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение. Содержание этого юридического, или волевого, отношения дано самим экономическим отношением»55. С другой стороны, и теория соглашений, и теория прав собственности видят в праве собственности важную предпосылку экономических отношений. Во-вторых, обсуждение прав собственности полезно с точки зрения понимания специфики правовой культуры, складывающейся в сегодняшней России, того, каким образом в ней соотносятся элементы социалистического права, общего и гражданского (романо-германского) права.

Показать специфику российской правовой культуры можно с помощью ряда ассоциаций, связанных с термином «собственность». Студентам предлагается назвать ассоциативный ряд, возникающий у них, когда речь заходит о собственности. В качестве ориентира

укажем на результаты социологического опроса, проведенного среди российских и французских старшеклассников в середине 90-х годов (число указавших на ту или иную ассоциацию в процентах от общего числа опрошенных) (табл. 8.1)56.

По мнению авторов указанного исследования, большинство ассоциаций к слову «частное» у российских старшеклассников персонализированы («что-то, что принадлежит кому-то») и связаны с описанием личной вещи или предметов потребления. У французов, напротив, образ собственности сводится к рамкам, очерчивающим «законную область деятельности лица, [и определяющим] чем оно может располагать по своему изволению»57. Другими словами, собственность во французской правовой культуре связана с такими важными элементами рыночного соглашения, как нормы свободы и цблерациональной деятельности. Тот факт, что россияне рассматривают собственность в отрыве от остальных норм рыночной конституции; подтверждает устойчивость в их сознании принципов социалистического права. Напомним, что в социалистическом праве отсутствовала категория частной собственности, а занявшая ее место «личная собственность» определяла предметы яичного потребления в отличие от орудий производства58.

И еще один вывод, который можно сделать на основе анализа российской правовой культуры. Даже студентами-юристами с трудом воспринимается идея о делимости права собственности и естественности ситуации, когда у вещи есть несколько собственников, — ведь такой подход характерен только для англосаксонской правовой культуры (общего права). В то же время требуется показать преимущества общего права в обеспечении сложных трансакций. Например, защита интересов сторон сделки по найму жилья более эффективна, если закон признает за арендатором некоторые из правомочий: право пользования, право на безопасность и в ряде случаев право распоряжения (если арендатор имеет право сдавать помещение в субаренду). Иными словами, арендатор становится на период арендного договора одним из собственников, чьи интересы тоже защищены законом. Аналогичным образом при доверительном управлении имуществом владелец передает доверительному управляющему право пользования, право на безопасность, право присвоения и право распоряжения59. Если правовая культура исключает принцип делимости права собственности, стимулы доверительного управляющего к эффективному использованию объекта собственности значительно слабее, так как его права слабо защищены.

Вопросы для повторения

Если командная экономика представляла собой систему, находящуюся в устойчивом состоянии даже при наличии хронического дефицита, то в чем причина радикальной нестабильности и неустойчивости переходной от командной к рыночной экономики?

Чем отличается норма утилитаризма, являющаяся элементом конституции командной экономики, от рыночной нормы утилитаризма?

Известный американский политолог и экономист Фрэнсис Фукуяма в одной из своиххпоследних книг рассматривает подъемы и спады в рыночной экономике через динамику доверия между ее субъектами. Насколько оправдан такой подход?

Дайте свою оценку словам русского правоведа начала XX в. И. Ильина: «Частная собственность является тою формою обладания и труда, которая наиболее благоприятствует хозяйственно-творящим силам человека».

Покажите на примере лизинга (передачи оборудования в долгосрочную аренду) преимущества общего права по сравнению с гражданским правом в защите интересов участников сделки и в создании стимулов к эффективному использованию сдаваемого в аренду имущества.

6. Возможна ли ситуация, когда у одной и той же вещи есть много собственников? Укажите условия, при которых наличие нескольких собственников препятствует эффективному использованию вещи.

Основная литература

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М.: Международные отношения, 1997. Ч. 1,3.

Корнай Я. Дефицит. М.: Наука, 1990. Гл. 7, 8, 15-17.

Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПб.: Лениздат, 1997. Гл. 2.

Eggertsson Т. Economic Behavior and Institutions. Cambridge: Cambridge University Press, 1990. Ch. 4.

Дополнительная литература

Padaee Bad. Экономическая социология. M.: Аспект Пресс, 1997. Лекции № 4, 5, 21.

Патнэм Р. Чтобы демократия сработала. Гражданские традиции в современной Италии. М.: Ad Marginem, 1996. Гл. 6.

Boltanski L., Thevenot L. De la justification. Les economies de la grandeur. Paris: Gallimard, 1990. P. 59-82.

Примеры решения задач

1. Какую норму конституции командной экономики иллюстрирует следующий отрывок из книги Л. Троцкого «Что такое СССР?»: «Брак по расчету возродился ныне полностью. Квалификация, заработок, должность, количество ромбов на военном мундире приобретают все большее значение, ибо с этим связаны вопросы о туфлях, о шубе, о квартире, о ванной — предел всех мечтаний — об автомобиле. Одна лишь борьба за комнату в Москве соединяет и разводит ежегодно немалое число пар»?60

Ценностно-рациональное действие.

Б. Ограниченный и простой утилитаризм.

Провозглашаемый легализм. Г. «Ты — мне, я — тебе».

Ответ. Б. Приведенная цитата свидетельствует, во-первых, об ориентации на потребление заданного набора потребительских благ (квартира, машина...) и об ограниченности потребительских запросов. Во-вторых, желаемый уровень потребления достигается не продуктивной деятельностью, а на основе привилегированного доступа к дефицитным товарам и услугам, зависящего от социального статуса, должности, места проживания и т.д.

2: Какое институциональное решение можно предложить для проблемы отказа от данного слова одной из сторон контракта, описанной Макиавелли следующим образом: «Никогда не будет у князя недостатка в законных причинах, чтобы скрасить нарушение обещания»?61

Заплатить за оппортунизм партнера той же монетой — нарушить обещание раньше, чем он сам.

Б. Использовать норму эмпатии.

Выбрать такую форму контракта, чтобы его было выгоднее исполнить, чем нарушить.

Г. Выбрать другого партнера.

Ответ. В. Речь идет о том, что индивид, действующий на основе нормы целерационального действия, при некоторых обстоятельствах (асимметричность информации) всегда будет стремиться к «преследованию личного интереса с использованием коварства». Такое стремление совершенно естественно, и бороться с ним можно, лишь заключая сделку в такой легальной форме, когда выгоднее выполнять зафиксированные в ней обязательства.

3. Предположим, вы ищете варианты решения своей жилищной проблемы и вам на глаза попадается приглашение к участию в долевом строительстве жилого дома. От вас требуется заплатить эквивалент 20 тыс. дол. в начале строительства, а остальную сумму — 10 тыс. дол. — в момент заселения. Таким образом, вы имеете перспективу приобрести квартиру на 5 тыс. дол. дешевле, чем при простой покупке. Насколько высоким должно быть ваше доверие к фирме-застройщику, чтобы вы приняли участие в долевом строительстве?

Ответ. Доверие должно превышать уровень 4/11 (-36,4\%). Для решения построим матрицу, отразив две стратегии покупателя квартиры, — инвестировать в долевое строительство или не инвестировать, а так же две стратегии застройщика — построить дом или объявить себя банкротом, присвоив деньги инвесторов: где (35) — выигрыш инвестора в случае, если дом будет построен (стоимость квартиры по рыночной цене). Далее используем формулу для расчета минимального уровня доверия: р/ -р> L/G, 1 = 20, (7= 35. Отсюда р>4/\Г

4. Опишите распределение правомочий между экономическими субъектами в случае заключения между ними договора коммерческой концессии (применяя подход общего права)62.

Ответ. Распределение правомочий между субъектами собственности — правообладателем и пользователем — лучше всего описать с помощью матрицы, в которой по вертикали отмечены правомочия, а по горизонтали — субъекты собственности:

 

Правомочие

Правообладатель

Пользователь

1

Право владения

+

 

2

Право пользования

 

+

3

Право распоряжения

 

+

4

Право присвоения

+

+

5

Право на остаточную стоимость

+

 

6

Право на безопасность

+

+

7

Право на переход вещи по наследству

+

 

8

Бессрочность

+

 

9

Право на запрещение вредного использования

+

 

10

Ответственность в виде взыскания

+

 

11

Остаточный характер

+

 

5. Сидячих мест в общественном транспорте всегда меньше, чем претендентов на них. Укажите все варианты регулирования доступа к сидячим местам, сравнив преимущества и недостатки каждого из них.

Ответ. Можно выделить как минимум четыре варианта решения. Во-первых, использование правила «первым пришел — первым сел». Во-вторых, спецификация преимущественного права отдельных категорий пассажиров (инвалидов, пассажиров с детьми, лиц преклонного возраста) на сидячие места в «Правилах пользования общественным транспортом». В-третьих, использование неформальных норм, предписывающих уважать более старших и галантно вести себя по отношению к женщинам (традиционное соглашение). В-четвертых, действие пассажиров по настроению (смешанная стратегия, когда пассажир стремится занять место не всегда). Первый вариант предполагает высокую долю случайности в распределении редкого ресурса. Второй вариант — высокие издержки по контролю за исполнением «Правил». Четвертый вариант вообще не снижает, а увеличивает неопределенность во взаимоотношениях пассажиров. Поэтому привлекательнее всего выглядит третий вариант.

Спецификация прав собственности на рыбные ресурсы в нейтральных водах Мирового океана приведет при прочих равных условиях:

A.        Сначала к увеличению объема рыбных ресурсов, а потом —

к уменьшению.

Б. К уменьшению рыбных ресурсов.

B.        Никак не скажется на рыбных ресурсах.

Г. К увеличению рыбных ресурсов.

Ответ. Г. Ограничение доступа к рыбным ресурсам переложит все издержки по их воспроизводству на собственника, который при решении вопроса об интенсивности лова будет принимать во внимание величину не среднего, а предельного продукта.

Каким правилам игры — рыночным или командной экономики — в большей мере соответствует поведение студента, рассчитывающего сдать сессию на «удовлетворительно», но при этом без особого напряжения?

А. Рыночным.

Б. Командной экономики.

Ответ. Б. Студент ориентируется не на максимизацию своих знаний, а на достижение некого минимального их уровня, необходимого для продолжения образования. Следовательно, речь идет о норме простого утилитаризма и о норме ценностно-рационального действия, ведь стремление сдать экзамены на «удовлетворительно» отражает лишь желание выполнить минимально установленные вузом требования.

Сноски к теме 4

1 Корнай Я. Дефицит. М.: Наука, 1990. С. 404. 2Там же. С. 152-153.

3          Shlapentokh V. Public and Private Life of the Soviet People. Changing Values in Post-Stalin Russia. Oxford: Oxford University Press, 1989. P 210-212.

4          О различении простого и сложного утилитаризма см.: Ахиезер А. Россия: критика исторического опыта. М.: Философское общество СССР, 1991. Кн. 1. С. 124.

5          Корнай Я. Указ. соч. С. 67, 250-251.

6          Benassy J.-P. Macroeconomie et theorie du desequilibre. Paris: Dunod, 1984. P. 13.

I           Корнай Я. Указ. соч. С. 193-195.

8          Kornai J. The Socialist System. The Political Economy of Communism. Princeton: Princeton University Press, 1992. P. 37-39, 88.

9          Shlapentokh V. Op. cit. P. 174.

10        Kharkhordine O. L'ethique corporatiste, l'ethique de samostojatelnost et

Fesprit du capitalisme: reflexions sur la creation du marche en Russie post-

sovietique//Revue d'Etudes Comparatives Est-Ouest. Vol. 25. № 2. 1994. P. 27-30.

II         Корнай Я. Указ. соч. С. 102.

12        Используя в качестве примера цепочки товарных обменов, которые

К. Маркс использовал для иллюстрации трех форм стоимости, можно заклю-

чить, что норма «ты — мне, я — тебе» предполагает лишь сделки типа х товара

А = у товара Б, или х товара А = у товара Б = z товара В = и товара Г

(Маркс К. Капитал. Т. 1. М.: Изд-во политической литературы. С. 57-74).

13        Kornai J. Op. cit. P. 37-38, 47.

14        Найшуль В. Либерализм и экономические реформы//Мировая эконо-

мика и международные отношения. 1992. № 8. С. 78—79.

15Хлопин А. Феномен двоемыслия: Запад и Россия (особенности ролевого поведения)//Общественные науки и современность. 1994. № 3. С. 51.

16        Oberschall A. Social Movements: Ideologies, Interests, and Identities. New

Brunswick: Transaction Publishers, 1993. P. 125-129.

17        Colander D. Introduction /Ed. by D. Colander. Neoclassical Political Economy.

The Analysis of Rent-Seeking and DUP Activities. Cambridge: Cambridge University

Press, 1984. P. 8-9.

18        North D. Three Approaches to the Study of Institutions. P. 36; McPerson M.

Limits on Self-seeking. The Role of Morality in Economic Life. P. 72; Neoclassical

Political Economy. The Analysis of Rent-Seeking and DUP Activities. Cambridge:

Cambridge University Press, 1984.

19        Нуреев P. Курс микроэкономики. M.: Норма-ИНФРА-М, 1998. С. 393-395.

20        Уильямсон О. Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки и

отношенческая контрактация. СПб.: Лениздат, 1996. С 97.

21        Ostrom Е. A Behavioral Approach to the Rational Choice Theory of Collective

Action//American Political Science Review. 1998. March. Vol. 92. № 1. P. 12.

22        Kreps D. Corporate Culture and Economic Theory/Perspectives on Positive

Political Economy. Ed. by J. Alt, K. Shepsle. Cambridge: Cambridge University

Press, 1990. P. 100.

23        Coleman J. Foundations of Social Theory. Cambridge: Belknap — Harvard

University Press, 1990. P. 101.

24        Все данные за 1986 г. см.: Патрушев СВ. Представление об обществе и

проблема идентичности у поколения граждан//Российская повседневность и

политическая культура: возможности, проблемы и пределы трансформации/

Под ред. С. Патрушева. М.: ИСП РАН, 1996. С. 43.

25        Gambetta D. The Sicilian Mafia. The Business of Private Protection.

Cambridge: Harvard University Press, 1993. P. 2, 15. Заслуживает внимания

аналогия между двумя формами, которые принимает доверие в Сицилии и в

СССР периода командной экономики, — максимально персонифицирован-

ное и опосредованное вмешательство третьей стороны.

26        Monroe К. A Fat Lady in a Corset: Altruism and Social Theory//American

Journal of Political Science. 1994. Vol. 38. № 4. P. 884.

27        Впрочем, индивид, не имеющий опыта постановки себя на место близ-

кого человека, тем более не способен к поведению, основанному на эмпатии.

Так, социолог Э. Гидденс считает, что на первом этапе доверие всегда суще-

ствует в максимально персонифицированной форме, в рамках семьи. Именно

взаимодействие с матерью, ее восприятие проблем ребенка как своих собст-

венных учат ребенка доверять окружающим (Giddens A. The Constitution of

Society. Outline of the Theory of Structuration. Cambridge: Polity Press, 1984.

P. 50-53).

28        Ильенков Э. Философия и культура. М.: Изд-во политической литера-

туры, 1991. С 105.

29        Kharkhordine О. Op. cit. Р. 46.

30        О проблеме совместимости и проблеме координации было подробно

рассказано в лекции № 5.

31        SchotterA. The Economic Theory of Social Institutions. Cambridge: Cambridge

University Press, 1981. P. 44.

32        Корнай Я. Указ. соч. С. 447. Заметим, что институт оЧереди просто

фиксирует одно из равновесий по Штакелбергу.

^ Osirom Е. Governing the Commons. The Evaluation of Institutions for Collective Action. Cambridge: Cambridge University Press. 1990. P. 3—6.

34        Подробнее о понятии внешних эффектов см.: Нуреев Р. Указ. соч.

С. 423-426.

35        Eggertsson Т. Economic Behavior and Institions. Cambridge: Cambridge

University Press, 1990. P. 85-88.

36 Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М.: Международные отношения, 1997; Dictionnaire encyclopedique de theorie et de sociologie du droit. Ed. A.-J. Arnoud. Paris: LGDJ, 1993. P. 140—161.

37Давид P., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 78-84.

38        James P. Introduction to English Law. London: Butterworths, 1989. P. 7—16.

39        Ibid. P. 447, 480. Аналогичная норма есть и в гражданском праве. Так,

согласно ст. 234 Гражданского кодекса РФ лицо, не являющееся собственни-

ком имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как

своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет, приобретает

право на это имущество (приобретательная давность). Однако эта норма

Гражданского кодекса РФ является имплантированной из общего права, о

чем подробнее будет сказано в теме 7, лекции № 14.

40        История государства и права зарубежных стран. Ч. 2/Под ред.

НА. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М.: Норма, 1999. С. 554—555. Автор

обязан этой ссылкой Олесе Гладченко, студентке факультета права ГУ-ВШЭ.

41        Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 97.

42        Common Law, Equite/Dictionnaire encyclopedique de theorie et de sociologie

du droit. P. 74, 233-235.

43        Статья 544 Гражданского кодекса Французской Республики.

44        Статья 209 Гражданского кодекса РФ.

45        Не вдаваясь в подробности дискуссии о праве собственности на землю

в дореволюционной России, отметим, что господствовавшая здесь «государе-

ва собственность» лишь внешне походила на систему феодальной собствен-

ности. Управление через служилых людей осуществлялось без четкой право-

вой базы и четкого разделения правомочий, когда государственные чиновни-

ки на жалованьи сосуществовали с помещиками, наследственными владель-

цами поместий {Огарев И.П. Государственная собственность//Русская фило-

софия собственности. XVIII-XX век. СПб.: Ганза, 1993. С. 107-108).

46См.: Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. М.: ИМЭМО РАН, 1990. С. 11-13.

47        Redmond P., Shears P. General Principles of English Law London: Pitman

Publishing, 1964. P. 271-272.

48        Поступления, полученные в результате использования имущества, при-

надлежат лицу, использующему это имущество на законном основании (ст. 136

Гражданского кодекса РФ).

49        Статья 2092 Гражданского кодекса РФ.

50        Статья 6151, 6152 Гражданского кодекса РФ.

51        Ее создателем принято считать известного советского юриста А.В. Бене-

диктова.

52        При сравнении подходов общего и гражданского права были использо-

ваны аргументы, изложенные в эссе Артема Осипова, Алины Ионкиной,

Ольги Вараскиной, Татьяны Плыплиной, Даниила Рудермана, Андрея Боксе-

pa, А. Бутрим и других студентов факультета права ГУ—ВШЭ.

53        Статья 10121 Гражданского кодекса РФ.

54        Основные положения доверительного управления имуществом были

впервые установлены в России Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г.

№ 2296 «О доверительной собственности (трасте)», т. е. еще до принятия

нового Гражданского кодекса РФ.

55        Маркс К. Капитал. Т. 1. С. 94.

56        Курильски-Ожвэ'н Ш., Лрутюнян М., Здравомыслова О. Образы права в

России и во Франции. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 65—66.

57        Чичерин Б. Собственность и государство / Русская философия собст-

венности. XVII-XX век. СПб.: Ганза, 1993. С. 114.

^ Давид Р, Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 198-199.

VJ Глава 53 Гражданского кодекса РФ.

60        Троцкий Л. Что такое СССР? Париж: Слово, б.г. С. 183.

61        Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия.

О военном искусстве. М.: Мысль, 1996. С. 84.

62        Основные положения о коммерческой концессии изложены в гл. 54

Гражданского кодекса РФ.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |