Имя материала: Институциональная экономика

Автор: Д. С. Львов

7.3. перспективы развития корпоративных структур в россии

 

В экономике России к настоящему времени сформировался пусть неэффективный, но реально существующий корпоративный сектор. Если стратегическая цель (одна из целей) младореформато-ров заключалась в этом, то ее можно считать достигнутой. Что делать: остановиться на этом или нацелить «предпринимательские» корпорации на их трансформацию в «общественные»? Мы исходим из того, что для России наиболее приемлемым является ориентация корпораций на их превращение из «предпринимательских» в «общественные». Последние могут стать фундаментом для построения в России, пользуясь терминологией академика В.Л. Макарова, терпимого корпоративного общества, обеспечивающего высокое качество жизни не только для избранных, но и для всех членов общества.

Превращение «предпринимательских» корпораций в реально действующие «общественные» корпорации может произойти только в случае сознательных действий со стороны лиц, принимающих и ответственных за реализацию решений как на микро-, так и на макроуровне. В этой связи укажем на ряд проблем, без решения которые перспективы развития корпоративных структур в России будут плачевными: 1) управленческая корпорация, 2) стратегический менеджмент; 3) принуждение менеджеров к исполнению норм корпоративного права.

Перспективы решения проблемы управленческой корпорации и дискреционного поведения менеджеров. Понятие «управленческая корпорация», как было сказано выше, возникло в 30-х годах XX в., когда отделение управления от собственности стало общепризнанным фактом. Этим понятием обозначают предприятия, в которых интересы управленцев доминируют над интересами акционеров. Классическим трудом по управленческой корпорации является работа А.Берли и Г.Минза «Современная корпорация и частная собственность» [13].

Теории и модели управленческой корпорации стали появляться спустя три десятилетия после указанной пионерной работы; в них помимо идей, восходящих к Берли и Минзу, были использованы идеи Веблена, Шумпетера, Пенроуза, Гэлбрейта и др. Значительный вклад в разработку формального описания поведения управленческой корпорации внесли три исследователя: У. Баумоль [11, 12], Р. Маррис [19] и О. Уильямсон [21-24].

Интерес к управленческой, корпорации объясняется тем, что современную российскую корпорацию также можно рассматривать в качестве управленческой. В пользу этого есть много свидетельств в литературе [3]. Однако российские — как государственные, так и частные акционерные управленческие предприятия имеют следующие отличия от западных. Во-первых, это почти полное отсутствие контроля над менеджментом со стороны акционеров и государства. Во-вторых, тесные взаимосвязи между менеджерами и их прежними покровителями-чиновниками, объясняющиеся тем, что карьера менеджеров, жизнь и смерть фирмы, налоги, субсидии и кредит, цены и заработная плата, все финансовые «регуляторы», воздействующие на процветание фирмы, зависят скорее от начальства, чем от результатов рыночной деятельности. В-третьих, высокая степень коррупции и участие в погоне за рентой наряду с государственными чиновниками также политической элиты и организованной преступности.

В работах упомянутых авторов содержатся элементы, которые можно использовать для разработки модели, объясняющей поведение предприятия. Однако они не рассматривают проблему с точки зрения максимизации управленческой полезности, когда выбор осуществляется между легальным и теневым источниками дискреционной прибыли. Последний момент является наиболее существенным для разработки модели российской управленческой корпорации.

Рассмотрим основные черты этой модели.

Отделение собственности от контроля. В России рядовые собственники, как работающие, так и неработающие в данной корпорации акционеры, не контролируют менеджмент. Остальные собственники — это, как правило, сами менеджеры. Какая ипостась менеджера-акционера — наемный работник или хозяин-предприниматель— возьмет над ним верх? Быстрое, ситуативное приобретение собственности вряд ли сможет сразу же переродить человека, поэтому типичный менеджер-акционер в сегодняшней России — это скорее менеджер, чем акционер, скорее временщик, думающий о собственной выгоде, чем хозяин, думающий о выгоде Предприятия. Конечно, в долгосрочном плане подобное поведение менеджера-акционера может ухудшить его позиции как собственника, но реальность такова, что о долгосрочных перспективах своей корпорации мало кто задумывается. Большинство, не веря в будущее (и на то есть серьезные основания), живет и действует по принципу «после меня хоть потоп». И в соответствии с этим принципом переводит теневые доходы за рубеж.

Контроль над корпорацией. В отличие от условий развитых стран с классической управленческой корпорацией, где контроль со стороны государства (прежде всего налоговых органов) строго осуществляется (и в этом свой резон: государство гарантирует частную, коллективную, общественную собственность, стоит на страже интересов отечественного бизнеса, последний в свою очередь финансирует государство для выполнения этих и других функций), в России корпорации всячески стараются уйти от контроля государства, и это им в значительной степени удается — не без государственного участия.

Дискреционное управление. В классической управленческой корпорации оно осуществляется в интересах менеджеров (в ущерб интересам акционеров); дискреционное управление, скажем, в Германии, если и имеет место, то в интересах опять-таки менеджеров (в ущерб акционерам и работникам); дискреционное управление в российской корпорации осуществляется в интересах менеджеров и связанных с ними специфических групп соучастников дискреционного бизнеса: государственной бюрократии, политической элиты, криминальных авторитетов (в ущерб акционерам, работникам и непосредственно государству, поскольку сокрытие доходов ведет к неполучению налогов).

Основная проблема для менеджеров классической управленческой корпорации заключается в сокрытии дискреционных доходов от акционеров, для менеджеров российской корпорации — в сокрытии теневых доходов от государственных органов (акционеры практически не оказывают существенного влияния на российский менеджмент).

По предположению, корпорация представлена двумя группами: одна группа (менеджеры-акционеры) получает «теневой», скрытый, необъявленный доход, который расходует по своему усмотрению (его мы называем дискреционным доходом, по своей сути это комбинация управленческой и бюрократической ренты), другая группа (работники-акционеры) такого дохода лишена. Остальные акционеры либо также получают часть дискреционного дохода (и поэтому они солидарны с менеджерами-акционерами), либо его не получают (поэтому они солидарны с работающими акционерами). То же самое можно сказать о менеджерах и работниках, не являющихся акционерами. Первые солидарны с менеджерами-акционерами, ибо получают часть дискреционного дохода, вторые — с работниками-акционерами.

В данной модели менеджеры максимизируют свой чистый теневой доход, который образуется за счет разницы теневого дохода (той части общей выручки от продаж, которую менеджеры сумели скрыть от налоговых и проверяющих органов — это совокупный дискреционный доход менеджера) и теневых издержек (затрат по поддержанию института сокрытия доходов — это расходы менеджеров в виде взяток, подношений, бюрократической ренты и т.п. чиновникам, политическим деятелям и криминальным авторитетам). Теневой доход и теневые издержки являются функциями от доли теневой части в общем объеме продаж и величины объема продаж. В модель вводятся два ограничения:

По налогам (части общей выручки, которую следует заплатить в виде налогов. Мы исходим из того, что предприятиям спускается налоговый план — не будь этого плана, государство вообще могло бы остаться без налогов, поскольку у предприятий не было бы засвеченной прибыли^ другое дело, что и эти запланированные налоги государство не может собирать).

По прибыли после уплаты налогов. Чем сильнее позиции акционеров, тем выше может быть эта прибыль; иными словами, акционеры признают, что корпорация управленческая, т.е. управление дискреционное, в интересах менеджеров, поэтому ограничение на прибыль является со стороны акционеров защитным механизмом. В современной российской экономике с беспомощностью рядовых и всесилием руководящих акционеров эта прибыль практически равна нулю: ведь менеджеры-акционеры максимизируют свой чистый теневой доход, в частности, за счет рядовых акционеров. Они могут максимизировать свой доход также за счет снижения заработной платы и/или несвоевременной ее уплаты (см. рис. 9).

Таким образом, российская корпорация представляет собой, во-первых, управленческую корпорацию, в том смысле, что менеджеры, обладая реальной властью, могут и стремятся максимизировать свою собственную управленческую полезность даже в ущерб интересам других соучастников бизнеса и прежде всего акционеров (в случае акционерных корпораций) и государства (в случае государственных корпораций) и, во- вторых, дуальную корпорацию, т.е. действующую частично легально, а частью в тени.

Целевая функция — максимизация «теневой» прибыли. Дискреционные доходы менеджеров образуются за счет «светлой» и «теневой» дискреционной прибыли. Но эти два вида прибыли неравнозначны. С первой прибыли, в случае, если она будет пущена менеджерами исключительно на премии и надбавки себе, придется платить подоходный налог, в то время как со второй платить ничего не надо. Это упрощает задачу оптимизации прибыли. В официально показываемой, «светлой» части своей деятельности фирме достаточно выйти на уровень безубыточности с учетом налоговых и других ограничений, далее деятельность фирмы ведется в «тени». Максимизация управленческой полезности сводится к максимизации «теневой» прибыли, которой администрация фирмы может распоряжаться полностью по своему усмотрению, в данном контексте — на все 100\% в личных целях без всяких налогов и отчислений.

«Светлая» прибыль определяется следующим образом:

ni = Ri ~ci ~ті -*о = Ri ~ci ~ 1№ ~ci) -*o = 0 " ОТ -ф-яо где Щ — «светлый» доход фирмы;

я — минимально приемлемый уровень прибыли.

«Теневая» прибыль равна:

к» = Я» - Cs - Тя =RS- С, - ts(Rs - С,) = (1 - У (Я, -С„),

где ns — дискреционная «теневая» прибыль фирмы; /, — налоговая «теневая» ставка.

Рассматриваемая фирма является доминирующей (господствующей) в отрасли, остальные фирмы в отрасли — это конкурентная периферия. Такой случай хорошо известен в неоклассической экономической теории как разновидность олигополии — «лидерство в ценах». Доминирующая фирма, будучи «диктующей цену», устанавливает цену (и количество) в соответствии с правилом максимизации прибыли (равенство предельного дохода предельным издержкам), остальные фирмы «берут» эту цену и действуют как в условиях чистой конкуренции (им достаточно сравнять предельные издержки с этой ценой). Напомним, что кривая спроса фирмы в условиях чистой конкуренции — совершенно эластичная, в отличие от кривой отраслевого спроса, которая имеет обычный нисходящий характер.

Идея модели заключается в следующем: «светлая» часть фирмы ведет себя как доминирующая, «теневая» — как конкурентно периферийная. В соответствии с неоклассической теорией «светлая» часть фирмы является «диктующей цену», а «теневая» — «соглашающейся с ценой». Для максимизации управленческой полезности необходимо выполнить два условия:

•           приравнять «светлую» прибыль нулю с учетом ограничений на прибыль;

•           максимизировать «теневую» прибыль с учетом ограничений. Первое условие дает следующее:

ж, = (1С,)-*0=0.

где R, — «светлый» доход фирмы; /, — налоговая «светлая» ставка; тс, — дискреционная «светлая» прибыль фирмы, Отсюда

 

Пересечение средних «светлых» издержек с учетом ограничений на прибыль с кривой спроса «светлой» части доминирующей фирмы определит цену и объем продукции, при которой достигается официально показываемая точка безубыточности. При этом

MR, >MQ,

где А/С, — предельные «светлые» издержки фирмы.

Для выполнения второго условия необходимо продифференцировать «теневую» прибыль и приравнять ее нулю. В результате получится традиционная формула максимизации прибыли:

MCS = MRS.

С учетом того, что предельный «теневой» доход в данном случае равен цене, эта формула приобретает вид

MCS = MRS = Р.

Точка пересечения предельных «теневых» издержек с кривой спроса для «теневой» части доминирующей фирмы определяет величину объема производства Q, а само «теневое» количество продукции определяется как разница общего и «светлого» выпусков:

Qs=Q~Qi-

На рис. 9 «теневая» прибыль показана заштрихованной областью; это часть площади «теневого» прямоугольника доходов (Qs— — Qj)P за вычетом площади «теневого» прямоугольника расходов (Qm-Q,)[P ~(ACS+ATS)].

«Теневая» деятельность обществу абсолютно невыгодна. При данной кривой спроса Dt максимизация прибыли достигалась бы при Рт<Р и Qm>Q в соответствии с правилом максимизации прибыли (равенство предельного дохода предельным издержкам). Может показаться, что равновесное количество при этом меньше потенциально возможного, т.е. Qm<Q, но это не совсем так. Если бы деятельность фирмы вышла полностью из «тени», то кривая ее спроса сдвинулась бы вправо от кривой Dt со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде увеличения максимизирующего количества продукции, возможно, при несильных отклонениях цены от уровня Рт. Все эти рассуждения верны для акционерной фирмы, максимизирующей свою прибыль. Для управленческих корпораций правила максимизации иные. Но даже в этих случаях, обществу выгоднее открытая, «светлая» деятельность, нежели «теневая».

Перспективы решения проблемы стратегического менеджмента. Решение проблемы дискреционного (оппортунистического) поведения менеджеров при всей ее важности является лишь первым шагом к развитию корпоративной формы предприятия в России. Вторым шагом должно стать развитие стратегического планирования и управления на всех уровнях корпорации. Только нацеливание менеджмента на решение стратегических, большей частью долгосрочных, задач может в корне изменить нынешнюю плачевную ситуацию с российскими корпорациями. Но требовать от менеджеров стратегического поведения без создания соответствующей институциональной среды нереально.

Допустим, такая среда создана. Возникает вопрос, смогут ли менеджеры вести себя стратегически. Ответ на этот вопрос далеко не тривиален.

Во-первых, проблематика стратегического менеджмента расширяется и углубляется день ото дня. Некоторое представление о ней можно составить из рис. 10 [10].

Во-вторых, хороший менеджер может оказаться плохим стратегом. Сочетание в одном лице хорошего менеджера и стратега — редкий дар. Чтобы убедиться в этом, обратимся к результатам проведенного на двух европейских предприятиях опроса, где участникам было предложено ответить на следующие вопросы [18]:

Имеете ли вы предпринимательское видение?

У вас имеется корпоративная философия?

Есть ли у вас конкурентные преимущества?

Используют ли ваши работники свои способности действовать свободно в интересах компании?

Создали ли вы организацию, которая реализует ваше видение?

Вовлечены ли линейные менеджеры в стратегическое планирование?

Находится ли корпоративная культура в гармонии со стратегией?

 

 

Органическая адаптация

Внешняя среда

I

Воздействие

Нет j

•                   Реакция управляема?

j Да

Планировать или действовать?

 

 

 

Рис. 10. Дерево стратегического менеджмента Источник: [10, р. 478].

8.         Указываете ли вы направления и придерживаетесь ли новых

подходов?

9.         Улыбалось ли вам до сих пор счастье?

10.       Вносите ли вы вклад в развитие общества и в собственное

развитие?

Вот ответы тех, кого авторы опроса относят к среднему менеджеру (профиль которого приведен в табл. 5):

У нас есть видение ценового лидерства и одновременно хорошего дизайна.

Наши общие цели — это максимум роста и рыночной доли.

Наше конкурентное преимущество заключается в факторах цены, качества, дизайна и др.

Что не входит в бюджет — не открыто для дискуссий.

Организация подобна кругу со мной в центре.

Менеджерам платят не за планирование, а за производство и продажу наших изделий.

Над гармонизацией нашей корпоративной культуры и стратегий в настоящее время трудятся консультанты.

С тех пор, как мы в бизнесе, правила игры остаются неизменными: цена, цена, цена.

Хорошее планирование и хорошие друзья заменяют мне счастье.

10.       Чем труднее работа, тем важнее прибыль.

А вот ответы хорошего стратега (табл. 6):

Мы хотим сделать предметы роскоши доступными для возможно более широкой публики.

Темп нашего роста и способность компании производить ресурсы.

Самым конкурентным преимуществом является наша основная технология, которая позволяет быть номером один на многих рынках мира.

Наши принципы: централизованное управление, децентрализованное руководство, совместные действия.

Да, стратегическое планирование является наилучшим инструментом развития наших менеджеров.

Высшее руководство восприимчиво к новым идеям на каждом уровне ответственности.

Я стараюсь узнать лучше и быстрее наших конкурентов действительные желания потребителей.

Всю мою жизнь я работал чуть усерднее моих коллег.

В любой момент я бы мог передать управление моей компанией любому нашему сотруднику.

Выделение финансовой помощи нашим работникам для покупки домов вблизи компании для нас очень важно.

 

Правовые модели принуждения менеджеров к исполнению норм корпоративного права (рынок капиталов, угроза банкротства, прозрачность информации и т.д.)- С точки зрения Защиты инвесторов можно выделить следующие модели корпоративного закона [7]:

«запрещающая» для США и Великобритании в конце XIX в., современной континентальной Европы, включая страны с переходной экономикой, в силу слабого рыночного контроля;

«разрешающая» для Великобритании, США, Южной Африки;

«самодостаточная» для России (по закону 1995 г., хотя авторы Гражданского кодекса РФ использовали элементы запрещающего подхода из прошлого опыта США и России), многих государств бывшей Британской империи;

•           «смешанная» для большинства развивающихся стран. Рассмотрим характерные черты этих моделей и возможности их

использования для развития корпоративных структур в России.

Основное преимущество запрещающей модели — прямое наложение запрета на совершение компанией определенных действий, которые допускают возможность такого противоправного поведения, как сделки, в совершении которых имеются заинтересованность, реорганизация в форме слияния (когда выкупаются акции только одного из реорганизуемых обществ, а не акции общества, образующегося в результате слияния). К ее недостаткам относятся следующие: 1) ограничивается свобода выбора менеджеров в принятии потенциально законных коммерческих решений; 2) теряется смысл многих формальных запретов по мере того, как практики находят пути их обойти; 3) наблюдается тенденция к смягчению строгих прямых запретов законодателем в целях удовлетворения коммерческих потребностей или политических требований менеджеров.

Преимуществом разрешающей модели считается придание гибкости действиям менеджеров при заключении сделок, что, в конечном счете, важно и для акционеров.

Преимущества самодостаточной модели являются развитием преимуществ разрешающей модели, от которой самодостаточная модель отличается лишь степенью дозволенного. Такая модель содержит большее число и более жесткие предписания, поскольку перемещает центр тяжести на цели защиты интересов внешних инвесторов от противоправного поведения инсайдеров и предотвращения скандалов, чем на максимальное увеличение гибкости в осуществлении коммерческой деятельности. Самодостаточна^ модель позволяет более или менее заметным миноритарным акционерам защищаться от контролирующих ситуацию инсайдеров (менеджеров-акционеров) путем использования требований формального характера— структурных и процедурных (правила голосования, удобные для мелких акционеров, независимые ди-

ректора, обладающие рядом прав, кумулятивное голосование, процедуры защиты акционеров при поглощении и др.).

Сопоставление всех этих моделей с российской действительностью позволяет сделать вывод о невозможности механического копирования ни одной из них. Как отмечают Радыгин и Энтов, «единственно возможный путь развития российского корпоративного законодательства — это «пошаговое» совершенствование уже имеющихся законов в целях построения сбалансированной правовой модели и системы регулирования, защищающей интересы всех потенциальных участников корпоративных отношений» [7, с. 167].

 

Основные положения темы

Современная корпорация сохранила и развила многие исторически доставшиеся ей черты и в то же время существенно эволюционировала. В настоящее время и на Западе, и в России наблюдается повышенный интерес и настоятельная потребность (хотя и по разным причинам) в корпоративном реформировании и проведении публичной корпоративной политики, прозрачной для общества и государства. Реализация этой политики связана с осуществлением институциональных преобразований как на корпоративном, так и на макроэкономическом уровнях. Она включает разработку новых корпоративных законов, устанавливающих правила корпоративного банкротства и ликвидации, налогообложения и управления, взаимоотношений участников и соучастников корпоративного бизнеса и пр., но не ограничивается этим.

Анализ причин возникновения корпораций показывает, что почти во всех странах имел место миф о повышении эффективности производства и появлении эффективного собственника, тогда как возникновение корпорации как формы организации бизнеса в первую очередь было продиктовано необходимостью привлечения инвестиций, для чего и был придуман такой финансовый инструмент, как акция. Разумеется, в России была своя специфика, заключающаяся в том, что в результате либерализации цен и номенклатурной приватизации произошла трансформация дискреционных за счет цен социалистических предприятий в дискреционные за счет выпуска приватизированные корпорации. Формирование и развитие корпоративных группировок явились, с одной стороны, средством преодоления трансформированных институциональных ловушек, а с другой — стимулятором распространения устойчивых неэффективных структур и явлений (бартер, взаимные неплатежи, уклонение от налогов, уход в тень, коррупция и др.).

Подход к корпорации на основе трансакциоиной концепции позволяет провести сравнительный институциональный анализ иерархических, рыночных и смешанных форм. Главным критерием для осуществления надлежащего выбора выступает минимизация трансакционных издержек.

Организационные формы и структуры современной корпорации представлены как ранними, так и более поздними инновациями: унитарной (функциональной), холдинговой, мультидивизи-ональной, матричной, проектной, сетевой и иными формами организации бизнеса.

Приводится классификация различных корпоративных моделей по институциональным признакам, а также классификация корпоративной формы предприятия с точки зрения их участия или неучастия в иерархии и группе. Особый акцент делается на специфике российской управленческой корпорации, действующей в собственных интересах корпоративного руководства. Это специфическая управленческая корпорация, характер которой проявляется в дискреционном поведении менеджмента, а специфика в том, что даже при соединении управления с собственностью она не перестает быть управленческой. Естественная целевая функция такой корпорации — максимизация управленческой полезности — части чистого дискреционного дохода менеджеров. Интересы государства, акционеров, теневых структур могут быть учтены в виде ограничений.

Ключевые термины

Корпорация

Управленческая корпорация

Дискреционное поведение

Корпоративное управление

Организационная форма

У-форма

Х-форма

М-форма

Обработка информации Максимизация полезности Трансакция

Трансакционные издержки

 

Акционеры

Менеджеры

Работники

Иерархия

Рынок

Гибрид

Стратегический менеджмент Централизация Децентрализация Структура управления Формы контрактации Погоня за рентой

 

Вопросы по теме

Каковы недостатки и преимущества корпоративной формы организации бизнеса?

Опишите корпорацию как организационную инновацию.

,Что такое дискреционное поведение менеджеров?

Дайте определение управленческой корпорации.

Каковы причины и следствия разделения собственности и управления.

Акционеры — собственники или инвесторы?

В чем преимущества и недостатки У-формы?

В чем преимущества и недостатки Х-формы?

В чем преимущества и недостатки М-формы?

Назовите специфические черты современной российской корпорации.

Перечислите правовые модели принуждения менеджеров.

Каково влияние участников на корпоративное управление в США?

Каково влияние участников на корпоративное управление в ФРГ?

Каково влияние участников на корпоративное управление в Японии?

Каково влияние участников на корпоративное управление в России?

По каким признакам можно сопоставлять системы корпоративного управления?

Какие затраты относятся к трансакционным?

В чем смысл критерия минимизации трансакционных издержек?

 

Литература

Аэроянц Э.А., Ерзнкян Б.А. Холдинговые компании: особенности, опыт, проблемы, перспективы. М.: НИИУ, 1992.

Дементьев В.Е. Стратегическая роль финансово-промышленных групп и их государственное регулирование в российской экономике. Автореферат дис. ... докт. экон. наук. М.: ЦЭМИ РАН, 1999.

Ерзнкян Б.А. Институциональная теория современной корпорации // Понятия и идеи институциональной экономики. Проблемные лекции. Вып. 2. М.: ГУУ. 1999. С. 84-149.

Ерзнкян Б.А. Корпоративное управление: игроки и правила игры // Правила игры. 2000. № 3.

Ерзнкян Б.А. Формирование и развитие корпоративных структур в российской экономике (подход на основе трансакционной концепции). Автореферат дис. ... докт. экон. наук. М.: ЦЭМИ РАН, 2000.

Львов Д. С, Гребенников В.Г., Ерзнкян Б.А. Институциональный анализ корпоративной формы предприятия // Экономическая наука современной России. 2000. № 2.

Радыгин А., Энтов Р. Институциональные проблемы развития корпоративного сектора: собственность, контроль, рынок ценных бумаг. М.: ИЭПП, 1999.

Уиаьямсон О.И. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996.

 

9.         Alchian A. Corporate Management and Property Rights. In: Manne

H.G. (ed.). Economic Policy and Regulation of Corporate Securities.

Washington, D.C.: American Enterprise Institute for Public Policy

Research, 1969. P. 337-360.

Ansoff I. H., McDonnell E.J. Implanting Strategic Management. N.Y., etc.: Prentice Hall, 1990.

Baumol W.J. Business Behavior, Value and Growth. N.Y.: Harcourt, Brace and World, 1967.

Baumol W.J. Economic Theory and Operational Analysis.— Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1961.

Berle A.A., Means G.C. The Moderri Corporation and Private Property. N.Y.: Macmilan, 1932.

Chandler A.D., Jr. Strategy and Structure: Chapters in the History of the Industrial Enterprise. Cambridge, Mass.: MIT Press, 1962.

Chandler A.D., Jr. The Visible Hand. The Managerial Revolution in American Business. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1977.

Drucker P.F. Post-Capitalist Society. — N.Y.: Harper Collins, 1993.

Heflebower R.B. Observations on Decentralization in Large Enterprises // Journal of Industrial Economics. 1960. Vol. 9. November. P. 7-22.

Hinterhuber H.H., Popp W. Are you a strategist or just a manager? Harvard Business Review. 1992. January — February. P. 105-114.

Marris R. The Economic Theory of «Managerial» Capitalism. N.Y.: Free Press of Gl., 1964.

Rubach M.J., Sebora T.C. Comparative Corporate Governance: Competitive Implications of an Emerging Convergence // Journal of World Business. 1998. Vol. 33, № 2. P. 167-184.

Williamson O.E. Corporate Control and Business Behavior. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1970.

Williamson O.E. Managerial Discretion and the Theory of the Firm //American Economic Review. 1963. Vol. 53. P. 1032-1057.

Williamson O.E. Markets and Hierarchies. Analysis and Antitrust Implications. N.Y.: Free Press, 1975.

Williamson O.E. The Economics of Discretionary Behavior: Managerial Objectives in a Theory of the Firm. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1964.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |