Имя материала: Введение и теорию социальной коммуникации

Автор: Соколов Аркадий Васильевич

7.5. интеллектуальные игры постмодернизма

 

В социально-коммуникационной деятельности разных эпох соотношение творческих игр и псевдоигр были различны. Показательна в этом отношении смена стилей в литературе и искусстве — духовно-производственных институтах, всегда служивших источниками социально-коммуникационных стереотипов. Если сопоставить русский классицизм XVIII века, романтизм начала XIX века, реализм, расцветший в прошлом столетии, наконец, модернизм (авангардизм) начала нашего века, то становится очевидной тенденция уменьшения псевдоигровых (ритуально-обязательных) традиционных условностей и увеличение пространства творческих инноваций, свободы самовыражения художника. Эта тенденция сочетается с тенденцией интеллектуализации общества, обусловленной постоянным ростом культурного наследия цивилизованных народов. Интеллектуальный художник апеллирует к интеллектуальной элите, обладающей утонченными эстетическими потребностями и изысканным художественным вкусом. В результате западноевропейские литература и искусство второй половины XX века стали ареной интеллектуально-эстетической игровой деятельности, именуемой постмодернизмом.                                  

Постмодернизм отличается от своих предшественников, в частности, модернизма, следующими, бросающимися в глаза, особенностями:

— неопределенность, культ неясностей, намеков, ассоциаций, иллюзий;

— нелогичность, фрагментарность, произвольность, случайность, анархичность;

— стилевой синкретизм, смешение жанров, возвышенного и обыденного стиля; введение в текст разнородных цитат; принцип монтажа;

— отказ от раскрытия психологических и мистических глубин, принцип "все остается на поверхности";

— ироническое отношение к традиционным ценностям и авторитетам, "деканонизапия" и "десакрализапия" искусства.

Постмодернисты связывают свое мировоззрение с традицией веселой мудрости, идущей от софистов и скептиков через всю историю западноевропейской культуры от М. Монтеня до Ф. Ницше, восклицавшего в одном из своих стихотворений:

 

Пусть художник будет волен,

 А наука весела.

 

Практикуя веселую интеллектуальную игру, постмодернисты стирают грань между размышлением и шуткой, между глубокой идеей и удачным каламбуром. Примером игрового стиля такого рода служит философское эссе Жака Деррида "Глас".

Текст разделен на две колонки. В левой колонке обсуждается Гегель, темы знания, мудрости в духе объективного идеализма. В правой колонке идет размышление о французском психоаналитике Жане Жене, о сексуальности, психических комплексах и т.п. Читателю предлагается читать текст по горизонтали, используя обе колонки. Эвристика такого чтения заключается в спорадически возникающих перекличках смысла, ассоциативных связях, стимулирующих творческое воображение читателя и забавляющих его. Таким образом сводятся воедино игра языка и игра мысли, логика и фантазия. Текст становится не источником знаний о Гегеле или психоанализе (предполагается, что эрудированный читатель давно овладел этими банальными знаниями и серьезно к ним не относится), а инструментом в экзотических умственных забавах пресыщенного культурой интеллектуала.

Отечественный   исследователь   постмодернизма О.Б. Вайнштейн поясняет суть подобной игры следующим образом. "Стандартное библиотечно-университетское воспитание ориентирует читателя на поиск единого смысла или кодирующей системы в тексте, и в тот момент, когда кажется, что она вот-вот найдена, Деррида делает еще один ниток, открывающий новые возможности. Колебания, сомнения, "достраивания" смыслов, неожиданные ассоциации   запланированный автором эффект. В этом проявляется важная черта кулыурного сознания постмодернизма; текст, будь то философский или литературный, создается заранее в расчете на завершающую критическую активность, включает ее в себя как потенциальный контекст. Без нее текст "открыт", незавершен, и самодовлеющим оказывается само движение мысли, сам процесс игры".         

Постмодернистские игровые приемы распространились не только в литературе, где их первооткрывателями считаются Г. Гессе, В. Набоков, Х.-Л. Борхес, X. Кортасар, но и в критике (Ролан Барт и Хэролд Блум), в живописи (Р. Раушенберг, Э. Уорхолл), в музыке (Пьер Булез). К примеру, X. Блум трактует историю литературы как бесконечный турнир полов, неправильно читающих друг друга. Художники вставляют в свои полотна фрагменты известных картин, добиваясь эффекта "стилевой игры". В постмодернистском духе написано скандально известное произведение Л. Синявского (Абрама Герца) "Прогулки с Пушкиным". Классическими образцами постмодернистской литературы стали "Женщина французскою лейтенанта" Джона Фаулза, "Имя розы" Умберто Эко, "Радуга гравитации" Томаса Пинчена, "Жизнь: способ употребления" Жоржа Перека. Авторитетной фигурой философско-филологического плана является Жак Деррида, основатель деконструктивизма, одного из главных направлений постмодернизма. Суть деконструкции состоит в критическом анализе всех и всяческих текстов с целью поиска неявно содержащихся в них новых смыслов. Критикуя какую-либо традиционную концепцию или теорию, декон-структивист стремится показать, что ее исходные постулаты и категории    всего лишь языковые мифы, условности без определенного содержания. Таким образом разыгрываются "идеализм" и "материализм", "реализм" и "романтизм", "субъект" и "объект", имеющие бесчисленное количество определений и ни одного общепринятого. Деррида отказался от структурализма, широко распространенного в науке со времен Ф. де Соссюра. Дело в том, что всякая структура предполагает центр, вокруг которого она строится. Центр -  воплощение жесткости, он не подвластен игре и противостоит ее динамизму и стихийности, ставя ей определенные рамки и пределы. Деррида произвел "децентрализацию" структур, лишил их устойчивости и тем самым деконструировал их. В результате бесконечно расширилось игровое пространство, возросли возможности знаковых перестановок и манипулирования смыслами. Смысл стал пониматься не как нечто стабильное, а как "функция игры", продукт "определенной конфигурации бессмысленной игры".

Постмодернизм проник в обыденную жизнь, "вошел в моду". Парижские модельеры стали практиковать контрастные переключения, рискованную комбинаторику, сделались допустимыми сочетания, ранее считавшиеся вульгарными. Так, в деловые костюмы включаются элементы романтического стиля, торжественно-праздничные одеяния украшаются спортивной атрибутикой и т.д. Среди последних новинок   декольтированные бальные платья с длинными пышными юбками из джинсовой ткани. Утрачивает нормативную силу разграничение дневных и вечерних туалетов, дневного и вечернего макияжа. Но главное изменение состоит в том, что костюм больше не демонстрирует социальную, имущественную или возрастную принадлежность своего владельца. Произошла "децентрализация" одеяний, они утратили знаковые функции, поскольку исчез центр — "план содержания" (демонстрируемый человек) и остался лишь "план выражения" — анонимный костюм.

Какие следствия может иметь деконструктивная тенденция для социальной коммуникации?

1. В отличие от нигилистического авангарда, отрицавшего ценности прошлых культур, постмодернизм базируется на презумпции активного владения разнообразными культурными ценностями, в противном случае, "играть будет нечем". Отсюда — высокий культурный и интеллектуальный уровень "постмодернистских игроков", их повышенные коммуникационные потребности.

2. Интеллектуальные игры предполагают использование всевозможных знаков, символов, коммуникационных каналов, документальных фондов, электронных коммуникаций. Следовательно, возрастет спрос на коммуникационные услуги и увеличится значимость ретроспективной социальной памяти.

3. Либерализация языка и одежды, раскованность и непринужденность общения имеют как положительные, так и отрицательные стороны. Ритуальное псевдоигровое поведение гарантирует социальную стабильность, но чревато застоем; неограниченная "игровая экспансия" угрожает  анархистскими крайностями, но без свободной игры творческих сил невозможен социальный прогресс. Социально-коммуникационные институты должны занять правильную позицию в противоречиях "постмодернистского" общества, которое именуется также "постиндустриальным" и "информационным".

 

Выводы

1. Творческая смысловая коммуникационная деятельность является подвидом двух видов человеческой деятельности: духовной и игровой. Духовной она является потому, что обеспечивает движение смыслов, т. е. духовных продуктов в социальном пространстве; игровая принадлежность обусловлена творческим характером смысловой коммуникации.

2. Коммуникационная деятельность посредством духовной деятельности связана с социально-культурной основой человеческого бытия, а через игровую деятельность — с естественно-биологической, т. е. природной основой человеческого существования. Отсюда — связь коммуникационной потребности с биологическими и духовными потребностями личности, которая нуждается в специальном рассмотрении.

3. В социально-коммуникационной деятельности разных эпох соотношение творческих игр и ритуальных псевдоигр различно. Как показывает анализ постмодернизма, в информационном обществе будущего получит развитие интеллектуально-игровая составляющая духовной жизни, что приведет к активизации коммуникационной деятельности и повышению спроса на коммуникационные услуги.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |