Имя материала: Введение и теорию социальной коммуникации

Автор: Соколов Аркадий Васильевич

1.3. виды коммуникационных явлений

 

Коммуникационные явления но происхождению делятся на два рода: биогенные  (врожденные)    речевая способность и намять, без которых не обходится ни один полноценный индивид, ни одно человеческое общество, и социогенные (созданные людьми)     социально-коммуникационные институты (учреждения, службы).

Род хомо сапиенс биологически приговорен не к примитивной сигнализации животных, а к речевому общению, требующему использования естественного языка. В ходе антропогенеза в мозгу человека образовались "речевые зоны", которых нет у животных (они обнаруживаются еще у питекантропов, живших более 200 тысяч лет назад). У неандертальцев   появляется   артикуляционный   аппарат членораздельной речи. Физиологические задатки, позволяющие овладеть речью, наследуются генетически; домашние животные не имеют этих задатков, поэтому их нельзя научить говорить. Коммуникативная функция естественного языка нуждается в специальном рассмотрении (см. раздел 4). Однако отметим, что для становления полноценной личности необходимо овладение естественным (любым) языком в детском возрасте (до 7 - 8 лет). В противном случае человек получается не только социально, но и умственно ущербным. Известные случаи выращивания человеческих детей зверями ("маугли") или в искусственной изоляции oт других людей подтверждают вывод о печальных последствиях социально-коммуникационной депривации (лишнее доказательство биогенности речевой способности).

Различаются следующие виды памяти (мнемы):

- биологическая намять, включающая инстинкты, безусловные рефлексы, программы развития организма, закодированные в ДНК;

- индивидуальная намять, формируемая в ходе онтогенеза и сохраняющая биосоциальные смыслы личности; амнезия (потеря памяти) делает человека идиотом;

- социальная память, являющаяся достоянием общества и формируемая в процессе социогенеза. Потеря социальной памяти означает распад общества.

Индивидуальная и социальная память — это способы движения смыслов в личностном и социальном времени Не будем останавливаться на загадочном механизме индивидуальной памяти, — это область психологии, а обратимся) к социальной памяти, которая, к сожалению, не избалована! пристальным вниманием наших ученых.

1.3.1. Социальная память содержит, во-первых, ретроспективную часть - результаты духовной жизни прошлых поколений (культурное наследие, духовное наследство), овеществленные в виде памятников культуры, и во-вторых, текущую часть — содержание неовеществленной духовной жизни, рассредоточенное в живой памяти современников. Ретроспективная часть включает:      

— артефакты (от "арт" — искусство и "фактум" — сделанный) — целенаправленно созданные людьми материальные изделия (орудия труда, оружие, утварь, искусственные материалы, машины, постройки и т. д.), смысл которых запечатлен в их назначении;

— документы — произведения письменности и печати, изображения, символические предметы, аудио-, видео- продукция, машиночитаемые носители и т. д., представляющие собой материализованные (документированные) сообщения, смысл которых выражен знаками естественного или искусственного языка. Именно о документах сказал И. А. Бунин:

 

Молчат гробницы, мумии и кости,

Лишь слову жизнь дана.

Из древней тьмы, на мировом погосте

Звучат лишь письмена.

 

И. А. Бунину вторила А. А. Ахматова:

 

Ржавеет золото, и истлевает сталь,

Крошится мрамор. К смерти все готово.

Всего прочнее на земле — печаль,

И долговечней — царственное слово.

 

Живая социальная память, как и все живое, имеет биологическую основу   - "массовое бессознательное" (3. Фрейд), "социальное бессознательное" (Э. Фромм), "коллективное бессознательное" (К. Юнг), представляющее собой совокупность психических архетипов, передаваемую посредством генетической коммуникации. Совокупность архетипов предопределяет психологический склад общности — устойчивую психическую структуру этноса (нации, народности), выступающую в качестве национального характера, например, "славянская душа", германский (нордический), еврейский, китайский, арабский и т. д. характер. Национальный характер проявляется в психических установках (аттитюдах) — бессознательной готовности людей действовать определенным образом в стереотипных ситуациях (гостеприимство, бережливость, беззаботность, сдержанность и т. п.). Он же служит социально-психологической основой для формирования следующих составляющих текущей социальной памяти:    

Естественный язык, находящийся в общественном пользовании и являющийся необходимым конституирующим элементом любого этноса (нации, народа). Мертвые языки (латинский, древнегреческий, древнееврейский и др.) и искусственные языки (эсперанто, математическая и химическая символика и пр.) относятся к документированной части ретроспективной памяти. У И. С. Тургенева, называвшего русский язык "великим, могучим, правдивым и! свободным", были веские основания для уверенности в том, что такой язык "дан великому народу".

Социальные нормы делятся на декретированные властью (например, законы, правила, распоряжения и т. п.) и выработанные в процессе естественно-исторического развития общества (традиции, обычаи, нравы). Традиции играют важную роль не только в доиндустриальных обществах, которые не случайно именуются "традиционные", но и в современных индустриальных и постиндустриальных цивилизациях. Традиции требуют особого разговора, и мы к ним еще вернемся.                                  

Недокументированные смыслы — знания о прошлом и настоящем, эмоциональные переживания и желания, распределенные в индивидуальной памяти живущих ныне современников. Сюда относятся народная память об исторических событиях и исторических личностях, фольклор и литературные герои, мифы и практический опыт. Здесь же социальные чувства, например, чувство национальной гордости или национального унижения, стремление к   национальному освобождению или реваншу, исторически сложившиеся симпатии и антипатии и т. п. Важнейшее значение имеет самосознание социума.

Большую организационную роль в этой части социальной памяти играет календарь — мерило социального времени. Однако эта мнемическая структура - не последовательность наложившихся друг на друга законсервированных состояний общественного сознания, подобно геологическим слоям, образующим литосферу Земли. Работающим оказывается не только последний временной срез, по и довольно глубокие культурные слои; обнаруживаются вертикальные истоки памяти, которые выносят на поверхность феномены культуры, разделенные столетиями.

М. М. Бахтин не без основания удивлялся "парадоксальной судьбе" великих произведений духовной жизни прошлого. "Мы можем сказать,   говорил он,   что ни сам Шекспир, ни его современники не знали того "великого Шекспира", какого мы теперь знаем. Втиснуть в елизаветинскую эпоху нашего Шекспира никак нельзя... Античность сама не знала той античности, которую мы теперь знаем... Древние греки не знали о себе самого главного, они не знали, что они древние греки и никогда себя так не называли". Образами римской истории оказалась буквально пропитала европейская, прежде всего -  французская культура XVIII века. Не случайно Бабеф принял имя Гракха, Радищев связал свою жизненную программу с Катоном Утическим, а Наполеон   с Юлием Цезарем. В наши дни реанимировалось российское общественное сознание конца XIX века, о чем свидетельствует неубывающий спрос на репринтные издания научной, религиозной, мистической, художественной литературы, возрождение православных традиций, возвращение прежней топонимики, символики и т.д.

Технологические умения представляют собой способность производить материальные и духовные ценности соответствующие современному уровню научно-технического прогресса. Уметь что-либо сделать — значит уметь создавать мысленный образ изделия (идея вазы, топора, станка, самолета), составлять целесообразный план материального воплощения этого образа и владеть необходимыми для этого методиками (метод литья, способ строительства и т.д.). Умения запечатлеваются на изделиях, чем и обусловлена мнемическая роль артефактов.           

Колыбелью технологических умений были ремесла. Изготовление оружия, утвари, орудий труда невозможно без определенных умений, передаваемых от мастера ученикам путем подражания. Технология духовного производства (изобразительное искусство, хоровое пение, танец) также передавалась в живом общении. Изобретение письменности мало повлияло на передачу технологических умений. Дело в том, что умения реализуются в форме навыков, а навыки (ноу-хау) не документируются, они составляют личностное, не выразимое словами достояние мастера. Поэтому технологические умения и их высший уровень — мастерство остаются в составе текущей социальной памяти.

Социальная память по содержанию своему делится на два слоя: слой инноваций и слой традиций. Инновация— творческий вклад личности или коллектива, предложенный ныне живущим или предыдущим поколением для включения в социальную память. Эти предложения в виде памятников культуры (здания, технические изделия, литературные произведения, произведения искусства и т. п.)1 или в виде неовеществленных идей и сообщений входят в социальную память, но они еще не прошли апробации временем и не получили общественного признания. Иное дело — традиции. Традиция — это жизнеспособное прошлое, унаследованное от дедов и прадедов. Традициями становятся инновации, пережившие смену трех и более поколений, т. е. предложенные 75—100 лет назад. Мы живем в традиционных городах, пользуемся традиционной бытовой утварью, традиционен семейный уклад, тради-ционны национальный язык, называемые классическими литература, музыка, изобразительное искусство, театр. Цитаделью традиционности являются библиотеки и музеи, но не в силу традиционной технологии библиотечного или музейного дела, а в силу присущих им функций хранения документированного культурного наследия и обеспечения общественного его использования. Конечно, распространение инноваций также не обходится без их участия.

Важно отметить, что никакая власть, никакой авторитет не в состоянии возвести какую-либо актуальную новацию в ранг традиции. Традиции создаются и охраняются общественным мнением, и их принудительная сила гораздо больше силы юридических законов, ибо она непосредственно базируется на психологическом строе общества. Механизм передачи традиций заключается не в управленческих воздействиях, а в добровольном подражании. Традиции незаметно "выращиваются" в процессе практической деятельности и превращаются в привычки, обладающие побудительной силой, погружаются в глубины социального бессознательного.

Традиции в качестве коммуникационного явления обеспечивают духовную связь между поколениями, состоящую в накоплении, сохранении и распространении опыта общественной жизни. Традиции выполняют следующие социальные функции: конституирующая — для становления цивилизаций, политических режимов, религий, научных школ, художественных течений и т. д. необходимо формирование соответствующих традиций, в противном случае они не жизнеспособны; эмоционально-экспрессивная — устойчивость традиции в ее привлекательности, соответствии психологическому складу этноса; консервативно-охранительная — сопротивление чуждым для данного социума внешним новациям, отторжение непривычного и вместе с тем  -  неформальный контроль за соблюдением традиционно принятых норм, неявное, но жесткое регламентирование общественной жизни.

Образно говоря, традиции   тот инерционный механизм, который придает неповторимый облик и устойчивость социальному кораблю. Легкомысленное избавление от балласта традиций может вызвать опасный крен, а то и опрокидывание неустойчивого судна; вместе с тем с толь же опасно перегружать трюмы балластом.

На рис. 1.4 представлена общая структура социальной памяти, где показаны слои инноваций и традиций. В структуру социальной памяти включена историческая наука, занимающаяся познанием смысла минувшего. Социальная память в ее овеществленной и неовеществленной форме это объект истории, смысл прошлого -  ее предмет. История -  это социальная намять, обработанная и осмысленная научными методами.

1.3.2. Теперь обратимся к социогенным коммуникационным явлениям. Речевая способность и социальная память со всеми ее структурными составляющими   есть явления социальные, ибо они развиваются и функционируют в социальной среде, но для их возникновения требуются природные, генетически передаваемые предпосылки, возникшие в процессе антропогенеза, поэтому эти явления суть биогенные. На их оспине формируются в ходе цивилизационного  процесса  сначала  внеинституциональные (семейная педагогика, фольклор, народное искусство, мифология, суеверия, народные промыслы и пр.), а затем институциональные коммуникационные явления, которые представлены социально-культурными институтами.

Эти социальные институты делятся на два класса:

1. Духовно-производственные, осуществляющие познание и генерацию смыслов и их первоначальный ввод в социальную память. Им свойственна творческая и коммуникационная функции. Фундаментом духовного производства являются пять старейших первичных социально-культурных институтов: образование, литература, искусство, религия, философия и наука. Творческая деятельности этих институтов достаточно очевидна, как очевидно и гщ что результаты творчества воплощаются в коммуникационные сообщения  в документированной  (публикация, рукопись, картина) или недокументированной (проповедь, доклад, танец) формах.

Путем дифференциации творческой деятельности первичных институтов образовались производные от них вторичные институты, такие как непрерывное (постградуальное) образование; журналистика и средства массовой коммуникации; прикладное (декоративное) искусство и дизайн; религиозные общественные движения, преследующие просветительские и гуманистические цели; прикладная наука и техника. В некоторых из этих институтов превалирует коммуникационная функция.

Не следует также упускать из виду неинституционные духовно-производственные явления, такие как самообразование, самиздат, искусство андеграунда, всевозможное самодеятельное творчество, разного рода диссидентские и еретические движения, играющие немаловажную роль в динамике духовной жизни.

II. Обслуживающие институты, играющие роль хранителей социальной памяти и организаторов ее общественного использования. Эти институты можно считать коммуникационными службами в полном смысле слова. Они предоставляют коммуникационные услуги, выполняя следующие функции: кумулятивная — формирование и хранение документированной социальной памяти и посредническая — оповещение об инновациях, поиск в социальной памяти, селекция (отбор) ценных сообщений. Это их сущностные функции. Кроме того, им присущи образовательные,  культурно-просветительные,  воспитательные, эстетические, научно-вспомогательные и другие прикладные функции, являющиеся производными от сущностных функций духовно-производственных институтов. По функциональной специализации можно выделить следующие две группы:

 

 

Рис. 1.4. Общая структура социальной памяти традиции инновации

 

а) кумулятивно-посреднические службы — архивы, библиотеки, библиографические центры, музеи, органы научно-технической и экономической (маркетинговой) информации, специальные службы медицинской, криминальной, военной, дипломатической и т. п. информации, коммунальные справочные службы (справки по городу, биржа труда, расписание транспорта и т. д.). Кумулятивно-посреднические службы входят в структуру социальной памяти (документальная составляющая ретроспективной части), в связи с чем их можно назвать социально-мнемическими службами.

6) посреднические службы (организаторы коммуникации) — издате-льства и типографии; книжная торговля; клубные учреждения; парки (зоопарки, заповедники); театрально-концертные и цирковые организации; кинопрокат и видеопрокат; общественные организации (общества книголюбов, филателистов, нумизматов и прочих коллекционеров, общества международных связей, общество "Знание", религиозно-просветительские общества и т. п.); туристические организации; оргкомитеты массовых праздников, в том числе олимпийских игр, конкурсов, карнавалов, шоу; спортивные организации; рекламные бюро; торговые биржи.

Профессиональная коммуникационная деятельность (обслуживание, пропаганда, реклама, редактирование, размножение и распространение документов, хранение и прокат документов, просвещение и т. д.) осуществляется только в рамках коммуникационных служб. Профессионалы, занятые в духовно-производственных социальных институтах, имеют статус не коммуникационных, а творческих работников, хотя коммуникационные функции выполняются ими в обязательном порядке. На рис. 1.5. представлена пирамида социально-коммуникационных явлений, схематично отражающая генетические связи между ними.

     

              

Рис. 1.5. Пирамида социально-коммуникационных явлений

              

 

Выводы

Подытоживая сказанное, можно сформулировать следующие законы социальной коммуникации:

1. Социальная коммуникация, как правило, имеет материальную чувственно воспринимаемую форму и духовное умопостигаемое содержание.

2. Коммуникационная деятельность включает не одного, а двух субъектов, в отличие от трудовой и познавательной деятельности, имеющих одного исполнителя. Отсюда следует, что коммуникационная деятельность есть общественное отношение, полюсами которого являются сотрудничество и конфликт.

3. Человек не может освободиться от коммуникационного взаимодействия с другими людьми; жить в обществе и быть свободным от социальной коммуникации нельзя.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |