Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

1. теория ценности

 

Начнем с очевидного и массового проявления товарной ценности.

Цены на товары и услуги устанавливает рынок. Движущей силой обычно выступает спрос. На рынке действует так называемый закон спроса, состоящий в том, что объем покупок обратно пропорционален уровню цен. При понижении цен сделать покупку может больше, при повышении цен - меньше потребителей.

Взаимосвязь цен и спроса можно изобразить на графике (см. рис. 2).

Мы обратили внимание на начальную зависимость между спросом и ценами. В свою очередь - и это не менее важно - спрос реагирует изменение цен. Реакция эта при сопоставлении разных групп товаров оказывается достаточно неравномерной.

Эластичность спроса

Подобные явления наблюдаются и на российском рынке. Спрос здесь, как и везде в мире,

Эластичность спроса может быть слабой, промежуточной и сильной. В первом случае речь идет о товарной группе, объемы продаж которой снижаются при росте цен весьма медленно (товары первой необходимости); в промежуточной корзине находятся товары, по которым существует возможность их замещения другими (например, кофе - чай); в третьей же группе находятся товары, падение объемов продаж которых вследствие роста цен носит стремительный характер, они как бы вымываются из потребления (новые нетрадиционные товары, импорт). Если мы попытаемся изобразить эти связи графически, то кривая спроса будет более крутой при слабой и более пологой при сильной эластичности (см. рис. 3).

понижается при стремительном росте цен, но заметно медленнее на хлеб и молоко, т.е. на товары, без которых потребителю обойтись трудно. Существуют также сезонные колебания в спросе (например, на мороженое или теплую одежду).

До сих пор мы говорили о воздействии цен на поведение покупателей. Но чтобы сделка состоялась, необходимы еще и продавцы с их предложением товаров и услуг.

Как реагирует на динамику цен предложение?

Если цены высоки, то на продажу будет выставлено больше товаров, чем при низких ценах. Закон предложения гласит, что существует прямая пропорциональная зависимость между ценами и объемами предложения. Ведь продавец стремится к прибыли.

Попытаемся теперь конкретизировать эти размышления при помощи графика (см. рис. 4).

Эластичность предложения

 

В реальной жизни расширение (сжатие) предложения - процесс трудный, он более сложен, чем колебания спроса. Многое здесь зависит от уровня развития технологии, издержек производства. При стимулировании технологии, в частности для сокращения издержек на зарплату, может сократиться занятость. И наконец, расширение производства наталкивается порой на ограничения чисто физические.

Рассмотрим реакцию предложения на ценовые изменения или его эластичность в трех вариантах (см. рис. 5).

Попробуем теперь соединить кривые спроса и предложения.

Предложение может расти (случай А), и это будет нормальной реакцией продавца-производителя на повышение цен. Вспомним, например, как быстро заполнился у нас рынок трикотажа. Предприятия, располагавшие рыночной монополией, т.е. контролем над рынком, или государственные предприятия, пользующиеся субсидиями или другими льготами, могут сохранять тот же объем предложения и получать монопольную прибыль (случай В). И наконец, некоторые предприятия, в особенности сельскохозяйственные (фермеры, товарищества), порой не могут увеличивать объемы производства, вынуждены даже их сокращать из-за отсутствия или дороговизны техники, удобрений или из-за отсутствия прямых связей с рынком.

Цена равновесия

 

Если предыдущие графики отражали интересы либо покупателей, либо продавцов, то на рис. 6 противоположные устремления оказываются сочетаемыми, совпадающими в точке О. Иными словами, рыночная цена 10 литров бензина составляет 3,5 долл. Конечно, данное равновесие неустойчиво, зависит от конъюнктуры. Цена равновесия - это рыночная цена, при которой сделка действительно может состояться.

I 5

3,5

Рассмотренное соотношение цен, спроса и предложения в своем чистом виде обнаруживается лишь при неизменности всех других условий. Позже мы обнаружим, что реальное состояние рынка сложнее и противоречивее, чем изображенное на графиках. Но, несмотря на отклонения, неожиданные повороты и шоки, простые законы рынка пробивают себе дорогу. Нам представляется, что наступило время вспомнить о воздействии на экономику психологических факторов. Психологический компонент присутствует при определении эластичности спроса и предложения, равновесной цены, в повседневных операциях продавцов и покупателей. В числе психологических мотивов, воздействующих на экономическое поведение индивидов и социальных групп, можно назвать следующие:

Ожидания (конъюнктурных сдвигов, изменений в экономической политике).

Иллюзии (денежные, ценовые и пр.).

Ажиотаж по поводу движения цен, курсов, процентов.

Доверие к качеству товара, к банкам, к государственным органам.

Предрассудки в потреблении, поведении и пр., связанные с традициями, религией.

Что лежите основе ценности товара?

Пока мы оставались на поверхности анализа. Ведь вопрос о том, почему кофе дороже прохладительного напитка, меха дороже ватника или коньяк дороже пива, остался открытым. Обычным ответом является ссылка на стоимость, ценность товара и, возможно, нашу платежеспособность.

Ценность - нечто, позволяющее дать оценку предмету, его значимости. Отождествление цены и ценности равносильно тому, как если бы мы отождествили понятия числа и счета.

Рыночную связь спроса и предложения можно изобразить так:

Столетия в экономической науке «правила бал» теория трудовой стоимости. До сих пор объяснение ценности товара трудом, который пошел на его изготовление и был признан обществом, не ушло из нашего сознания, которое, как известно, отличается консервативностью, склонностью к ортодоксии. Все это напоминает историю о древних египтянах, которые в течение тридцати столетий придерживались по поводу площади треугольника представлений, оказавшихся потом ложными. Но это не значит, что изменились принципы построения треугольника, что он превратился в другую геометрическую фигуру. Иными стали знания об этих принципах.

Покупатель, как говорится, заказывает музыку. И исходит он прежде всего из полезности товара*.

При этом, однако, возникает недоумение: если ценность того или иного блага определяется его

полезностью, то почему же хлеб и молоко стоят дешевле драгоценных камней? На это экономисты

отвечают, что в пустыне глоток воды стоит конечно же дороже алмазов. Полезность, определяющая

ценность, является предельной, а не безграничной или безусловной**. Предельная полезность

соединена со степенью редкости товара, иначе говоря, с ограниченностью его предложения. Размеры

предложения зависят как от естественной ограниченности ресурсов, так и от частных интересов

предпринимателей. 

Только в советской системе можно было пренебречь интересами покупателя - потребителя благ и услуг.

** Этот пример обычно используют творцы теории предельной полезности, или маржинализма (marginal - предельный, крайний), возникшего в конце XIX в. и получившего в дальнейшем общее признание.

 

Кривые безразличия

 

Современный вариант теории полезности представляет доктрина Парето-Хикса*. Ее исходными постулатами являются два очевидных положения:

потребительское поведение ориентировано на получение наивысшего эффекта, максимальной полезности;

потребитель выбирает необходимые ему блага, придерживаясь своего, субъективного порядка предпочтения.

Между исследователями нет согласия о том, кому принадлежит приоритет великого открытия -

англичанину У. Джевонсу, швейцарскому «затворнику» Л. Вальрасу или австрийской школе во главе с

К. Менгером.

Итальянец Вильфредо Парето (1848-1923) и англичанин Джон Хикс (1904- 1989). Ценность товара или услуги определяется, согласно этой доктрине, стоимостью последней единицы из купленной товарной массы, т.е. «крайней» ценой, на которую согласится покупатель. Часто приводится и такой пример: покупатель берет один мешок зерна для собственного потребления, второй - на корм скоту, третий - для посева, четвертый - на корм попугаю. Ценность какого мешка станет определяющей для всех покупок?

Каждый потребитель тяготеет к определенному набору жизненных благ. Ради простоты сведем этот набор к комбинации из двух товаров или товарных групп (чай и кофе, книги и сигареты, еда и развлечения). Один потребитель предпочтет, например, набор из пяти пачек чая и двух банок кофе, другой - из трех пачек чая и трех банок кофе и т.д. Эти рассуждения хорошо ложатся на график (рис. 7).

 

По горизонтали расположен в возрастающем количестве товар X (у нас, допустим, чай), по вертикали - товар Y (кофе).

Кривая Р состоит из точек, символизирующих наборы товаров XY (точки А, В, С). Эта кривая - одна из кривых безразличия: совокупные полезности всех наборов, представленных точками кривой Р, одинаковы.

На графике мы видим еще кривые Р1 и Р2, лежащие правее и выше, и потому практически каждая точка кривой Р1 будет для нашего потребителя выглядеть предпочтительнее точек на кривой Р.

Если же наш потребитель остается на прежней кривой (Р), то он может изменить свои пристрастия к одному из товаров лишь за счет соответствующего уменьшения или увеличения потребления другого товара.

Следует также заметить, что пологий спуск кривой безразличия вниз или подъем вверх (отрезки ВХ и CY) свидетельствуют о вероятном убывании темпов замещения одного товара другим по мере «усыхания» доли первого в потребительской корзине.

Результатом приведенного рассуждения является вывод о предельной норме замещения каждой единицы одного товара неким количеством другого. Если по вертикали отложены банки кофе, а по горизонтали - пачки чая, то при перемещении из точки А в точку В обнаруживается, что одну банку кофе заменяют две пачки чая, т.е. AY/AX = 1/2, а коэффициент 1/2 представляет собой норму замещения.

До сих пор мы принимали во внимание лишь, так сказать, вкусовые предпочтения потребителя, но не его финансовые возможности.

Вторым этапом рассмотрения порядковой теории является наложение на график кривых безразличия бюджетной прямой.

м

L Х(еда)

 

Пусть теперь наш потребитель расходует весь свой доход на еду и развлечения (см. рис. 8). Допустим также, что цены заданы, потребитель не делает сбережений. Доход превращается здесь в своего рода ограничитель возможной «площади» полезности. Как строится бюджетная линия?

Предположим сначала, что весь доход наш потребитель - любитель хорошо поесть - тратит на еду. По горизонтали это будет точка L. В ином случае - перед нами охотник до развлечений и у него весь доход расположится по вертикали, достигнув точки М. Соединив точки L и М, мы получим бюджетную, или ценовую, линию. Оптимальной для обычного потребителя явится. по-видимому, точка касания линии бюджета с кривой Р1 (пусть это будет точка D), так как здесь он попадает на более высокий уровень полезности. Точка D - это наивысшее сочетание полезности и линии дохода.

Норма замещения, т.е. количество товара X, достаточное для замены услуги Y (или наоборот), обретает теперь ценовую форму и превращается в коэффициент, по которому можно определить рыночное равновесие товаров X и Y, так же как и множества других пар (одна банка кофе стоит столько же, сколько две пачки чая, учебник по экономике равен блоку сигарет, бутылка коньяка - пяти банкам пива и т.д.).

Итак, теория полезности и потребительского поведения изложена здесь «языком кривых безразличия». Проблема измерения полезности, заводившая многих в тупик, выражается наклоном кривой безразличия, темп убывающей полезности выступает в виде кривых, выпуклых по отношению к

18

осям координат, где скольжение вниз соответствует угасанию возможных замещений одного товара

другим*.        

Сжатое и строгое изложение теории предельной полезности содержится в классическом труде Дж. Хикса «Стоимость и капитал» (М., 1993). Ее адаптированные варианты можно найти в учебниках по микроэкономике.

 

Закон Сэя

 

На поверхности явлений рассмотренные нами пропорции проявляются как бы в превращенных формах, в виде связей цены и спроса, цены и предложения. Обращает на себя внимание существующее, пожалуй, еще с XVIII в. и до наших дней различие между учеными в оценке ролевых значений спроса и предложения.

Последовательные теоретики спроса полагают, что его следует всемерно стимулировать. Спрос расширяет производство и занятость. Особая роль среди сторонников теории спроса принадлежит Джону Мейнарду Кейнсу, создавшему, как часто утверждают, экономическую науку XX в.

Теоретики предложения «танцуют» от закона Сэя, т.е. формулы французского экономиста Жана

Батиста Сэя, согласно которой предложение само, автоматически рождает спрос, так как, реализуя свой

товар, продавец превращается затем в покупателя. Отсюда сторонники Сэя делали вывод о

невозможности общих кризисов перепроизводства и о возникновении, в силу стечения обстоятельств,

лишь отдельных межотраслевых неурядиц. Современные последователи теории предложения выясняют

пути стимулирования производительности. В дальнейшем мы познакомимся с такими «сэпл-

сайдерами» (так называют у нас сторонников теории «Supply-side», т.е. подхода со стороны

предложения), как А. Лаффер, А. Окун*. Ориентация на предложение, на издержки при определении

стоимости является примером того, как методология, абстрактная теория может играть судьбами

людей: у нас подобный подход породил «затратную экономику», бремя которой мы ощущаем до сих

пор. По иронии судьбы современные представители теории предложения стали самыми яростными

противниками планово-централизованной системы.     

См. также Приложение. Ч. II.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |