Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

3. теория общественного выбора

 

Возрождение институционализма

 

Пионерами этого американского направления в экономике считают мятежного и загадочного Торстена Веблена (1857-1929), выходца из старинного рода и «склонного к буйству и ереси», Джона Коммонса (1862-1945) и известного своим дерзким отношением к оппонентам, ученика Веблена Уэсли Митчелла (1874-1948). Эти и многие другие приватные особенности «духовных отцов несогласия» можно найти в монографии Б. Селигмена «Основные течения современной экономической мысли», переведенной на русский язык еще в 1968 г.

Обратимся, однако, к новаторским идеям институционалистов начала XX в. Веблен получил международную известность своей «теорией праздного класса», созданием естественно-классификационных систем в человеческом обществе. Джон Коммонс известен анализом коллективных институтов, а также межгрупповых связей, сделок и противодействий. У. Митчелл, эмпирик по натуре, увлекался психологией и антропологией, позволявших вскрыть поведенческие рефлексы человека. Крайний эмпиризм Митчелла проявился в создании Национального бюро экономических исследований, разработке конкретных методик прогнозирования (базовых точек). Из крупных исследований У. Митчелла известны «Золото, цены и заработная плата» и «Лекции о типах экономических теорий».

Смена вех в приверженности к тому или иному направлению во второй половине XX в. происходит стремительно. Институциональная мысль уходит на время в сторону, уступая дорогу неокейнсианству и монетаризму. Но в 80-е гг. обнаруживается возрождение институционализма, меняются его терминологические обозначения: на передний план выходит «новый институционализм», «конституционализм». Институциональное направление стало прародителем теории общественного выбора.

Институционализм сочетает множество направлений и фрагментов. Предметом анализа являются группы или организации, самые разные по своему содержанию, интересам, поведению. Все эти институты являются элементами общественных связей. Перед исследователями стоят две задачи: во-первых, найти регуляции зависимостей между общественными связями - с одной стороны, и драматическими эпизодами в истории, структурными кризисами, войнами, столкновениями классов или групп - с другой. Причем каждой институциональной группе приходится впоследствии оправдываться в экономической целесообразности поступков. Второй задачей институционального анализа остается выбор экономически оптимального, эффективного политического решения.

Сегодняшняя российская экономическая наука находится под заметным влиянием

институциональных идей. Профессор Ю. Ольсевич озаглавил свою статью «Институционализм - новая

панацея для России?». (В конце фразы автор ставит знак вопроса.) На наш взгляд, панацею вообще

следовало бы заменить надеждой или «рациональным ожиданием»*.

*          Вопросы экономики. 1999. № 6.

 

Среди смелых и порой весьма неожиданных для России рекомендаций можно задуматься над следующими:

Какова польза вступления на путь независимости от МВФ и отстраненности от экономических подсказок Запада?

Прежний политический режим не соответствовал проведению радикальных реформ, но для них, как свидетельствует опыт, нужна сильная власть, которая была бы в состоянии проводить в жизнь ею же принятые законы.

-           Очевидным становится несоответствие между отходом от либерализма и восстановлением регулируемой экономики, с одной стороны, и ослаблением демократического начала в экономике - с другой. Но не следует ли задуматься над тем, что в известных условиях именно жесткое экономическое регулирование необходимо для защиты демократии?

 

Выбор свободный и рациональный

 

Один из современных физиков заметил, что «невысокая стена привычек отделяет нас от открытия, но

из миллионов, проходящих мимо этой стены, редко кто догадывается, что через нее можно

перешагнуть». Экономическим открытием, перешагнувшим через стену традиций, стало выдвижение

теории общественного выбора, основоположниками которой явились американские экономисты Дж.

Бьюкенен (род. в 1919 г.) и К. Эрроу (род. в 1921 г.), ставшие лауреатами Нобелевской премии*. 

*          Книга К. Эрроу «Общественный выбор и социальные ценности» опубликована в 1951 г., а первая книга Дж. Бьюкенена и Г. Таллока «Расчет согласия» увидела свет в 1962 г. К. Эрроу получил Нобелевскую премию по экономике в 1972 г., Дж. Бьюкенен - в 1986 г.

 

Основателей социального выбора упрекают в экономическом империализме, вторжении в области социологии, права, этики и других отраслей общественного знания. Но в данном подходе просматривается простая логика: ведь речь идет о выборе рациональных форм общения. В любом поведенческом акте - от покупки товара, изменения прически, завода домашних животных, подписки на СМИ до принятия жизненно важных решений - мы совершаем выбор. Отсутствие альтернатив возникает лишь в тюрьме.

Теория, сформировавшаяся в виде экономической, вырвалась на простор, получила междисциплинарный характер, стала новым свидетельством условности наших классификаций. Ключевой в теории выбора является идея универсальности процесса обмена - товарами, услугами, информацией, знаниями, возможностями и т. д.

Непривычным являются подходы и методы анализа. В речи, произнесенной Бьюкененом при вручении ему премии и озаглавленной «Основной закон экономической политики», наш лауреат вспомнил о вечном вопросе социального порядка: «Как мы можем жить вместе в мире процветания, гармонии и сохранить нашу свободу автономных экономических субъектов, которые могут и должны иметь свою собственную систему ценностей».

Для человека XX в. характерно шизофреническое отношение к государству. Двойственность является наследием противостояния двух культурных пластов: идей просвещения, уходящих корнями в глубь веков, и практики социализма. Человек-просветитель чувствует себя, с одной стороны, независимым от государственной власти, но с другой - рабом, заключившим всего-навсего контракт со своим сюзереном.

Но однажды получившего свободу трудно лишить памяти. Сегодня вполне уместной стала концепция «контролируемого Левиафана». Эффективный контроль за действием правительства может быть установлен при истинном единодушии индивидов, и он не тождествен распространенному правилу принятия решений на основе голосующего большинства. «Если индивидуального согласия каждого не требуется для принятия решений, которые затем будут навязываться силой, то отдельный человек оказывается незащищенным от чуждой ему власти, не имеет возможности предъявлять претензии, а его право выбора будет эксплуатироваться другими».

Свобода выбора - это путеводитель экономического человека: покупатель выбирает товар, инвестор - объект для капиталовложений, работающий по найму - интересную и хорошо оплачиваемую работу, род занятий и место работы. Свобода выбора - это и ключевая тема демократии, превращающей экономического человека в избирателя. Для законодателей свобода выбора состоит в предпочтении одного решения другому, для чиновника - это выбор методик и инструментов для реализации принятых решений.

Выбор, в том числе и общественный, основан на индивидуальных предпочтениях, общественное сознание - это сознание совокупности индивидов. Коллективные решения происходят из расчетов индивидов, для которых действовать сообща представляется более рациональным. В то же время, находясь в группе, человек ограничен решениями, которые он принимал как член коллектива. В узком, нацеленном на суть понимании теория общественного выбора занята процессами принятия политических решений, демонстрируя тем самым тесную связь между экономическим, политическим и психологическим мотивами поведения.

Задача политики, считает Бьюкенен, состоит в определении правил поведения и рамок дозволенного, т.е. мандата, получаемого субъектом. Политика - это сфера отношений субъектов и государства.

Какое место в системе политических отношений занимают экономисты? Обычный ответ: экономисты дают советы своим «деспотам-благотворителям» - по мнению Бьюкенена, ушел в прошлое. Коллеги-экономисты обязаны прежде всего изучать структуру принятия решений вообще и в области государственных финансов в особенности.

Предпосылками анализа в теории выбора являются методологический индивидуализм (1), экономический человек (2) и понимание политики как процесса обмена (3).

Исходным и конечным пунктами общественного развития выступает индивид. Поведением экономического человека (термин был введен еще А. Смитом) движет эгоизм, «самоинтерес». Человек раньше становится покупателем, чем избирателем. Действиями экономического индивида управляет стремление к предельной полезности. Реализовать эту цель он может лишь в ограниченных рамках своего дохода. Экономическому человеку свойствен рационализм и стремление к максимизации возможного.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |