Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

3. модели экономического роста

 

«Сумрачный германский гений», философ Шопенгауэр писал: «Прогресс - это сновидение XIX века, подобно тому как воскресение из мертвых было сновидением X века:

у каждого времени свои сны».

 

Экономическая наука предполагает, что обществу свойственно поступательное развитие, выражающееся в росте масштабов производства товаров и услуг, прогрессивных изменениях отраслевой структуры экономики, многообразии потребительских благ. Американский социолог Олвин Тоффлер различает три волны в истории цивилизации: аграрную, индустриальную и информационную. Но кривая экономического роста носит весьма неравномерный характер, ей свойственны застои и даже откаты назад. Стремительный экономический рост умножает трудности адаптации к нему, может создавать шоковые ситуации как для индивидов, так и для общества в целом. Перед нами стоит относительно скромная цель - выяснить факторы, которые управляют экономическим ростом, увеличением ВП и НД в целом и на душу населений в долгосрочной перспективе. Напомним состав условных обозначений:

Q - валовой продукт (ВНП или ВВП);

Y - чистый продукт, или национальный доход;

I - инвестиции;

S - сбережения;

L - трудовые затраты;

К - капитал.

Различают экстенсивный и интенсивный рост. В первом случае средняя производительность труда (выработка на одного занятого) не меняется, увеличение происходит за счет нарастания L и К. При интенсивном пути увеличение Y опережает рост L (количество занятых).

Общей теоретической предпосылкой макроэкономического моделирования является понятие равновесной экономики. Стремление к равновесию имманентно биологическим, естественным и общественным системам. Что касается схем экономического равновесия, то представляется полезным назвать два переведенных на русский язык и адаптированных издания «Математическая экономика» К. Ланкастера и «Равновесие и экономический рост» Л. Столерю. Эти работы содержат развернутый анализ «общего равновесия» Л. Вальраса, моделей В.В. Леонтьева и Р. Солоу, К. Эрроу-Дебре, Р. Маккензи и Дж.Ф. Неймана.

Основным регулирующим фактором экономического роста являются инвестиции. В момент осуществления они повышают совокупный спрос, а в последующем увеличивают совокупное предложение. Л. Столерю писал в работе «Равновесие и экономический рост»: «Осознание той истины, что недостаточно желать, чтобы иметь; что невозможно работать в два раза больше и зарабатывать в два раза выше, или, вернее, невозможно для всех сразу. Но как бы ни были ограничены экономические ресурсы, всегда есть возможность использования их наилучшим образом. Ключевое понятие в экономике - оптимум».

Приглядимся к состоянию инвестиций в России. Общая сумма инвестиций в основной капитал составляла в 1998 г. 40,2 млрд. руб. (14,5\% ВВП). Но картина останется некорректной, если мы не учтем следующие обстоятельства:

амортизационные фонды предприятий были использованы на 40-45\%;

из прибыли на капиталовложения пошло менее половины;

небольшим был объем инвестиций за счет банковских депозитов (сбережений населения);

согласно оценкам, общий инвестиционный резерв находился в 1996-1997 гг. на уровне 40\%.

 

Мультипликатор Кейнса

 

Темп падения Y, как правило, превышает темп сокращения инвестиций (как, впрочем, и темп их роста в случае, когда инвестиции увеличиваются). Коэффициент, характеризующий это превышение, называется мультипликатором Кейнса и равен

 

1

 

где буква с (малая) обозначает отношение прироста потребления (С) к приросту национального дохода (Y) (с = С/AY) и называется склонностью (предельной склонностью, если выражаться строго) к потреблению. Таким образом, падение национального дохода (или его прирост: все зависит от знака AI - изменения инвестиций) равно AY = m • AI.

И так как мультипликатор всегда больше единицы, то падение AY усиливается по сравнению с падением AI. Отсюда и название «мультипликатор», т.е. усилитель.

Вдумываясь в формулу мультипликатора, в знаменателе которой стоит разность (1 - с), можно прийти в замешательство: чем большая часть национального дохода потребляется (растет склонность к потреблению), тем меньше разность (1- с) и тем больше величина мультипликатора, а значит, сильнее растет национальный доход (при положительной величине AI - росте инвестиций). Этот парадокс разрешает правило накопления.

 

Модель роста Солоу

 

Роберт Солоу, считающий Василия Леонтьева своим «учителем, наставником и другом», получил в

1987 г. Нобелевскую премию за исследование факторов экономического роста. Он предложил формулу,

известную в современной науке как «золотое правило накопления»*.           

•           Само название было введено в оборот Эдмундом Фелпсом, написавшим в 1961 г, статью «Золотое правило накопления: сказка для взрослых».

 

Прибавим к уже известным нам обозначениям показатель g - темп прироста трудовых затрат. Предпосылками анализа являются:

равенство между S и I; или и ;

на рынке факторов производства (L и К) наличествует совершенная конкуренция;

рост выработки является следствием повышения капиталовооруженности , при сохранении той же пропорции между K и Q (принимается равным 10 : 3, т.е. 31/3);

g - естественный темп роста трудовых затрат (повторим, что большими буквами латинского алфавита в экономике обозначаются абсолютные величины, объемы, а малыми - удельные веса, нормы, т.е. величины относительные).

 

Солоу предлагает следующий расчет. Допустим:

что = 3 ^3, т.е. общий запас капитала в три с третью раза больше, чем Q;

что прирост g = 3\% (l\% - за счет привлечения дополнительной рабочей силы и 2\%,- за счет производительности труда).

Норму сбережений (s) можно определить и в виде

 

Формула показывает, что при стабильном приросте трудовых затрат существует прямая зависимость

между нормой накопления (s) и запасом капитала (К), отнесенного к годовому продукту (Q). Согласно

«золотому правилу» Р. Солоу, выбытие капитала не может быть (не должно быть) больше, чем

предельный продукт, созданный функционирующим капиталом*.     

*          Вывод уравнения Р. Солоу приведен нами в изложении: Samuelson P. А. Nordhaus W.D. Macroeconomics. N.Y., 1989. Р. 442.

 

Первая посылка анализа может быть продолжена: S = I = норме амортизации. Согласно «золотому правилу», выбытие капитала не может быть (не должно быть) больше, чем предельная склонность к инвестициям.

«Золотое правило» указывает уровень капиталовооруженности, оптимальный (при данных условиях) ж      C ц

для  потребления  з max— ч.   «Золотое  правило»  определяет запас  капитала,  необходимый для и      L ш

устойчивого состояния экономики с наивысшим уровнем потребления. В отличие от традиционных подходов здесь наивысшее потребление определяется не величиной (как можно большей) капитала, но его оптимальным размером. В стационарном состоянии I равно покрытию износа. Практические выводы:

Определена прямая зависимость между S —I —К — Q в долгосрочном плане.

Оптимум С есть функция , но для достижения оптимума необходимы инвестиции, т.е. ограничение С и государственное стимулирование I.

Равновесие S = I, предпосланное анализу, на практике нарушается. Дело в том, что факторы, определяющие S, не совпадают с факторами, от которых зависит I.

S

4.         Формулу S = g х   можно преобразовать в g =      . „. Прирост трудовых затрат не должен

К / Q

превышать пределов, поставленных S и . Чем выше, при прочих неизменных условиях, прирост населения (предложение труда), тем ниже объем Q, приходящегося на одного занятого.

5.         Если потребление осуществляется за счет инвестиций, то это грозит свертыванием Q. Происходит

«дисконтирование будущего», т.е. ущемление будущего в пользу настоящего. Оправдание ищут обычно

в перспективах технического прогресса, невостребованном потенциале ресурсов.

 

            Технический прогресс и экономический рост*   

*          Символом эпохи можно считать часы: солнечные - у древних, безминутные - безмятежное Средневековье, электронные - в XX в.

 

Модель Солоу может служить отправным пунктом для изучения экономического роста. Мы полагали соотношение между К и L постоянным, хотя в отраслевом разрезе его значения заметно отличаются друг от друга, поскольку есть отрасли трудоемкие, а есть капиталоемкие. Но в общем и целом объем производства являлся функцией капитала и труда.

Изменим исходные условия анализа. Пусть пропорции между К и L будут подвижными, a Q станет функцией f(K, L х є), где через є обозначена эффективность труда, ее прирост обусловлен технологическим прогрессом. Совокупная же эффективность труда (L х є) - это выработка на одного занятого є, умноженная на количество работников L (единиц труда).

Именно технологический прогресс обеспечивает последовательное, систематическое приращение выработки (є). Экономическую форму технологического роста называют трудосберегающей. Темп роста L ниже, чем темп возрастания є. Как правило, эластичность продукта по занятости такова: 1\% роста ВВП соответствует 0,6\% роста занятости. Следствия благоприятны:

•           повышение уровня жизни как работающих, так и населения в целом (N). Именно технологические сдвиги являются ключевым фактором, противодействующим закону убывающей доходности производства;

•           введение в анализ подвижного соотношения между К и L взрывает равновесие, установленное ж K ц

«золотым правилом». Там мы исходили из прямой связи нормы накопления (s) и капиталоемкости 3 —ц

и Q ш

, т.е. из того, что величина Q прямо коррелирует с s, а выбытие К не должно превышать прироста чистого продукта. Так обстоит дело в равновесной экономике, взятой нами за исходную. В реальной жизни прогресс технологии неизбежно вызывает неустойчивости и диспропорции, связанные с появлением недостатка или избытка факторов производства, а также с непостоянством є;

«человеческий капитал» приобретает особое значение, как в смысле накопления знаний, важности образования и т.п., так и в связи с заметным ростом стоимости труда.

В России пока что интенсивность производства остается низкой. За 1990-1995 гг. этот показатель упал по промышленности в целом на 52\%. Темп падения производственного продукта превышал темп сокращения занятости. На 1\% сокращения ВВП приходилось 0,03\% снижения занятости. Парадокс вполне объясним социально-политическими причинами.

Крайне низкой остается эффективность труда в сельском хозяйстве России. Она составляет не более 7-8\% от американской (сопоставляются выработки на 1 занятого). Каждый работник сельского хозяйства России кормит 15 человек, тогда как в США - 80, в Германии - 50, в Италии - 25. Между тем по душевому размеру пашни Россия находится впереди этих стран.

 

Внешние эффекты: «теорема Коуза»

 

Затраты со стороны факторов производства выражаются, как известно, в издержках. Сегодня особенное значение приобрели внешние издержки, или эффекты, называемые еще экстерналиями. Они связаны с экологическими затратами, т.е. воздействием производства и потребления на леса, воздух, водные бассейны, на наше здоровье и самочувствие. Чаще всего экстерналии носят социальный характер.

Отечественная промышленность формировалась без учета экологически допустимых норм загрязнения среды. 28 тыс. предприятий, согласно оценке, оказывают неблагоприятное воздействие на природу и здоровье людей. Это прежде всего предприятия металлургии, химии и нефтехимии, машиностроения. Результатом строительства ГЭС и создания водохранилищ стало затопление 4,5 млн. га пригодной для обработки земли.

Анализируя возможные экономические решения, следует вспомнить англо-американского

экономиста, лауреата Нобелевской премии 1991 г. Рональда Коуза, основателя нового направления в

экономике*.  

В своем творчестве Р. Коуз шел, по его собственному признанию, от практики, от реальной жизни, а не оставался в рамках «экономики на классной доске».

 

Повторим, что под внешними эффектами понимаются не внутренние издержки предприятия, а социальные затраты, ложащиеся на другие фирмы, на домашние хозяйства, на физических лиц и обусловленные производственной деятельностью данного экономического субъекта. Дым из труб и шум аэродрома, сброс отходов в реку или порча лесов, убытки, потеря здоровья - все они грозят лицам посторонним, не принимающим участия в производстве. Иногда эти внешние эффекты могут быть полезными или прибыльными для других: пчелы, которых кто-то разводит для получения меда, опыляют окрестные сады; радуют глаз соседей ухоженные зеленые участки или вовремя покрашенные домики и т.д.

Ключевую роль в деле минимизации отрицательных внешних издержек сохраняют меры прямого государственного воздействия. Даже М. Фридмен соглашается с тем, что возможный ущерб от действия рыночных сил (внешние эффекты) делает вмешательство государства принципиально необходимым. Это прежде всего бюджетное финансирование с обоснованными расчетами объемов, разработка допустимых норм загрязнения, средств контроля, налогообложение, штрафные санкции.

В России финансирование экологической защиты на 90\% осуществляется за счет бюджетных

средств, на 7\% - из местных ресурсов, остаток покрывают коммерческие банки*.    

Около 20\% расходов имеют источником иностранные средства (международные, государственные и общественные фонды).

 

Проблема компенсации внешних издержек путем их включения в общие издержки предприятия чрезвычайно сложна. В особенности это относится к ситуациям, когда трудно установить, кто является

лицом ответственным. Кто, например, несет ответственность за кислотные дожди, озоновые дыры или парниковый эффект? Попробуем сначала разобраться в механизме компенсации экологических издержек там, где виновник очевиден. В ряде случаев продажа продукции на нерегулируемых рынках в условиях свободной конкуренции не позволяет достичь необходимой эффективности. Покажем это с помощью стандартной модели «спрос - предложение».

Известно, что отрицательные внешние эффекты выражаются в перекладывании определенной доли общих издержек производства на «третьих лиц», а по существу - на общество в целом. Происходит это следующим образом (см. рис. 13 и 14).

 

Совместим теперь оба графика - пересечение кривых даст две равновесные цены: более низкая не учитывает внешних издержек, и ей соответствует более низкий уровень потребления. Первую пару величин принято называть эффективными, вторую - рыночными (см. рис. 15).

Рис. 15

 

В случае положительных внешних эффектов (пчелы!) кривая издержек не подвергается сдвигу -издержки производителя совпадают с общими, тогда как кривая полезностей сдвигается вверх (см. рис.

68

Этот анализ позволяет сформулировать следующее общее правило: эффективный объем меньше рыночного при отрицательном внешнем эффекте и больше - при положительном; эффективная цена всегда выше рыночной, т.е. при любом знаке внешнего эффекта. Чтобы достичь большей эффективности, необходимо в одном случае возложить часть внешних издержек на производителя, в другом - компенсировать ему часть производимой им внешней полезности. Подобная трансформация внешних эффектов называется их интернализацией - включением во внутренние издержки.

 

Внешние эффекты: методы коррекции

 

Мы рассмотрели экстерналии, или внешние, побочные эффекты, влияющие на окружающую среду. Р. Коуз предлагает свою методику воздействия на экстерналии. Включение отрицательного внешнего эффекта увеличивает издержки. Практически это достигается введением корректирующих налогов на выпуск «вредного» товара. Для компенсации положительного внешнего эффекта можно увеличить стоимость товара до уровня общезначимой полезности, что достигается выплатой производителям «полезного» товара корректирующих субсидий. Однако осуществить на практике указанную корректировку, повышающую экономическую эффективность, оказывается зачастую невозможно, прежде всего по причине трудности идентификации и измерения внешнего эффекта.

В случае отрицательных внешних эффектов можно попытаться свести к минимуму величину общих внешних издержек при фиксированном объеме производства. В качестве примера рассмотрим вредные выбросы. Загрязнение окружающей среды может характеризоваться концентрацией вредного вещества, например циана в воздухе, либо интенсивностью излучения, например звука (шум) или электромагнитных волн (рентген). Наконец, это может быть концентрация пыли в воздухе или механические, биологические, химические и т.п. примеси в воде. Для каждого из этих загрязнений существует предельный уровень, при достижении которого начинается вредное воздействие на человека и/или окружающую среду. Это медицинская норма, не зависящая от причины или источника загрязнения. Она называется ПДК - предельно допустимой концентрацией или ПДИ - предельно допустимой интенсивностью. Если эта норма превышена, общество начинает нести издержки, внешние по отношению к источнику их возникновения, в качестве которого выступает некий экономический агент. Назовем его фирмой. Покажем, как при согласии сторон (фирмы и общества) суммарные затраты на внешние факторы могут быть сведены к минимуму. Разобраться в этом вопросе нам помогут графики.

На горизонтальной оси будем откладывать уровень загрязнений, выраженный в единицах ПДИ (или

ПДК) (см. рис. 17):

Шкала загрязнений

1_        10        100      1000    10000

Ш°       ICV     10г      103 10е

(ПДК)

 

Рис. 17

 

Каждому уровню загрязнений соответствует определенная величина внешних издержек (в рублях, долларах и т.д.), которые несет общество (см. рис.18).

С ростом величины загрязнения издержки стремительно нарастают - кривая идет круто вверх. Общество несет эти издержки, сокращая рабочий день, платя за лекарства, выплачивая компенсации жителям вблизи аэропортов и т.д. Оно соглашается на эти издержки, чтобы сохранить данный уровень производства благ (например, число авиарейсов в сутки).

Обратимся теперь к фирме. Чтобы снизить уровень своих выбросов до предельно допустимого, она должна произвести затраты, величина которых отложена на вертикальной оси (стоимость и эксплуатация очистных сооружений, или шумопоглощающих устройств, или радиационной защиты и т.д.). При постоянном уровне производства затраты снижаются с увеличением допустимых выбросов -кривая идет вниз. Рост производства сдвигает всю кривую вверх, как это показано на рис.19.

Совместим теперь обе кривые на одном рисунке и построим их сумму - кривую суммарных (общих) издержек на борьбу с загрязнениями (см. рис.20). Она имеет минимум. Существование такого минимума при согласии сторон составляет содержание «теоремы Коуза», о которой подробнее будет сказано ниже. Если построить точки минимума для ряда уровней производства, получится кривая минимальных общих издержек (изображена пунктиром). Подчеркнем еще раз, что наличие минимума

это предмет согласия и что общество в целом вовсе не обязано нести возрастающее при увеличении производства бремя издержек и может защитить себя либо с помощью институциональных ограничений (национальные и международные стандарты), либо сделав норму загрязнений предметом торга.

Поиск согласия

 

Анализ спорных ситуаций неизбежно связан с нахождением хозяйственных субъектов, ответственных за социальные убытки. Стандартным является путь внерыночного государственного воздействия посредством налогов и штрафов. За варварское загрязнение московской реки Яузы выходящие на набережные предприятия наказываются штрафами, выплаты которых, так же как и применение более радикальных санкций, сплошь и рядом остаются декларативными. Согласно Коузу, и в подобных случаях возможно использовать рыночные связи.

Автор исходит из того, что внешние издержки имеют взаимозависимую социальную природу.

Ключевым становится поиск согласия между заинтересованными сторонами. Нужно найти оптимальное

решение, которое обеспечит наименьшие потери для общества. Этот подход, с легкой руки Дж.

Стиглера, был назван «теоремой Коуза»*. Своего рода классикой стал пример со строительством Музея

современного искусства в центре Манхэттена (США). На этом оживленном месте стоял небольшой, но

хорошо посещаемый ресторан, хозяин которого не соглашался продать свое заведение. В конце концов

согласие было найдено: архитектурный ансамбль нового музея имеет купол, под которым расположен

ресторан. «Теорема Коуза» требует четкого определения обязательств (ответственности) сторон при

заключении контрактов.     

* Статья Р. Коуза «Проблема социальных издержек» (I960) считается одним из наиболее часто цитируемых экономических произведений.

 

Возьмем такой случай. Химический завод, принадлежащий мистеру Смиту, губит деревья в парке, находящемся в собственности миссис Мюллер. Очистные сооружения стоят дорого. Каков выход из положения? Многое зависит от того, как оформлена у Смита лицензия на строительство завода. Если в ней нет указаний на сохранение окружающей среды, то, по-видимому, госпожа Мюллер должна будет оплатить очистные сооружения, чтобы сберечь деревья, или попытаться купить завод, чтобы потом его закрыть, или оставить эту затею вообще. Если же в документах содержится норма об ответственности за загрязнение, издержки несет Смит.

Мы не случайно привели этот пример. Достижение согласия в части социальных издержек нередко затрудняется неразработанностью законов, неясностями с правом на чистый воздух, на тишину в ситуациях, когда корректное определение виновников затруднено. Таким образом, было открыто новое направление в науке: экономика - экология - право. Задача состоит в разумном сочетании стимулов рынка и государственных ограничений. Правовое обеспечение этой сферы отношений стало составной частью подготовки экономистов и предпринимателей.

Факты экологических злоупотреблений и катастроф в России хорошо известны, так же как и безнаказанность ответственных лиц или иллюзорность штрафных санкций. Помимо причин глобального характера, у нас существуют еще дополнительные, связанные с чрезмерной энерго- и ресурсоемкостыо производства, износом оборудования, отсутствием экологической культуры и заинтересованности. Вот, например, сталелитейный завод, работающий на старом оборудовании, спускает отходы в реку и ответствен за уменьшение улова рыбы, ухудшение ее качества. Что следует предпринять?

Можно, полагаясь на рыночные силы, «оставить все как есть»: избыток некачественной стали заставит сократить ее выпуск, а недостаток рыбы приведет к повышению цен на нее, и рыбаки будут изыскивать пути достижения согласия со сталелитейщиками.

Можно закрыть завод или модернизировать его за счет бюджета. Здесь мы будем вынуждены значительно увеличить государственные расходы на пособия по безработице, на модернизацию, на контроль за расходованием средств. Можно поискать богатого покупателя, согласного взвалить на себя расходы по модернизации завода, и подписать соответствующий контракт. Получив самостоятельность, хозяева в целях повышения эффективности должны будут, с одной стороны, сократить занятость, с другой - поднять в целях покрытия экстерналий цены на свою продукцию. Ведь, как правило, старые заводы держатся на плаву за счет того, что не оплачивают социальные издержки.

Общий вывод о снижении эффективности сталелитейного производства в результате его отрицательного внешнего воздействия не подлежит сомнению.

А как обстоит дело с производством электроэнергии, при котором взаимодействуют минусовый и плюсовой внешние эффекты?

Если негативные социальные эффекты, связанные с производством электроэнергии, повышаются, а в издержках и ценах на нее это не учитывается, то неизбежными будут рост выпуска электроэнергии и сохранение энергоемкости экономики, что крайне неблагоприятно скажется на зеленых насаждениях и, например, на тюльпанах.

Если же цены на электроэнергию будут выше, чем общие издержки (включая социальные), то производство энергии сократится (из-за снижения спроса), а ландшафт в округе примет красочный вид и тюльпаны подешевеют.

Рыночная экономика - это своего рода поиск относительного равновесия между добром и злом.

Нельзя сказать, что в России царит полное безразличие на экологической ниве. Разрабатываются

проекты утилизации отходов. На Урале, например, в промышленную продукцию стали перерабатывать

дым от ТЭЦ, в качестве очистителей воды и почвы начали применять «магнитные бактерии»,

используют переплавку мусора в доменных печах, термическую переработку бытовых отходов.

Дополнительным источником экологических трудностей в России является слабая правовая защита,

связанная, пожалуй, в первую очередь с неопределенностью прав частной собственности. Уже

упоминавшийся нами Р. Коуз был ярым сторонником «рационализации» права собственности,

расширительного его толкования, выступал за создание радиовещательного рынка и установление

права собственности на радиоволны. Не будем заходить столь далеко. Но надеемся, что российская

Фемида начнет исполнять свои традиционные функции, и прежде всего защищать частную

собственность от посягательств, порчи и т.д. И здесь неизбежны сложности, с которыми уже

столкнулись западные эксперты: непросто определить ответственных за ущерб (например, от

кислотных дождей), отработать систему экологической защиты, законодательную базу*.   

* Юристы считают, что затруднения связаны еще и с тем, что в прежние времена правовая система России была построена на канонах романо-германского (континентального) правопорядка. Между тем хозяйственное право мы стали изучать по американским учебникам, формировать правовую систему, ориентируясь на США.

 

Исходя из практического опыта, взаимосвязей экономических и политико-правовых действий, можно наметить следующие средства борьбы с загрязнением среды обитания:

прямое государственное воздействие посредством запретов и ограничений, налогов и штрафов;

использование рыночных процессов, объективного стремления экономики к равновесию и выгодного предпринимателю достижения согласия, поскольку оно уменьшает трансакционные издержки, т.е. потери времени и средств на ведение переговоров, сбор информации о конкуренте, составление судебных исков и пр.;

разработка корректного национального законодательства и наведение порядка в его исполнении.

Темпы экономического роста в современном мире

 

За последнюю четверть века наблюдалось некоторое замедленное и резкая неравномерность темпов экономического роста на душу населения. Разумеется, речь идет об усредненных данных, так как имеются регионы и периоды, где подобная тенденция не наблюдается.

За 1972-1992 гг. среднегодовые темпы роста производства на душу населения в Японии снизились с 8,8 до 3,2\%, с 5,7 до 2,2\% - в Германии, с 2,4 до 2,1\% - в Великобритании, с 2,2 до 1,7\%-в США.

Как объяснить появление подобной тенденции?

В предшествующее двадцатилетие (50-70-е гг.) существенную роль играли обстоятельства, обусловленные послевоенным, так называемым «отложенным» спросом, особенно в странах, подвергшихся разрушению (Германия, Япония).

Замедление может быть связано с переориентацией капитальных затрат на сферу услуг, составляющую сегодня 50-60\% ВВП. Спрос на материально-вещественные производственные факторы, являвшиеся ранее движущей силой, упал.

Свою лепту в замедление совокупного промышленного роста внесли, по-видимому, повышение цен на энергоресурсы и моральное старение энергоемкого оборудования. Следует учитывать также рост государственного регулирования, наложение запретов и ограничений на использование эффективного производства по экологическим причинам.

Тенденция к замедлению не исключает, естественно, подъемов. За последнее десятилетие XX в. имел место весьма продуктивный взлет деловой активности, причем локомотивами выступили США и страны Восточной Европы. Тренд в сторону падения темпов роста в России наблюдался с конца 50-х гг.. С течением времени все более заметным становилось «дисконтирование будущего», связанное в первую очередь с прямым расхищением невозобновляемых природных ресурсов. Эксперты называли нашу экономику «ресурсопоглощающей». При этом часть производственного аппарата гражданской промышленности была создана еще в XIX в.

Мы так и не достигли по душевому производству зерна урожая 1913 г. и перешли с 1963 г. к его систематическому импорту.

В 90-е гг. нарушение «золотого правила накопления» принимает в России своеобразную форму: инвестиции падали быстрее, чем реальный ВП. В условиях инфляции и общей нестабильности «предпочтение ликвидности» вело к тому, что денежные средства вкладывались в доллары, а не шли на инвестиции.

Большинство ученых сходятся на том, что начало 2000 г. должно стать временем стабилизации и постепенного оздоровления экономики.

 

Вопросы для обсуждения

Как вы можете определить, что представляют собой конечные продукты и добавленные стоимости?

Как избежать повторного счета при оценке ВВП?

Как проводится индексация макроэкономических величин?

Подсчитайте на основе имеющихся в учебнике данных реальный ВВП России за 1995 или 1994 гг. и душевые продукты (население России составляет 147,5 млн. человек).

Как изменится, на ваш взгляд, структура ВВП России в 2000 г.?

Как можно определить основной психологический закон Кейнса?

Как   вы   предполагаете,   в   каких   направлениях   будет   меняться   отраслевая структура промышленности России?

Объясните сущность мультипликатора Кейнса.

Попытайтесь применить формулу Солоу (зависимость между s,  К, g и Q)  к анализу экономической динамики в России.

Что представляет собой эффективность труда, какова ее зависимость от К и L?

Какие методы управления внешними эффектами вы знаете?

Как формализовать математически, на основе формулы Солоу, падение темпов экономического роста?

Как можно использовать «теорему Коуза» в экологической политике?

Экономические модели Василия ЛЕОНТЬЕВА

 

Приезжая в Россию, Василий Васильевич Леонтьев обязательно навещает Санкт-Петербург, город, в котором он родился в 1906 г. и провел первые 19 лет жизни. В беседах профессор Леонтьев часто вспоминает февраль и октябрь 1917 г., митинг у Зимнего дворца, на котором выступал Ленин. В предисловии к изданной на русском языке книге В.В. Леонтьев пишет: «Возможность поделиться своими мыслями на языке, на котором я слушал лекции и сдавал экзамены в свои студенческие годы семьдесят лет тому назад в здании старой Коммерц-коллегии Петра Великого, дает мне глубокое личное удовлетворение» (Экономические эссе: теории, исследования, факты и политика. М., 1990).

В университете Петрограда Леонтьев изучал философию, социологию и экономические науки (19211925), затем продолжил образование в Берлине, куда вынужден был поехать на лечение. Василий Васильевич рано начал свою трудовую и преподавательскую деятельность: нужно было добывать средства для жизни за границей. В 1927 г. ему повезло: он стал младшим научным сотрудником известного в научном мире Кильского института мировой экономики. В 1929 г. он уезжает в Китай, приглашенный на должность экономического советника при министерстве железных дорог, в 1931 г. эмигрирует в США.

С этой страной связана вся последующая творческая биография и личная жизнь В.В. Леонтьева. Он стал гражданином США, женился на американской поэтессе Эстелл Маркс. Их дочь Светлана -профессор истории искусств в Калифорнийском университете. С 1931 г. Леонтьев преподает экономику в Гарвардском университете, становится профессором, а с 1946 г. организует Центр экономического анализа, прославивший впоследствии Гарвардскую экономическую школу. В 1975 г. Василий Леонтьев получает пост директора Института экономического анализа в Нью-Йорке. В год своего 80-летия (1986) В.В. Леонтьев оставил пост директора института, но продолжал активно трудиться как исследователь, выполняя заказы многих реформирующихся стран.

Василий Васильевич Леонтьев - лауреат Нобелевской премии (1973), экс-президент Американской экономической ассоциации, член Академии наук США, Британской Королевской академии, кавалер ордена Почетного легиона Франции, ордена «Восходящего солнца» Японии, ему присвоены почетные докторские степени университетов Лозанны и Брюсселя, Парижа и Рима. В 1988 г. В.В. Леонтьев был избран иностранным членом Академии наук СССР.

Высказываясь о месте экономической науки в общественной и деловой жизни, Леонтьев подчеркивает эмпирический характер экономики, ее непременную практическую полезность. Теоретизирование требует вдохновения и навыка, а сбор фактов стоит пота и слез. Мы сталкиваемся поэтому, по мнению Леонтьева, с избытком теоретических моделей и недостаточностью базы данных. Он упрекает экономистов кембриджской школы, к которой принадлежат Дж.М. Кейнс и Дж. Хикс, в излишнем увлечении далеким от практики теоретизированием. В.В. Леонтьев опубликовал получившую широкую известность работу «Слепое теоретизирование. Методологическая критика неокембриджской школы». Имеет значение, по словам Леонтьева, прежде всего умение эффективно использовать имеющиеся факты, составлять прогнозы, определять перспективные направления научно-практического поиска. Этот подход к науке обнаружился в творчестве профессора Леонтьева с первых шагов. Будучи аспирантом Берлинского университета, Василий Леонтьев публикует свою первую научную статью, посвященную критическому анализу доклада начальника ЦСУ СССР П. Попова о балансе народного хозяйства СССР за 1923/24 г.

Делом жизни нашего соотечественника явилось создание и постоянное совершенствование метода «затраты-выпуск» (Input-Output), макроэкономической взаимозависимости, позволяющей определить и повысить эффективность народного хозяйства в целом и его отдельных составляющих. Работу отличает научная строгость, высококвалифицированное использование математики. Первая крупная монография «Структура американской экономики 1919-1929 гг.», опубликованная в 1944 г., где излагаются начала нового метода экономического анализа, принесла В.В. Леонтьеву лавры подлинного новатора.

Надо сказать, что 30-е гг. были периодом взлета в истории мировой экономической мысли. Научная общественность, да и вообще читающая публика, находилась под влиянием идей великого англичанина Джона Мейнарда Кейнса. И вот на экономическом небосклоне по другую сторону Атлантики засияла новая звезда первой величины, появился ученый, который поставил американскую экономическую науку на высший пьедестал. В послевоенные годы модель «затраты-выпуск» стала для корпораций и государственных служб США инструментом, позволившим рационально прогнозировать экономический рост, структурные изменения и занятость. В 50-60-е гг. аналитический метод «затратывыпуск» применяется уже в большинстве стран мира, в международных расчетах и сопоставлениях, проводимых учреждениями ООН. В чем же состоит суть этого метода?

Исходной посылкой и движущей силой послужила предложенная еще в XIX в. французским экономистом Леоном Вальрасом теория общего равновесия. «Теория общего равновесия, - пишет В.В. Леонтьев, - т.е. анализ взаимной зависимости всех производящих и потребляющих единиц, которые составляют национальную (или мировую) экономику, является стержнем современной экономической науки». Взаимозависимость отраслей, сфер хозяйства, стран можно представить в виде системы уравнений.

Ключевая модель «затраты-выпуск» предполагает существование перекрестной зависимости. Если мы вслед за В.В. Леонтьевым условно разделим экономику на 44 сектора, то обнаружится связь между факторами производства (капитал, труд, услуги, природные ресурсы), с одной стороны, и стадиями производственного процесса, изготовлением промежуточных продуктов, вплоть до конечных товаров, поступающих в потребление, - с другой. Взаимосвязь секторов можно представить в виде таблицы или баланса, получившего название шахматного (в нашей экономической науке более употребителен термин «межотраслевой баланс»). Вторую ступень модели составляют так называемые «технические коэффициенты» (их около 200). Они выводятся из первой секторальной ступени и представляют количественные и качественные параметры взаимосвязей. Объясняя вторую ступень, В.В. Леонтьев вспоминает расписание поездов, где указывается, откуда и куда следует состав, время прибытия, встречные станции. Третья, результирующая ступень - это система уравнений, известная в экономической науке как «инверсия Леонтьева». Система уравнений достаточно сложна и громоздка, но она позволяет ответить на вопрос: сколько требуется затрат каждого сектора, чтобы обеспечить общее приращение валового продукта на один доллар. Вопрос можно сформулировать и иначе: чего и сколько должен затратить каждый из секторов, чтобы увеличить выпуск тех или иных конкретных изделий. Издержки подсчитываются как в материальном, так и в денежном выражениях.

«Инверсия Леонтьева» раскрывает внутренний механизм экономики, позволяет выявлять размеры спроса на различные товары и, главное, его перспективы, отрабатывать квалифицированную экономическую политику. В процессе совершенствования и усложнения модели «затраты-выпуск» был создан динамический вариант системы, учитывавший технический прогресс, перестройку промышленности, изменения ценовых пропорций. Модель была переведена на гибкие коэффициенты. Эта работа оказалась весьма успешной еще и потому, что параллельно с научным поиском совершенствовалось компьютерное обеспечение.

Фундаментальными трудами по экономическому моделированию явились публикации Леонтьева: «Экономика затрат-выпуска» (1966); «Новый взгляд на экономику» (1967); «Экономическая система в эпоху перелома» (1976); «Экономические эссе: теории, исследования, факты и политика» (1977). Последняя из вышеперечисленных работ была в 1990 г. опубликована на русском языке.

Шахматные балансы В. Леонтьева доказали свою жизнеспособность и применительно к регионам, американским штатам и даже отдельным городам. Вместе с тем они были приняты в качестве аналитического метода Всемирным банком при подготовке планов его кредитной деятельности и предложений по бюджетной политике для стран - членов организации.

Логика исследовательского поиска вывела В.В. Леонтьева на мировой уровень экономики. И снова творческий гений позволяет сделать открытие. Применяя новую методику, В.В. Леонтьев доказывает, что если принять во внимание весь комплекс прямых и косвенных затрат, то экспорт из США оказывается более трудоемким и менее капиталоемким, чем импорт, хотя в США квота инвестиций достаточно высока, да и уровень зарплаты достаточно высок. Получается, что для США выгоднее экспортировать труд и импортировать капитал. Внешнеторговые преимущества, известные еще со времен Рикардо, обнаруживают свой условный, относительный характер. «Парадокс Леонтьева» стал источником новых размышлений и более глубокого анализа мировой торговли. В.В. Леонтьев возглавил группу экспертов, подготовивших по заказу ООН доклад-прогноз «Будущее мировой экономики». Он был переведен на русский язык и опубликован у нас еще в 1979 г. Исходными для анализа явились данные за 1970 г., а в прогнозе давались оценки на 1980, 1990 и 2000 гг. Доклад должен был стать основой «стратегии развития» и создания нового экономического порядка, разрабатывавшихся под эгидой ООН.

Профессор Леонтьев принадлежит к первому ряду ученых-экономистов, выразивших озабоченность состоянием  окружающей  среды.   Используя  опыт  моделирования,   он  показывает взаимосвязь, существующую между хозяйственной активностью и состоянием среды обитания. Еще в своей Нобелевской лекции, посвященной проблемам мировой экономики в свете шахматных балансов, Леонтьев выделяет загрязнение окружающей среды в самостоятельный сектор шахматного баланса. Задача состояла в доказательстве того, что введение строгих мировых стандартов необходимо и неизбежно, а с точки зрения экономической эффективности даст возможность развивающимся странам заметно повысить занятость, хотя и потребует некоторых жертв со стороны потребления. Особым вниманием к экологическому фактору проникнута и книга «Будущее мировой экономики». В работе содержится группировка стран и регионов, находящихся, судя по основным экономическим показателям, на разных ступенях развития, и предлагаются два альтернативных сценария их развития к 2000 г. Предполагалось, например, что разрыв между индустриально развитыми и развивающимися странами в доходе на душу населения сократится с 12 : 1 до 7 : 1.

Экспертные оценки свидетельствовали о том, что расходы на борьбу с загрязнением окружающей среды напрямую зависят от размера душевого дохода. В странах Африки, страдающих от засухи и эрозии почвы, доход на душу населения не превышал в 1970 г. 167 долл. в год против 2000-4000 долл. в мире индустриально развитых государств. Согласно прогнозу, душевой доход в странах засушливой Африки должен повыситься до 436 долл. Но темпы выброса твердых отходов будут в странах с низким доходом все же возрастать на 6\% в год, содержание вредных примесей в воде - на 7\% в год, между тем как темпы загрязнения воздуха и воды в Северной Америке и Европе останутся до конца века примерно на том же уровне (2-3\%), со слегка понижательной тенденцией. Что касается капитальных затрат в очистном секторе, то их доля по отношению к совокупному капиталу повысится в Западной Европе до 3,9\%, почти до 4\% - в Японии, до 2,6\% - в Советском Союзе (в 1970 г. последний показатель, поданный ООН, составлял 1,3\%).

Разумеется, прогнозы содержали приблизительные оценки и основывались на том видении мира, которое господствовало среди ученых в середине 70-х гг. Предвосхитить глобальные социально-политические сдвиги, которыми характеризовалось последнее десятилетие, было весьма затруднительно.

В общем и целом прогноз относительно более быстрого экономического роста развивающихся стран оправдывается, хотя в этом регионе произошла значительная дифференциация, выделилась группа государств, которые называются «новыми индустриальными». Это - Юго-Восточная Азия, Аргентина, Бразилия, ряд стран Ближнего Востока. По душевому продукту они соперничают со странами Европы и Северной Америки. Дифференциация привела также к тому, что терминология 70-х гг. - «третий мир», «развивающийся мир» - вряд ли подходит к сегодняшней структуре мира.

Не оправдался, по понятным причинам, и прогноз развития стран «централизованно планируемой экономики». Составлявшая в 1970 г. их доля в мировом материальном производстве - 21\% - должна была увеличиться до 27\% к 1990 г. идо 29\% к 2000 г.

Василия Васильевича мы часто встречали на международных конференциях, посвященных экономике разоружения, проблемам конверсии военного производства. Он видел свою задачу в том, чтобы, используя шахматные балансы, методику «затраты-выпуск», рассчитать издержки производства оружия, его воздействие на смежные отрасли, а также определить наиболее рациональный подход к конверсии, удешевить ее и сберечь рабочие места. В соавторстве с Ф. Дахиным были опубликованы работы: «Военные расходы» (1983) и «Перспективы автоматизации труда» (1986). В конце 80-х гг. В.В. Леонтьев участвовал в первых проектах широкомасштабной конверсии военного производства и экономических преобразований России.

Важной сферой деятельности Василия Васильевича на всех этапах была подготовка научных кадров. Он сделал много доброго для молодых ученых России, проходивших стажировку в Гарварде и Нью-Йорке.

Научные достижения нашего выдающегося соотечественника стали классикой при его жизни. Сознавать это приятно, хотя творческий ресурс В.В. Леонтьева применительно к российской экономике далеко не исчерпан.

Завершая этот короткий очерк, хочется привести некоторые высказывания профессора Леонтьева, имеющие прямое отношение к нашей экономической практике.

«Я увлекаюсь парусным спортом, и когда объясняю студентам, как функционирует экономика, то сравниваю ее с яхтой в море. Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер - это заинтересованность, руль - это государственное регулирование. У Советского Союза ветер не наполнял паруса, а тогда и руль не помогал. Самое трудное состоит в том, чтобы найти правильное соотношение между ответственными действиями предприятий и государства».

В.В. Леонтьев сравнивает руководителей наших государственных предприятий, которые привыкли к плановым поставкам и не способны самостоятельно находить поставщиков и потребителей, с пингвинами, которых очень трудно научить летать.

И еще слова, оброненные Василием Васильевичем невзначай, как что-то само собой разумеющееся: «Попытка запрета использовать доллар во внутреннем обороте России так же бессмысленна, как и введение запрета на самогоноварение». Совсем недавно наравне с национальными деньгами доллары ходили в Южной Корее, Израиле; понятно, что и доверие к американской валюте было там несравненно выше, чем к национальной. Сейчас эта двойственность денежного обращения в прошлом, и произошло это не по приказу, но просто потому, что внутреннее товарное предложение уравновесило денежную массу, а экспорт товаров и услуг придал стабильность курсу национальной валюты.

Василий Васильевич Леонтьев скончался 5 февраля 1999 г. в Нью-Йорке. Статья памяти нашего соотечественника «Экономический гений XX в.» академика РАН А. Гринберга опубликована в журнале «Вопросы экономики» (1999. № 3).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |