Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

1. классический деловой цикл

 

Колебательная экономическая динамика наблюдается уже в течение 170 лет. Первые экономические кризисы датируются 1821 г. в Англии и 1840 г. в Германии. С тех пор они повторялись каждые 7-12 лет. Кризис 1873 г. явился первым в истории циклов мировым экономическим кризисом.

Как выглядит деловой цикл графически? В классическом цикле можно обнаружить следующие четыре фазы (см. рис. 21).

• Кризис (рецессия, спад), т.е. резкое сокращение деловой активности: падение цен, затоваривание, порой прямое уничтожение части полезной продукции, сокращение капиталовложений, производства, занятости. Безработица растет, однако, с некоторым опозданием по сравнению с падением ВНП.

Подобного же рода запаздывание с рассасыванием безработицы можно наблюдать затем при выходе из кризиса. Обрисованная последовательность процессов, свойственная кризисам XIX - начала XX вв., в дальнейшем становится размытой. В 70-80-х гг. нашего века имел место рост безработицы перед кризисом.

В условиях спада наблюдается всеобщая погоня за деньгами и, естественно, процентные ставки по кредитам (при стихийной динамике) взлетают вверх. Финансовые обязательства нарушаются, якорная цепь кредита разрывается.

Собственно спад продолжается обычно недолго, более длительным кризис выглядит тогда, когда его объединяют с последующей депрессией.

Депрессия (стагнация) представляет собой фазу (более или менее продолжительную - от полугода до трех лет) приспособления хозяйственной жизни к новым условиям и потребностям, фазу обретения нового равновесия.

На уровне микроэкономики депрессия представляется картиной неуверенности, беспорядочных действий. Особенно страдают торговые посредники, биржевые агенты, которым общая обстановка кажется хуже, чем она есть на самом деле. Итак, спад прекратился, но тенденция к росту еще не наметилась. Производство осуществляется на суженной базе, но началось рассасывание товарных запасов. Доверие предпринимателя к конъюнктуре восстанавливается с трудом, он осматривается, не рискуя еще вкладывать значительные средства в бизнес, хотя цены и условия хозяйствования стабилизируются. При классическом варианте эта фаза характеризуется падением нормы процента до самого низкого, в пределах данного цикла, уровня.

Оживление, фаза восстановления, когда деловой мир отваживается на первые шаги вперед и обнаруживает, что они вполне оправданны. Начинаются капиталовложения, растут цены, производство, занятость, процентные ставки. Оживление охватывает прежде всего отрасли, поставляющие средства производства. Здесь наиболее очевидным становится тот факт, что I = S. Поощряемые успехом других, создаются новые предприятия. Условно говоря, оживление завершается достижением предкризисного уровня по макроэкономическим показателям. Затем начинается чистый рост.

Подъем (бум) - фаза, при которой «рысь переходит в галоп», ускорение экономического развития обнаруживается в волнах нововведений, возникновении массы новых товаров и новых предприятий, в стремительном росте капиталовложений, курсов акций и других ценных бумаг, процентных ставок, цен и зарплаты. Все производят и торгуют с прибылью.

Вместе с тем нарастает напряженность банковских балансов, увеличиваются товарные запасы. Подъем, выводящий экономику на новый уровень в ее поступательном развитии, заканчивается «новой бездной краха».

Мы описали фазы делового цикла. Порой экономисты говорят о двухфазном развитии, имея в виду

основные составляющие цикла - подъем и депрессию. А спады и оживления рассматриваются при этом

как переходные моменты, поворотные точки*.   

SchumpeterA. Business Cycles. N.Y and London, 1989. P.207.

 

Циклы никогда не были близнецами, каждый имеет свои специфические особенности, переплетения. При этом кризис обрушивается внезапно, и представляется, что он вызван какими-то совершенно исключительными обстоятельствами.

Неправильным было бы также полагать, что между потрясениями, т.е. в фазах оживления и подъема,

 

деловой мир напоминает море в ясную погоду. Нет, на нем довольно часты волнения, «барашки» в виде частичных, малых, промежуточных спадов. У немецких исследователей укоренился термин «предкризис» (Vorkrise) - явление кратковременное, но часто возвещающее о приближении катастрофы.

Во второй половине XX в. обнаруживается тенденция к относительному ослаблению циклических колебаний.

Вместе с ослаблением кризисов мы наблюдаем их учащение и явное нарушение классического цикла, выпадение некоторых фаз. Современные кризисы, происходящие на фоне инфляции, не сопровождаются, как это было раньше, падением цен.

1995-1997 гг. явились для США годами стабильного подъема, не сопровождавшегося ростом цен, отчасти потому, что высокий валютный курс доллара стимулировал импорт, а общий рост товарного предложения подавлял тенденцию к повышению цен.

Та блица 7

Причины цикличности

 

Трудно в экономической науке найти проблему, при объяснении которой так часто ломались бы копья, так яростно соперничали бы различные школы и направления.

Традиционными можно признать следующие направления в исследовании циклов и кризисов.

Во-первых, объяснение кризисов недопотреблением населения (ограниченностью

платежеспособного спроса), вызывающим перепроизводство. Эту позицию разделяли утописты, к ней

примыкали марксисты, отголоски этой концепции можно обнаружить и у Кейнса. Последовательной

представительницей теории недопотребления была Джоан Робинсон (1903-1983), лидер левых

кейнсианцев*. Лекарством от кризисов они считали стимулирование потребления. Практика между тем

убеждает нас в том, что возникающий недостаток потребления (платежеспособности) является скорее

следствием, чем причиной кризисов.       

В учебнике С. Фишера, Р. Дорнбуша и Р. Шмалензи «Экономика» сделана попытка соединить позиции кейнсианцев и сторонников теории предложения: «Новая экономическая история иллюстрирует применимость аппарата совокупного спроса и предложения в качестве инструментария для анализа поведения экономики в целом». (Пер. с англ. М., 1993. С.582).

 

Во-вторых, группа теорий, объединяемых понятием «диспропорциональность», или «неравновесие». Согласно им, кризисы обусловлены отсутствием правильных пропорций между отраслями, стихийными действиями предпринимателей. От этого тезиса дороги ведут как в сторону усиления государственного регулирования, так и - если предположить, что механизм рынка способен к «самолечению», - к ослаблению государственного вмешательства, признаваемого малоэффективным. Составной частью этой весьма многоликой группы можно считать концепцию, объясняющую кризисы ошибками в государственной фискальной политике, сбоями в денежном хозяйстве или банковской сфере.

Эти нарушения равновесия, вызванные внерыночными факторами, следует лечить косвенными методами, полагаясь прежде всего на внутренний ресурс рыночной экономики.

Теория неравновесия сочетается с другим распространенным взглядом на кризисы как на порождение внешних условий - политических, демографических, природных.

Фридрих Хайек - певец рыночной свободы и яростный противник государственного вмешательства

- считает, что кризисы перепроизводства возникают из-за избыточного финансирования со стороны

государства (дешевых кредитов, накачивания спроса)*.

Фридрих фон Хайек (1899-1992), австриец по рождению, англичанин по гражданству, жил долгое время в США, но последние 13 лет - в основном в Германии. В советских учебниках он значился как «заклятый враг социализма», что соответствовало действительности. Хайек не видел различия между советским социализмом и национал-социализмом. В последние годы на русском языке вышел ряд его работ, в том числе «Дорога к рабству» и «Пагубная самонадеянность». Хайек - противник государственного вмешательства в экономику, поскольку оно подавляет свободу во всех ее проявлениях, интеллект, развитие культуры. Но звание лауреата Нобелевской премии (1974) он получил не за антисоциалистические идеи,

79

а за «вклад в общую теорию капитала, инвестиций и денег». Был теоретическим оппонентом Дж. Кейнса.

 

В числе внешних обстоятельств, вызывающих спады и подъемы, находится экзотичная теория У.С.

Джевонса (1835-1882), занимавшегося в юности метеорологией, о связи деловых циклов с

изменениями в конфигурации солнечных пятен, происходящими каждые 10 лет. Джевонс пытался

использовать эти наблюдения и для объяснения смены урожайных и неурожайных лет, и для переходов

общества от состояния депрессии к деловой активности, оптимизму*.           

Уильям С. Джевонс - английский экономист, пионер маржинализма, который не был понят своими современниками. Джевонс происходил из бедной семьи, хотя за вклад в разработку экономической политики был принят в члены Королевского общества (второй экономист после В. Петти, удостоившийся этого почетного титула). Но это не уменьшило дистанцию между ним и кембриджской научной элитой. Утонул в Темзе в возрасте 47 лет.

 

В том же направлении работала и мысль А.Л. Чижевского (1897-1964). Он выступил с идеей

солнечно-земных и космо-земных связей, доказывал, что ход человеческой истории подчиняется

изменениям солнечной активности. На таблицах Чижевский демонстрировал синхронность и

периодичность взлетов и падений этих процессов. Посредствующим звеном выступают перемены в

содержании электронных частиц в воздухе, воздействующих на физическое состояние людей и

вызывающих те или иные социально-экономические реакции*.         

Жизнь Чижевского полна контрастов между успехами и поражениями. Суждения о его учении до сих пор противоположны.

 

Следует остановиться на психологической теории кризисов. Здесь пальма первенства принадлежит, естественно, австрийской школе. Подобные взгляды не были чужды и австроамериканцу И. Шумпетеру. Эта теория считает, что каждой фазе свойственна своя психологическая картина, формирующая отношение к инвестициям. Паника и разброд кризисного состояния ведут к застою капиталовложений, повышенное настроение в условиях подъема стимулирует грюндерскую горячку. «Меняющиеся ситуации» формируют неравномерность инвестиционного цикла.

Институты, наблюдающие за хозяйственной динамикой России, обращают внимание на

психологический фон протекающих процессов. Разработан индекс предпринимательской уверенности

(ИПУ), рассчитываемый на основе опросов и анализа текущих показателей. На рис. 22 представлен

ИПУ для базовых отраслей промышленности в 1996 г.*           

Финансовые известия. 1997. № 32.

-5

Кризисы характерны для рыночной экономики с тесной взаимозависимостью отраслей, сфер хозяйства, регионов. Следует, по-видимому, различать непосредственные поводы и причины кризисов (циклов). Первыми могут действительно служить самые различные обстоятельства (политические события, слишком крутые меры банков, международная нестабильность и пр.). Возникновение кризиса без побудительного влияния случайных, внешних сил вряд ли возможно. Но механизм цикла скрыт внутри самой системы, и в этом смысле последний неизбежен: за высоким гребнем подъема следует провал.

Вернемся к показателю ВНП, состоящему из предметов потребления, инвестиционных товаров и

государственных закупок (С + I + G)*.     

Уже неоднократно упоминавшийся нами Й. Щумпетер называет заимствованный многими экономистами метод использования упрощенных моделей «грехом рикардианства».

 

Теперь попытаемся еще раз вглядеться в фазы цикла и найти ту путеводную нить, которая их объединяет.

Некоторые авторы, может быть, несколько упрощая процесс, пишут о том, что единственной

причиной спада является «подъем»*. Кризису предшествует мощный прибой, и спад - это реакция

хозяйства на подъем, преодоление трудностей, инспирированных подъемом.          

Эта мысль, принадлежащая Шумпетеру, развита в учебнике: Makkenzie R., Tullock G. Modern Political Economy. Tokyo, 1978. P.5.

 

Двигателем, передающим импульсы во многие взаимосвязанные отрасли, выступает производство капитальных благ. Оно же представляет собой наиболее очевидный параметр цикличности. Стоимостным выражением состояния этой сферы являются уровень и приросты инвестиций (I) в отраслях, изготовляющих товары длительного, а не кратковременного пользования. Потребление и производство автомашин, холодильников или стиральных машин в условиях кризиса резко падают, между тем как табачная промышленность может не испытывать перебоев. Сфера потребления (С) выступает здесь не только в качестве пассивного резервуара. Потребительский спрос на товары длительного пользования может играть провоцирующую роль в общей динамике, выступать индикатором ускорения вверх или вниз. Об этом свидетельствует введенный Кейнсом мультипликатор национального дохода. Если предположить, что из каждого дополнительного доллара (Y) в потребление (С) направляется 0,6 и на S + G используется 0,4, то m = = 2,5. При возрастаетнии платежеспособного спроса до 0,7 m будет равняться 3,3, при уменьшении до 0,5 - опустится до 2.

Задумаемся теперь над совпадением в прежние времена средней продолжительности жизни оборудования (8-10 лет) и известной уже нам длины цикла, когда начинается замена изношенного или почти изношенного оборудования.

При переходе к оживлению выдержавшие испытание предприниматели идут на новые инвестиции, перерастающие затем в бум капиталовложений. Процесс этот всегда был наполнен случайностями, отклонениями.

Важными факторами, стимулирующими кумулятивный эффект капиталовложений, являются состояние научно-технического потенциала, инновационная готовность производства, возможности скопировать нововведения, появившиеся в одних отраслях, другими.

Росту инвестиций сопутствует рост доходов, потребления. Иначе капиталовложения теряют ресурсную базу, да и смысл.

Ускорение в производстве продолжается. Инвестиционный бум выходит из берегов, накапливается скрытое перенасыщение рынка инвестиционными товарами. К тому же в потребительской сфере при достаточно высоком уровне потребления обнаруживается тенденция к его стабилизации. В этих условиях текущая прибыль начинает падать. Банки, как правило, лучше осведомленные о конъюнктуре, пытаются ограничить выдачу кредитов. Сигналы, идущие из затронутых трудностями отраслей, не всегда слышны. Волны торможения охватывают систему в целом. Им сопутствует паника, обостряющая трудности.

Заслуживают внимания соображения о предпринимательских ошибках. Дело в том, что в условиях процветания число индивидов, пускающихся в предпринимательство, поднимается до максимума. Но склонность к бизнесу отнюдь не гарантирует наличия профессиональных качеств и талантов. В условиях спада выявляется множество «попутчиков», привлеченных ростом цен и сосредоточившихся на посредничестве и спекуляции. Все это так, но надо видеть и другое. Новые предприятия обычно менее защищены от кризисных бурь. У старых, заслуженных фирм есть амортизаторы в виде накопленных резервов, традиционных связей с банками или государственными учреждениями, т.е. поддержка и защита со стороны последних. Банкротства новых предприятий наблюдаются в условиях кризиса и депрессии чаще, что, естественно, не исключает и возможного исчезновения и более старых, - идет своего рода «естественный отбор» в среде предпринимательства.

Присмотримся теперь к третьей составляющей формулы ВНП - государственным закупкам. Используя бюджетные средства, государство может поддерживать экономический рост, продлевать фазы оживления и подъема.

Существуют и иные формы государственного регулирования текущих инвестиций. В их числе -дифференцированные обложения налогами разных отраслей и сфер экономики, манипулирование субсидиями и процентными ставками. Довольно успешной можно считать практику повышения ставок процента по кредитам во время бума, с тем чтобы избежать «перегрева» конъюнктуры. Но у этой практики имеются и некоторые негативные последствия: высокая норма процента тормозит инвестиции в социальную сферу, угнетает «склонность к потреблению». Кейнс призывал использовать это лекарство с осторожностью, чтобы не навредить еще больше. Но вместе с тем он считал крайне опасным оставлять инвестиционное регулирование в частных руках.

Возражая Кейнсу, Шумпетер полагал задачей первостепенной важности сохранение свободы частного предпринимательства и конкуренции, от которых нельзя избавиться, не парализовав сам механизм развития.

Подводя итог разнообразию мнений и рецептов, предложенных экономистами, следует еще раз подчеркнуть те особенности, которые в XX в. характеризуют основные тенденции классического делового цикла. В их числе:

государственное регулирование экономики;

превращение инфляции и безработицы в явления хронические;

принципиальные изменения в ходе научно-технического прогресса. Девяностые годы явились временем нараставшего подъема не только в США.

Та блица 8

Показательна тенденция к глобализации экономического цикла: подъем приобрел практически всеохватывающий характер, кроме промышленно развитых стран в него оказались вовлеченными и развивающиеся государства, и страны переходной экономики. Последние показали в 1997 г. прирост в производстве на 3 \% и в 1998 г. - на 4,8\%.

Анализируя причины подъема в странах Запада, можно, по-видимому, отметить, что кроме традиционных циклических стимуляторов немалую роль сыграли здесь некоторые последствия крушения советской командной системы: Запад освободился от напряженного страха перед будущим, угрозы дальнейшего «победного шествия коммунизма», началось нормальное деловое сотрудничество, открылся широкий рынок сбыта.

 

Длинные волны

 

Их еще называют большими циклами Кондратьева, по имени русского экономиста, впервые

описавшего в 1922 г. этот феномен*.        

* Николай Дмитриевич Кондратьев (1892-1938) занимался проблемами экономической динамики, а также вопросами землеустройства, кооперации; до 1928 г. руководил Научно-исследовательским институтом конъюнктуры. Погиб в лагере. Научные труды Н.Д. Кондратьева были изданы в 1989-1992 гг.

 

Научно-технический и связанный с ним социальный процессы развиваются непоследовательно.

Можно выявить дискретность отдельных больших периодов (ступеней) развития, каждый из которых вызывается своим специфическим импульсом. Об этом свидетельствуют статистические данные: темпы роста промышленного производства, изменения отраслевых структур, занятости, для более поздних периодов - ВНП и национального дохода. Большой цикл продолжается 40-60 лет, имеет свой спад и подъем, волнообразную форму.

В докладе о «волнах» Кондратьев упоминал в числе факторов, формирующих большой цикл, вовлечение новых стран (регионов) в общий кругооборот и приводил в качестве примера Соединенные Штаты Америки. Сегодня мы со значительной долей уверенности можем утверждать, что одним из ключевых факторов, ответственных за цикл последней трети XX столетия, стало новое «открытие» России и других стран Восточной Европы и СНГ, широкое вовлечение их в общий кругооборот товаров, капитала, информатики, рабочей силы.

Длинную волну называют еще полувековой. Сохранится ли подобный хронологический ритм в будущем? Некоторые исследователи считают, что возможны колебания с периодом чуть ли не в 100 лет. Однако больше оснований предположить вероятность сокращения периодов больших циклов. Об этом, кстати сказать, свидетельствует практика. По мнению голландца Я. Ван Дейна, периодизация длинных волн выглядит следующим образом*:

Двигателями и в то же время проявлениями больших циклов являются:

•           Научно-технические перевороты базисного характера, вызывающие подъем инновационной активности. В механизме больших циклов заложен в качестве камертона период воспроизводства основного капитала длительного срока службы. Н. Кондратьев выделял «инвестиционный цикл» в качестве первоосновы длинных волн. Кибернетика, генная инженерия, новая химия, синтетическое топливо, революция в самолетостроении, нововведения в сельском хозяйстве - вот исходные позиции для большого цикла, начавшегося с середины 80-х гг.

По некоторым прогнозам, к концу столетия будет освоено около 100 новых отраслей.

Преобразование структуры экономики и ценовых пропорций. У американского исследователя У. Ростоу изменения цен на сырье и продовольствие выступают в качестве центрального звена в механизме длинных волн.

Периодическое самосовершенствование, обновление всей системы рыночной экономики, условий производства и обмена, переходы от экономики стихийно развивающейся к регулируемой, социальной.

Радикальное изменение социально-политических и социально-психологических макропоказателей (прогрессивные реформы, большие войны, этапные изменения рождаемости и смертности, миграционные процессы).

П. Самуэльсон относится к длинным волнам с определенной долей скепсиса. Он видит лишь изменения в ценах, обусловленные открытием золотых месторождений или политическими событиями: «С конца наполеоновских войн в 1815 г. до середины XIX в. отмечалась тенденция к понижению цен, и в целом времена были более тяжелые, чем обычно. После открытия в 1850 г. золотых месторождений в Калифорнии и Австралии и частично после Гражданской войны в Америке и Крымской войны цены начали расти. Новая длительная волна понижения цен, последовавшая за депрессией 1873 г., продолжалась вплоть до 90-х годов, когда в результате открытия золота в Америке и на Аляске его производство резко возросло».

Между обычными деловыми циклами и длинными волнами существует несомненная взаимозависимость. Длинные волны «вмещают» несколько деловых циклов, оказывают существенное влияние на их ход, формируют структурную специфику. Внимательное отношение к переплетению этих процессов позволяет с большей долей вероятности прогнозировать движение конъюнктуры.

Что касается теоретического опыта, то он значителен в области исследования обычных циклов, непосредственно вторгающихся в деловую практику, между тем как анализ длинных волн в силу ряда причин находится пока в начале пути.

Нарисованную картину кризисов и циклов нельзя считать полной. Кроме изученных нами форм существуют глобальные длительные кризисные явления,  вызванные факторами самого разного

 

происхождения. Это - проблема слаборазвитости, экологический, демографический, энергетический кризисы.

Особо следует отметить весьма болезненные и порой длительные потрясения, обусловленные несовершенством, ущербностью самой социально-экономической и политической системы. Примеров подобного рода можно найти немало. Тяжелым как для страны, так и для мира в целом явился глубокий кризис, в котором оказалось, подчиняясь неизбежному ходу событий, наше государство. Выход из него предполагает необходимость «созидательного разрушения» (Й. Шумпетер) основ и механизмов прежней экономической системы.

Позволим себе определить кризис экономики России 90-х гг. как состояние устойчивого и длительного падения деловой активности, ключевым показателем которого являются минусовые значения по чистым инвестициям, или инвестиции, не покрывающие амортизационные отчисления (см. табл.9).

Та блица 9

 

Итак, кризисы в своем общем виде есть нарушение равновесия. Вместе с тем их объективными следствиями могут выступать не только бедствия, но и, в конечном счете, появление новой технологии, новых продуктов, изменения потребительных предпочтений, структурные перестановки в хозяйстве, в ценах, совершенствование фискальной и денежной политики.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |