Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

3. модель is-lm

 

Практика свидетельствует о неразрывной связи и взаимозависимости фискальной и монетарной политик. Несмотря на различия в инструментарии, демаркационной линии между ними не существует. Многое зависит от продвинутости системы вмешательства, доступности тех или иных путей, национальных традиций. Теоретические модели экономического регулирования обычно соединяют наиболее распространенные рычаги взаимодействия.

Нам предстоит выяснить механизм воздействия таких макроэкономических переменных, как инвестиции (I) и сбережения (S), спрос на деньги (L) и денежная масса (М), их динамику в условиях роста или понижения процентной ставки (r) и цен (Р), поведение товарного рынка и динамику ВВП. Решение не является лапидарным.

Предлагаемую гипотезу IS-LM называют моделью Хикса - Хекшера. Левая часть модели представлена сочетанием I и S, стремящихся к равновесию, хотя ситуация I < S вполне возможна.

Попробуем изобразить функцию IS графически, где по горизонтали располагается национальный доход, а по вертикали - процентная ставка.

В условиях роста r кривая IS будет иметь убывающий по отношению к Y наклон. Рост процентной ставки удорожает инвестиции, последнее снижает темпы роста Y и, соответственно, выпуска продукции (см. рис. 42).

Что касается уравнения LM, которое связывает спрос на ликвидные средства и размер денежной массы, то здесь следует вспомнить, что при неизменности цен и скорости обращения (Р и V) обнаруживается прямая зависимость между М и Y (M = PY). Спрос на ликвидные средства (L) находится в зависимости от процентной ставки (r) (см. рис. 43).

 

Кривая LM имеет положительный наклон к оси абсцисс. Рост LM и Y на фазе подъема ведет к повышению процентной ставки.

Соединение кривых IS и LM позволяет построить так называемый «кейнсианский крест» (рис. 44).

Точка О показывает, при каком состоянии переменных возможно достижение равновесия. Она меняет положение при изменениях r и Y.

График на рис. 45 используется при краткосрочном анализе, он показывает динамику инвестиций и состояние денежного рынка (LM) при изменяющейся r. Если рыночная процентная ставка возрастает, то кривая IS1 перемещается вверх и вправо, что свидетельствует о возрастании спроса на инвестиции и увеличении национального дохода. Если r падает, что свидетельствует о понижении спроса на инвестиции, то IS1 перемещается вниз и влево, темпы Y падают.

Модель показывает взаимодействие денежного и товарного рынков (Y) при предположении

постоянства цен.

При построении долгосрочной модели управления LM преобразуется в ЬМ(Р), кривые принимают вид, как на рис. 46.

На графике отражены изменения, связанные с ценовой динамикой. Разбухание денежного выражения LM (политика дешевых денег), ведет, естественно, и к возвышению r, что может уменьшить реальные инвестиции и реальный Y. Ситуация эта типичная в условиях инфляции, сопряженной со спадом. Рестрикционная денежная политика, если она сокращает рост цен и удорожает деньги, может иметь положительные результаты.

Синтетический характер модели IS-LM обнаруживается еще и в том, что она демонстрирует связь с рынками потребительских товаров и инвестиционных благ, а также со спросом государства, если мы разложим Y на С + I + G.

Эту модель можно использовать при анализе эффективности налогов, регулировании объема денежной массы, корректировке экономической политики. Модель IS-LM служит матрицей при разработке стабилизационных мер. Если национальная экономика подвержена, например, IS-шокам, из ящика регулирующих инструментов извлекаются стимуляторы денежного предложения; и наоборот, если экономика страдает от денежных шоков, в ход пускаются ценообразующие факторы при установлении фиксированного процента. В условиях неустойчивого поведения обоих параметров приходится играть на всех клавишах.

Модель IS-LM является макроэкономической, используемой для формирования государственной экономической политики, она мало применима в предпринимательской деятельности, для биржевой игры. Для принятия индивидуальных решений в условиях неопределенности, недостаточной информации или ее искажения служат модели рационального финансового менеджмента.

 

Опыт антикризисный политики

 

Кризисы бывают разные, сосредоточимся на экономических. Из прошлого нам известны циклические кризисы перепроизводства, которые в течение почти двух веков периодически, с интервалом 8-12 лет, вспыхивали в странах рыночной экономики. Антициклическая политика прошла извилистый путь проб и ошибок. Ключевой идеей являлось государственное регулирование; практиковались государственные закупки товаров с целью их последующей распродажи, манипулирование налогами и процентными ставками, предложение дополнительных денег. Своими достижениями антициклическая практика XX в. обязана прежде всего Джону Кейнсу.

Кроме общих факторов - научно-технического прогресса, глобализации экономики, нарушивших прежнюю композицию экономического роста, во второй половине XX в. заметно расширился спектр кризисных проявлений. На передний план выдвинулись финансовые кризисы - национальные и международные. Фондовый рынок считался индикатором конъюнктуры, а падение курсов ценных бумаг - симптомом начинающегося циклического спада. Сегодня финансовые кризисы посещают нас достаточно часто, имеют относительно самостоятельный характер.

Вернемся теперь к модели IS-LM и попробуем применить ее для обозначения проблем современной российской экономики. Состояние основных экономических переменных характеризуется следующими чертами:

разрыв между I и S значителен, но главное состоит в том, что поток инвестируемых средств и кредитов направляется в спекулятивный сектор, а реальные капиталовложения, формирующие экономический рост, невелики;

изменения r не стимулируют привлекательность частных инвестиций прежде всего из-за отсутствия доверия и недостаточности гарантий;

в состоянии застоя и частичного разрушения находится громоздкий сектор, называвшийся в прошлом группой А и включавший отрасли добывающей промышленности, металлургии и тяжелого машиностроения; они работали в основном на оборону и именно их свертывание предопределило резкое сокращение ВВП в 1992-1995 гг.;

поскольку реальный ВВП практически не возрастает, то отсутствует, говоря теоретически, необходимость в увеличении М; между тем как низкий коэффициент монетизации (дань прошлому), выражающий диспропорцию между L и М, стимулирует острый кризис неплатежей.

Попробуем представить ситуацию графически и примем, что в краткосрочной перспективе цены (Р) остаются постоянными.

Кривые IS и LM приближаются к вертикалям, поскольку рост r не влечет за собой повышение реальных инвестиций и, соответственно, заметного увеличения Y. Между тем, как мы знаем, условием эффективной экономики является инвестиционная активность.

Предположим, что между L и М достигнуто соответствие. «Разведение» кривых IS и LM требует для получения желаемого эффекта еще и стабильной г. Спокойное состояние r и Р, наряду с упорядочением налогов, хозяйственного законодательства, позволит продвинуться в сторону экономического оживления.

Остается еще один показатель неравновесия, затрудняющий налаживание нормального кредитования

частных предпринимателей. Норма прибыли, как известно, является верхней границей банковского

процента. Но если последний превышает ее, то вряд ли кредиты будут востребованы*. Необходимы

селективная государственная поддержка промышленности, финансирование программ и проектов,

научнообоснованных и отобранных на конкурсной основе. Некоторые экономисты считают, что

государственное финансирование промышленности должно составлять не менее одной пятой

бюджетных расходов. К сожалению, подобные оценки не сопровождаются предложениями по части

источников финансовых средств. 

* Пока что около 70\% промышленных предприятий убыточны, в большинстве остальных норма прибыли не превышает 20\%. Возможно, что здесь вмешивается фактор снижения рентабельности, обусловленный сокрытием прибылей.

 

Стимулятором инвестиций в реальный сектор являются испытанная практика ускоренных амортизационных списаний, а также снижение транспортных тарифов на грузовые перевозки, избирательное введение на региональном уровне целевых налогов, в частности налога на продажи.

Обращает на себя внимание возникающее порой, неизвестное в советские времена отставание платежеспособного спроса от предложения потребительских товаров. Причинами являются конкуренция импортной продукции, оттягивающая, согласно кейнсианскому мультипликатору, часть доходов и совокупного спроса, а также явное оживление отечественного производства продуктов питания - молочных продуктов, овощей, хлебобулочных и кондитерских изделий. Ситуацию преобладания предложения над спросом на потребительском рынке можно назвать свидетельством выздоровления экономики.

Надежды на нормативные действия (ограничение импорта, налоги на малый и средний бизнес) могут оказаться контрпродуктивными.

Фактором, тормозящим наше продвижение вперед, остается отставание общественного сознания, приверженность к старым психологическим установкам. Необходимо стимулировать активность и самостоятельность, материальную заинтересованность, используя для этих целей СМИ, показывать несостоятельность расчетов на перераспределение путем раскулачивания или на обязанность государства содержать своих граждан.

Остановимся теперь еще на одном проявлении кризисных потрясений. Мы имеем в виду финансовый кризис, волны которого нахлынули на нашу страну в 1997-1998 гг.

Финансовый рынок состоит из четырех взаимосвязанных сегментов: рынка государственных ценных бумаг, рынка корпоративных бумаг (акций и др.), денежного рынка (депозитов и кредитов) и валютного рынка. Национальный финансовый кризис явился в известной степени проявлением тех потрясений, которые захватили рынки энергоресурсов и золота. Но в крупных странах роль путеводителей остается, как правило, за внутренними обстоятельствами, к тому же низкий уровень монетизации (нет худа без добра) ограничивает пока что российское присутствие на мировом финансовом рынке.

Главными причинами финансового кризиса в России выступают два фактора: бюджетный дефицит и огромный государственный долг. К тому же почти половина ГКО принадлежала в 1997 г. иностранным инвесторам или резидентам со значительным иностранным участием. При ухудшении конъюнктуры они продают российские ценные бумаги, провоцируя тем самым их дальнейшее обесценение. К тому же осень 1998 г. - время массовых выплат по государственным обязательствам -обнаружила несостоятельность российских банков.

Цена кредита - инструмент деликатный, требующий осторожности и сбалансированности. Скачки процентных ставок при отсутствии необходимого доверия к банковской системе не стимулируют инвестиции, провоцируют уход сбережений в валюту.

Упор в финансовой политике на внешние заимствования возник не от хорошей жизни. Даже при относительно либеральных ставках МВФ ежегодные расходы на обслуживание задолженности становятся главной расходной статьей бюджета.

Таковы некоторые мысли по поводу финансового кризиса, его валютную составляющую мы пока что оставляем в стороне. Но в отличие от происходящих порой промышленных или аграрных кризисов, не говоря уж об экологическом, финансовые катастрофы хотя и не проходят бесследно, все же быстротечны и не столь разрушительны.

 

Вопросы для обсуждения

Что представляет собой М?

Объясните уравнение обмена.

Что такое коэффициент монетизации?

Ликвидность в просторечии и в банковских операциях.

В чем вы видите особенности баланса ЦБ России?

Расскажите об основных операциях ЦБ.

Каковы источники накопления внутреннего долга?

Модель IS-LM как синтезирующее уравнение макроанализа.

Использование модели Хикса - Хекшера в антикризисной политике.

 

Милтон ФРИДМЕН - лидер современного монетаризма

 

Признание и широкая популярность пришли к М. Фридмену довольно быстро: рождение доктрины можно отнести к началу 60-х гг., а через 10 лет руководитель Чикагского экономического центра стал звездой первой величины на теоретическом небосклоне мира. Не следует, однако, думать, что перед нами баловень судьбы. Не только приверженцы монетаризма, но и его противники отмечают необычайный талант ученого, способность к неожиданным решениям в исследовательском поиске, его энергию, организованность, убеждения.

М. Фридмен родился в 1912 г. в бедной семье эмигрантов из Восточной Европы, проживавших в Бруклине - далеко не блестящем районе Нью-Йорка. Мать работала в галантерейном магазине, отец, по признанию Милтона, безуспешно пытался найти себя в торговых операциях. Но атмосфера в семье всегда оставалась теплой и дружелюбной.

В 1928-1932 гг. М. Фридмен был студентом-стипендиатом Рутгертского университета, учеба завершилась получением степени бакалавра сразу по двум дисциплинам - математике и экономике. По сути дела, молодой Фридмен пришел в экономику из математики. После Рутгерта он получает степень магистра в Чикагском университете (1933). Некоторое время сотрудничает в Колумбийском университете, затем возвращается в Чикаго. С 1937 г. М. Фридмен работает совместно с С. Кузнецом над крупномасштабным проектом потребительских бюджетов по заказу Национального бюро экономических исследований.

Во время Второй мировой войны М. Фридмен трудится в казначействе США, занимается налогами, а также военно-экономическими исследованиями. В послевоенные годы Фридмен выступал в качестве консультанта при реализации плана Маршалла. Этапным в творческой биографии М. Фридмена -будущего лидера монетаризма - было его второе возвращение в Чикагский университет (1948). Последовал весьма плодотворный период: М. Фридмен занимается проблемами денежного обращения, цен, теорией, потребления, экономической методологией, подготавливает целый ряд снискавших ему славу монографических исследования. Это прежде всего:

«Очерки позитивной теории», 1953.

«Программа монетарной стабилизации», 1959.

«Послевоенные тенденции в денежной теории и политике», 1963.

«Денежная и фискальная политика», 1969 (в соавторстве).

«Оптимальное количество денег и другие очерки», 1969.

«Контрреволюция в теории денег», 1970.

«Протест экономиста: столпы политической экономии», 1972.

«Деньги и экономическое развитие», 1973.

«Безработица или инфляция?», 1975 (в соавторстве).

«Будущее капитализма», 1977.

«Невидимая рука в экономике и политике», 1981.

«Рыночные механизмы и централизованное планирование», 1981.

«Монетарные изменения в США и Соединенном Королевстве», 1981 (в соавторстве с Анной Шварц). «Широкие обещания и печальные результаты», 1983. «Тирания статус-кво», 1984 (в соавторстве с Роуз Фридмен).

В этих работах сформулированы основные теоретические положения монетаризма.

В 1967 г. М. Фридмен был избран президентом американской экономической ассоциации. Нобелевская премия присуждена ему в 1976 г., в период победного шествия монетаризма.

Милтон Фридмен женат, его жена Роуз тоже экономист, они познакомились в Чикагском университете; порой выступают в соавторстве. Супруги Фридмен имеют двух детей - сына и дочь.

На формирование взглядов «главного монетариста» большое влияние оказало сотрудничество с такими крупными экономическими фигурами, как уже упоминавшийся нами С. Кузнец, лауреат Нобелевской премии 1971г., Ф. Найт, Дж. Винер, Г. Саймон, ставший Нобелевским лауреатом в 1978 г. Вместе с Фридменом они составляли группу единомышленников, приверженцев экономического «неоклассицизма».

Теоретический взлет монетаризма состоялся на почве, подготовленной классиками - А. Смитом, Д. Рикардо, Ж.Б. Сэем. Было бы, однако, некорректным проводить прямую связь от этих великих имен XVIII в. к современному монетаризму, минуя его, так сказать, непосредственных вдохновителей -экономистов Кембриджской школы, американского экономиста-математика Ирвинга Фишера с его знаменитым «уравнением обмена», шведского исследователя Густава Касселя (1866-1945), автора теории паритета покупательной способности.

К сожалению, оригинальные труды М. Фридмена мало знакомы российским экономистам.

Публикаций на русском языке немного. Отчасти, вероятно, потому, что работы М. Фридмена читать

непросто - из-за специфики профессиональной терминологии, иногда называемой жаргоном, обилия

математической формализации*.  

* Обращаем внимание читателя на сборник переводов ряда работ М. Фридмена под общим названием «Количественная теория денег». М., 1996.

Но есть обстоятельства иного порядка. Монетаризм - идеология здорового предпринимательства -считается прибежищем консерваторов, хотя с научной точки зрения речь может идти лишь о пристрастии к традиционным критериям рыночной экономики. Критики левого направления обвиняют М. Фридмена в невнимании к социальным проблемам - безработице и банкротствам. Справедливости ради следует сказать, что монетаристы - певцы индивидуализма - осуждают социальные компромиссы, «коллективное планирование» и прочие формы «сползания к социализму», полагая, если выразить мысль по-русски, что «Бог леса не равнял».

Теория оправдывает свое существование тем, что служит практике. Монетаризм не содержит рецептов экономического роста и полной занятости. Его цель - обеспечение стабильности путем оздоровления денежного обращения, освобождения рыночных сил от пут регулирования, создание атмосферы, в которой человек обретает экономическую свободу, а предприниматель стремится к капиталовложениям, новациям, риску.

Продолжая размышлять над потребительскими бюджетами, которыми Фридмен занялся в начале своего творческого пути, привлекая богатую базу данных, он доказал специфику зависимости между получаемым доходом физического лица или семьи и потреблением. В работе «Теория функции потребления» (1957) Фридмен отмечает некорректность кейнсианской теории «эффективного спроса», отсутствие прямой связи между ростом дохода и потребляемой его частью.

Человек строит свои потребительские расчеты (за исключением чрезвычайных или временных расходов) не на текущем денежном доходе, а на ожидаемом, постоянном. Возникает относительно стабильный жизненный стандарт, который сохраняется даже в периоды снижения текущих доходов. Концепция Фридмена сочетается с разработанной Франко Модильяни (Нобелевский лауреат 1985 г.) альтернативной теорией потребления. Модильяни связал стандарты потребления с жизненным циклом. Функция сбережения состоит в сохранении относительно устойчивого жизненного стандарта.

Само собой разумеется, что в короткой статье невозможно дать развернутую характеристику монетарной теории М. Фридмена. Предлагаем читателю задуматься над основными постулатами доктрины, изложенными нами по возможности «близко к тексту». Итак:

рыночная система обладает способностью автоматически, на базе саморегулирования, приводить себя в равновесие, запас прочности у нее неисчерпаем;

трудности и кризисы, возникающие в экономике, навязываются извне, носят экзогенный характер и их главным виновником является государственное вмешательство, которое блокирует действие стихийных сил и в то же время «раскачивает судно»;

монетаристы предлагают сузить рамки государственного регулирования, так как «ни одно правительство не может быть мудрее рынка»; «за неизбежные ошибки правительства мы отвечаем своими деньгами, а оно - нашими»; «чем меньше доля государственных расходов в ВВП, тем лучше жизнь людей»;

центр тяжести исследований и практических рекомендаций переносится в сферу денежно-кредитных отношений;

используя наработки психологической школы в экономике (Л. Вальраса и др.), монетаристы во главе с Фридменом внимательно анализируют мотивы поведения хозяйствующих агентов, их ожидания, оценки, степень информированности.

Монетаристское «прозрение» охватило научный мир в 70-е гг. Но главный удар по кейнсианской концепции «накачивания спроса» был нанесен конечно же стагфляцией, возникшей в середине 70-х гг. Справиться с ней посредством мер государственного (бюджетного) регулирования оказалось невозможным.

Надо сказать, что монетаризм принимает разные формы. Существует, например, британская версия, нашедшая свое выражение в политике М. Тэтчер. Монетаризм оказался успешным в экономической практике многих регионов мира. Сотрудничая с национальными исследователями, эксперты монетаризма разрабатывают проекты выведения стран из кризиса (например, Джеффри Сакс - автор «шоковой терапии» для Польши).

В копилке монетаризма - преодоление депрессии и структурные преобразования в ряде развивающихся стран, денежное оздоровление Израиля, модернизация на рыночных рельсах стран Юго-Восточной Азии, Восточной Европы. В Венгрии, Чехии, Польше были созданы стартовые условия для экономического соревнования.

Монетаристская доктрина принята на вооружение такими международными организациям, как ОЭСР и МВФ. Последний осуществляет теперь экономические сопоставления на основе так называемых «естественных» обменных курсов, предложенных М. Фридменом.

Сегодня перед Россией стоит проблема выбора пути, а перед нашими экономистами - задача разработки теории, которая, основываясь на общецивилизационном фундаменте, умело сочетала бы западный опыт с возрождением традиций, сформировавшихся в экономической практике России на переломе XIX-XX вв.

В какой мере учение монетаристов могло бы способствовать этому?

Хозяйственная практика России подтверждает обоснованность количественной теории денег. На собственном опыте мы обнаруживаем порой весьма жесткую связь между бюджетным дефицитом, денежной массой, инфляцией и валютным курсом. В национальной денежной политике можно было бы использовать некоторые принципы «денежного правила» М. Фридмена, изложенные им в «Программе монетарной стабилизации». Речь идет если не о полном устранении, то хотя бы об ограничении участия Центробанка в так называемых «акциях быстрого реагирования» - мерах по ликвидации всякого рода кризисов и шоков. Текущие финансовые потребности должны удовлетворяться за счет соответствующих статей госбюджета без дополнительного обращения к печатному станку. Полезно установить пределы роста денежной массы, связав темп ее прироста с реальным увеличением ВНП, четко контролировать динамику денежной массы. Все эти замыслы упираются в деликатную проблему взаимоотношений между ЦБ, правительством и парламентом. Ведь совместная ответственность в деле контроля за денежным обращением равняется безответственности. Практически «денежное правило» применимо к ситуации, где Центробанк является автономным, но, естественно, и ответственным институтом.

Следовало бы также освободиться от практики государственного кредитования, при которой коммерческие банки продолжают выполнять посреднические функции Центробанка, противоречащие их природе. Необходимо ввести депозитное обеспечение кредитов и достаточно высокие нормы обязательных резервов.

Разумеется, «монетарный блок» будет работать лишь при демонополизации и реальной приватизации экономики, при наличии политической воли и выдержки.

Западная практика свидетельствует о том, что тезис: «Инфляция - это плата за полную занятость» -является не более чем наивной версией кейнсианства. Одно дело - когда существует спокойная, «ползучая» инфляция, исчисляемая несколькими процентами в год, другое - когда инфляция гипертрофирована. Нахождение некоторого, чаще неустойчивого, компромисса между, скажем, 6\% инфляции в год и 4\% безработицы, по-видимому, возможно. Но если инфляция вышла из-под контроля или контролируется с трудом, то дальнейшее наводнение рынка деньгами ведет к стагфляции и даже к социально-экономическому ступору. Чудес не бывает, как бы нам ни хотелось уйти от жестокостей жизни.

Задача состоит в адаптации - экономической, социальной, политической, нравственной - к существованию в стране с «естественной» безработицей. Этот тезис Фридмена общепризнан прежде всего в силу его эмпирического подтверждения. «Естественная» безработица обусловлена рядом обстоятельств, в числе которых - нежелание менять профессию или место жительства, несогласие на уменьшенную оплату труда и т.д. Разумеется, материальное положение безработного у нас и на Западе несопоставимо. Поэтому нападки со стороны Фридмена на излишний либерализм трудового законодательства или непродуманную активность профсоюзов (кстати сказать, подобные размышления мы встречаем и у Кейнса) пока что не имеют существенного значения для нашей практики.

Россия вовлекается в орбиту международных валютно-кредитных отношений. Происходит это иногда в экзотических формах, но неожиданно быстрыми темпами. И у нас обнаруживается зависимость валютного курса и текущего платежного баланса от состояния внутреннего денежного обращения. «Избыточные деньги вытекают через дефициты» - справедливо замечает сторонник монетарной теории Г. Хемфри.

Проблемой номер один является квалифицированное валютное прогнозирование. Здесь монетаризм практически незаменим. Он учит привлекать к анализу множество факторов, учитывать накопленный опыт, в особенности бесславный опыт валютных интервенций. Повысить профессиональные знания в сфере открытой экономики позволяют исследования в области «переливов капитальных активов», приобретших у нас форму бегства капиталов и вероятной их репатриации, проникновения в тайну «импортируемой инфляции».

Суждения о валютном курсе, основанные на паритете покупательной способности как долгосрочном факторе валютного прогнозирования, о текущих колебаниях курса, обусловленных в первую очередь конкуренцией рынка ценных бумаг - национальных и зарубежных, - являются богатым источником практических сведений и навыков. Для нас также совсем не второстепенен вопрос об обменном курсе доллара и немецкой марки - двух валют, ставших ключевыми на российском валютном рынке.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |