Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

1. внутренняя и внешняя задолженность

 

Вопрос о том, означает ли финансирование государственных расходов с помощью займов большее бремя для будущих поколений по сравнению с налогами, представляется сложным не только «человеку с улицы»; проблема вызывает жаркие споры и среди профессионалов. Одно из недоразумений связано с тем, что государственный долг зачастую рассматривают по аналогии с частным долгом. Это действительно справедливо для внешнего государственного долга, но совсем не для внутренней задолженности государства своим гражданам. Вот как выразился по этому поводу американский экономист А. Лернер (1948):

 

«Нация, которая должна другим нациям ... нищает или обременяет себя точно так же, как человек, задолжавший другим людям. Но это не распространяется на национальный долг, когда нация находится в долгу у граждан того же самого государства... В этом случае мы оказываемся должны сами себе».

 

Почему в таком случае столь устрашающе звучит выражение «бремя государственного долга» и в чем смысл перекладывания этого бремени на будущее? Ответ зависит от того, как наличие задолженности воздействует на поведение национальной экономики.

Для экономистов 40-50-х гг., исповедовавших в большинстве своем кейнсианские воззрения, бремя задолженности означало сокращение совокупного потребления. В закрытой экономике с полной занятостью ресурсы, используемые на государственные расходы, уже не могут быть использованы на другие цели. Как выразился П. Самуэльсон, «чтобы вести войну сегодня, мы должны кинуть на врага наше сегодняшнее вооружение, а не долларовые бумажки и не будущие товары и услуги». Закрытая экономика не может располагать большим количеством товаров и услуг, чем их создается сегодня, так что сокращение ресурсов на сегодняшнее негосударственное использование не зависит от метода финансирования. Отдавая предпочтение не налогам, а займам, мы обязываем будущих налогоплательщиков выплатить как сам долг, так и проценты по нему.

Влияние на экономику государственного долга, так же как и системы социального страхования, т.е. факторов, передающих ресурсы от одного поколения к другому (межгенерационный трансферт), определяется поведением сбережений. Если существование государственного долга отвлекает сбережения и ведет к сокращению запаса реального капитала, это значит, что граждане в своем большинстве ориентируются на краткосрочную перспективу, их экономическое поведение определяется, как говорят, ближним горизонтом. Если же у населения преобладает оптимистический взгляд на вещи и сильны межгенерационные связи, тогда экономический горизонт расширяется и люди будут приспосабливать свои долговые обязательства к завещательным распоряжениям.

Политика правительства в области госдолга является одним из инструментов желательного межвременного распределения, и выбор финансирования с помощью налогов или займов в конечном счете должен определяться стремлением к увеличению капитального запаса, наследуемого будущими поколениями.

 

Размеры и динамика государственного долга России

 

Знакомство с предметом полезно начать на примере отечественных данных.

Внутренний долг представлен государственными ценными бумагами (ГКО, КО, ОВЗ). Операции с государственными краткосрочными обязательствами (ГКО) составляли в 1996 г. 87\% от стоимости всех государственных ценных бумаг, представленных на фондовом рынке. На казначейские обязательства (КО) и облигации внутреннего валютного займа (ОВВЗ) приходилось около 13\%. В целом продажи государственных ценных бумаг составляли в 1996 г. 97,2\% от оборота фондовых бирж. Сумма внутреннего государственного долга поднялась в 1998 г. до 70 млрд. долл., или 18\% ВВП. К тому же волны финансового кризиса 1997-1998 гг. вынуждали периодически повышать процентные ставки рефинансирования до 120-150\%! Для наглядности изобразим эффект от роста ставок схемой:

 

 

удорожание кредитов и займов

повышение г

1

торможение

реальных

инвестиций возможное повышение спроса на ГКО

Рис. 48

 

Но эта схема демонстрирует краткосрочное кредитно-денежное взаимодействие.

В 1996-1997 гг. некоторые новые компенсационные возможности дало размещение на международном финансовом рынке российских ценных бумаг, гарантированных консорциумом европейских банков. Еврооблигации выпускаются на сравнительно длительный срок (5 и более лет). Вместе с тем общая задолженность, несмотря на новые источники погашения старых долгов и пересмотры (реструктуризации) долговых обязательств, не уменьшается. На конец 1997 г. внешний долг России повысился до 122,5 млрд. долл. (26,4\% ВВП), в том числе - долг МВФ достиг 13,2 млрд. долл.

Совокупная внешняя задолженность России (1997) 120,5 млрд. долл., в том числе:

 

Парижский клуб, объединяющий центральные банки, считается клубом кредиторов. Россия стала его членом, поскольку является держателем задолженности ряда слаборазвитых стран.

Лондонский клуб - организация коммерческих банков (их около 600) - считает своей главной задачей востребование долгов. Наши переговоры с ним в основном сводятся к либерализации условий погашения долгов. В результате переговоров Россия получила рассрочку по выплате основной задолженности сроком на 25 лет.

Помимо банковских действий на Западе накоплен опыт уменьшения задолженности посредством:

обмена долговых обязательств на облигации или государственные векселя страны-должника;

покупки иностранными кредиторами акций предприятий, находящихся под контролем государства;

в некоторых случаях кредитор «покупает» в стране-должнике земельные участки, латифундии. Подобными методами была, например, смягчена проблема бразильского долга: в 80-х гг. Бразилия

была первой в списке мировых должников.

Особый теоретический и практический интерес представляет финансовый кризис, вспыхнувший в России осенью 1998 г. Несмотря на пророчества о неминуемом взлете инфляции, катастрофическом падении рубля и экономическом крахе, мы оказались свидетелями ползучей инфляции и начавшегося с весны 1999 г. экономического оживления.

Среди августовских решений Центробанка и правительства находилось три пункта: отмена валютного коридора и девальвация рубля, односторонний отказ от обслуживания ГКО и 90-дневный мораторий на обслуживание внешних долгов. С юридической точки зрения решения, во всяком случае второе и третье, были не совсем корректными, но с экономической позиции девальвация позволила удешевить внутренний рублевой долг и конфисковать у населения часть сбережений. Само собой разумеется, что социальное положение и психологическое состояние масс от этого не улучшились, одновременно происходило замещение части внутреннего долга внешним. Часть ГКО была обменена на еврооблигации. Процент внутреннего долга по отношению к ВВП заметно понизился: с 24 до 12 к концу 1998 г. Однако резкое возвышение внешней задолженности с 28,5 до 115\% по отношению к ВВП таит в себе взрывную силу.

Итак, финансовый кризис, называемый августовским, явился результатом кредитно-денежной политики ЦБ» безмерного выпуска ГКО, дефицитности государственного бюджета, а также некоторого падения цен на нефть в 1997-1998 гг.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |