Имя материала: Макроэкономика

Автор: Бункина Маргарита Константиновна

Новое средневековье?

 

Извечная страсть заглянуть в будущее заставляет человека строить догадки и гипотезы, экстраполируя сегодняшние, еще только наметившиеся тенденции.

Последний год нашего столетия открылся событием глубоко знаменательным. Речь идет о появлении европейской валюты. Никто еще толком не видел этого самого евро, но сама новость о новых деньгах была встречена в интеллектуальных кругах с волнением. Евро может стать катализатором важнейших перемен. На грани веков сбывается долгожданная мечта об объединенной Европе, а в контексте, как думают многие, предзнаменование недалекого будущего, или, как утверждают некоторые, привет из далекого прошлого. Дело в том, что складывающаяся сегодня ситуация необычайно напоминает прошлые страницы западной истории.

На протяжении трех столетий политическая и духовная власть была сосредоточена в руках правительства каждой страны, чьи граждане отождествляли себя со своим государством. Сегодня эта власть стала более рассредоточенной. Даже сами слова: англичанин, немец, француз - звучат намного реже, чем раньше.

Министр иностранных дел Германии Йожка Фишер считает, что введение общей валюты связано с кардинальным переосмыслением самого понятия суверенитета: «Национальное государство отживает свое, оно становится призраком, виртуальной реальностью. Рамки его слишком узки для проблем XXI в. Рано или поздно с этим придется считаться как на Западе, так и на Востоке». Эта ситуация кажется нам непривычной, пугающе новой, однако, как говорят историки, идея объединенной Европы - это восстановление той картины мира, с которой жил средневековый человек. До появления современной политической карты с ее строгими государственными границами Запад рассматривал себя как единую христианскую цивилизацию. Запад считался наследником той универсальной Римской империи, восстановить которую Европа всегда мечтала. Поэтому многие историки склонны считать бесчисленные европейские войны гражданскими войнами, междоусобицей. Парадоксы новой реальности ведут к тому, что эпоха транснациональных корпораций, сверхнациональных информационных сетей и гипернациональных политических и общественных организаций все больше напоминает уже пройденный в Средние века этап.

Но в одну и ту же воду нельзя, как известно, войти дважды. Однако не замечать определенных аналогий с тем. что происходило в те далекие времена, не решается никто. Например, ки-берпространство, всю эту дорогостоящую технологию плюс экономическую глобализацию, которые размыли границы современного мира, существовавшие на протяжении последних четырехсот лет в Европе.

Ведь мир, каким мы его знаем сегодня, разделен на географические районы, имеющие смутные, часто фиктивные, искусственно созданные границы. Иными словами, современная система политических и экономических организаций, основанная на территориальных границах, сегодня уже не действует. Вопрос в том, что же нас ожидает в будущем? Чтобы ответить на этот вопрос, и в самом деле уместно обратиться к предшествовавшей системе политических и экономических организаций, а именно к средневековой Европе. Что же тогда происходило с географическими границами?

А то же самое, что и сейчас - они были размыты, смутны, неясно очерчены. Политическая и экономическая власть определялись, скорее, светскими и религиозными институциями, которые представляли различные рыцари, бароны, короли, принцы, гильдии, города, епископства, аббатства, папства. От них-то и зависели географические границы. Но и тут не было никакой определенности. Так, порой люди были вынуждены подчиняться и королю Франции, и королю Англии, поскольку неясно было, кому принадлежит территория, на которой они проживают. Короче, географические и территориальные границы ничего не значили, они постоянно менялись. Кроме того, существовали районы, которые никем не управлялись и служили постоянным источником для междоусобных войн. В современном мире каждый сантиметр территории в принципе можно отнести к тому или иному государству. Но с развитием киберпространства, экономической глобализацией и это меняется. Нет более четких государственных границ.

Еще недавно наша политическая идентификация определялась страной проживания. Иными словами, если вы жили в России, вы считались русским и подчинялись законам этой страны, если были гражданином Америки, то считались американцем и подчинялись американским законам и т.д. Но и это, если учесть интенсивность миграции, уходит в прошлое. Люди практически свободно переезжают сегодня из страны в страну, продолжается иммиграция, причем легальная и нелегальная, из России и Восточной Европы, из Доминиканской Республики и Израиля. Двойное гражданство становится нормальным явлением. Многие годами живут в чужых странах по рабочей визе. И все друг с другом связаны: телевидением, электронной почтой, Интернетом. В результате современный гражданин является объектом не одной, а многих различных, часто параллельных властей. Мир становится более сложным. Вновь возникает потребность в универсальных ценностях, которые, как христианство в средневековой Европе, смогут всех объединить.

И еще один аспект. Последние четыреста лет мы жили в мире, разделенном на суверенные национальные государства, не было папы, не было императора, не было единой центральной власти, которой бы все подчинялись. Если государство не хотело принимать какой-то навязанный ему договор, заставить его изменить свое решение можно было только войной. С развитием киберпространства и экономической глобализацией появляются и глобальные проблемы, которые уже невозможно разрешить на национальном уровне. Некоторые, например мультимиллионер Джордж Сорос, выступают за централизацию глобальной экономики, возможно посредством Всемирного центрального банка. И вот тут вновь можно провести аналогию со Средними веками.

Одной из главных характеристик Средневековья была вера в центр, стремление воссоздать нечто подобное Римской империи с ее могуществом, культурой, законами, с ее центральной властью. Четыре столетия Запад жил в мире, в котором не верили ни в какую власть, кроме власти национального государства. Но сегодня многие считают, что вновь необходим своего рода центр, супернациональная власть.

Такова точка зрения западных специалистов. А каковы наши отечественные традиции? Известно, что концепцию Нового Средневековья первым еще полвека назад высказал и развил Николай Бердяев. А как можно представить бердяевскую теорию в контексте современных проблем?

Конечно, в давней, 1924 г., книге Бердяева речь идет не о том, что сегодня обсуждают историки, размышляющие о сходных чертах нынешней эпохи и Средневековья. Контекст, в котором появилась книга Бердяева, - это годы после Первой мировой войны, ознаменовавшие великий кризис в истории европейского, да и не только европейского, человечества: рухнули три великие империи - Российская, Германская и Австро-Венгерская, а в первой из них произошло событие еще важнее - так называемая пролетарская революция, положившая начало режиму тоталитарного социализма. Был поставлен под сомнение вопрос о жизнеспособности того политического и культурного строя, который называли тогда буржуазной демократией, коли он, этот строй, не мог предотвратить катастрофу четырнадцатого года -развязывание величайшей в истории человечества войны. Он себя не только внешне, но и внутренне дискредитировал. Появилось представление о изжитости его духовных основ, атеистического, позитивистского гуманизма, коренящегося в мировоззрении эпохи Просвещения, т.е. примерно с XVIII в. Возникла мысль о реставрации религиозного мировоззрения. Вот это Бердяев и называл «Новым Средневековьем».

Бердяев был человек интеллектуально честный, и он не побоялся прийти исходя из своих посылок, к выводу, что тоталитарный социализм, коммунизм более перспективны, чем так называемые буржуазные демократии и капитализм, что сама эта острая полярность Бога и Дьявола, Добра и Зла сохраняет большую память о Боге и Добре, что люди, побывавшие в аду, обретут большую вероятность спасения.

Но сегодня, по крайней мере, известно, что из ада люди стремятся не в рай, а просто-напросто в умеренный климат. Вот этой религиозной темы совершенно нет в нынешних «западных» разговорах о Средневековье. Говорят, что в современном мире наличествуют единое мировоззрение, демократия и рыночная экономика. Но, оставляя в стороне вопрос о всеобщности этого мировоззрения, ни в коем случае нельзя настаивать на религиозном его характере. Это опять же спекулярное мировоззрение, считающее себя победившим, преодолевшим прежние кризисы. Религиозное мировоззрение, едва ли не любое, строится на идее греха, вины и наказания, а нынешнее, демократически-рыночное - на идеях прав человека, гедонистической этики, непрерывно растущего производства и потребления. Какое уж тут Средневековье, которое запрещало отдавать деньги в рост, а нынешний век в числе своих основных черт числит как раз господство финансового капитала.

И еще одна важная тема, актуальная в момент написания Бердяевым его книги, - это тема так называемого корпоративного устройства общества, представительства в органах управления профессиональных групп, а не механической, чисто количественной массы избирателей. В связи с этим мы говорили тогда о кризисе парламентаризма, а как на альтернативу ссылались на опыт Италии, политику Муссолини, которая и была в самом точном первоначальном значении этого слова фашистской. Муссолини тогда, в середине 20-х гг., весьма высокого котировался, к нему с большим интересом присматривались такие серьезные мыслители, как Бертран Рассел или тот же Бердяев. Последующие события настолько дискредитировали соответствующую политику и терминологию, что сейчас об этом эпизоде, увлечении европейских кругов первоначальным фашизмом, как-то даже и вспоминать неудобно. Так что ни тогдашние, ни теперешние представления о повороте Новейшей истории к старому Средневековью нельзя, по-видимому, считать обоснованными. История как раз и отличается тем, что не повторяется, а разворачивается в ситуациях, по своей природе уникальных.

Начиная с прерафаэлитов, многие великие художники Запада пытались найти в прошлом то, чего им катастрофически не хватало в настоящем. Главное богатство Средневековья - универсальный мир. Этот мир, истолкованный мифом, можно охватить мысленным взглядом, его можно понять, в нем можно жить. Заменившая миф наука Нового времени лишила Вселенную общего знаменателя, она дала людям фрагмент вместо целого. Лишить культуру мира означает оставить людей без общего языка и обречь на рознь. С этой точки зрения все войны XX в. - симптомы еще более страшной болезни - распада единого культурного образования, которым на протяжении веков был Запад. Найти равнозначный христианству миф, способный одухотворить прогресс и срастить распавшийся мир в новое единство - не только центральный проект всего XX в., но и задание на завтра. В рамках таких взглядов возвращение к Средневековью - один из путей в будущее. Важно, впрочем, подчеркнуть, что это лишь один из многих концептуальных вариантов. Дело не столько в Средневековье, сколько в популярности самой идеи цикличности истории. Всевозможные версии возращения - общая интуиция нашего времени. Сегодня вновь актуализировались теории Джамбатиста Вико, Освальда Шпенглера, Питирима Сорокина и Арнольда Тойнби.

В этом же ряду можно рассматривать и нашумевшую теорию конца истории Френсиса Фукуямы, который заканчивал свое построение предсказанием: «Завершив историю, люди, хотя бы из-за непереносимой скуки, начнут ее сначала». Идея Нового Средневековья легко укладывается в этот концептуальный перечень, что говорит об одном: на все вызовы времени наша история отвечает парадоксом - сегодня идти вперед можно только пятясь. Может, это и к лучшему. В идее возвращения есть, по крайней мере, один оптимистический поворот - добравшись до края, люди не погибнут в космической катастрофе, к чему их так долго готовили, а мирно вернутся обратно.

 

Приложение 2. Ханс Корсен «Идеи Ирвинга Фишера в области денежной и налоговой

            политики*»  

* Ханс Корсен в течение 10 лет был сотрудником И. Фишера. Доклад опубликован в 1994 г. в журнале «Kredit und Kapital» B2.28, № 3. Мы предлагаем читателю сокращенный перевод с нем. М.К. Бункиной.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |