Имя материала: Китайская экономика XXI веке

Автор: А С. Селищев

5.2. каково место китая в мировой экономике?

Тихо, тихо ползи, Улитка, по склону Фудзи Вверх, до самых высот!

Исса Кобаяси (1763-1827)

Итак, если оценивать объем ВВП страны только по паритету валютных курсов, то получается весьма искаженная картина. Это происходит потому, что политика валютных курсов в каждой стране имеет свою специфику.

С 1944 по 1971 г. в мире действовала так называемая бреттон-вудз-ская мировая валютно-финансовая система, по правилам которой каждая страна (участница системы) устанавливала фиксированный курс своей валюты по отношению к другим валютам мира. За «правилами игры» наблюдал Международный валютный фонд. Если какая-либо страна попадала в тяжелую экономическую ситуацию и желала понизить свой валютный курс по отношению к другим валютам стран-участниц, то она была обязана испросить разрешения у МВФ и заблаговременно поставить все мировое сообщество в известность. МВФ, как правило, не позволял одноразовой девальвации более 10\%.

В 1971 г. экономика США попала в тяжелое положение в связи с войной во Вьетнаме. Именно тогда американский президент Ричард Никсон уничтожил бреттон-вудзскую валютно-финансовую систему. Произошло это обыденно и типично по-американски. США без оповещения других стран дважды девальвировали свою валюту в короткий период. А так как по сути данная валютно-финансовая система опиралась на доллар США, то она и приказала долго жить. В финансовом мире начался хаос, который несколько успокоился после 1976— 1978 гг., когда на ямайской конференции страны перешли на политику плавающих валютных курсов. Эта система действует до сих пор.

Но если некоторые развитые страны мира действительно отпустили свои валюты в «свободное плавание», то большинство менее развитых стремятся каким-то образом фиксировать курсы своих валют. Причины и методы такой фиксации бывают самыми разнообразными. Так, после стремительного падения российского рубля после ноября 1994 г. российские власти ввели «валютный коридор», по сути, привязав рубль к доллару. Однако российская экономика продолжала стремительное пике, и вскоре курс рубля оказался завышенным по отношению к доллару. Завышение рубля привело к полному коллапсу российской экономики, что и привело к августовскому краху 1998 г., когда за несколько дней курс рубля упал в четыре раза. После этого российская экономика вновь стала подавать признаки жизни. Но ценой этого стало очередное падение уровня жизни большинства россиян.

Китай проводит прямо противоположную политику в отношении своего юаня. Он также привязал юань к доллару, но по заниженному курсу. Это позволяет Китаю осуществлять политику товарной интервенции по всему миру. Китайские товары заполонили весь мир. В том числе и США. Как уже отмечалось, занижение курса юаня оценивается некоторыми экономистами в 5-5,5 раза. Именно во столько раз занижается и объем ВВП Китая. Таким образом, китайский ВВП составляет не 10,9\% от американского (табл. 5.10), а около 60\%.

Как же китайские экономисты в связи с этим оценивают будущее своей страны? На основании данных зарубежных экономистов, и прежде всего такого авторитетного ученого, как Ангуса Мэдисона, упомянутый Сюй Сяньчунь исходит из того, что развитые капиталистические страны постепенно замедляют темпы экономического роста (табл. 5.13).

Таблица 5.13

Ежегодные темпы прироста основных рвзвитых стран мира (в \%)

Как следует из данной таблицы, мировые экономические лидеры демонстрируют стойкую тенденцию к снижению темпов экономического роста. Если подобные тенденции сохранятся, то, по мнению ряда футурологов, можно ожидать следующие показатели ВВП 5 ведущих промышленных стран (табл. 5.14),

Согласно этим прогнозам, к 2050 г. ВВП США может составить $4325,3 млрд, а Японии - $16075,7 млрд. В 2100 г. ВВП США может достигнуть $189933,9 млрд.

Далее Сюй Сяньчунь приводит прогноз ВВП Китая до 2100 г. при снижающихся темпах прироста от 7,5 до 3,0\% (табл. 5.15).

При таких условиях (неизменном официальном валютном курсе и снижении темпов роста) ВВП Китая в 2050 г. может составить $15634,9 млрд по сравнению с ВВП США - $43325,3 млрд.

К 2100 г. ВВП Китая может достигнуть $68542,0 млрд, а ВВП США к этому же году — $189933,9 млрд.

Таким образом, если в 2000 г. уровень Китая по ВВП составил 10,9\% от уровня США, то в 2050 г. при предполагаемых темпах будет составлять 36,1\%, а в 2100 г. - 63,9\%.

Вывод неутешительный: при данных условиях (неизменном валютном курсе юаня по отношению к доллару и прогрессивном снижении темпов роста) Китаю в XXI в. не удастся превзойти США.

Однако исторический опыт показывает, что у стран с высокими темпами роста обменный курс их валюты неизбежно возрастает. Кстати, это видно даже невооруженным взглядом. Так, когда в 2000 г. я гулял по Пекину, то довольно часто предприимчивые китайцы-прохожие предлагали мне совершить незаконную сделку: обменять мои доллары иа их юани. Не на того напали. Откуда им было знать, что перед ними российский профессор, заработная плата которого заботливыми российскими властями сведена до смехотворного уровня: примерно до $ 100 в месяц, что в 2 раза ниже, чем у уборщицы в петербургском метро?

В 2002 г. пекинские прохожие больше меня не беспокоили на предмет совершения преступных валютных сделок. Все дело в том, что к этому времени юань солидно окреп. Уже в 2001 и 2002 гг. Китай забыл, что такое инфляция, началась дефляция, т. е. ежегодное снижение уровня цен. Кроме того, благодаря динамичному экспорту офидиальные запасы долларов в банках Китая превысили $200 млрд и доллар начал терять свою привлекательность в глазах китайского населения.

Китайское руководство всеми силами стремится сохранить поддерживаемый много лет заниженный курс юаня по отношению к доллару ($1 = 8,27юаня), что удобно для поощрения экспорта. Однако с каждым годом делать это становится все труднее: курс юаня объективно стремится вверх.

Кстати, японцы все это уже «проходили». Так, в 1947 г. американские оккупационные власти установили обменный курс доллара на иену в пропорции $1 за 360 иен. Однако уже через несколько лет в условиях стремительного роста японской экономики сдержать такой паритет становилось все труднее. Постепенно курс японской валюты вырос до 100 иен за $1, бывали времена, что даже 80 иен за $1. Однако после азиатского финансового кризиса 1997 г. иена снова упала примерно до 150 за $1. Ныне же за $1 дают примерно 115 иен.

Повышаются валютные курсы и других динамично развивающихся экономик: Сингапура, Южной Кореи и т. п. Поэтому объективно курс китайского юаня должен идти вверх, как бы тому не препятствовали власти.

В связи с этим упомянутый уже Сюй Сяньчунь подсчитал вероятный объем ВВП Китая в случае роста курса юаня за период с 2011 по 2050 г. в 2 и 3 раза (табл. 5.16).

При официальном росте китайского юаня в 2 раза за период с 2010 по 2050 г. Китай превзойдет уровень Японии примерно в 2030 г.: ВВП Китая составит $10093,5 млрд, а ВВП Японии — $9810,5 млрд (сравните соответствующие данные табл. 5.12 и 5.14). Если же курс юаня за 2010-2050 гг. возрастет в 3 раза, то ВВП Китая ($8940,5 млрд) превзойдет японский уровень ($8887,9 млрд) в 2026 г. Более того, тогда уже в 2048 г. ВВП Китая ($41445,9 млрд) превзойдет уровень ВВП США ($40838,2 млрд).

Конечно, данные прогнозы весьма условны. Никому не известно, как на самом деле будут меняться официальные курсы валют отдельных стран в XXI в., как будут возрастать их ВВП. Кроме того, мы совершенно не учитывали прогнозных изменений покупательной способности юаня и других валют.

Известно, что делать прогнозы — занятие очень неблагодарное. Однако делать их необходимо, так как можно предвидеть грядущие события хотя бы в общих чертах.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |