Имя материала: Китайская экономика XXI веке

Автор: А С. Селищев

Глава 2 китайский путь

 

Пусть эта дорога будет извилистой или прямою...

Цюй Юань (340-278 гг. до и. э.)

 

2-1. Почему первичный прорыв к современному экономическому росту произошел не в Китае?

Лупа — как и солнце: Она остановки не знает.

ДуФу (712-770)

Почти на всем своем протяжении история человечества является историей бедности. В то время как незначительная часть общества наслаждалась относительно достойными условиями, большинство прозябало в жестокой нищете. И лишь в последние два века в некоторых регионах планеты (в Северной Америке, Западной Европе, Австралии, Японии и Южной Корее) более 10\% общества стали жить более или менее сносно.

Начало данного процесса обнаружилось лишь в XIX в.: именно тогда некоторые экономисты заметили, что все более увеличивающаяся доля населения Запада стала жить лучше, безопаснее, здоровее, нежели в любой иной части земного шара. Но все эти улучшения совершались постепенно, поэтому лишь в XX в. лидерство Запада стало очевидно всем. Но и в развитых западных обществах бедность не исчезла, сократился лишь ее удельный вес: с 80-90 до 10-20\%. Отличительной чертой цивилизации современных высокоразвитых стран явилась постепенность развития.

После краха Римской империи развитие Запада прошло следующие этапы:

мрачное Средневековье V-IX вв.;

экстенсивный экономический подъем Х-XIII вв. с бурным ростом населения, с поступательным прогрессом сельского хозяйства, урбанизацией, совершенствованием военной техники, транспорта и архитектуры;

XIV в. серьезных потрясений с войнами, эпидемиями и голодом;

XV в. — начало выздоровления и политических реформ, революций Нового времени. И тем не менее это была всего лишь подготовка к современному росту, который начался в Британии в последней трети XVIII в.

Этот процесс можно проиллюстрировать графиком, представленным на рис. 2.1.

Еще раз напомним, что в Средние века Запад уступал Китаю, а также некоторым странам Ближнего Востока как экономически, так и технологически — вплоть до XIII-XIV вв.

Средневековое общество Западной Европы характеризовалось следующими чертами. Во-первых, оно было преимущественно аграрным (80-90\% населения). Во-вторых, в этом обществе не было разделения экономической и политической деятельности: экономика находилась под тотальным контролем политики. В сельской местности центрами политического влияния были поместья богатых аристократов, а в городе — ремесленные гильдии. В-третьих, экономические решения принимались преимущественно на основе обычаев и традиций, а не исходя из экономической целесообразности. Мобильность населения в любых ее формах была строго ограничена.

Учеными из США Н. Розенбергом и Л. Е. Бёрдзеллом была выдвинута гипотеза, что только западноевропейский и японский феодализм обладали социально-экономическими предпосылками для прорыва к стабильному экономическому росту. Урбанизация постепенно готовила условия для новых буржуазных отношений. Однако в западноевропей2,1. Почему первичный прорыв к современному экономическому росту... 41

 

ском и в некоторой степени в японском обществе имелось еще одно существенное условие, создавшее важную основу для экономического роста, — это «отношение плюрализма»1.

Американские авторы развивают свою мысль следующим образом. Феодализм — это общество, в котором ключевыми фигурами являются военные и землевладельцы. Землей, принадлежащей суверену, за службу наделялись военные вожди. Последние, в свою очередь, распределяли землю (или ее часть) среди подчиненных за несение ратной повинности. Однако если на Востоке земля эта по наследству не переходила, то на Западе и в Японии земельные участки оставались военнослужащим и их семьям. Тем самым и в Западной Европе, и в Японии создавались центры плюралистической власти, ибо право наследования было сутью этого процесса.

Поэтому возможно предположить, что именно в Западной Европе а затем и в Японии капиталистические производственные отношения созрели раньше. Но этого не произошло в Китае, Индии, исламских странах, где государство и его владыки являлись абсолютными владельцами как земли, так и большинства факторов производства. Эта версия более всего отвечает «рыночному вызову», но считать ее истинной все же преждевременно.

Довольно широко распространена точка зрения, согласно которой первотолчком современного экономического роста послужил быстрый рост населения. Существенный прирост населения наблюдался с XI по XIV в., когда общее количество европейцев составило 70 млн чел. Однако в XIV в. численность населения катастрофически сократилось из-за неурожаев, чумы, Столетней войны и лишь к 1600 г. достигла уровня 1347 г.

В средневековой Европе с точки зрения прироста населения можно выделить три крупных региона:

Средиземноморье;

Центр;

Север и Запад.

1 См.: RosenbergN., Birdzell L. Е. How the West grew rich. The economic trans-, formation of the industrial world. - N. Y., 1986. P. 60.

Лишь в Северо-Западной зоне численность населения к 1750 г. в 1,5 раза превзошла уровень 1600 г. Именно здесь и свершилась впервые промышленная революция. Промышленный центр Европы переместился из зоны Средиземноморья на север континента.

За период 1600-1750 гг. в западноевропейской экономике произошел ряд качественных изменений: укрупнение городов, модернизация производства, образование общенациональных рынков и финансовых центров в Лондоне и Амстердаме.

Тем самым в Западной Европе лишь Север оказался подготовлен к принципиально новой стадии экономического развития: к современному экономическому росту.1 Причем это сопровождалось беспощадной борьбой между Лондоном и Амстердамом за лидерство в регионе, а значит и в мире. Победил Лондон.

Голландская республика, показавшая пример стремительного превращения в экономического лидера за счет снижения издержек производства в сельском хозяйстве, промышленности и особенно в торговле, вместе с тем продемонстрировала традиционализм высокого уровня. Действительно, на начало XVIII в. по меркам своего времени голландское общество было самым зажиточным, образованным, урбанизированным и мобильным. Страна прошла огромную дистанцию на пути к современному обществу. Голландскому опыту приезжал учиться не только Петр I, но и англичане-промышленники. И тем не менее это не спасло голландскую экономику от погружения в самодовольную стагнацию.

Таким образом, даже полностью коммерциализированная экономика, доведя доиндустриальную технологию и организацию производства до самых высоких пределов, вовсе не обязательно автоматически ведет к современной капиталистической индустриализации.

1 Под современным экономическим ростом мы понимаем экономику, удельный вес инвестиций которой составляет не менее 5\% от ВВП, а темпы роста ВВП — более 2\% в год. Примечательно, что на протяжении последних 20 тыс. лет темпы роста мировой экономики составляли не более 1\% за 100 лет, и лишь после XVIII в, произошло значительное ускорение: 2-3\% в год и выше.

Более того, буржуазия и даже само буржуазное государство могут приспособиться действовать в рамках вполне небуржуаэного общества, а накопление капитала отнюдь не обязательно ведет к индустриализации. Интенсификация рыночных отношений отнюдь не обязательно ведет к индустриализации. В конце концов, сама торговля способна заменить собой промышленность. Именно Голландия XVIII в. дала пример такой экономической модели, в которой интенсификация в одной сфере деятельности (торговле) надежно блокировала пути к экономической политике, необходимой для роста и развития. Тем самым отнюдь не каждый путь экономического роста неизбежно приводит к промышленной революции.

2 2 Особенности перехода к современному экономическому росту. . 43

 

В мире только в Великобритании организационные и технологические изменения оказались достаточными, чтобы во второй половине XVIII в. перейти к новой экономической модели.

Нелишне упомянуть, что протоиндустрия (высокоразвитое мануфактурное производство) до английской промышленной революции существовала не только в Британии, но и во Франции, Силеэии, Швеции и в России. Причем в некоторых регионах отдельные ремесленные производства были гораздо более развиты, чем английские. Однако только Британия оказалась наилучшим образом приспособлена к осуществлению современного экономического роста, т. е. к промышленной революции.

Одной иэ интригующих проблем британского экономического роста являются его относительно медленные темпы (около 2\% в год). Тем не менее они оказались на порядок выше, чем у остальных стран, и это позволило Британии в течение нескольких десятилетий стать мировым экономическим лидером («мастерской мира»). Правда, впоследствии темпы роста некоторых стран превысили английские и Британия к настоящему времени утратила лидирующее положение.

Существует обильная научная литература относительно британской промышленной революции. Однако, на наш взгляд, никто иэ авторов, занимающихся этой проблемой, не смог убедительно объяснить, почему промышленная революция произошла именно в Британии, а не в другой стране. То есть проблема локализации первичного прорыва к современному экономическому росту остается до сих пор открытой.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |