Имя материала: Китайская экономика XXI веке

Автор: А С. Селищев

Глава з на пороге модернизации

 

Отчизна в упадке. Насколько — ты видишь сама. И мысли о доме покинутом сводят с ума.

Нам близкий раздел угрожает!... Трясет меня страх. Бессмысленно вирши слагать о цветах, лепестках... ЦюЦзинь (1875-1907)

 

3.1. Экономический рост Китая в эпоху Цин (1644-1911)

Сын

Копошится в земле, Отец

На земле проливает нот, Дед

В земле уж который год. Цзан Кэцзя (род. 1905 г.)

У нас нет достаточно надежной статистической информации об экономическом росте китайской экономики с середины XVII до середины XX в. По некоторым оценкам, доход на душу населения во время правления династии Цин (1644-1911) был очень невысок и, вероятно, практически не возрастал на протяжении всего периода. По мнению P. X. Мейерса, на протяжении правления династии Цин среднегодовой доход на душу населения составлял около $55 (в ценах 1975 г.), увеличившись к 1933 г. до $61.1

1 См.: Myers R. Н. The Chinese Economy. Past and Present. — Belmont, 1980. P. 5.

Гипотетически тренд экономического развития Китая династии Цин можно, на наш взгляд, изобразить следующим образом (рис. 3.1).

От потрясений народных восстаний середины XVII в. и маньчжурского нашествия экономика страны оправилась к 1690-м гг., переживая оживление на протяжении всего XVIII в. Однако с 1820 г. ситуация вновь ухудшилась. Период 1860-1911 гг. был эпохой нового оживления вплоть до Первой мировой войны.

Что касается начала современного экономического роста, то по этому поводу существуют различные точки зрения. К примеру, ученый из КНР Чжу Цзянчжен считает, что процесс индустриализации Китая начался после 1842 г., а собственно китайский промышленный капитал стал формироваться в 1860-е гг.1 P. X. Майерс считает, что ранний современный экономический рост в стране начался не ранее 1895 г.2

Среди синологов-экономистов определенное распространение получила периодизация раннего современного развития, предложенная китайским ученым Кун Чунем.3

1          См.: Чжу Цзянчжен. Новая теория китайской индустриализации в современный период // Цзинцзи кэсюэ. 1989. № 4. С. 73.

2          См.: Myers R. Н. Op. Cit. Р. 27.

3          См.: Кун Чунь. Чжунго синь гунъе фачжанныпи дакон. Очерк но истории развития современной промышленности Китая (на кит. яз.). — Шанхай, 1933. С. 13-14,49-50, 65-69.

1862-1877 гг. — период создания китайской военной промышленности для противостояния Западу;

1878-1894 гг. — возникновение и развитие торговых и промышленных предприятий, находящихся под контролем и покровительством государства. Данная форма организации производства была преобладающей, хотя существовали и другие формы;

1895-1902 гг. — начало западного экономического проникновения, а в ряде случаев и доминирования иностранного капитала в Китае. Иностранные деловые круги осуществляли крупномасштабные инвестиции в страну;

4) 1903-1911 гг. — укрепление частного сектора при сведении роли государства к поддержке частных инициатив.

В последние годы правлення династии Цин и правительство, н передовое общество страны проявляли явный интерес к экономическому развитию. Однако первые совместные предприятия в судостроении, телеграфы, текстильная промышленность, банки — все это рассматривалось правительством в большей мере как источники дохода для казны, нежели средство экономического роста. Владельцы предприятии и управляющие, как правило, не были склонны к инициативе и риску. Обычно, вместо того чтобы направлять избыточные доходы в материальное производство, китайская буржуазия предпочитала сферу ростовщичества.

Экономическому развитию в данном периоде препятствовали и другие факторы: конкуренция иностранных товаров на китайском рынке,, слабость, некомпетентность и безынициативность правительства, дефицит капиталов, техническая отсталость, низкая деловая мотивация. Импортные тарифы часто были чисто номинальными, и импортируемые иностранные товары — дешевле и качественнее отечественных. Остро не хватало китайских специалистов, и приходилось почти во всем полагаться на зарубежных.

Государство было слишком слабым и безынициативным и не годилось для проведения широкомасштабной модернизации. Да и в обществе в целом не сложилась устойчивая мотивация к переменам. Величина капиталов была ничтожной, и огромная часть сбережений направлялась на земельные спекуляции, покупку недвижимости, ростовщичество.

Кроме того, после поражения в войне с Японией в 1894-1895 гг. пришлось выплачивать обременительную контрибуцию, к которой вскоре добавилась контрибуция европейским державам за поражение в боксерском восстании в 1900 г.

1 Подробнее см.: Селищев А. С Японская экспансия: люди и идеи. — Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1993.

Медлительность Китая в деле модернизации находилась в резком контрасте с Японией. В Японии в 1867 г. к власти пришла амбициозная элита, которая на деле поставила перед собой задачу превратить страну в самое процветающее общество в мире. Молодое японское правительство создало эффективную программу модернизации экономики и сосредоточило все силы на экономическом росте как па приоритетной цели государства.1 Китайское же правительство характеризовалось безволием власти и отсутствием конкретных целей развития. В этом

на него весьма похожи все «реформаторские российские правительства» начиная с 1991 г.

¥

Именно в этом (роль государства в процессе модернизации), а не в ка-ком-то мифическом менталитете и скрыта главная причина неуспехов экономического развития Китая в начале XX в. и России — в конце его.

По словам А. Фейерверкера, возникла необходимость «институционального прорыва», дабы заменить традиционное мышление китайской элиты, связанное с «дележом экономического пирога», на мотивацию элиты к успеху и прогрессу китайской экономики в целом.1

 

3*2* Попытка модернизации в 1912-1949 гп

Как ход часов неумолим и скор!

О, страшный измерительный прибор,

Ты временем процеживаешь море!

Расцвет, паденье?

Счастье или горе?

«Тик-так, тик-так...» —

Я слышу звуки эти,

Но каково же ныне их значенье:

О прошлом говорят они расцвете

Или о будущем паленьи?

ВэиъИдо (1899-1946)

Роль такого толчка должна была сыграть революция 1911 г. И действительно, после революции заметно увеличила темпы роста промышленность. По терминологии У. Ростоу, период 1912-1949 гг. может быть определен как take-off (взлет), хотя все-таки справедливее мнение А. Фейерверкера, который считал, что до 1949 г. Китай оставался типичным доиндустриальным обществом (в 1933 г. инвестиции в экономику не превышали 5\% от ВВП).2 На этом историческом отрезке благосостояние населения практически не возрастало. Подавляющее большинство китайцев поддерживало и воспроизводило собственную рабочую силу на грани физического существования. Во время же Второй мировой войны (для Китая это были 1937-1945 гг.) уровень жизни большинства населения упал ниже границы выживания.

1          См.: Feuerwerker A. Chinas early industrialization. — Cambridge, 1958. P. 242-243.

2          См.: Feuerwerker A. Economic trends in the Republic of China. 1912-1949. — Ann Arbor, 1977. P. 13.

Общие темпы роста китайской экономики были невысокими. Быстрыми темпами росли промышленность и транспорт, но они имели очень малый удельный вес в экономике и не оказывали существенного влияния на общее положение дел. К этому времени единый общенациональный рынок еще не сложился, а объем внешней торговли с учетом громадной численности населения был незначительным.

К 1949 г. до 90\% населения было занято в традиционном аграрном секторе, который давал не менее 65\% ВВП. Однако и несельскохозяйственный (городской) сектор отождествлять с «современным» было весьма затруднительно. В начале XIX в. к нему относилось примерно 12 млн человек, или 3-4\% от общего количества населения (примерно 350 млн).1

На протяжении всего XIX в. городское население росло такими же темпами, что и общее население страны. Ускорение началось лишь в 1900-1938 гг., когда темпы прироста городского населения в два раза превысили общие. В 1938 г. в городах с населением свыше 50 тыс. человек проживали 27,3 млн человек.

Согласно первой более или менее добросовестной оценке национального дохода Китая (1933 г.), сельское хозяйство давало 65\% вновь созданной стоимости, промышленность — 10,5, торговля — 9,4, транспорт — 5,6, сфера услуг — 5,6, управление — 2,8, строительство — 1,2\%.

Доля современного сектора составляла 12,6\% от национального дохода, на традиционный сектор приходились остальные 87,4\%.2

Движение валового национального продукта в течение рассматриваемого периода показано в табл. 3.1.

Движение ВНП определялось главным образом нестабильным развитием сельского хозяйства. Если в 1912 г. ВНП на душу населения составлял 113 юаней (в ценах 1957 г.), то в 1933 г. — 123 юаня, а в 1957 г. — 115 юаней.3

С 1930-х гг. китайское правительство начало разрабатывать программы экономического развития. Это можно оценить как большой прогресс в сфере экономической политики и народного хозяйства в целом.

1          См.: FeuemerkerA. Economic trends in the Republic of China. 1912-1949. — Ann Arbor, 1977. R 7-8.

2          Ibid. P 7.

3          Ibid. P. 13.

4          См.: Супь Ятсен. Избранные произведения. — М, 1985. А

Многочисленные и грандиозные проекты преобразования китайской экономики имеются уже в работах великого Сунь Ятсена (1866-1925).4 Он предлагал развивать производительные силы страны и впитывать

промышленную мощь иностранных держав: построить 100 тыс. миль железных дорог, 1 млн миль автомобильных дорог, три крупнейших морских порта, сравнимых с Нью-Йорком, сеть каналов, мощную систему связи, развернуть индустриализацию, модернизацию аграрного сектора, производить массированные лесопосадки по всей стране. Планы Сунь Ятсена были величественны, но не слишком конкретны.

Пристальное внимание планированию экономического развития китайское правительство стало уделять с 1931 г. В июне этого года был создан Национальный экономический совет. В его состав входили бюро дорог, бюро гидроинженерных работ, комиссия хлопчатобумажной промышленности, комиссия по кооперации и ряд других.

В мае 1931 г. была провозглашена программа из 10 пунктов, основанная на принципах идей Сунь Ятсена, в которой определялись цели и задачи ряда государственных экономических проектов и детали планов развития промышленности и сельского хозяйства.

В августе 1931 г. был обнародован грандиозный десятилетний план, охватывающий проекты строительства морского флота, создания современной энергетики, сталелитейной промышленности и т. д. Однако после некоторых колебаний было решено принять более реалистичный трехлетний план, включавший самые неотложные проекты, такие как строительство дорог и водных систем. Помимо этого, имелись также планы промышленного и аграрного развития.

Экономическое планирование гоминдановского правительства Чан Кайши (вплоть до 1949 г.) руководствовалось идеями Сунь Ятсена и резко отличалось от идеологии послевоенных пятилетних планов коммунистов. Гоминдановцы рассматривали Китай как составную и неразрывную часть мировой экономической системы, оказывающую воздействие на положение в мире и находящуюся под ее влиянием. Вместе с тем на китайскую политику планирования воздействовали опыт СССР, а также Германии, внутренняя обстановка в стране и угроза японского нашествия.

Существует несколько попыток оценок темпов роста китайской экономики первой половины XX в. в целом и промышленности в частности. Особый вклад в эту сферу внесли китайские и американские ученые: Ф. К. Хун, Ван Фошань, У Паосан, Дж. К. Чен, Т. Дж. Равски, Д. К. Перкинс и др.

В табл. 3.2 приведено сравнение индексов промышленного производства, данное Ф. К. Хуном, Ван Фошенем и Дж. К. Ченом.

Источник: Hung F. С. Rates and Patterns of Industrial Growth in modern China. - N. Y., 1958; Wang Foh-slwn. Chinas industrial production 1931-1946. - Nanking, 1948. P. 10; Chang J. K. Industrial development in pre-eommunisl China. Л quantitative analysis. - Chicago, 196*9. P. 67.

Среди вышеприведенных данных наиболее репрезентативными принято считать результаты исследований Дж. К. Чена. Таблица 3.3 иллюстрирует рост промышленного п роил во детва Китая довоенной экономики.

Источник: Chang J. К. Industrial development in pre-comniunist China. Л quantitative analysis. - Chicago, 1969. P. 7L

Через 20 лет после выхода в свет монументальной работы Дж. К. Чека появилась весьма солидная монография Т. Г. Равски, который также приводит немало интересных данных, правда, не все из них совпадают с результатами Дж. К. Чена.

По мнению Т. Г. Равски, а также ряда других исследователей, темпы роста промышленности в довоенном Китае были выше, чем в индустриальных странах, но доля современный промышленности в ВНП составляла не более 3\%, а весь современный сектор экономики — менее 13\% (табл. 3.4).

Таблица 3.4

Темпы промышленного роста в ряде стран, 1912-1936 гг. (в \%)

Китайская индустриализация отличалась своей спецификой. Прежде всего это касалось размещения промышленности: нигде в мире не было подобной ее концентрации. Так, Шанхай, провинция Цзянсу, а также оккупированная японцами Маньчжурия давали 2/3 промышленного производства страны. Для сравнения, к примеру, в США доля Масачуссетса, Нью-Йорка и Пенсильвании в промышленном производстве страны составляла в 1860 г. 52\%, а в 1900 г. — 43\%.1

В целом довоенная китайская промышленная структура весьма напоминала прочие аграрные страны. В табл. 3.5 данные по 9 слаборазвитым странам с доходами на душу населения ниже $ 100 в 1958 г. демонстрируют секторную структуру, весьма близкую к китайской в 1933 г., эа исключением низкой доли в Китае химической промышленности и, напротив, высокой доли текстильной промышленности.

t Rawski T.J. Op. Cit. P. 73.

Самыми крупными отраслями промышленности в довоенном Китае были пищевая (пища, табак, напитки) и особенно текстильная. К середине 1930-х гг. на китайских хлопчатобумажных фабриках работали более 300 тыс. рабочих, которые перерабатывали больше хлопкового сырья, чем Великобритания и Германия вместе взятые.

Данные о промышленной структуре США за 1880 г. также весьма напоминают китайские за 1933 г., за исключением более низкого удельного веса текстильной промышленности, высокой доли производства древесины, а также кожи и резины.

То же самое относится и к японской промышленности 1922-1931 гг. (за исключением более низкой доли пищевой промышленности).

Итак, промышленная структура довоенного Китая была весьма сходной с американской (1880-е гг.) и с японской (1922-1931 гг.). Индустриальный сектор развивался довольно динамично (табл. 3.5).

Однако, как уже отмечалось, доли промышленности и современного сектора в экономике были очень скромными, Поэтому медленными темпами рос такой обобщающий показатель, как ВНП. Более подробно проиллюстрировать этот процесс помогут данные табл. 3.6.

Источник: Keh К.С. Chinas national income, 1931-1936 //Modern Chinas economic history / Ed. by Hon Chiling, Yn Tsong.shian. — Taibci, 197.9. P. 126; Perkins D. //. Growth and Changing structure. Of Chinas twentieth century economy // Chinas modern economy in historical perspective / Ed. By D. II. Perkins. - Stanford, 1975. P. 117.

На основании таблицы можно сделать вывод о том, что, несмотря на динамичные темпы промышленности, величина ВНП прирастала весьма скромно: на уровне 1,2-1,3\% в год, что не обеспечивало роста ВНП на душу населения.

Роль иностранного капитала. До народно-освободительной революции 1949 г. иностранный капитал контролировал все ключевые звенья китайской экономики. В 1936 г. общие капиталовложения иностранных предприятий в Китае составили $ 4,3 млрд, или 41\% всех инвестиций в промышленность. Иностранный бизнес контролировал 80\% производства чугуна, 76\% электроэнергии, 64\% производства хлопка и хлопчатобумажной продукции, 57\% табачной промышленности, 69,5\% водных перевозок и 90\% железнодорожных путей. В Китае действовали 32 иностранных банка, которые обладали монопольной властью в банковском секторе.1

Таблица 3 J иллюстрирует изменение количества иностранных торговых фирм в Китае с 1893 по 1928 г.

Таблица 3.7

Количество иностранных торговых фирм в Китае

1 China's socialist economy. An outline history (1949-1984) / Ed. by Liu Suinian, Wu Qungan. - Beijing, 1986. P. 6.

За период с 1894 по 1937 г. США вложили капитала в Китае на сумму в $1,5 млрд и вывезли домой в качестве прибылей $2,08 млрд. За этот же период Китаю было передано кредитов на сумму в $700 млн, а в виде процентов по ним США получили $1,43 млрд. Если в 1936 г. аме-риканский капитал составлял 8\% от иностранных вложений в Китай,

то в 1948 г. — уже 80\%. Всего в Китае действовало около 300 американских предприятий. В 1947 г. 50\% китайского импорта составляли американские товары.1

На протяжении первой половины XX в. влияние иностранного капитала в Китае стремительно нарастало. Так, если в 1902 г. иностранные инвестиции составляли 65,1\% от всех инвестиций в экономику, то в 1914 г. - 66,3, а в 1930 г. - 72,9\%.2

В табл. 3.8 приводятся данные о распространении иностранного влияния в китайской экономике за 1902-1930 гг.

Источник: Сюпь Цзянь. Всеобщая экономическая история Китая. — Пекин, 2000. Т. 2. С. 828. (На кит. яз.).

Основными иностранными инвесторами в Китай было 6 главных империалистических стран (табл. 3.9).

1          China's socialist economy. An outline history (1949-1984) / Ed. by Liu Suinian, Wu Qungan. - Beijing, 1986. P. 6-7.

2          Сунь Цзянь. Чжунго цзинцзи тунши (Всеобщая экономическая история Китая). - Пекин, 2000. Том. 2. С. 828. (На кит. яз.)

Источник: Сунь Цзянь. Всеобщая экономическая история Китая. — Пекин, 2000. Т. 2. С. 828. (На кит. яз.)

Как видно из табл. 3.9, в 1902 г. главным иностранным инвестором в Китае была Россия, но уже в 1914 г. на первое место вышла Британия. За этот же период стремительно увеличивались американские и особенно японские капиталовложения.

Раздел национальной собственности. В сфере сельского хозяйства до 1949 г. большей долей земли (70-80\%) владели помещики (менее 10\% населения). Остальные 90\% сельского населения обладали 20-30\% земли. Арендная плата составляла в среднем 50\%, а иногда и 70-80\% урожая крестьян.1

Естественно, пребывая в столь бедственном положении, крестьяне-бедняки вынуждены были прибегать к займам у тех же помещиков. В 1937 г. плата за подобный кредит составляла 7-10\% в месяц.

Национальный сектор экономики контролировали четыре олигархические семьи: Чан Кайши, Т. В. Сун, X. X. Кун и братья Чень (Гаофу и Лифу). До 1949 г. эти семьи контролировали 2448 банков (2/3 от количества банков в стране) и 80\% капитальных фондов в сфере промышленности и связи. Данные семьи контролировали 90\% национального производства стали, 33\% добычи угля, 67\% электроэнергетики, 45\% цемента, всю добычу нефти и цветных металлов, железную дорогу, авиацию и 44\% корабельных перевозок.

Вместе с тем национальная буржуазия была относительно слабой. Национальный капитал составлял лишь 37,8\% в промышленности и в основном был сосредоточен в легкой и текстильной промышленности.2

Уровень жизни. Отсталая экономика и бездарное управление могли обеспечить лишь нищенский уровень жизни большинству населения. До 1949 г. в стране бушевала катастрофическая инфляция. Ежегодно огромное количество семей переживали разорение. Национальный сектор в промышленности состоял из 123 тыс. предприятий, на которых работали 1,64 млн рабочих, и 130 тыс. торговых предприятий (990 тыс. работников).

90\% населения страны составляли крестьяне, а современная промышленность — лишь 10\% экономики страны. Количество промышленных рабочих насчитывало примерно 3 млн человек, или 0,6\% населения страны.

1          China's socialist economy. An outline history (1949-1984) / Ed. by: Liu Suinian, Wu Qungan. - Beijing, 1986. P. 7.

2          Ibid. P. 8-9.

5-517

В 1936 г. Китай производил 923 тыс. т стали, 61,9 млн т угля, менее 6 млрд кВт ч электроэнергии.

В промышленности отношение легкой и тяжелой промышленности находилось в пропорции 70:30.

Более 90\% страны было неграмотно. На 10 тыс. населения приходились 2,2 студента и 23,8 школьника.1

Огромные потери понесла страна от войны 1937-1945 гг. Производство аграрного сектора упало более чем на 20\%, в том числе зерна — на 22,1\%, а хлопка — на 48\%. Промышленное производство сократилось на 50\%, в том числе тяжелая промышленность на 70\%, а легкая — на 30\%.2

По оценкам ведущих экономистов, работающих в области исследования истории экономического развития Китая, за первую половину XX в. производительность труда в стране не только не выросла, но и сократилась (табл. 3.10), что говорит об исключительно экстенсивном развитии экономики.

Таблица 3.10

Оценки динамики производительности труда в Китае (1910-1930 гг.)

1          China's socialist economy. An outline history (1949-1984) / Ed. by: Liu Suintan, ч Wu Qungan. - Beijing, 1986. P. 9-11.

2          Ibid. P. 11-17.

Таким образом, довоенный опыт Китая продемонстрировал полный драматизма эволюционный переход к современному экономическому росту, растянувшийся более чем на столетие и сопровождавшийся огромными лишениями китайского народа. Длительность и неровность этого перехода, по нашему мнению, объясняется прежде всего неспособностью государства выработать и осуществить эффективную экономическую политику, энергично возглавить процесс модернизации. Всему этому, к счастью, суждено было случиться лишь после Второй мировой войны, но, к несчастью, после долгого и мучительного выбора, принесшего огромные жертвы.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |