Имя материала: Введение в языковедение

Автор: Алекса́ндр Алекса́ндрович Реформа́тский

§ 8. типы слов в языке

 

Чтобы определить круг вопросов, которыми следует заниматься в лексикологии, надо установить типы слов как элементов словарного состава языка. Этот вопрос не подменяет проблемы частей речи, что является, прежде всего, вопросом грамматическим, хотя и пересекается с лексикологическим вопросом о типах слов.

Если мы откроем словарь какого-нибудь языка, то сразу же убедимся, что некоторые типы слов попадаются редко, их мало, их можно сосчитать.

Эти слова необходимы в языке, но они не являются тем, что является в языке базой для образования новых слов. От междометий, местоимений, числительных и даже от служебных слов, конечно, могут возникать новые слова; но это очень ограниченный круг (ах - ахать, аханье, ох - охать, оханье, ха-ха - хахать, хаханье, хахаль, ну - понукать, я - ячество; так - таковский; ты - тыкать, тыканье; Вы - выкать, выканье; два, двое - двойня, двойка, двоешник; но - нокать, ноканьеи т. п.). Все эти слова в словарном составе стоят особо, занимая свое нужное место, но не участвуя в больших преобразованиях и изменениях языка, как слова знаменательные.

Чтобы лучше разобраться в этом вопросе, попробуем предъявить словам языка своеобразную анкету из трех пунктов: 1) отношение к называнию, 2) отношение к понятию и 3) отношение к грамматике.

Выражая утвердительные ответы знаком + (данный тип слов может выполнять эту функцию), а отрицательные знаком - (данный тип слов не может выполнять эту функцию), попытаемся дать в таблице различия типов слов. Скобки, заключающие + или -, показывают, что возможность или невозможность выполнить данную функцию связана с какой-то специфичностью.

 

Типы слов

Функции:

Способность называть

Способность выражать понятие

Способность быть членом предложения

1. Знаменательные слова (существительные, прилагательные, наречия, глаголы)

+

+

+

2. Местоименные слова

(+)

-

(+)

3. Числительные

-

(+)

(+)

4. Служебные слова

-

(+)

-

5. Междометные слова

-

-

-

 

Действительно, лексически, т. е. по отношению к словарному составу языка, эти группы слов совершенно разные.

Знаменательные слова (за исключением имен собственных) - это наиболее полноправные слова в словарном составе языка: они и служат названиями (это номинативный фонд языка), и выражают понятия, и служат основой предложения; как члены предложения они выступают в роли подлежащих, сказуемых, определений, дополнений и обстоятельств (стол, зима, утро, красивый, весело, играю, играть и т. п.).

Слова местоименные, как уже мы говорили выше, не являются прямыми названиями, они лишь заместители и заменители названий (местоимение- “вместо имени”). Это слова, значение которых выясняется только из ситуации. Нельзя сразу, с самого начала, обозначить что-либо как оно или это; в нормальной речи такие языковые обозначения могут лишь следовать названному, например: “На столе стояла лампа; она давала отблеск на кафельную печь” или “Вошел человек, он был уже не молод”. Недаром так легко вопросительные местоимения (кто, что, который, чей с их формами, куда, где и т. п.) переходят в служебные относительные слова, например: “Кто вошел?” и “Сей шкипер был тот шкипер славный, кем наша двигнулась земля, кто придал мощно бег державный рулю родного корабля” (Пушкин); “Где вы были?” и “Деревня, где скучал Евгений, была прелестный уголок” (Пушкин);* Чей это платок?” и “Я тот, чей взор надежду губит” (Лермонтов) и т. п.

Итак, номинативная способность местоимений особая; они же и существуют для именования, но именуют уже поименованное к указания на именование, а не как собственно названия.

Понятий местоименные слова, как правило, не выражают, когда же с такими словами начинают связывать понятия: “внутреннее я (в философском тексте), “сам пришел” (в купеческой среде), - то это уже не местоимения, а существительные, т. е. знаменательные слова; такими же знаменательными являются и производные от местоимений слова, как ячество, тыкать, выкать v. т. п. Среди местоименных слов есть и такие, которым присуще выражение понятий, например определительные: весь, всякий, каждый и т. п., но они, пожалуй, не являются типичными местоимениями (как личные, вопросительные, отрицательные, неопределенные).

Местоименные слова в языках независимо от их появления - слова вторичные, слова-заместители. Это как бы бумажная валюта, функционирующая ради удобства, благодаря наличию золотого фонда. Золотым фондом для местоимений являются знаменательные слова, без наличия которых существование местоимений “обесценено”, как и стоимость бумажных денег без обеспечивающего их стоимость золота.

Технический характер местоимений легко обнаружить в письменной деловой речи, где в случае повторения - “того же” - или употребляют местоимения, или же применяют чисто технический прием - кавычки, например в библиографических списках:

 

                  Л. Толстой. Детство           или:         Л. Толстой. Детство

               и отрочество.                                       и отрочество.

                 Он же (или: Его же).                            » Война и мир.

               Война и мир.

 

Или в инвентарных списках и каталогах:

 

                 Ружье двуствольное.           или:          Ружье двуствольное.

                 То же со стволами спе-                         » со стволами спе-

               циальной стали.                                    циальной стали.

                 То же с дамасковыми »                         » с дамасковыми

               стволами.                                               стволами.

 

И хотя большинство местоимений и входит в основной фонд лексики любого языка, тем не менее, местоимения в словарном составе стоят особняком.

Числительные хотя и выражают понятия, но понятия особые, не связанные с реальными вещами. Это понятия математических чисел. Поэтому числительные - наиболее абстрактная часть лексики. Специальные понятия чисел резко отличаются от обычных понятий, так как последние как обязательные могут иметь и два, и три существенных признака, тогда как понятия чисел (3, 5, 7 и т. д.) ограничиваются одним существенным признаком, выделяющим данное число из ряда других.

Что касается номинации, то настоящие числительные лишены этого. Но так как основная функция слова - это номинация, то у числительных происходит “подмена” (суппозиция), и они как слова начинают называть то понятие, которое они обозначают. Благодаря этому в специальных контекстах числительные быстро “опредмечиваются” и становятся существительными, например в профессиональной речи графиков: красивое 4, жирное 2 (здесь слова, соответствующие цифрам 4, 2, обозначают графические знаки); то же самое и в речи школьников: уверенное 5, неустойчивое 4, верное 2, или в чисто арифметическом тексте, где числа из понятий превращаются в “вещи”: шесть нацело делится на три, одиннадцать нельзя нацело разделить на два и т. п. Здесь “числительные” без посторонней помощи, в одиночку, выступают в роли членов предложения, но именно потому, что это уже не числительные, т. е. «слова-понятия», а названия особых арифметических “вещей”-чисел. В неарифметическом тексте числительные самостоятельно не могут быть членами предложения, они выступают вместе с существительными, образуя составные подлежащие, составные дополнения, например: “Три грации считались в древнем мире” (Бестужев-Марлинский), “Да, угадали вы, три клада в сей жизни были мне отрада” (Пушкин), “Двух станов не боец, а только гость случайный” (А. К. Толстой).

Особое положение в словарном составе служебных слов (т. е. предлогов, союзов, артиклей, частиц, а также вспомогательных глаголов, глаголов-связок и слов степени: к, от; и, но; le, the, der; ли, не, лишь; был, являлся, более, еще, менее и т. п.) вытекает из их несамостоятельности, невозможности их существования без знаменательных слов, с которыми они сочетаются для выражения различных отношений, необходимых при построении предложения или для обозначения какой-либо грамматической характеристики (артикли).

Никаких вещей служебные слова не называют, а их номинативная потребность обращена на те понятия отношений (пространственных, временных, причинных, целевых, условных, уступительных, соединительных, противительных, усилительных, исключительных, определительных и т. п.), которые они выражают. Следовательно, служебные слова выражают понятия, но опять же особые понятия отношений; недаром их часто называют слова-морфемы, т. е. подчеркивают их близость к аффиксам, например падежным флексиям, которые также служат для выражения тех же отношений. Но служебные слова выражают эти отношения “отдельно”, как отдельные единицы, тогда как флексии - это только части слов, самостоятельно не существующие.

Среди прочих слов служебные слова не обладают самостоятельностью; это слова-сопроводители, это грамматические помощники знаменательных слов; поэтому они не могут быть членами предложения, хотя их присутствие обнаруживается только в предложении, в сочетаниях слов. В тех случаях, когда “служебные слова” выступают как члены предложения, это уже не служебные, а знаменательные слова, возникшие из служебных (“и зачем нужны эти и”, “Твое постоянное но меня раздражает”; или в лингвистическом тексте: “В немецком языке артикль der может склоняться” и т. п.).

Остаются еще междометные слова. Их роль в языке, и особенно в речи, очень специфична. Они служат симптомами чувств и сигналами волевых побуждений. Но это самые “бесправные” слова языка: они не служат названиями обозначаемого, не связаны с понятиями и не являются членами предложения. Значит ли, что они находятся вообще вне грамматики? Нет. Этого быть не может.

Междометия как особые слова данного языка (в отличие от рефлекторных выкриков, общих для всех людей и даже для многих животных) так или иначе на общих правах поступают в распоряжение грамматики. Они могут быть суррогатами предложения (“Я сегодня прошел 25 километров” - “Ого!”; “Ты встретил ее?” - “Увы!”), что обще для всех языков, но состав междометий и их звуковое оформление (где, правда, бывают и исключения из нормальных фонетических случаев, как, например, наличие звука [g] в ага, ого, эге и т. п. в русском языке) всегда специфичны для каждого языка.

Экспрессивность междометий представляет особый интерес для стилистики, и поэтому лексикология так или иначе должна заниматься междометиями, но главная ее задача, конечно, связана с изучением знаменательной лексики.

Знаменательные слова не только составляют основной массив лексики любого языка, но и самое интересное в отношении развития и изменения значений. Это самые “полноправные” слова в лексике, они и соотнесены с понятиями, и могут в любой момент быть названиями окружающей действительности, они же являются основой предложения, его членами.

Хотя числительные, местоимения и служебные слова, как правило, входят в основной словарный фонд языка, но именно их неподвижность в развитии и специальное назначение выводят их на периферию лексики. В области же знаменательной лексики мы прежде всего встретимся с многозначностью, с синонимией, с вопросами терминологии и идиоматики.

Не отрицая интереса лексикологии к регистрации местоимений, числительных, служебных слов и междометий, мы в дальнейших параграфах этой главы займемся прежде всего знаменательной лексикой.

По своей изолированности и по отношению к предложению известную близость с междометиями имеют модальные слова типа: кажется, пожалуй, возможно и т. д., но в отличие от междометий модальные слова не имеют экспрессивной функции, не служат знаками эмоций и волевых моментов, а выражают особые отношения говорящего к своей речи (предположительность, достоверность, возможность того, о чем говорится, с точки зрения говорящего).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 |