Имя материала: Введение в языковедение

Автор: Алекса́ндр Алекса́ндрович Реформа́тский

§ 56. синтетический и аналитический строй языков

 

К вопросу о синтетическом и аналитическом строе языков можно подходить по-разному. Что это вопрос грамматический, никто не спорит, но одни исследователи в определении этого важного вопроса идут от морфологии, другие — от синтаксиса. Однако есть и третий путь: идти от классификации грамматических способов и их употребления в том или ином языке. При этом соблюдаются интересы и морфологии, и синтаксиса.

Все грамматические способы можно разделить на два принципиально различных типа: 1) способы, выражающие грамматику внутри слова, — это внутренняя флексия, аффиксация, повторы (настоящие повторы отнюдь не словосочетания, а удвоенные формы слов), сложения, ударение и супплетивизм, 2) способы, выражающие грамматику вне слова, — это способы служебных слов, порядка слов и интонации. Первый ряд способов называется синтетйческим (синтетический — от греческого synthetikos (synthesis — “сочетание, составление”) — “получающийся в результате синтеза”, “объединяющий”), второй — аналитическим (аналитический — от греческого analytikos (analysis — “развязывание”, “разрешение”) — “получающийся в результате анализа”, “разъединяющий”).

Значение этих терминов сводится к тому, что при синтетической тенденции грамматики грамматическое значение синтетизи-руется, соединяется с лексическими значениями в пределах слова, что при единстве слова является прочным показателем целого; при аналитической же тенденции грамматические значения отделяются от выражения лексических значений; лексические значения сосредоточены в самом слове, а грамматические выражаются либо сопровождающими знаменательное слово служебными словами, либо порядком самих знаменательных слов, либо интонацией, сопровождающей предложение, а не данное слово.

От преобладания той или другой тенденции меняется характер слова в языке, так как в языках синтетического строя слово, будучи вынутым из предложения, сохраняет свою грамматическую характеристику. Например, латинское слоъо/Шит, кроме того, что оно лексически обозначает “такое-то имя родства (сын)”, показывает, что: 1) это существительное, 2) в единственном числе, 3) в винительном падеже, 4) это прямое дополнение. И для характеристики строения предложения эта “вырванная” форма filium дает многое: 1) это прямое дополнение, 2) зависящее от сказуемого — переходного глагола, 3) при котором должно стоять подлежащее', определяющее лицо и число этого сказуемого — глагола. Слово синтетических языков самостоятельно, полноценно как лексически, так и грамматически и требует прежде всего морфологического анализа, из чего синтаксические его свойства происходят сами собой. В сложном предложении, например в том же латинском языке, есть особые явления, не вытекающие из синтетических свойств слов, например “согласование времен” (consecutio temporum).

Слово аналитических языков выражает одно 'лексическое значение и, будучи вынуто из предложения, ограничивается только своими номинативными возможностями; грамматическую же характеристику оно приобретает лишь в составе предложения.

В английском “кусок” — round — это только “2πR”, если не знать, из какого предложения этот “кусок” вынут; конечно, это не всегда то же самое слово, что выявляется только в синтаксических контекстах (a round table — “круглый стол”, a great round — “большой круг” и т. п.); русские же слова круг, круглый, кружить и без синтаксического контекста понятны как явления лексики, и поэтому они несопоставимы с английским round. Это грамматически разные явления.

Из этих общих положений есть целый ряд следствий. Одно из них состоит в том, что выражение грамматических значений в синтетических языках повторяется как в согласованных членах предложения, так и в пределах форм одного и того же слова.

Можно сравнить “перевод” с одного языка на другой такого предложения, как Большие столы стоят:

Немецкий язык: Die grossen Tische sicken — множественное число выражено четыре раза: артиклем (аналитически) и аффиксами в существительном (Tisch-e), в прилагательном (gross-en) и в глаголе (steh-en) (синтетически).

Русский язык: Большие столы стоят — множественное число выражено три раза: в существительном (стол-ы), в прилагательном (больш-ие) и в глаголе (сто-ят) (синтетически).

Английский язык: The great tables stand — множественное число выражено два раза: в существительном (table-s) (синтетически) и в глаголе — отсутствием -s (stand), указывающего на единственное число в настоящем времени (синтетически).

Казахский язык: Улкэн столдар -еур — множественное число выражено только один раз: в существительном (столдар) (синтетически).

Французский язык: Les grandes tables restent debout — множественное число выражено только один раз в артикле les [le] (аналитически). Так называемые “окончания множественного числа” во французском -s, -ем и т. п. — факты письма и орфографии, а не языка; множественное число внутри французского слова не выражается.

Даже если сравнить образование тех же форм множественного числа в близкородственных языках, как немецкий и английский (в тех же по происхождению словах Buch, book — “книга” и Мапп, man — “человек”), видна будет тенденция синтетическая (в параллельном повторении грамматического значения) и аналитическая (в желании только один раз выразить данное грамматическое значение):

 

Немецкий язык:

Множественное число выражено трижды:

das Buch — die Bucher

 der Mann — die Manner

1) внешней флексией -ег

2) внутренней флексией Buch — Büch-, Mann — Мäпп-

3) сменой артикля das, der — die

 

Английский язык:

the book — the books

the man — the men

Множественное число выражено в каждом примере только один раз:

1) в book — books только внешней флексией (нет внутренней флексии, и артикль не меняется)

2) в man — men только внутренней флексией; артикль в английском различать число не может

 

К типичным синтетическим языкам относятся древние письменные индоевропейские языки: санскрит, древнегреческий, латинский, готский, старославянский; в настоящее время в значительной мере литовский, немецкий, русский (хотя и тот и другой с многими активными чертами аналитизма); к аналитическим: романские, английский, датский, новогреческий, новоперсидский, новоиндийские; из славянских — болгарский.

Такие языки, как тюркские, финские, несмотря на преобладающую роль в их грамматике аффиксации, имеют много аналитизма в строе благодаря агглютинирующему характеру своей аффиксации; такие же языки, как семитские (например, арабский), синтетичны, потому что грамматика в них выражается внутри слова, но они скорее аналитичны по агглютинирующей тенденции аффиксации. Конечно, и в этом отношении бывают отклонения и противоречия; так, в немецком артикль — явление аналитическое, но он склоняется по падежам, — это синтетизм; множественное число существительных в английском выражается, как правило, один раз, — явление аналитическое, но то, что это выражается фузион-ной аффиксацией, — синтетизм и т. п.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 |