Имя материала: Лекции по макроэкономике переходного периода

Автор: Бродский Борис Ефимович

5.3 r-модель (российский вариант)

 

Рассматриваемая далее модель является центральным смысловым и методологическим звеном для последующего анализа проблем российской переходной экономики. В этой модели мы вводим в рассмотрение факторы внешней торговли — экспорт, импорт, обменный курс, а также факторы производственных взаимосвязей и финансовых взаиморасчетов между различными структурными сегментами реального сектора. Эта модель является прототипом структуралистских моделей переходных экономик с акцентом на преимущественном развитии добывающих отраслей и экспорте природных ресурсов. Именно в этих R-экономиках (от слова "resources") с особой остротой проявляются симптомы "голландской болезни", существенно затрудняющей выход из трансфер м а ц и о н -ного кризиса и дальнейший экономический рост. Кризис неплатежей, тесная связь макроэкономической динамики с перепадами конъюнктуры мировых рынков сырья, хронический недостаток инвестиционных ресурсов, структурные диспропорции в реальном секторе — таковы основные макроэкономические проблемы, осложняющие экономический рост в переходных R-экономиках.

Одной из главных структурных характеристик российской переходной экономики является сложившаяся в 1992—2002 гг. трех-полюсная структура реального сектора: экспортно-ориентированные отрасли, поставляющие конкурентную продукцию на внешний и внутренний рынок, естественные монополии (электроэнергетика, транспорт), обслуживающие все отрасли реального сектора и население, и внутренне-ориентированные отрасли, обслуживающие национальный рынок и подверженные рецессии вследствие снижения платежеспособного спроса населения и низкой конкурентоспособности их продукции с импортными товарами.

Проблема неплатежей между предприятиями реального сектора является одной из ключевых в определении характера взаимосвязи темпов инфляции и экономического роста в России. Поляризация реального сектора российской экономики на экспортно-ориентированный и внутренне-ориентированный сегменты обостряет структурную несбалансированность национального хозяйства и вызывает бурный рост объемов долговых обязательств.

Поквартальная динамика показателя разности между просроченной задолженностью покупателей и просроченной задолженностью поставщикам в различных отраслях промышленного производства в 1998—2001 гг. приведена в табл. 5.1.

Анализ данных, приведенных в табл. 5.1, подтверждает описанный выше "структурный портрет" реального сектора российской экономики. Существуют три сравнительно устойчивые группы отраслей, для которых динамика исследуемого показателя взаимной задолженности предприятий имеет качественно различный характер:

естественные монополии (электроэнергетика, транспорт);

экспортно-ориентированные отрасли (топливный комплекс, металлургия, химия, лесной комплекс);

внутренне-ориентированные отрасли (машиностроение, легкая, пищевая, промышленность стройматериалов, строительство, ЖКХ, сельское хозяйство).

Формальный анализ

Характеризуя финансовое положение предприятий в различных структурных сегментах реального сектора российской экономики, мы будем использовать показатель агрегированного дохода, учитывающий объемы взаимных неплатежей между предприятиями. Введем в рассмотрение следующие вектора чистых долговых обязательств: D — вектор долговых обязательств, направленный от внутренне-ориентированного (ВОС) к экспортно-ориентированному (ЭОС) сектору; De — вектор долговых обязательств, направленный от ЭОС к сектору естественных монополий (ЕМ); Dd — вектор долговых обязательств, направленный от ВОС к ЕМ.

Предприятия внутренне-ориентированного сектора являются нетто-дебиторами для отраслей естественных монополий и экспорт-

С учетом данных табл. 5.1 диаграмма долговых обязательств в реальном секторе приобретает следующий вид.

но-ориентированного сектора (вектора Dd и D соответственно); предприятия ЭОС являются нетто-кредиторам и для ВОС (вектор D) и нетто-дебиторами для ЕМ (вектор De).

Экспортно-ориентированный сектор (ЭОС)

Экономическое поведение предприятий, входящих в состав ЭОС, преследует цель максимизации прибыли на базе доступных ресурсов труда L, и капитала Ке. Эти предприятия не сталкиваются с проблемой ограниченного внутреннего спроса на свою продукцию (преимущественно сырьевые и топливно-энергетические ресурсы). Совокупный реальный объем их выпуска связан с ресурсами труда и капитала моделью производственной функции: Ye - F(Kt,,Lc,). Некоторый объем продукции предприятий ЭОС (У/) продается на внешнем рынке по мировым ценам ре; остальная же часть продукции (Ye) продается на российском рынке по внутренним ценам pde (в долларовом исчислении).

С учетом приведенной выше диаграммы долговых обязательств агрегированный доход в секторе ЭОС приобретает следующий вид:

 

1пс< = е ре Yl + е р" Yl-D- у\% рт + De + С. + /,, (5-15)

 

где Ince — агрегированный доход экспортно-ориентированного сектора; е — номинальный обменный курс (руб./долл.); epYe — доход от продаж на мировых рынках; ep*Yc? — потенциальный доход от продаж на внутреннем рынке; D — объем долговых обязательств от ВОС к ЭОС; Yem Рт — потенциальная стоимость ресурсов, предоставленных ЕМ для ЭОС; De — объем долговых обязательств от ЭОС к ЕМ; Ge — объем государственных (централизованных) инвестиций в ЭОС, /. — объем частных инвестиций в ЭОС. Этот доход был использован, главным образом, на воспроизводство основного капитала (часть ке), на оплату труда (1е) и налоговые назначения (те):

(A)M=ke(lnce)t, (5-16)

(we Le ),+i= U (Inc.),,            (5-17)

(Taxe)t+1 = Te(lnCe)t, (5-18)

где коэффициенты ке,1е,те являются функциями времени; О < ке + U + те < 1; t, (t + 1) — последовательные временные интервалы.

 

5J

 

Естественные монополии (ЕМ)

 

Особенностью экономического поведения естественных монополий в первой фазе реформ (1992—1994 гг.) стал опережающий рост тарифов на электроэнергию и грузовые перевозки, приведший к разгону темпа инфляции и росту объемов неплатежей между предприятиями реального сектора. Из данных табл. 5.1 следует, что в 1998—2001 гг. просроченная нетто-задолженность покупателей сосредоточилась в отраслях естественных монополий (и в топливной промышленности). С учетом векторов долговых обязательств Д., Dd, направленных от секторов ЭОС и ВОС к сектору естественных монополий, агрегированный доход в отраслях естественных монополий приобретает следующий вид:

 

Incm = (Y,: + Y^)Pm-Dt-DJ+Gm + Im, (5-19)

 

где 1пст — агрегированный доход в секторе естественных монополий; Y*n, Yfn, F„f — объемы продукции и услуг естественных монополий, направляемые в ЭОС, ВОС и на обслуживание населения соответственно; Рт,рт — уровень тарифов естественных монополий для реального сектора и населения соответственно; G„, — объем государственных инвестиций в отрасли естественных монополий; 1т — объем частных инвестиций в отрасли естественных монополий.

В уравнении (5-19) мы полагаем, что суммарный эффект материальных затрат и взаимных неплатежей для сегмента естественных монополий выражается суммой векторов чистых долговых обязательств De + Dd. Поставками продукции естественных монополий на экспорт пренебрегаем.

С учетом коэффициентов прямых затрат на использование продукции и услуг естественных монополий в экспортно- и внутренне-ориентированных отраслях имеем

 

Y:,=/cYe,Y^f]Yd; П,к>0. (5-20)

 

Общий объем просроченной задолженности Dm=De + Dd в отраслях ЕМ связан с уровнем тарифов для реального сектора Рт прямой зависимостью: Dm = Dm(Pm), причем монопольное положение этих предприятий позволяло им в 1992—2000 гг. добиваться положительной разности (Y£ + Yd )Рт - Dm (Pm) = xY„Pm, 0 < x < 1, при росте тарифов Рт.

Внутренне-ориентированный сектор (ВОС)

Агрегированный доход в ВОС может быть записан следующим образом:

lncd = PdYA - (epXd -D)- {Y*Pm -Dd) + Gd+Id, (5-21)

 

где Incd — агрегированный доход ВОС; pdYd — доход от продаж на внутреннем рынке; ep^Yf -D — фактический объем выплат за поставки продукции ЭОС; YdPm-Dd — фактический объем выплат за поставки продукции ЕМ; Gd — объем государственных инвестиций в ВОС; Id — объем частных инвестиций в ВОС.

Предприятия ВОС сталкиваются с ограниченным платежеспособным спросом населения на свою продукцию и возросшей конкуренцией с импортными товарами. В силу этих причин объем производства Yd в ВОС снижался в 1992—1998 гг., а доход, в основном, использовался на оплату труда и налоговые назначения. В модели описывается динамика двух основных составляющих агрегированного дохода ВОС — заработной платы и налогов:

(wd Ld)M = h (Incd),, (5-22) (TaXd)t+ = Td (Incd),» (5-23)

где 0<id + Td<l.

Замечание. Подчеркнем еще раз, что в отличие от микроэкономических структуралистских моделей экономического обмена, в которых объемы потребления и предложения благ изменяются в зависимости от ценовых диспаритетов, в макроэкономических моделях использован показатель агрегированного дохода в качестве основного функционала от финансового состояния предприятий в различных секторах экономики. По аналогии со структуралистскими микромоделями цены в различных секторах должны определяться исходя из условия согласования объемов спроса и предложения или, в общем случае, из условия минимизации взаимных неплатежей между предприятиями различных секторов. Далее эта идея будет развита на примере определения уровня цен на продукцию импортозамещающего сектора российской экономики.

 

Предприятия импортозамещающего сектора в начальный период реформ в России столкнулись с двумя фундаментальными макроэкономическим факторами, обусловившими резкое ухудшение их финансового состояния. Во-первых, это резко возросшая конкуренция с дешевым потребительским импортом, хлынувшим в страну в результате либерализации внешней торговли. Во-вторых, это агрессивная ценовая и тарифная политика в отраслях экспортно-ориентированного сектора и естественных монополий. Интересы предприятий-экспортеров заключались в стремительном росте российских цен на сырьевые ресурсы вплоть до уровня соответствующих мировых цен. Для импортозамещающего сектора рост сырьевых цен означал резкое увеличение материальных затрат при невозможности найти "адекватный ответ" — увеличить цены на конечную продукцию — вследствие конкуренции с дешевым импортом и ограниченного платежеспособного спроса на внутреннем рынке. Отсюда — объективная причина кризиса неплатежей, поразившего российскую экономику, как и другие переходные R-экономики в годы реформ. Более того, именно эти структурные ценовые диспропорции обусловили недостаточное развитие малого и среднего бизнеса в России. В условиях резкого роста издержек производства, значительной конкуренции с потребительским импортом, а также существенного уровня коррупции в госаппарате малый и средний бизнес в России вплоть до кризиса 1998 г. оставался убыточным, несмотря на множество призывов и постановлений о необходимости его ускоренного роста.

Сравним две интерпретации кризиса неплатежей в России 1992-2002 гг.

Конвенциальная политэкономическая интерпретация: кризис неплатежей вызван "мягкими бюджетными ограничениями" как на уровне финансовых отношений между предприятиями, так и в сфере государственных финансов. Предприятия-должники представляют собой так называемый "нерыночный" сектор экономики, разрушающий добавленную стоимость и фактически "паразитирующий" на здоровом рыночном секторе экономики. Для борьбы с неплатежами необходимо, прежде всего, ввести эффективные процедуры банкротства и заставить государство платить по своим обязательствам [Ясин, 2002а].

Структуралистская интерпретация: кризис неплатежей вызван фундаментальными структурными диспропорциями в развитии различных секторов R-экономики, прежде всего диспаритетом в динамике цен на экспортируемые товары (сырье и энергоресурсы) и продукцию для внутреннего рынка, а также тарифов естественных монополистов. Для борьбы с кризисом неплатежей необходимо выравнивать условия конкуренции для российских предприятий, а также осуществлять структурные реформы, прежде всего, в реальном секторе экономики.

Сторонники первой интерпретации настаивают на предельно жесткой финансовой политике в реальном секторе: необходимо, невзирая на социальные последствия, обанкротить большинство предприятий нерыночного сектора с передачей их ресурсов эффективно работающим предприятиям. Несмотря на то, что "жесткость" этой политики обладает очевидным "обаянием простых решений", российская экономическая практика доказала, что необходимо принимать во внимание аргументы структуралистской интерпретации кризиса неплатежей. Далее мы увидим, что R-модель дает дополнительные аргументы в пользу второй интерпретации.

Основной характеристикой ВОС в 1992—1998 гг. стало резкое ухудшение финансового состояния предприятий, ориентированных на внутренний рынок, и рост просроченной нетто-кредиторской задолженности, компенсирующей разницу между доходами от реализации продукции pdYd и оплатой ресурсов, предоставленных секторами ЭОС и ЕМ, т.е.

D + Dd= ерХ" + УНА, - pdYd. (5-24)

 

В этих условиях произошло снижение агрегированного дохода ВОС до величины

Incd=Gd+Id (5-25)

 

и, как следствие, сужение налогооблагаемой базы и фонда оплаты труда ВОС, вызвавшее рост задолженности по налогам в бюджет и заработной плате,

Эги тенденции в России наблюдались вплоть до кризиса 1998 г. После кризиса, сопровождавшегося существенной девальвацией рубля и значительным ростом инфляции, произошел перелом этих негативных тенденций. Далее мы подробно проанализируем факторы посткризисного роста, пока же отметим, что резкое падение реального курса рубля после 1998 г. значительно улучшило конкурентоспособность российской продукции на внутреннем рынке и привело к усилению процессов импортозамещения. Из данных табл. 5.1 видно, что многие отрасли (например машиностроение и металлообработка, где сосредоточены 80\% российских предприятий), до кризиса бывшие нетто-дебиторами и, по терминологии Ясина, располагавшиеся в так называемом нерыночном секторе экономики, после кризиса пережили внезапное "чудесное превращение", оказавшись нетто-кредиторами и перейдя в рыночный сектор. Наивно полагать, что это стремительное сокращение нерыночного сектора российской экономики в посткризисный период вызвано сугубо микрофакторами: улучшением менеджмента, ростом производительности труда и т.д. Ясно, что при анализе этих явлений мы не можем не принимать во внимание существенное изменение макроэкономической конъюнктуры после кризиса 1998 г. в России.

 

Доходы и расходы населения

 

Для дальнейшего анализа нам потребуется изучение факторов, влияющих на динамику доходов и расходов населения.

Агрегированная потребительская функция в России обладает чертами, присущими кейнсианской модели, и может быть описана зависимостью вида: С = C(W/p).

1пС = £>0 + Д1п

(5-26)

 

 

Существует зависимость вида C(W I рА )а, 0 < а < 1, где а = 0,644.

Вместе с тем объем реального потребления связан с реальным объемом агрегированного выпуска внутренне-ориентированного сектора зависимостью вида

C = Yd(l + Imp), (5-27)

где Imp = ^     доля импорта в совокупном потреблении, вы-

тесняющего российские товары конечного спроса.

Вследствие ограниченного внутреннего платежеспособного спроса населения предприятия внутренне-ориентированного сектора сталкиваются со значительными финансовыми трудностями: их доходы от реализации продукции не покрывают издержек на сырьевые и топливно-энергетические ресурсы, что приводит к росту неплатежей. В этих условиях одной из главных проблем предприятий внутренне-ориентированного сектора является выбор ценовой политики, т.е. определение уровня цен pd , минимизирующего объем неплатежей D+Dd- При этом в модели мы исходим из "презумпции невиновности", т.е. предполагаем, что большинство предприятий ВОС не заинтересованы в наращивании объемов неплатежей. Поэтому выбор уровня внутренних цен осуществляется на основе критерия: D+ Dd —> minP(;, который с учетом (5-21) преобразуется к виду

epdYd + YdPm - PdYd -> mm,,. (5-28) Из уравнений (5-26)—(5-27) имеем

'А-ЖЧ (5-29>

l + Kepi)

Для дальнейшего изложения существенны особенности динамики внутренних цен на продукцию ЭОС — pde. Рассмотрим два характерных квазистационарных периода эволюции цен pd: в первом периоде (1992—1994 гг.) уровень внутренних цен на продукцию ЭОС сектора значительно ниже мирового, т.е. pd « ре, и во втором периоде (1995—2001 гг.): pde~Pe-

Выбор уровня цен рА предприятиями ВОС осуществляется при условии W = const (эти предприятия, как правило, не в состоянии прогнозировать изменения совокупных доходов населения).

В первом периоде эволюции внутренних цен на продукцию ЭОС минимум критерия (5-28) достигается при pdYd = e р'[ Yde + SYd Рт-Отсюда мы заключаем, что темп роста внутренних цен рА в период 1992—1994 гг., в основном, определялся динамикой тарифов на продукцию и услуги естественных монополий Рт, темпом роста обменного курса е и уровнем цен на продукцию предприятий ЭОС — pde. Во втором периоде, характеризующемся близостью уровней внутренних и мировых цен на продукцию ЭОС, выполняется условие PdYd <^max = ePdeYe + YdPm' и поэтому оптимальной ценовой политикой для предприятий ВОС становится выбор уровня цен, максимизирующего доходы от реализации продукции pdYd (см. рис. 5.3).

 

Wop. =

е р 1 - а

£ а

(5-30)

 

Уравнение (5-30), соответствующее политике "нейтральной девальвации" рубля, определяет факторы, влияющие на темп инфляции во втором периоде: обменный курс доллара и темп роста цен на импортируемые товары.

Помимо отмеченных выше немонетарных факторов, определяющих темп роста цен на продукцию ВОС, на темп роста потребительских цен во втором периоде влияют также факторы прироста денежной массы, обусловленные объемом монетизации бюджетного дефицита и объемом стерилизации притока иностранной валюты в страну. Вследствие этого уровень внутренних цен на потребительские товары будет выше (pd) , что приведет к дальнейшему росту номинальных и реальных объемов неплатежей между предприятиями реального сектора.

Вместе с тем исследование взаимосвязи темпов инфляции и экономического роста в реальном секторе целесообразно провести

5-Лекции по макроэкономике

129

для случая оптимального выбора внутренних цен на продукцию ВОС, соответствующего политике "нейтральной девальвации" национальной валюты. С учетом (5-15) и (5-24) уравнение (5-17) может быть записано в следующем виде:

= hiepj; + PdYd -YmPm +Dm+Ge+ U

(5-31)

 

Принимая во внимание (5-30), а также отмеченное выше соотношение YmPm-Dm = XYmPm, 0<^< 1, преобразуем (5-31) к следующему виду:

(рЛ

(рЛ

We

.Pd Л+1

■■и

 

р,1-а

 

Pd

. (5-32)

 

Как было отмечено выше, предприятия экспортно-ориентированного сектора не сталкиваются с ограниченным платежеспособным спросом на свою продукцию и стремятся к извлечению максимума прибыли на базе имеющихся ресурсов труда и капитала. Поэтому реальная заработная плата в ЭОС равна предельному продукту труда:

We

еРе

— F ь(Кеі Le)

(5-33)

 

С учетом производственной функции Кобба — Дугласа уравнение (5-32) может быть преобразовано к следующему виду:

(1+       =/«

С'-хп

Г п

F,+

Подпись: Gd + h

ҐР ЛЛ

V PdJtJ (

(Yd ), + le

V Pd

(5-34)

 

p  f. (X

a

где 7r = {pd)tJ{pd- - темп инфляции; C = —^-

Pi 1

Это уравнение описывает динамику выпуска в экспортно-ориентированном секторе. Существуют две возможные траектории этой динамики.

р

1. Депрессивная траектория: 1е(£-</3(1 + я)£. Этот

Pd

случай характерен для текущей ситуации в российской экономике. Когда тарифы на продукцию и услуги естественных монополий, ставки налога на добавленную стоимость и прибыль достаточно велики, большинство предприятий экспортно-ориентированного сектора лишаются мотивационных импульсов к расширению бизнеса, и агрегированный выпуск в ЭОС постепенно снижается до следующей нижней границы:

 

F=UYd(-x8pJ pd) + (Ее + Ie (г))/ рА

С   (i+7r)p-ie+zviePm/Cрл

 

Уравнение (5-35) свидетельствует о том, что в "депрессивном случае" существует положительная связь между объемом выпуска в ЭОС — f и агрегированным выпуском внутренне-ориентированного сектора — yd. Депрессивная динамика объема производства yd в отраслях, ориентированных на внутренний рынок, подавляет экономический рост в ЭОС. Эта ситуация усугубляется инвестиционным и бюджетным кризисом в России: недобор налогов в государственный бюджет ввиду сужения налогооблагаемой базы и роста теневого сектора экономики приводит к урезанию государственных инвестиционных программ и расширению эмиссий госбумаг (ГКО, евробонды), что влечет за собой увеличение нагрузки госдолга на кредитные ресурсы банков и снижение реальных объемов капиталообразующих инвестиций в ЭОС и ВОС.

Из уравнения (5-35) следует, что существует негативная зависимость между темпом инфляции и динамикой выпуска в ЭОС. Однако постулирование подобной зависимости для всего реального сектора переходной экономики является ошибочной экстраполяцией теоретических результатов, полученных для развитых рыночных экономик, на переходные экономические структуры.

2. Траектория экономического роста: 1(

(

 

Pd

 

Этот случай характеризует феномен экономического роста. Если тарифы естественных монополий, а также налоговые ставки на добавленную стоимость и прибыль реального сектора достаточно низки, то условие роста выполняется и из уравнения (5-35) следует, что объем выпуска в ЭОС (F) начинает возрастать независимо от депрессивной динамики переменных }7,;,£,,/,(г) и определяется только ограничениями внешнего спроса. Практически во всех переходных экономиках Центральной и Восточной Европы экономический рост начинался с экспортно-ориентированного сектора и лишь впоследствии (через расширение агрегированного спроса) распространялся на отрасли, обслуживающие внутренний рынок. Вместе с тем в российском случае несбалансированная экспортная экспансия в отраслях, производящих сырьевые и топливно-энергетические ресурсы, может привести к усилению структурных диспропорций в реальном секторе, кризису в обрабатывающей промышленности и стагнации внутреннего спроса.

В отличие от классического монетаристского постулата "ниже инфляция — выше темп экономического роста", проведенный анализ свидетельствует о том, что снижение темпов инфляции не всегда влечет за собой уменьшение темпов экономического спада. Что мы действительно можем утверждать относительно влияния инфляции на темп экономического роста, это тот факт, что снижение темпа инфляции создает предпосылки для переключения на траекторию экономического роста. Вместе с тем для начала экономического роста, помимо снижения темпа инфляции, необходима адекватная налоговая политика государства в отношении предприятий реального сектора, а также отсутствие резких ценовых диспропорций в различных секторах производства. Быстрого экономического подъема добиваются лишь те страны, в которых налоговая нагрузка на предприятия реального сектора сведена к минимуму, а основное налоговое бремя ложится на физические лица с большими доходами.

В порядке самокритики отметим два недостатка проведенного анализа: во-первых, он базировался на гипотезе "нейтральной девальвации" рубля, что далеко не всегда соответствует действительности; во-вторых, была исследована динамика выпуска в экспортно-ориентированном секторе и ничего не было сказано о факторах, влияющих на динамику выпуска в секторе предприятий, работающих на внутреннем рынке.

 

Подпись: Pd)Подпись: ( \ Р.

ЄРе

w L

ее

+

V еРе Ґ

l-SEt-\%K {G +l)

е е

Pd J,

 

(

С

Л

 

Е, -XV

Рт

 

 

V

[Pd)

J

 

Это уравнение позволяет анализировать факторы, влияющие на динамику выпуска в экспортно-ориентированном секторе, в общем случае, а именно:

рост инфляционных ожиданий приводит к снижению выпуска экспортно-ориентированного сектора (УД+1;

ш рост мировых цен на экспортируемые товары (в основном, сырая нефть) приводит к увеличению выпуска (УД+1;

опережающий рост тарифов естественных монополистов (электроэнергия, газ, грузовой транспорт) по сравнению с темпом роста цен в промышленности приводит к снижению выпуска (Ye)/+];

рост фактора (е/pd)t приводит к увеличению выпуска (Ye)M. В частности, укрепление рубля, вызванное опережающим темпом роста цен в промышленности по сравнению с ростом номинального обменного курса, при прочих равных условиях приводит к снижению выпуска (Ye)t+1.

Рассмотрим теперь факторы, определяющие экономический рост во внутренне-ориентированном секторе. Рассуждения будем основывать на зависимости (5-27), которую представим в следующем виде:

1 + #

Ll

 

 

Из этой зависимости непосредственно видно, что политика стимулирования внутреннего спроса и рост реальных располагаемых доходов населения приводят к росту выпуска внутренне-ориентированного сектора. Более сложным является вопрос: как влияет инфляция и обменный курс на динамику показателя Yd ?

Выше мы показали, что динамика инфляции в российской экономике определяется как монетарными (денежная масса, валютный курс), так и немонетарными факторами, к которым можно отнести динамику тарифов естественных монополистов. Любое повышение инфляции, вызванное ростом тарифов естественных монополистов, отрицательно сказывается на динамике выпуска Yd. Это непосредственно следует из приведенной выше зависимости, поскольку рост уровня внутренних цен pd приводит к уменьшению числителя и росту знаменателя главной дроби в правой части этой формулы.

В то же время рост фактора —        реального обменного кур-

ер,

са рубля — приводит к уменьшению выпуска Yd. С этой закономерностью связан так называемой эффект импортозамещения, проявившийся в России после кризиса 1998 г.: резкая девальвация рубля привела к повышению конкурентоспособности российских товаров на внутреннем рынке и росту выпуска внутренне-ориентированного сектора.

Выводы

Проведенный анализ позволяет выявить основные макроэкономические факторы, определяющие динамику экономического роста в переходной экономике российского типа.

Подпись: 1. Темп инфляции Из условия 1е

 

f    рЛ

> /3(1 + 7Т)£ следует, что снижение

^ Ро)

темпа инфляции ж создает предпосылки для переключения на траекторию экономического роста. Вместе с тем следует отметить, что, в отличие от монетаристской трактовки взаимосвязи темпов инфляции и экономического роста ("чем ниже темпы инфляции, тем выше годовой прирост реального ВВП"), приведенная выше модель позволяет сделать вывод об отсутствии однозначной и жесткой обратной зависимости между темпом инфляции и экономическим ростом в экономиках переходного типа. Задача снижения темпа инфляции "любой ценой" может обернуться углублением темпов экономического спада, что и наблюдалось в России в 1996—1998 гг Разработанная модель подтверждает принципиальную возможность такого хода развития событий: даже при снижении темпа инфляции до 24\% годовых условие экономического роста 1е(С~ZVPnJPd) >Р( + я)С в России в 1996—1997 гг. не выполнялось ввиду высоких тарифов на продукцию и услуги естественных монополий и высокого уровня налоговых ставок для предприятий реального сектора.

Уровень тарифов на продукцию и услуги естественных монополий.

Из уравнения (5-34) следует, что опережающий рост тарифов на продукцию и услуги естественных монополий по сравнению с темпом инфляции (Рт / рА Т) подавляет экономический рост и ведет к усилению депрессивных тенденций в реальном секторе в краткосрочной перспективе. Вместе с тем в среднесрочной и долгосрочной перспективе неизбежно происходят структурные сдвиги в сфере производства: преимущественное развитие получают энергосберегающие технологии и неэнергоемкие отрасли, что ведет к снижению энергоемкости и росту производства.

Уровень налоговых ставок на предприятия экспортно-ориентированного сектора.

Из уравнения (5-34) следует, что высокий уровень налоговых ставок те на экспортно-ориентированные предприятия реального сектора подавляет экономический рост. Высокая ставка налога на добавленную стоимость лишает предприятия ЭОС мотивационных импульсов к расширению бизнеса. Именно здесь кроется одна из главных причин низкой эффективности финансовых вложений в реальный сектор. Уровень отдачи от финансовых инвестиций в реальный сектор определяется процентом прироста производства от каждой дополнительной единицы финансовых вложений. Но если ставка налога на производство велика, то, как следует из уравнения (5-34), реальный объем производства будет сокращаться, несмотря на увеличение объемов финансовых инвестиций. Таким образом, существуют вполне реальные причины, обусловливающие повышенный уровень риска финансовых вложений в реальный сектор: высокая ставка налога на производство и высокий уровень тарифов на продукцию и услуги естественных монополий влекут за собой низкий уровень инвестиционной активности в реальном секторе российской экономики, несмотря на снижение темпов инфляции и процентных ставок.

В этой связи принятие и ввод в действие новых статей Налогового кодекса в 2002 г., предусматривающих радикальное снижение налоговой нагрузки на реальный сектор, в ближайшие 2—3 года окажет положительное воздействие на рост производства в базовых отраслях и будет способствовать притоку финансовых инвестиций в реальный сектор.

4.         Темп роста реальных объемов инвестиций в основной капитал.

Из уравнения (5-34) следует, что инвестиции в основной ка-

питал являются важнейшим фактором экономического роста.

Темп роста реальных располагаемых доходов населения.

Рост реальных располагаемых доходов населения, как следует из уравнения (5-34), стимулирует оживление производства как в секторе внутренне-ориентированных отраслей, так и в экспортно-ориентированном секторе экономики.

Темп роста объемов неплатежей в реальном секторе.

Из уравнения (5-34) следует, что в условиях высоких тарифов на продукцию и услуги естественных монополий, а также высоких налоговых ставок на производство снижение коэффициента \%, обусловленное ростом дебиторской задолженности в отраслях естественных монополий, предотвращает экономический спад. В этом смысле неплатежи стали формой адаптации предприятий к аномальным экономическим реалиям переходного периода 1992—1998 гг. В то же время рост объемов неплатежей в реальном секторе приводит к снижению налоговых поступлений в бюджет и стагнации агрегированного спроса.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |