Имя материала: Лекции по макроэкономике переходного периода

Автор: Бродский Борис Ефимович

8.3 "российская" модель функционирования рынка труда

 

Рассмотренная выше "польская" модель является конвенциальной моделью функционирования рынка труда в постсоциалистических экономиках ЦВЕ. Вместе с тем она мало что или почти ничего не объясняет в эмпирических закономерностях функционирования российского рынка труда. Как отмечает ряд исследователей [Капе-люшников, 2001; Малева, 1998; Гимпельсон, 1997], особенностью российского рынка труда является сохранение высокого уровня занятости на предприятиях даже в условиях экономического спада. На мой взгляд, объяснение этого феномена кроется в особенностях макроэкономической структуры российской экономики. Подчеркнем еще раз, что одной из отличительных черт российской модели реформ стала "шоковая" ваучерная приватизация предприятий в 1993—1994 гг. и последовавшая сразу за ней в 1995—1996 гг. приватизация крупных предприятий экспортно-ориентированного сектора (нефтедобыча и нефтепереработка, черные и цветные металлы, химия и нефтехимия, лесной комплекс). В результате, в отличие от "польской" и "китайской" моделей реформ, главные проблемы российского рынка труда возникают не в плоскости взаимодействия нового частного сектора и государственного сектора экономики, а з рамках вышеупомянутой "треугольной" модели взаимодействия экспортно-ориентированного и импортозамещающего (внутренне-ориентированного) сектора экономики, а также сектора естественных монополий. Несмотря на все усилия сменявших друг друга правительств, российская экономика в 1990-е гг. была и в 2000-е гг. остается "экономикой неплатежей" предприятий. Именно механизм взаимных неплатежей предприятий позволяет этой экономике существовать в условиях глубоких структурных диспропорций в реальном секторе. За счет взаимных неплатежей предприятий происходит финансирование оборотных средств в депрессивных отраслях, что позволяет поддерживать сравнительно высокий уровень занятости даже в условиях снижения спроса и выпуска предприятий.

Следует подчеркнуть, что "нормальный" рыночный способ разрешения проблемы неплатежей состоял бы в банкротстве неплатежеспособных предприятий и ликвидации всего "нерыночного сектора" экономики [Ясин, 2001]. Однако в России, как известно, социальный микроуровень реагирует на зачастую абсурдные директивы, поступающие с политического и экономического макроуровня, знаменитой "энергией бездействия" (по меткому выражению М.Е. Салтыкова-Щедрина). Предприятия продолжают сохранять высокий уровень занятости, не платя за поставки ресурсов от своих контрагентов, задерживая выплаты заработной платы работникам, в надежде на скорое благоприятное изменение политической и экономической конъюнктуры. Правительство же ломает голову над извечной проблемой "недоимок" и устраивает "потемкинские деревни" с показательно выпоротыми и все же счастливыми неплательщиками налогов.

Напомним основные положения, касающиеся трехсекторной R-модели, изложенные в предыдущих лекциях: три основных сектора экономики, различающиеся по условиям конкуренции на внутреннем и внешнем рынке — экспортно-ориентированный сектор, имеющий возможность зарабатывать твердую валюту за поставки сырьевых ресурсов на экспорт; естественные монополии, стремящиеся к росту тарифов; и внутренне-ориентированный (импортозамещающий) сектор, характеризующийся крайними по степени неблагоприятности условиями конкуренции. Далее мы рассмотрим предельно упрощенную версию модели, в которой предполагается, что предприятия внутренне-ориентированного сектора поддерживают сравнительно стабильный уровень занятости за счет неплатежей за поставки ресурсов от экспортно-ориентированного сектора и естественных монополий. Пользуясь обозначениями, введенными в лекциях 5 и 7, запишем:

 

Incd = PdYd -epeY? + D-Ydpm+Dd, (8-1) _C(W/Pd)

 

ePi

Отсюда видно, что за счет неплатежей за материальные ресурсы можно финансировать оборотные средства и поддерживать минимально приемлемый уровень заработной платы, не прибегая к масштабным сокращениям рабочей силы. Отметим также, что в модели текущий уровень агрегированного дохода связывается с будущими затратами на заработную плату. Это позволяет учесть фактор неплатежей по заработной плате, когда коэффициент ld близок к нулю.

Вместе с тем затраты на заработную плату и стоимостной объем выпуска одного периода связаны между собой пропорциональной зависимостью (в лекции 7 мы обсуждали конкретный вид коэффициентов пропорциональности для различных отраслей):

WdLd=j3dPdYd, (8-2)

откуда Ld = 0dYd

 

pd.

. Эта зависимость по-иному характеризует

проблему взаимосвязи между уровнем занятости Ld и реальным выпуском Yd: даже при падении выпуска Yd можно сохранить

уровень занятости Ld за счет уменьшения ставки заработной платы wd, в частности путем невыплат (или задержек с выплатами) части заработной платы.

Продолжая рассуждать таким образом, запишем уравнение для доходов населения:

W = Lewe + Ldwd + Lmwm +Uw,

(8-3)

где w — средняя ставка социального трансферта (пенсии, пособия по безработице и др.); U — количество населения, получающего социальные трансферты.

U=L-Ld-Le-Lm=L-j3dYd£L-j3eYe^-j3mYmP«

(8-4)

 

После алгебраических преобразований с учетом результатов, полученных в лекциях 5 и 7, имеем следующую зависимость для реальных доходов населения:

W w — = YdAl+YeA2+ — L,

Pd Pd

(8-5)

где

1-^

 

+ Ал-

 

w

Ґ     — Л

1-

V

лу

V

W ^

 

w

( — 1-

Подпись: w.Подпись: W,Pd

е J

Pd

m J

Подпись: wПодпись: pdвыводим следующую

ep

і /

Далее из уравнения  с0 — = Yd

Pd

зависимость для объема выпуска импортозамещающего сектора:

Подпись: _ v ^0 2

+ ■

cnA,    w cnL

Л)     Pd Л)

(8-6)

 

где Ag =l + ^-c0A >0.

Отсюда следует, что в экономике, зависящей от экспорта сырьевых ресурсов, динамика реального ВВП будет определяться, главным образом, динамикой выпуска экспортно-ориентированного сектора и политикой в области минимальной заработной платы. Не удивительно, что и динамика занятости в R-экономике будет зависеть, прежде всего, от выпуска экспортно-ориентированного сектора, а также от государственной и корпоративной политики в области заработной платы. Более точно, с учетом полученных выше соотношений, для количества занятых в экономике Lr имеем

 

Ц. = Le + Ld + Lm = PdYd+ РХ+ Рт{кїе +r?Yd)^ = BxYe + В0, (8-7)

wd       we wm

 

где

 

B^P^ + kP^ + ^IP^ + tjP^),

We       Wm       A)      ™d Wm

в0=^(РЛ^ртЩ.

Pd   A)            Wd W,n

Зависимость (8-7) позволяет сделать следующие выводы для российской модели рынка труда.

Термин Р. Капелюшникова "адаптация без реструктуризации" не совсем корректен: реструктуризация рынка труда, действительно, произошла в России в 1990-е гг. Однако эта реструктуризация кардинально отличается от "польской" модели, описанной О. Блан-шаром. В отличие от "польской" модели рынка труда, в которой существенно взаимодействие сектора нового частного бизнеса с традиционным сектором государственных предприятий, в России наиболее существенно взаимодействие экспортно-ориентированного сектора с внутренне-ориентированным сектором.

Необычные черты российского рынка труда, в частности сохранение излишков трудовых ресурсов при падении спроса и выпуска в отраслях, ориентированных на российский рынок, объясняются отмеченной выше структурной особенностью функционирования российского рынка труда. Динамика занятости зависит, прежде всего, от состояния и динамики выпуска экспортно-ориентированного сектора. При ухудшении внешнеэкономической конъюнктуры (например, падении мировых цен на нефть) ухудшается и общее состояние российского рынка труда: сокращаются заказы для предприятий машиностроения, падают доходы населения, спрос на продукцию внутренне-ориентированного сектора. Однако предприятия, работающие на внутренний российский рынок, при этом отнюдь не торопятся сократить число занятых. Дело в том (и в этом существенное отличие от "польской" модели), что этот спад воспринимается как конъюнктурный, и руководители предприятий сохраняют надежду, что ситуация на мировых рынках скоро улучшится, а следовательно, повысится спрос на их продукцию и потребуются ресурсы труда для выполнения новых заказов. Адаптация к условиям спада происходит за счет снижения ставки заработной платы в отраслях, работающих на российский рынок. При восстановлении благоприятной конъюнктуры на мировых рынках возрастает и средняя ставка заработной платы.

Более формально (во избежание упреков в поспешных экстра-поляциях) преобразуем коэффициенты В0 и 5, в уравнении (8-7) следующим образом:

Подпись:

 

2>>lLl2!L

 

Отсюда непосредственно видно, что, помимо фактора реального выпуска экспортно-ориентированного сектора, динамика занятости будет зависеть от таких факторов, как:

в государственная политика в области пенсий и минимальной реальной ставки социального трансферта — w I pd;

корпоративная политика в области заработной платы — wd /w, we lw, wm lw;

реальный обменный курс — epe I pd, ер, I pd, рассчитанный для базисного индекса цен по экспортным и импортным операциям соответственно;

в тарифная политика в отраслях естественных монополий — 8.4

 

Социальная дифференциация в переходных экономиках

 

Вопрос, который мы не можем обойти стороной при анализе рынка труда в переходных экономиках, состоит в существенном углублении социальной дифференциации по доходам в R-модели. Исследования переходных экономик, проведенные Мировым банком в 2000 г. [Transition, 2002], позволяют утверждать, что наиболее глубокая социальная дифференциация по доходам наблюдалась в экономиках России, Молдовы, Грузии, Армении, Кыргызстана, Таджикистана. В странах ЦВЕ — Чехии, Венгрии, Словении, Польше — уровень дифференциации по доходам за годы реформ постепенно сближался со среднеевропейским.

На рис. 8.2 представлена эволюция кривой Лоренца для России в период 1991—2001 гг. Непосредственно видно, что в переходный период происходило углубление дифференциации по доходам в России.

Причина столь разительных отличий уровня социальной дифференциации в Р- и R-модели в общих чертах ясна: макроэкономическая структура R-модели характеризуется существенными диспропорциями — различия в условиях конкуренции на внутреннем и внешнем рынке для предприятий экспортно-ориентированного и внутренне-ориентированного секторов, а также сектора естественных монополий приводят к существенному неравенству в уровне доходов населения, занятого в этих секторах. Далее мы проанализируем эту гипотезу на основе модели российского рынка труда, изложенной в предыдущем параграфе.

Для реальных доходов населения, занятого в секторах ЭОС, ЕМ и ВОС, имеем соответственно

 

Pee

Pd Pd

Pd

Ldwd Pd

 

 

Pd

 

■ +

 

coA . w coL

A   Pd A

Для реальных доходов населения, получающего социальные трансферты, имеем

Подпись: w.Uw Pd

w

Pd V

 

L~pdYd

PsL-BY^-B Y

r^e  e   г mm

Wa w„

mj

После преобразований с учетом зависимостей, полученных в предыдущем параграфе, имеем

Uw _ w

Pd Pd

DJ),

 

Подпись: m Jгде Dn = L- <^s—

A

 

v

 

wJ

 

Pd w w,

Подпись: + A-L^__ K + r]
A	Pd   W Wm\

W

ePe , a Pd w coA ^ о Pm Pd w

рй

coA

A .

 

7-Лекции no макроэкономике

193

Таким образом, при возрастании реального объема выпуска экспортно-ориентированного сектора Ye наиболее существенно растут реальные доходы населения, занятого в экспортно-ориентированном секторе и секторе естественных монополий. Вместе с тем реальные доходы населения, занятого в секторе предприятий, производящих продукцию для внутреннего рынка, растут гораздо медленнее с ростом Ye (ввиду незначительности коэффициента /?rfc0 А21А0), а реальные доходы населения, получающего социальные трансферты, вообще сокращаются с ростом Ye. Это и является основной причиной существенного углубления социальной дифференциации по доходам в R-модели.

Основной вывод, к которому приводит анализ рынка труда в R-модели, состоит в том, что стратегия экспортно-ориентированного экономического роста (по всей вероятности, реализуемая в настоящее время в России) содержит встроенный макроэкономический механизм относительного обнищания широких масс населения, не занятого в секторах экономики, имеющих конкурентные преимущества на внутреннем и внешнем рынке (ЭОС и ЕМ), и существенного углубления социальной дифференциации по доходам.

В.И. Ленин и российские марксисты назвали бы подобный механизм "преступным", Е.Г. Ясин и российские либералы — "естественным". Я же хочу повторить еще раз: игнорирование структурных факторов экономического развития влечет за собой весьма неожиданные последствия, одним из которых становится постепенное и неизбежное формирование пропасти между социальной элитой, имеющей доступ к "высшим ценностям", и нищим населением, обделенным рыночными реформами. Говорить о становлении "среднего класса" в подобных экономиках просто не приходится.

Проведенный выше анализ неизбежно покажется малоубедительным, если не объяснить, почему столь существенного углубления социальной дифференциации по доходам не происходит в Р-модели. Основная причина состоит в том, что в "польской" модели существенное значение имеет противоположность между новым частным бизнесом и реструктурируемыми государственными предприятиями. В ходе реформ происходит реаллокация труда и капитала в новый частный бизнес, так что практически все работающее население оказывается занятым в растущем частном секторе. Именно поэтому макроэкономическая среда в Р-модели является сущест-

Учебно-методические материалы к лекции 8

 

венно более однородной по условиям конкуренции на внутреннем и внешнем рынках, а степень социальной дифференциации по доходам значительно меньшей по сравнению с R-моделью.

 

Учебно-методические материалы к лекции 8

 

Литература

 

Основная

 

Государственная и корпоративная политика занятости / Под ред. Т. Ма-левой. М.: Московский центр Карнеги, 1998.

Капелюшников Р.И. Российский рынок труда: адаптация без реструктуризации. М.: ГУ ВШЭ, 2001.

Линвуд Т. Макроэкономическая теория и переходная экономика. М.: ИНФРА-М, 1996.

Blanchard О. The Economics of Post-Communist Transition. Oxford: Clarendon Press, 1997.

Coricelli F. Macroeconomic Policies and the Development of Markets in Transition Economies. Budapest: CEU Press, 1998.

 

Дополнительная

 

Гимпельсон В. Частный сектор в России: занятость и оплата труда // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 2.

Малева Т. Российский рынок труда и политика занятости: парадигмы и парадоксы // Государственная и корпоративная политика занятости / Под ред. Т. Малевой. М.: Московский центр Карнеги, 1998.

 

Boeri Т. Transition with Labour Supply: WDI Working Paper. 1999. № 274.

Commander S., Tolstopyatenko A. Unemployment, Restructuring and the Pace of Transition // Lessons from the Economic Transition. Central and Eastern

Europe in 1990s / Ed. by S. Zecchini. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1997.

Faggio G., Konings J. Gross Job Flows and Firm Growth: Evidence Using Firm Level Data on Five Countries: CEPR Working Paper. 1999. № 2261.

Transition — the First Ten Years: Analysis and Lessons for Eastern Europe and the Former Soviet Union: World Bank Report. World Bank, 2002.

 

Вопросы для повторения

Приведите типологию рынков труда в переходных экономиках (по Р. Капелюшникову [Капелюшников, 2001]). Охарактеризуйте основные модели функционирования рынков труда. К какой модели тяготеет российский рынок труда и почему?

Охарактеризуйте "польскую" модель функционирования рынка труда; покажите взаимосвязь динамики занятости и реструктуризации предприятий (по О. Бланш ару | Blanchard, 1997]).

Охарактеризуйте "российскую" модель функционирования рынка труда: модель "адаптации без реструктуризации"; покажите взаимосвязь динамики производства и затрат на заработную плату в различных секторах экономики.

Проанализируйте углубление социальной дифференциации по доходам в переходных экономиках; приведите различия и интерпретации для "польской" и "российской" моделей реформ.

Проведите эмпирический анализ доходов, расходов и сбережений населения в переходных экономиках.

 

Дополнительные вопросы и задания для самостоятельной работы

 

1. Используя доступные базы данных, проведите самостоятельное эконо-метрическое исследование зависимости реальных потребительских расходов от реальных объемов производства и реального обменного курса для различных стран с переходной экономикой. Изменяется ли качественный характер модели по различным странам?

Чем объясняются качественные различия в динамике спроса на ~; л : мультисекторных R- и L-моделях переходных экономик? Насколько реалистичны, на ваш взгляд, гипотезы, положенные в основу этой модели' Приведите эмпирические и теоретические аргументы.

Напишите реферат статьи Д. Фаггио и Дж. Конингса [Faggio, Konings. 1999].

Напишите эссе на тему "Движение рабочей силы в России" по материалам статей В. Гимпельсона [Гимпельсон, 1997], Т. Малевой [Малева, 1998].

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |