Имя материала: Лекции по макроэкономике переходного периода

Автор: Бродский Борис Ефимович

9.3 формальный анализ: макроэкономические модели динамики теневого сектора в переходных экономиках

 

Вначале поставим следующий вопрос: какие виды экономической активности могут приобретать теневой характер в переходных экономиках? Можно ли представить себе крупное промышленное предприятие, выпускающее в значительных объемах теневую промежуточную продукцию? Теоретически можно, в условиях полного коллапса государственной системы (теневые нефтепроводы в Чечне и т.п.). Однако практически теневая экономическая активность гораздо чаще наблюдается в сфере торгово-посреднической и финансовой деятельности, а также в производстве конечной продукции и услуг для населения. Это означает, что чем сложнее макроэкономическая структура переходной экономики, чем больше в ней структурных секторов экономической деятельности, различающихся по степени доступа к производственным ресурсам и условиям конкуренции на внутреннем и внешнем рынках, тем шире возможности для организации теневой деятельности.

Именно этот аргумент проливает свет на главную проблему: почему в одних переходных и развивающихся экономиках (Польша, Венгрия, Чехия и др.) наблюдается "параболический" график динамики теневого сектора, тогда как в других экономиках (Румыния, Болгария, Россия, Украина и страны СНГ, Венесуэла, Нигерия и др.) теневой сектор обладает тенденцией к устойчивому саморазвитию и доля теневого выпуска в ВВП неуклонно растет, стабилизируясь на высоком уровне?

На мой взгляд, различие между этими паттернами динамики теневого сектора в переходных и развивающихся экономиках обусловлено структурными особенностями функционирования R- и L-экономик [Бродский, 2000]. Напомним здесь основной принцип различения экономик R- и L-типа.

R-экономика: богатые природные ресурсы, преимущественное развитие добывающих экспортно-ориентированных производств.

L-экономика: относительно бедные природные ресурсы, преимущественное развитие обрабатывающих и постиндустриальных технологий.

В моей статье [Бродский, 2000] были проанализированы структурные особенности R-экономики: возможность извлечения внушительной ренты из добычи и эксплуатации богатых природных ресурсов приводит к институциональному оформлению экспортно-ориентированного сектора R-экономики, развитие которого подчинено механизмам глобальной экономики и во многом обособлено от макроэкономических проблем и трудностей, с которыми сталкивается конкретная переходная экономика. Классический пример: "Газпром" в России, в 1998—2000 гг. провозгласивший стратегию глобальной экспансии и весьма косвенно затронутый экономическим кризисом в стране.

Основная гипотеза, теоретическому анализу и обоснованию которой посвящена эта лекция, формулируется следующим образом: для переходных и развивающихся экономик R-типа характерна монотонная динамика доли теневого сектора в ВВП, тогда как для экономик L-типа характерен рост теневого сектора вначале реформ и постепенное уменьшение его доли в ВВП по мере становления рыночной экономики. Если эта гипотеза окажется верной (хотя бы отчасти), то выводы из нее для долгосрочной макроэкономической политики в России будут весьма серьезными: традиционные методы борьбы с теневым коммерческим оборотом (ужесточение санкций за нарушение налогового законодательства, снижение общего уровня налоговой нагрузки и др.) оказываются явно недостаточными в этой ситуации, требующей нетрадиционных мер структурной политики.

Вначале рассмотрим закономерности ма кроэ ко н о м и ч ее ко й динамики теневого сектора в переходной L-экономике. Как отмечалось выше, макроэкономическая структура L-экономики отличается сравнительной однородностью: большинство предприятий открытой экономики ориентированы как на внугренний рынок, так и на экспорт своей продукции. Отсутствует структурная обособленность экспортно-ориентированных компаний, производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Другая особенность L-экономики — импорт важнейших сырьевых ресурсов в условиях жесткой мировой конъюнктуры и развитой конкурентной среды на рынках поставок сырья. В этой ситуации сектор неформальной экономики занят, в основном, теневым производством конечной продукции и услуг для населения. Возможности организации теневых структур финансового посредничества в L-экономике существенно ограничены.

В м а кроэ ко н о м и ч е с ко й структуре L-экономики сектор открытой экономики ориентирован как на внутренний, так и на внешний рынок. Сектор теневой экономики получаст энергосырьевые ресурсы и промежуточную продукцию от сектора открытой экономики и производит теневую продукцию и услуги для населения.

Доходы населения в L-экономике складываются, в основном, из доходов в открытой экономике (заработная плата, предпринимательский доход), из доходов в теневой экономике, а также из социальных трансфертов.

W = Ldwd + Lsws + Luwu, (9-1)

 

где Lei, Ls, Lu — численность населения, фактически занятого в открытой и теневой экономике, а также получающего социальные трансферты соответственно; wd,ws,wu — средний уровень доходов в открытой и теневой экономике, а также социальных трансфертов соответственно.

Реальные потребительские расходы населения С связаны, с одной стороны, с реальными доходами W / рА:

С = С

(9-2)

 

где pd — уровень потребительских цен в L-экономике, а с другой стороны, определяются реальными объемами производства конечной продукции для населения в секторе открытой (Yd) и теневой (Ys) экономики, а также импортом потребительских товаров, зависящим от реального обменного курса pd /ер,, где е — номинальный обменный курс; р, — уровень контрактных цен на потребительский импорт, т.е.

C = (Yd+Ys)

1 +

ер

(9-3)

 

Динамика реальных объемов производства в открытом и теневом секторах L-экономики тесно связана с тенденциями изменения агрегированного дохода в них. Агрегированный доход сектора открытой экономики может быть представлен следующим образом:

Incd = YeePe + pdYd + PdYds ~pYd+Id, (9-4)

 

где Ye — реальный объем экспорта L-экономики; ре — уровень контрактных цен на экспортируемую продукцию; pd — уровень внутренних цен на конечную продукцию; Yd — объем поставок конечной продукции открытого сектора на внутренний рынок; p"d — уровень цен на поставки продукции открытого сектора теневому сектору; Ysd — реальный объем поставок продукции открытого сектора теневому сектору; р — уровень мировых цен на исходное сырье;

Yd — реальный объем поставок исходного сырья дли сткгытсгг сектора; 1А — объем частных инвестиций.

Далее предположим, что общий объем заработной пліть: л предпринимательского дохода в открытом секторе в момент времени (t + l) пропорционален агрегированному доходу, полученному в период t, т.е.

(wd Ld    = Id (bid)(■ (9-5)

Аналогично для объема налоговых отчислений:

{Taxd    = Td (Incd),, (9-6)

где 0 < ld, rd < 1 — коэффициенты экономической политики.

В модели также предполагается, что производственная функция в секторе открытой экономики описывается моделью Кобба — Дугласа:

Y = Ye + Yd+Y;=AdLf/Kr/, (9-7)

где Y — общий реальный объем выпуска открытого сектора L-эко-номики; Kd — реальный объем производственного капитала открытого сектора; Pd,yd >0 — структурные коэффициенты.

Далее будем полагать, что выбор уровня цен pd в открытом секторе L-экономики осуществляется на основе паритета с мировыми ценами, т.е. pd-epe.C другой стороны, объем поставок открытого сектора теневой экономике Yd пропорционален объему теневого производства Ys, т.е. Yd - ddYs, а уровень цен p"d отслеживает уровень цен в открытом секторе экономики pd.

Тогда с учетом того, что уровень занятости Ld определяется из условия максимизации прибыли в открытом секторе, получим

 

Ld^ = Pd(Yd+Ye + 8:iYs). (9-8) Ра

Аналогично для теневого сектора зависимость для агрегированного дохода имеет вид

1пс,=¥,р,-р№-рГ, (9-9)

 

ґ

Pd

 

= сг

 

(9-13)

и

ЄР

Pd Pd

где ки — доля населения, получающего социальные трансферты. Отсюда получим основную зависимость, связывающую объемы производства Yd и Fj в открытом и теневом секторах L-экономики,

Yd=Y-Y(l-A) + C°LK"W"

(9-14)

 

 

Со

где 0 < А =

Pd

<1, Е:

 

Таким образом, динамики открытого и теневого секторов L-экономики находятся в обратном соотношении: чем выше объем выпуска Yd в открытом секторе экономики, тем меньше доля теневого сектора и наоборот. Заметим, что, несмотря на кажущуюся тривиальность, этот вывод уже далеко не всегда справедлив для R-экономики.

Динамика объема выпуска в теневом секторе экономики может быть исследована на основе уравнений (9-9)—(9-11). После преобразований получим

 

(i+*,)A(r,)„.i=W),

X

 

V         Ps PsJ

 

(9-15)

Отсюда видно, что при 1 - г. > Д (1 + ;г.) будет наблюдаться рост теневого сектора экономики. Это означает, что если основное налоговое бремя ложится на предприятия открытого сектора экономики, а легальные санкции за уклонение от уплаты налогов весьма слабы, то у предприятий появляется устойчивый стимул для перехода в нелегальный сектор.

Таким образом, политика государства, направленная на снижение общего уровня налоговой нагрузки на предприятия открытого сектора экономики и ужесточение санкций за нарушения налогового законодательства, будет эффективной в L-экономике. Вместе с тем попытки механического копирования опыта успешных реформ в L-экономиках для экономик R-типа могут оказаться весьма неэффективными, что будет показано далее.

Проведенный анализ L-экономики позволяет сделать следующие выводы.

в Характерный "параболический" график динамики теневого сектора в переходной L-экономике может быть объяснен на основе двухсекторной модели: в начальный период реформ вследствие дерегулирования государственного сектора в экономике и дезорганизации производства происходит спад уровня агрегированного выпуска и занятости в открытом секторе экономики. Именно в этот период отмечается резкий рост объемов теневых трансакций в L-экономике. Далее, по мере развития нового частного бизнеса, происходит рост агрегированного выпуска и занятости в открытой экономике. Доля теневого производства в ВВП и теневой занятости начинает снижаться. Таким образом, динамика теневого сектора в переходной L-экономике является зеркальным отражением U-об-разной формы динамики агрегированного выпуска и занятости.

■ Предыдущий вывод следует расценивать лишь как первое приближение к реальной ситуации. Более детальный анализ заставляет нас сформулировать следующие вопросы: Почему теневой сектор не является структурно устойчивым в L-экономике? Вызвано ли это стимулирующей налоговой политикой государства (снижение уровня налогообложения открытого бизнеса, введение жестких санкций за нарушение налогового законодательства), либо причина этого коренится в структурной однородности L-экономики? Ответы на них могут быть получены на основе сравнительного анализа динамики теневого сектора в L- и R-экономиках.

Рассмотрим макроэкономическую структуру R-экономики. Как отмечалось выше, она характеризуется системными взаимосвязями следующих секторов производства: экспортно-ориентированного сектора (ЭОС), сектора естественных монополий (ЕМ), сектора предприятий, ориентированных на внутренний рынок (ВОС) и теневого сектора (ТС). Подчеркнем, что в R-экономике эти сектора различаются по условиям конкуренции на внутреннем и внешнем рынках, по финансовому положению входящих в них предприятий, а также по степени доступа к экспортным и инвестиционным ресурсам.

Следует отметить, что эта четырехсекторная макроэкономическая структура гораздо сложнее и ближе к реальности, чем модель Гадди и Икеса [Gaddy, Ickes, 1998], основанная на тривиальной дихотомии "«Газпром» и все остальные". Далее будет показано, что "предложения" этих авторов "банкротить всех и вся" ничего кроме хозяйственного хаоса и социальной разрухи для R-экономики вызвать не могут.

Механизмы ценообразования в R-экономике исключительно сложны. Как правило, для каждого сектора макроструктуры существует официальный уровень цен, например, рт — официальный уровень цен на продукцию и услуги естественных монополий; р]п — уровень цен за сделки по бартеру или с использованием денежных суррогатов; рьт — уровни цен закупки продукции и услуг за наличные деньги и р'1 — уровни цен за поставки этой продукции и услуг за наличные деньги.

Структуры финансового посредничества в R-экономике существуют, в основном, за счет маржи между ценами поставки и закупки продукции. Отметим, что несмотря на кажущуюся сложность схем и цепочек взаиморасчетов в R-экономике, — например, коммерческая фирма А закупила электроэнергию у станции Б, расплатившись векселями "Газпрома", далее Б купила газ за векселя у "Газпрома" и т.д. — принципиальная схема формирования конечных финансовых результатов деятельности предприятий в R-экономике на макроуровне имеет вид, приведенный на рис. 9.2: в конечном итоге теневые коммерческие фирмы делают прибыль именно на марже между закупкой и поставкой за наличные деньги.

Следует также подчеркнуть, что вопреки расхожему тезису "неплатежи — это наводнение, которое топит экономику России", на наш взгляд, неплатежи в реальном секторе представляют собой чисто бумажный феномен в том смысле, что они существуют только на листах финансовой отчетности предприятий как видимый результат теневых сделок с финансовыми посредниками. Этот взгляд весьма близок позиции таких экспертов, как П. Карпов [Карпов, 1998] и А. Яковлев [Яковлев, 1999]. Нынешняя система неплатежей является "новой промышленной организацией". Суть ее в том, что расчеты в экономике в основном осуществляются не между самими промышленными предприятиями-производителями, а между неформальными группами, составной частью которых являются сами эти предприятия. Этот механизм обеспечивает аккумулирование ликвидности и прибылей у финансовых посредников в составе неформальных групп, а также долгов и убытков на уязвимых промышленных предприятиях.

В самом деле, рассмотрим следующий характерный пример образования огромной дебиторской задолженности на счетах естественных монополий в России. Пусть РАО "ЕЭС России" объявляет официальный тариф рт за единицу электроэнергии. Цена бартерных сделок с электроэнергией pvm , как правило, гораздо выше: pvm » рт. Цена закупки электроэнергии финансовым посредником у электростанции А за наличные, как правило, ниже рт, тогда как цена поставок этой продукции финансовым посредником предприятию Б за наличные деньги выше рт, т.е.

 

Рт<Рт<Рт«Рт- (9-16)

В этой ситуации лишь на первый взгляд кажется, что предприятие А будет в проигрыше от сделки за наличные по цене рьт < рт. В действительности руководство А получает следующий доход от продажи единицы продукции

 

p'>Mpm-p"j>P„, (9-17)

где 0 < Л < 1 — "доля" руководства А в доходах от сделки.

Работники предприятия А также удовлетворены: они получают заработную плату вовремя и "живыми" деньгами. Не в накладе и предприятие Б, которому поставили электроэнергию по цене Рт> Рт- В самом деле, единственной альтернативой этой сделке для Б будет использование бартера и векселей по цене рл » рт, что часто нежелательно. А уж агенты из посреднических структур и вовсе на седьмом небе: к ним стекается вся прибыль от наличных сделок. Единственным проигравшим в этой ситуации будет государство в лице налогового инспектора, который приходит на предприятие А, где ему предъявляют "минусовую" финансовую отчетность с "дебиторкой", кратной рт-рьт, а затем расстроенный идет на предприятие Б, где ему опять предъявляют "кредиторку", кратную Рт~Рт- При этом заглянуть в посредническую контору этот инспектор побоится или побрезгует ("мелочь какая-то и небезопасно").

Сказанное выше дает нам основания для рассмотрения финансовых взаимосвязей между секторами ЭОС, ЕМ, ВОС и ТС R-экономики в рамках расчетов за деньги.

Теневой сектор

 

Агрегированный доход теневого сектора образуется как доход от услуг по финансовому посредничеству плюс доход от теневого производства продукции и услуг для населения:

 

incs=(yed+yem)(pbe-p:)hy:+ym-p:)+(y:+ym-pd)+

+ysps-y;p^-y^-y;p^

 

где Yf - SdYd,Y"i = S"lYe и т.д., т.е. реальный объем поставок продукции сектора А сектору Б равен реальному объему выпуска сектора Б, умноженному на некоторый технологический коэффициент (заметим, что этот подход соответствует основной идее межотраслевого баланса). После преобразований получим

Incs = Ys(Ps -S;P'; -8*ярьт -S>pbd) + Ye{SemApm + S;iApt!) + + YjS^Pe + S7APd) + Yd{SdeAPe + SdApJ.

 

По-прежнему полагаем, что этот агрегированный доход используется на выплату заработной платы и налогов (рассматриваем "серую" экономику), т.е.

(WsLs),+l = ls(lncs)t, (Taxs)t+l = тЛіпс,),,

 

где 0 < is, тх < 1 — коэффициенты.

Производственная функция теневого сектора описывается моделью Кобба — Дугласа, ys - As Ls" КЇ', а уровень занятости Ls определяется из условия максимизации прибыли в теневом секторе, т.е.

 

Lv—=ДУ,. (9-21)

Ps

Аналогично рассматриваются сектора ЭОС, ВОС, ЕМ. Запишем окончательную форму уравнений модели для этих секторов.

Экспортно-ориентированный сектор Агрегированный доход:

(9-22)

Щ =еРх +p!:(yed +y;+y;)~pX -ffl Ч =(ед     ~\%рЖ +

HsedP': -epc)yd hs:ip': -ePewm    ~еРх +/.■

Номинальная заработная плата и налоги:

(9-23)

(we Le X+i = U (іПСе ),» (Тахе),+1 - Te(lnce),-

Производственная функция:

ye = Aed'Kl*. (9-24)

Реальная заработная плата:

 

U— = PeYt-   (9-25)

Ре

Естественные монополии Агрегированный доход:

1пст = рьЖ + F„: + О ~рХ -рХ + /*•            (9-26)

Номинальная заработная плата и налоги:

(wm Lm)i+ ~ lm (lnCm)t>     ^

(ГаХ/Д+і = Tm(lnCm)f

Производственная функция:

Ym = An Lm" Km" ~ Ym + Ут    Уш •         (9-28)

Реальная заработная плата:

 

U— = fimYm.            (9-29)

Внутренне-ориентированный сектор

 

Агрегированный доход:

incd = pdyd + pbd (у; + у; + у;) - Pxd - рХІ+A, + h =

= Yd{pd-plS*-psJdm) + Dd+Id.

(9-30)

Номинальная заработная плата и налоги:

КАД+і =/rf(/ncrf)„

(T™d),+l=Td(Incd)r

(9-31)

 

Задолженность сектора ВОС

 

В отличие от всех других секторов R-экономики сектор предприятий, ориентированных на внутренние рынки, не имеет возможности погашать кредиторскую задолженность за счет роста цен на свою продукцию (ограниченный платежеспособный спрос населения, конкуренция с потребительским импортом) либо за счет внешних рынков сбыта. Поэтому в модели рассматривается динамика чистой кредиторской задолженности сектора ВОС как механизма компенсации разности между издержками и доходами:

Dd = pXd + pX-PdYd

(9-32)

Анализ уравнений модели R-экономики, как и для L-экономики, начинается с зависимости для номинальных доходов населения в R-экономике

W = Lewe + Lmwm + Lsws + Ldwd + Luwu =

= РЄЄРХ + PmPnXm + PsPX + ldh + LK„WU.

(9-33)

Реальные расходы населения на конечное потребление, с одной стороны, связаны с текущими реальными доходами зависимостью вида

о

C = C(W/Pd) = c(

W

Pd

(9-34)

 

а с другой стороны, определяются объемами производства конечной продукции для населения теневым сектором (Ys) и сектором предприятий, ориентированных на внутренние рынки (Ypd ), а также объемом потребительского импорта, зависящего от реального обмен-

ного курса

т.е.

Pd

J

 

C = (Yf+Ys)

f

 

V ePi.

 

(9-35)

гДег; = у,-к;-у;-г/.

Подставив (9-34)—(9-35) в (9-33), получим после алгебраических преобразований следующую зависимость:

Yd=aiYs+a2Ye + a3LKuwu. (9-36)

где

 

а, = <Г' (Д ps + РяРя8*я + ESdJ: + ES* - Е), аг = S'epJe + /ЗтРт8ет + E8ed + E6?Sea), a3 = S-la + ldId/LwuKu)

и S = E<X-818*)-PmPJ'nt   Е = 1 + ї&-.

Pi

Таким образом, вместо четырех переменных Yd,Ye,Ys,Ym — объемов производства в секторах ВОС, ЭОС, ТС и ЕМ соответственно, мы получили всего две независимых переменных: Ye — реальный объем производства в экспортно-ориентированном секторе и Ys — реальный объем производства в теневом секторе. Это и не удивительно: по сравнению с L-экономикой, где имеется лишь один вид неформальной деятельности (теневое производство) и одна независимая переменная — объем производства в открытом секторе экономики, в R-экономике существуют два вида теневой деятельности: финансовое посредничество и теневое производство и, как результат, две "степени свободы" — независимые переменные Ye и Ys. Поэтому анализ динамики производства в R-экономике необходимо проводить на фазовой плоскости (Ye,Ys).

Этот анализ заключается в следующем. Подставив полученную зависимость Yd - f (Ft,Ys) в уравнение Ym = 8dmYd + 8smYs + ScmYe и

зависимости для Ince, 1пс5, выразим эти величины через независимые переменные Ye, Ys. Далее имеем

Подпись: (+1Подпись: V   Ps ),Ре

(еРе)

(еРе),

Vе Р* Л+і f     г ^

(+1

I р* L {рЛ

 

^ ІПСе

е р

У е J, InCs

 

(9-37)

откуда получим уравнения, описывающие динамику переменных

Ye и Ys,

да+(*,),+1)о;),+1 = кю,+вд),+ъь.

(9-38)

Конкретный вид коэффициентов Ъх+Ъь, зависящих от ценовой политики предприятий в различных секторах R-экономики (pe,pd,pm,ps), от цен закупки и поставки продукции этих секторов финансовыми посредниками (рн,ра,рЬт,р"т,рЬе,р[), от маржи за посреднические услуги (Apd,Ape,Apm), а также параметров налоговой политики государства в отношении открытой и "серой" экономики (те, rs) таков:

= ер, - « -       + a2(8dpbe -ере) + (Syl -ерЖ + а&

ере

К = 8[р ~ ере + <h(КРе ~ере) + (8™pbe -ept){5'm + <hK),

 

= Ie + a,LwuKu(8depb - ePe + Sdm (S:Pbe - ePe)),

bA = (8emAPm + 8<Apd) + (8:>APe + d]APd){Sem + 8dma2) + + a2(8dAPe+8dmAPm),

P*u -

b5 = P, -Кр-8*пРьт-^Pbd+(S:APe + 8^Apd)(8;n+ai8d) +

 

+ al(8dApe + 8dmApm), ^b6=a3LwuKu(S!Ap^SdmApm+a3S^bpe+S:Apd)).

Рис. 9.2. Фазовые траектории в системе (9-38)

Таким образом, при любом наборе параметров налоговой политики государства в отношении различных сегментов R-экономики возможен вариант катастрофической эволюции, когда масштабы теневой экономики начинают увеличиваться до величин, при которых распад большинства отраслей R-экономики, работающих на внутренний рынок, становится необратимым, а вся R-экономика начинает походить на экспортно-коррупционный анклав, в котором отдельные островки финансового благополучия — олигархический бизнес сырьевых и медиамагнатов, торговля оружием и наркотиками, преступная среда — тонут в пучине экономического и социального коллапса. Именно таким был результат либеральных реформ в Нигерии, Венесуэле и многих других R-экономиках. Сегодня есть все основания полагать, что российская политическая элита явно недооценивает опасность такого варианта развития событий. Во всяком

Анализ системы (9-38) позволяет утверждать, что устойчивость фазовых траекторий (Ye,Ys) может быть легко нарушена посредством изменения параметров маржи за услуги финансовых посредников — A j9,,Apd,Apm, — входящих в выражения для коэффициентов + V Возможный вид фазовых траекторий системы (9-38) приведен на рис. 9.2.

 

случае, программа долгосрочного экономического развития России на период до 2010 г. ориентирована скорее на тотальную либерализацию экономики в духе идей Вашингтонского консенсуса.

 

Учебно-методические материалы к лекции 9

Литература

Основная

Бродский Б.Е. Теневые структуры и виртуальные "ловушки": модели неформального сектора в переходных экономиках // Экономический журнал ВШЭ. 2000. Т. 4. № 4.

Gaddy С, Ickes В. То Restructure or Not to Restructure: Informal Activities and Enterprise Behavior in Transition: WDI Working Paper. 1998. May.

Gaddy C, Ickes B. Stability and Disorder: An Evolutionary Analysis of Russia's Virtual Economy: WDI Working Paper. 1999. № 276.

Johnson S., Kaufman D., Shleifer A. The Unofficial Economy in Transition // Brookings Papers on Economic Activity. 1997 [a]. № 2.

Дополнительная

Иванова А.Б. Исследование причин распространения теневой экономики в России // Экономический журнал ВШЭ. 1999. Т. 3. № 4. С. 543—568.

Карпов П. Как нам восстановить платежеспособность российских предприятий // Российский экономический журнал. 1998. № 4. С. 52—65.

Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы. М.: РЭШ, 1998.

Симагин Ю. Об оценках масштабов дополнительной занятости населения // Вопросы экономики. 1998. № 1.

Сото Э. де. Иной путь. Невидимая революция в третьем мире. М.: Catallaxy, 1995.

Яковлев А.А. Неучтенный наличный оборот и уход от налогов в России: схемы уклонения и мотивация фирм: Дискуссионные материалы. Вып. 1. М.: ГУ ВШЭ. 1999.

Brodsky В. Dollarization and Monetary Policy in Russia // Review of Economies in Transition. 1997. № 6. P. 49-62.

Carter M. Issues in the Hidden Economy // Economic Record. 1984. № 60. P. 209-211.

Chu C. A Model of Income Tax Evasion with Venal Tax Officials: the Case of Taiwan // Public Finance. 1990. Vol. 45. № 3. P. 392-408.

Feige E.L. How Big is the Irregular Economy? // Challenge. 1979. № 22. P. 5-13.

Frey B.S., Week H. The Hidden Economy as an Unobserved Variable // European Economic Review. 1984. № 26. P. 33—53.

Johnson S., Kaufmann D., Shleifer A. Politics and Entrepreneurships in Transition Economies: WDI Working Paper. 1997 [6]. № 57.

Kaufmann D., Kaliberda A. Integrating the Unofficial Economy into Dynamics of Post-Socialist Economies: A Framework for Analysis and Evidence: Development Discussion Paper. 1996. № 558. P. 81-120.

Lacko M. Hidden Economy — an Unknown Quantity? Comparative Analysis of Hidden Economies in Transition Countries, 1989—1995 // Economics of Transition. 2000. № 1.

Macafee K. A Glimpse of the Hidden Economy in the National Accounts // Economic Trends. 1980. № 316. P. 81-87.

Marcouiller D., Young L. The Black Hole of Graft: the Predatory State and the Informal Economy // American Economic Review. 1995. Vol. 85. № 3. P. 630-646.

Marelli M. The Economic Analysis of Tax Evasion: Empirical Aspects // Surveys in the Economics of Uncertainty. Oxford, 1987.

Schneider F. Empirical Results for the Size of the Shadow Economy of West European Countries over Time / University of Linz: Working Paper. 1997. №9710.

Schneider F., Enste D. Shadow Economies: Sizes, Causes, and Consequences //Journal of Economic Literature. 2000. Vol. 38. № 1.

Tanzi V. The Underground Economy in the United States: Estimates and Implications / Banca Nationale del Lavoro // Quaterly Review. 1980. № 135. P. 427—453.

Tanzi V., Shome P. A Primer on Tax E-a::--    IM.- 5:if rizt- : -:

№4.

Tockman V. Competition between the Informal and Formal Sec: :rs _-. Ягі, the Case of Santiago // World Development. 1978. Vol. 6. o 9. 10.

Yamada G. Urban Informal Employment // Economic Development and Cultural Change. 1996. Vol. 44. № 2. P. 289-314.

 

Вопросы для повторения

Дайте определения и оцените масштабы теневого сектора в переходных экономиках.

Проанализируйте причины и факторы распространения теневой экономики. По работам Галди, Икеса [Gaddy, Ickes, 1998, 1999] охарактеризуйте "виртуальную экономику".

Проанализируйте динамику теневого сектора в переходных экономиках L-типа ("польский" вариант).

Проанализируйте динамику теневого сектора в переходных экономиках R-типа ("российский" вариант).

 

Дополнительные вопросы и задания для самостоятельной работы

Используя доступные базы данных, проведите самостоятельное сравнительное исследование динамики производства электроэнергии и агрегированного выпуска для различных стран с переходной экономикой. Дают ли основания эти данные для выводов о существенных масштабах теневой экономической деятельности в этих странах?

Рассмотрите модификацию четырехсекторной модели российской экономики с мультипликативными трансакционными издержками, обусловленными деятельностью торгово-финансовых посредников. Изменяется ли качественный характер выводов по модели?

Напишите реферат статьи М. Ласко [Lasko, 2000].

Напишите эссе на тему "Российская виртуальная экономика: миф или реальность?" с использованием материалов статей Гадди, Икеса [Gaddy, Ickes, 1998; 1999], А. Яковлева [Яковлев, 1999], А. Ивановой [Иванова, 1999].

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |