Имя материала: Лекции по макроэкономике переходного периода

Автор: Бродский Борис Ефимович

2.2 принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики

 

Основные принципы экономического структурализма в контексте ключевых проблем экономической трансформации сводятся к следующим:

ш особое внимание мотивациям и моделям поведения экономических субъектов в условиях реформ;

анализ важнейших функций экономической системы — моделирования, регулирования, адаптации и диагностики — и социально-экономических институтов, реализующих эти функции;

рассмотрение основных структурных сегментов трансформирующейся экономической системы в их функциональных взаимосвязях: новый частный бизнес, реструктурируемые государственные предприятия, естественные монополии, экспортно-ориентированные компании, финансовая система, бюджетная система, социальная сфера;

анализ новой роли государства в проведении экономических реформ и приоритетов долгосрочной структурной политики;

анализ эволюции кредитно-денежной системы в условиях реформ. Проблемы реструктуризации банковской системы;

структурный анализ рынка труда, частных сбережений и инвестиций.

Далее в лекции мы рассмотрим основные структуралистские модели экономических систем, проанализируем определения переходной экономики как "дуальной системы" (Я. Корнай), неравновесной биполярной макроструктуры.

Ключевым термином поствашингтонского консенсуса является слово "структура". Этот термин как эксплицитно (структурые реформы, структурная политика), так и имплицитно (создание благоприятной инвестиционной "среды" и др.) входит во все положения поствашингтонского консенсуса. Вместе с тем этот термин до

 

сих пор не "прижился" в академической экономической науке. Дуглас Норт прямо обвиняет многих западных экономистов в непонимании важности этого понятия для анализа проблем экономической трансформации.

Отдавая дань редкой проницательности Норта, отметим, что в его понимании структура — это "набор политических и экономических рычагов" для управления рынками. С Нортом вполне солидарен Н. Стерн: "Создание управленческих структур требует определенного времени. Наглядным примером являются финансовые и юридические структуры. Банкам необходимо выработать мастерство в сфере расчетов, кредитного анализа и т.п. Если брать юридическую систему, то она должна быть сначала учреждена, а потом внедрена в жизнь... Подобные же соображения применимы и к конкретной политике, и, обобщая, к меняющейся роли государства" [Stern, 1996].

Итак, особое внимание к структурным факторам экономического развития характеризует современное состояние экономической политики в переходных экономиках. Процесс экономической трансформации при этом представляется как постепенная реструктуризация экономической системы.

Вместе с тем вряд ли возможно свести понимание термина "структура" исключительно к понятию "управленческих рычагов". В любой социально-экономической системе можно обнаружить и другие важнейшие функции. В самом деле, разве для принятия управленческих решений не нужна достоверная информация о состоянии экономической системы, иными словами, достоверный диагноз состояния системы? А как принимать управленческие решения без планирования будущего развития экономической системы, без прогноза ее развития на основе той или иной модели системы?

Во многих работах понятие "экономической структуры" трактуется как совокупность "сложившихся пропорций хозяйства", в частности совокупность относительных цен, характеризующая устойчивые стереотипы экономического поведения [Berg, 1994].

И наконец, анализируя понятие экономической структуры, мы не можем обойти стороной работы В. Ойкена [Ойкен, 1995; 1996], предложившего концепцию "экономического порядка", представляющего собой, по сути, совокупность структурообразующих принципов той или иной хозяйственной системы.

Представляется, что термин "экономическая структура" до сих пор не был детально проанализирован в современной эконо-

2-Лекции по макрожонсмике

33

мической теории и не получил теоретической оценки, адекватной его практической значимости. Множественность точек зрения и трактовок этого термина отражает, скорее всего, не плюрализм мнений, а отсутствие значимых методологических разработок в этой области.

Эти вопросы в особенности актуальны при анализе проблем переходных экономик, поскольку уже само определение экономической трансформации как процесса реструктуризации системы предполагает четкое уяснение термина "экономическая структура".

По мнению С. Васильева [Васильев, 2000], обозначившего современный консенсус в понимании этого термина, "структурные реформы" включают в себя направление экономических преобразований, связанное с изменением институционального базиса и правил регулирования экономики. Согласно широко распространенному мнению, понятие "структурные реформы" объединяет в себе все то, что не входит в разделы макроэкономической, бюджетной и кредитно-денежной политики.

В целом, принимая эту содержательную трактовку понятия структурных реформ, все же нельзя не отметить ее очевидную недостаточность для теоретического анализа проблем переходной экономики. Подчеркнем, что "структурализм" и "структурный анализ" являются самостоятельными направлениями в современной социальной теории, опирающимися на глубокую философскую и социологическую традицию. Лишь амбиции "экономического империализма" препятствуют формированию самостоятельной структуралистской парадигмы в экономической теории, которая могла бы найти выход из множества методологических трудностей и тупиков, с которыми столкнулась экономическая наука конца XX — начала XXI столетий.

Теоретический инструментарий современной микро- и макроэкономики ориентирован, главным образом, на рыночную среду со стабильной структурой социально-экономических институтов. Попытки переноса и использования этого теоретического аппарата для анализа проблем переходной экономики, как правило, неадекватны самой сути процессов экономических реформ при переходе от "плана" к "рынку", характеризующихся нестабильностью институциональной среды и изменением макроэкономической структуры общества. Далее мы проанализируем несколько принципиальных проблем, возникающих при теоретическом анализе трансформационных процессов.

К числу основных теоретических проблем переходных экономик можно отнести следующие.

ш Проблема реаллокации ресурсов между различными секторами экономики. Вследствие реаллокации трудовых ресурсов между государственным и новым частным секторами экономики возникает феномен структурной безработицы, теоретическому анализу которого в переходных экономиках посвящена работа О. Блан-шара [Blanchard, 1997]. Вместе с тем многие из условий, принятые в модели Бланшара, представляются весьма искусственными и, без сомнения, должны быть модифицированы при теоретическом анализе переходных экономик.

Проблема дезорганизации микро- и макроэкономической среды на начальной стадии экономических реформ. Достоверно установленным фактом для большинства переходных экономик является U-образный график динамики основных макроэкономических показателей (ВВП, промышленное производство, занятость, инвестиции и др.) [Blanchard, 1997]. Теоретическое обоснование этого феномена на базе неоклассических и кейнсианских моделей представляется весьма неудовлетворительным [Stiglitz, 1994]. Чисто эмпирически глубина экономического спада в начальный период реформ для большинства переходных экономик оказалась гораздо большей, чем это предсказывалось теоретиками реформ в странах Центральной и Восточной Европы. По всей вероятности, проблема коренится в структурной неустойчивости экономических систем в условиях резкой смены механизма управления (переход от "плановых" к "рыночным" принципам макроэкономического регулирования).

Проблема выбора макроэкономической политики реформ. В течение 1990-х гг. продолжалась активная дискуссия о том, какая макроэкономическая политика наиболее приемлема для переходных экономик: политика "шоковой терапии", примененная в Польше в начале 1990-х гг. и в России в 1992—1994 гг. (так называемый "шок без терапии"), или политика "градуализма", примененная в Венгрии и Китае в 1980—1990-х гг.? Современный ответ на этот вопрос предполагает его переформулировку в следующем виде: "Какой структурной политикой сопровождается тот или иной тип макроэкономической реформы?" [Колодко, 2000].

В целом можно утверждать, что проблемы структурной политики и структурного анализа экономических систем являются весьма актуальными для теоретического исследования переходной экономики. Далее мы рассмотрим основные принципы структурного анализа макроэкономической среды.

Истоки методологии структурного анализа макроэкономической среды восходят к работам В. Ойкена [Ойкен, 1995; 1996]. Он впервые выделил "конституирующие идеально-типические формы" централизованно управляемого и менового хозяйства, присутствующие на всех этапах человеческой истории. В современной интерпретации эти хозяйственные порядки соотносятся с плановой и рыночной экономикой.

Структурный анализ этих базисных экономических порядков ставит своей целью изучение основных функций плановой и рыночной экономики, т.е. важнейших структурных элементов, обусловливающих особенности функционирования централизованно управляемого и менового хозяйства. Эти первичные структурные элементы включают в себя функции:

моделирования;

регулирования;

адаптации;

диагностики.

Суть функции моделирования в централизованно управляемой экономике состоит в формировании хозяйственных планов, регламентирующих пропорции и динамику производства и обмена. Здесь на память сразу приходят всеобъемлющие разнарядки по номенклатуре и ценам продукции, которые формировал Госплан СССР. Сущность функции регулирования в плановом хозяйстве также достаточно прозрачна: план подчинял себе всю хозяйственную деятельность, регулируя социальные предпочтения, количество и качество продукции. Суть функции адаптации в плановом хозяйстве состоит в том, что сами планы экономического развития подвергаются пересмотру в зависимости от глобальных социальных целей. И наконец, функция диагностики основывается на определении степени рассогласования между планом и реальностью. Сигнал значимого рассогласования может быть использован либо для регулирования хозяйственного порядка, либо для адаптации плана экономической деятельности.

Институциональные элементы, реализующие функции моделирования, регулирования, адаптации и диагностики в рыночной экономике, кардинально отличны от своих "плановых" аналогов. Основные принципы менового хозяйства предполагают децентрализацию процесса принятия экономических решений и координацию этих решений через механизм цен. Функция моделирования в меновой экономике представляет собой "расчетную шкалу" (В. Ойкен), т.е. совокупность ценовых пропорций, определяющих относительную ценность экономических благ. Именно через эту всеобъемлющую и гибкую ценовую шкалу осуществляется координация экономических решений хозяйствующих субъектов в рыночной экономике. Ценовые пропорции различных экономических благ устанавливаются в процессе рыночных обменов, когда субъективные ценности товара для продавца и покупателя соотносятся с меновой ценой товара, возникающей в процессе обмена. "Универсальная сеть рыночных обменов" является тем институциональным механизмом, который реализует функцию регулирования в рыночной экономике. Естественно, что "ненужные" блага вытесняются из сферы активных рыночных обменов, и, напротив, изобретение инновационных благ резко изменяет универсальную расчетную шкалу, приводя к обновлению всей системы цен. Вместе с тем было бы иллюзией считать, что расчетная шкала в рыночной экономике обладает абсолютной гибкостью. Ойкен [Ойкен, 1996] впервые проанализировал возможные формы менового хозяйства — от совершенной конкуренции до монополии, — отличающиеся различной степенью "гибкости" ценовой шкалы.

По мнению Ф. Хайека, адаптация является центральным элементом функциональной структуры рыночной экономики: именно через адаптацию системы цен происходит включение новых благ в систему предпочтений экономических субъектов [Хайек, 2000].

Функция диагностики представляет собой механизм обнаружения рассогласований между "реальным" и "нормативным" состояниями экономической системы. Сигналы о рассогласованиях между "позитивной" и "нормативной" информацией об экономической системе могут быть использованы как для изменения состояния этой системы (функция регулирования), так и для коррекции ее модели (функция адаптации).

Мы рассмотрели столь подробно институциональную реализацию функций моделирования, регулирования, адаптации и диагностики в плановой и рыночной экономиках с единственной целью: показать, что при всех институциональных различиях базисная структура этих экономических порядков оказывается одной и той же (рис. 2.1).

В этой структуре О — "объект", т.е. экономика (economy), рассматриваемая на субстратном уровне материальных и финансо

вых активов; М — моделирование, R — регулирование, А — адаптация, D — диагностика. Все они — функциональные элементы мета-уровня экономического порядка; стрелками обозначены взаимосвязи функций моделирования, регулирования, адаптации и диагностики. Так, информационный сигнал от экономической модели (стрелка MD) сравнивается в блоке диагноза с информацией от объекта (стрелка OD), и при возникновении значимого рассогласования между этими сигналами может быть предпринята либо коррекция характеристик объекта (стрелки DR и RO), либо коррекция экономической модели (стрелки DA и AM). Смысл контура регулирования — в сохранении относительной замкнутости экономического порядка: все виды хозяйственной деятельности, вступающие в конфликт с основной экономической моделью (М), вытесняются на периферию хозяйственного порядка. Напротив, смысл контура адаптации — в сохранении относительной открытости экономического порядка: новые "успешные" виды хозяйственной деятельности приводят к адаптации существующей экономической модели, включаясь в ядро хозяйственного порядка.

Помимо "идеальных конституирующих форм" централизованно управляемого и менового хозяйств, в работах Ойкена вводится понятие "срединного пути" (Wirtschaftspolitik der mittleren Wege), описывающего попытки регулировать рыночный порядок с помощью государственного вмешательства. Примерами могут служить некоторые европейские государства "всеобщего благосостояния", в которых проводится точечная политика государственного вмешательства в сфере распределения и занятости. Вместе с тем экономическая реальность второй половины XX столетия доставляет немало примеров экономических систем, сочетающих институциональные элементы как централизованно управляемого, так и менового хозяйственного порядков и находящихся как бы на полпути от одной идеально типической формы к другой. В этих экономиках государственное вмешательство не ограничивается лишь точечной политикой, но глубоко проникает в различные сферы хозяйственного механизма.

К таким переходным экономическим порядкам следует отнести экономики:

развивающихся стран (developing economies); возникающих рынков (emerging markets); посткоммунистических стран (post-communist economies).

Общая черта этих экономик — это биполярная структура хозяйственных порядков, включающая подструктуры централизованно управляемого и рыночного хозяйств. В развивающихся экономиках государственное регулирование хозяйственных процессов достигает весьма внушительных пропорций. В Чили, Бразилии и Мексике все программы рыночных реформ осуществлялись под патронажем государства, определявшего стратегию и тактику реформ и активно участвовавшего в их реализации.

Притчей во языцех стал "союз государства и бизнеса" в экономиках развивающихся рынков. Экономическая власть чеболей в Южной Корее основана на тесных контактах директоров фирм с верхушкой государственной иерархии. Согласно одной из версий, финансовый кризис в Юго-Восточной Азии 1997—1998 гг. был обусловлен так называемым семейным капитализмом, т.е. слишком тесными связями государственных и рыночных структур в экономиках ЮВА.

Экономики посткоммунистических стран в 1988—1998 гг. также приобрели четко выраженную двухполюсную структуру: ослабевающий госсектор здесь сосуществует с новыми рыночными структурами. Несмотря на тезис ортодоксального либерализма о том, что "государство должно уйти из экономики", активно внедрявшийся в российское общественное сознание в 1992—1997 гг., посткризисный период развития российской экономики свидетельствует об обратном: государственное регулирование экономики только усилилось в 1998-2001 гг.

В настоящее время отсутствует общепринятое определение переходной экономики. Так, ряд авторов [Fischer, et al., 1997] предлагают отождествить понятие переходной экономики с экономиками посткоммунистического типа. Вместе с тем в работе О. Бланшара [Blanchard, 1997] акцентируется специфика посткоммунистической переходной экономики, тогда как в работах Д. Норта и К. Эрроу [North, 2000; Arrow, 2000] отмечаются институциональные и макроэкономические признаки посткоммунистических переходных экономик, объединяющие их с развивающимися экономиками Мексики, Чили, Аргентины и Бразилии.

В целом наиболее приемлемым является структурное определение, описывающее переходную экономику как биполярную структуру, включающую в себя институциональные элементы как централизованно управляемого, так и менового хозяйств. Это определение содержит известную трактовку экономических трансформаций как "перехода" от относительно замкнутой модели централизованно управляемого хозяйства к открытой модели рыночной экономики. В работах Я. Корнай сформулировано представление о переходной экономике как "дуальной системе" [Kornai, 1998], весьма близкое к введенному выше определению. Различие между этими определениями состоит в том, что Корнай настаивает на эксплицитном включении в диапазон анализа проблем переходной экономики всего спектра экономических, политических, исторических и культурных факторов, тогда как структурное определение апеллирует не к социальным подсистемам, а к функциям метауровня экономического порядка, которые имплицитно содержат в себе политические, юридические, исторические, культурные и др. факторы экономического развития.

Схема биполярной структуры переходной экономики приведена на рис. 2.2. В этой структуре индекс "1" относится к подсистеме централизованно управляемого хозяйства, индекс "2" — к рыночной экономике. Двойные стрелки между объектами 01 и 02 означают процессы реаллокации материальных и финансовых ресурсов между подсистемами централизованно управляемого и рыночного хозяйств.

Понимание переходной экономики как биполярной структуры, основанной на взаимодействии различных экономических порядков, в корне противоречит широко распространенному взгляду на переходную экономику как временный конгломерат ("эфемериду") старых, "дерегулированных" хозяйственных механизмов и возникающих на их месте новых экономических структур. Именно последний взгляд доминировал в концепциях экономических преоб

разований, предложенных российской правящей элитой в 1992— 1997 гг. Апелляция к "невидимой руке рынка", которая "со временем все расставит по местам", звучала как набат в российской экономической публицистике 1990—1995 гг.

Изучение особенностей мотивации и поведения экономических субъектов в условиях реформ является неотъемлемым компонентом структуралистского анализа. Вместе с тем методы структурного анализа экономической микросреды в настоящее время развиты весьма слабо. На микроэкономическом уровне господствует традиционная неоклассическая методология. Однако применимость ее результатов к анализу переходных экономик подвергается серьезной критике в работах Дж. Стиглица, Я. Корнай, Д. Норта [Stiglitz, 1994; Kornai, 1998; North, 1997] и других исследователей. Поэтому в следующем параграфе мы рассмотрим краткий очерк структурного анализа экономической микросреды, который является методологическим базисом для анализа макроэкономических и структурных проблем переходных экономик.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |