Имя материала: История экономики

Автор: И.Н. Шапкин

3.2. экономика византии в iv – xv вв.

 

Хозяйственный строй империи в IV – первой половине VII в. Поздняя античность. До конца IV в. Римская империя, несмотря на смену императоров и территориальные переделы, оставалась единым политическим образованием. Лишь в 395 г. она раскололась на части. Через восемь десятилетий Западная Римская империя пала, уступив место варварским королевствам, а Восточная просуществовала еще более тысячи лет, превратившись в одно из наиболее влиятельных государств средневековой Европы.

В состав нового государства вошло семь больших областей (Дакия, Македония, Фракия, Азия, Понт, Восток, Египет). Его столицей стал город Константинополь, основанный на месте старинной греческой колонии Византии, куда еще в 330 г. император Константин перенес свою резиденцию. Выбор места был обусловлен исключительно благоприятным географическим положением города. Здесь пересекались торговые пути из Европы в Азию, из Черного моря в Эгейское. Константинополь являлся важнейшим военно-стратегическим пунктом, обеспечивавшим империи господство над проливами. Новое государство получило название Византия.

В ранний период (IV – первая половина VII в.) Византийская империя имела территориальные владения на трех континентах – в Европе, Азии и Африке. Она связывала Восток и Запад.

Византия располагалась на территориях древней и высокой земледельческой культуры. Широкое распространение получило хлебопашество, выращивание зерновых – пшеницы и ячменя. Житницами империи в ранний период были Египет и Фракия. Греция, Сирия, Палестина славились садами, огородами, богатыми виноградниками. Там же занимались выращиванием оливковых деревьев и производством оливкового масла. В степных и высокогорных районах развивалось скотоводство. С VI в. в Сирии и Финикии появилось шелководство. Малая Азия была одним из основных районов производства кож и кожаных изделий. В Сирии, Палестине и Египте вырабатывались льняные и шерстяные ткани.

Византия обладала богатыми природными ресурсами, в том числе строительным лесом, камнем, мрамором; залежами полезных ископаемых – золотом, серебром, железом, медью.

В IV–VI вв. в Византии господствовали рабовладельческие отношения. В ранней Византии труд рабов применялся достаточно широко как в сельской местности, так и в городах. Однако рабских латифундий в Византии было меньше, чем в Западной Римской империи. Здесь преобладали более рентабельные формы использования рабского труда: рабов «сажали на землю», предоставляя им участок земли – пекулий, что повышало производительность труда, а тем самым и доходы рабовладельцев. Рабский труд использовался в ремесленных эргастериях и в государственных мастерских. В периоды успешных завоеваний (VI в.) масштабы рабовладения увеличивались. Войны способствовали притоку рабов.

В империи сохранилась и получила распространение свободная крестьянская община. Византийская община по своей внутренней организации отличалась от восточной, подчиненной государству податной общины и ближе стояла к западноевропейской общине – марке. Наиболее распространенным типом крестьянской общины в ранней Византии была митрокомия – соседская община, объединявшая крестьян, владевших небольшими участками земли и имеющих довольно широкие права собственности на эти участки. Подобно западноевропейской марке ей был присущ дуализм – сочетание общинного землевладения с частной собственностью на землю. Митрокомия производила раскладку и сбор податей, обеспечивала выполнение повинностей и совместных работ. С IV в. государство усиливает коллективную ответственность общины, вводит эпиболу – обязанность общины платить подати за заброшенные односельчанами земли. Разорившиеся крестьяне уходили из общины, пополняя число колонов крупных собственников. Чтобы защитить собственные интересы, община нередко отдавалась под патронат более сильного и могущественного лица. В ранней Византии широкое распространение получил «коллективный патронат». Существенную роль в усилении сельских общин сыграло переселение на территорию Византийской империи варварских народов, в первую очередь славян.

Характерной особенностью аграрного строя Византии являлось длительное сохранение полной и безусловной собственности на землю крупными собственниками и крестьянами. Однако крупное землевладение развивалось медленнее, чем на Западе. Его росту препятствовали такие факторы, как устойчивость городского муниципального землевладения, наличие крепких крестьянских общин и значительные масштабы государственной собственности на землю.

Сохранение централизованного государства в Византии имело первостепенное значение для всех сторон жизни византийского общества. Прочной экономической базой центральной власти было наличие значительного фонда государственных земель. Он состоял из владений фиска и доменов императора, обрабатывавшихся трудом не только рабов и колонов, но и крестьян-арендаторов. Однако в отличие от стран Востока император не обладал правом собственности на все земли империи.

Наряду с рабовладением в империи, особенно в восточных провинциях, был очень широко распространен колонат. Колоны разделялись на две основные категории – свободных и «приписных». Первые – «георги» – считались свободными людьми, имели владельческие права на землю, часто арендовали ее у государства или крупного землевладельца. Вторые были бесправны. Они не имели земли и были приписаны к налоговому цензу имений. Законы V–VI вв. прикрепляли свободных колонов к земле, а «приписным» препятствовали переходу в свободное состояние. Все большее число колонов утрачивало остатки собственности, превращалось в держателей чужой земли, не способных вести свое хозяйство. Колоны составляли низшую, ограниченную в правах категорию крестьян. Однако они не были лишены имущественной и личной правоспособности. Постепенно колоны стали господствующей группой в византийской деревне.

Первый период византийской истории отмечен неуклонным ростом церковно-монастырского землевладения. Союз с императорской властью обеспечил церковь и монастыри богатыми земельными пожалованиями.

Крупных, территориально целостных хозяйств латифундиального типа, как на Западе, было мало. Владения крупного собственника состояли из множества средних и мелких хозяйств, что затрудняло формирование единого натурально-замкнутого поместного хозяйства.

В ранней Византии сохранялись крупные города и городская экономика, что в немалой степени способствовало жизнестойкости и стабильности византийской экономики в целом. В городе жила основная масса рабовладельцев и значительная часть рабов. Рабский труд использовался в ремесле, на черновых, вспомогательных работах, в муниципальном и домашнем хозяйстве. Богатые города оставались экономической опорой центральной власти, очагами культуры и образования. В то время как на Западе города лежали в руинах, опустели после варварских завоеваний, Византия на заре своей истории по праву называлась страной городов.

Ремесленники и торговцы объединялись в корпорации, членство в которых приобрело принудительный характер. Ремесленник работал в своей мастерской (эргастерии), которая служила ему и жильем, и лавкой. На главных улицах, первых этажах домов размещались магазины богатых торговцев. К зажиточным слоям торгово-ремесленного населения относились кузнецы, медники, литейщики, ремесленники, изготавливавшие предметы роскоши; владельцы пекарен, выпекавшие и продававшие хлеб; содержатели постоялых дворов и харчевен, золотых и серебряных дел мастера, выступавшие в качестве менял и ростовщиков. К состоятельным слоям городского населения относились строители-подрядчики, а также врачи, учителя, адвокаты. Богатую верхушку составляли купцы, связанные с внутренней межпровинциальной и внешней торговлей, судовладельцы приморских городов.

Значительной частью городского плебейского населения являлась беднота, наемные работники – поденщики, представители самых массовых профессий – сапожники, ткачи, портные.

В IV–VI вв. небольшие города приходили в упадок, в то время как центры провинций и приморские города переживали расцвет. Сюда стекалось торгово-ремесленное население, здесь велось обширное строительство.

Рост крупных городских центров отражал изменения, происходившие в экономической жизни империи, связанные с уменьшением местного и внутриобластного обмена, сокращением сухопутной торговли и удорожанием перевозок товаров. Возросло значение дешевых морских перевозок, следствием которых явился рост приморских городов и строительство гаваней. Удобство связей обусловливало и характерное для этой эпохи перемещение столиц провинций к побережью, к морским путям.

В V–VI вв. в восточных провинциях славились своим богатством, красотой храмов и дворцов, блеском изысканной культуры Антиохия в приморской Сирии, Александрия в Египте, Иерусалим в Палестине, Бейрут в Финикии. В европейской части Византии продолжали развиваться Фивы, Коринф. Правда, древние Афины понемногу теряли экономическое значение.

Первое место среди византийских городов по праву принадлежало Константинополю – столице великой империи. Исключительное стратегическое положение на стыке Европы и Азии, обладание проливами, соединявшими Средиземное и Черное моря, обеспечили ему доминирующее положение в государственном управлении, обороне страны, торговых связях как с Востоком, так и Западом. В столичных мастерских искусные ремесленники изготовляли предметы самой утонченной роскоши. Славу Константинополя составили произведения его ювелиров, художников, мозаистов, эмальеров.

В ранний период Византия обгоняла Запад по уровню развития городского ремесла и торговли. Произведения византийских ремесленников оставались недосягаемым эталоном для ремесленников многих стран. Заметно улучшилась техника обработки металлов. Военные завоевания стимулировали производство оружия и расцвет военного искусства. Широкое распространение получило производство орудий труда для ремесла и сельского хозяйства. Знаменита империя была своим текстильным производством – выработкой тончайших полотняных, шерстяных, а с VI в. узорчатых шелковых тканей. Большим успехом Византии стало раскрытие секрета производства шелка, тайна которого веками оберегалась в Китае. На изготовление шелковых тканей была установлена государственная монополия. Одежды из шелковых тканей, окрашенных в пурпур, могли носить только члены императорского дома. Необычайной красотой отличались изделия из стекла. Изысканностью и тонким вкусом поражали ювелирные изделия.

В VI в. достигло высокого уровня строительное дело. Постоянно совершенствовалась строительная техника. По всей империи строились оборонительные сооружения, города украшались дворцами и храмами. Прогресс строительной техники явился важным стимулом для развития архитектуры. Размах строительства был бы невозможен без прогресса точных наук, прежде всего механики, математики, физики. Улучшилась ирригация, навигационное дело, что было связано с достижениями в области астрономии и географии.

Немаловажную роль в жизни византийского общества играла торговля. Византийские купцы на востоке торговали с Цейлоном, Индией, Китаем, Ираном, Средней Азией; на юге вели оживленную торговлю с Аравией и Эфиопией; на севере корабли византийцев достигали Британии и Скандинавии. С Востока в Византию привозили шелк-сырец, слоновую кость, золото и драгоценные камни, жемчуг, благовония и пряности, а вывозили ткани, вышитые одежды, ювелирные и стеклянные изделия.

В торговле Запада со странами Востока византийцы в течение долгого времени оставались монополистами. Возросли масштабы торговли Византии со странами Причерноморья и Кавказа. Византийские золотые солиды имели широкое хождение и играли роль международной валюты. Никогда позже византийская торговля не достигала такого огромного размаха, как в период до арабского завоевания и отторжения от империи ее восточных провинций.

Ни в одной сфере общественной жизни отличие Византии от Запада и ее сходство со странами Востока не бросается так явно в глаза, как в организации государственной власти. Вместе с тем именно в этой области особенно устойчивыми оказались традиции поздней Римской империи. В ранней Византии продолжала существовать римская система налогообложения. Государственное управление было полностью централизовано и сосредоточивалось в императорском дворце в Константинополе. Все высшие чиновники назначались императором, центральное правительство контролировало провинциальное управление. Армия строилась по римскому образцу.

Централизация государства накладывала отпечаток и на социальную структуру Византии. Именно наличие централизованного государства определило такие особенности общественного строя империи, как существование многочисленных категорий крестьян, подчиненных непосредственно государству, прикрепление крестьян к деревням и налоговому тяглу, государственная регламентация ремесла и торговли.

По своей политической структуре Византия представляла самодержавную монархию. Император мог казнить подданных и конфисковать их имущество, назначать и смещать должностных лиц, издавать законы. Он был высшим судьей, руководил внешней политикой и командовал армией; его власть считалась божественной. Однако власть императора ограничивалась сенатом, государственным советом и организациями свободных горожан. Власть василевса (императора) не являлась привилегией какого-либо аристократического рода, поэтому по закону она не наследовалась сыном императора. Подобное положение открывало путь политическим и военным переворотам, делало престол шатким. Император имел личное и положенное ему имущество и источники доходов, но доходы от государственного имущества шли на государственные нужды.

В период правления Юстиниана (527–565), когда Византия достигла наивысшего экономического расцвета, были предприняты попытки восстановления Римской империи. Византия вела войны в Северной Африке, на Сицилии и в Италии. На завоеванных землях восстанавливалось рабство и римская система налогообложения, основой которой являлись подушная и поземельная подати. Внутренняя и внешняя политика Юстиниана была направлена на усиление централизации государства и укрепление экономики империи, на активизацию торговли и поиски новых торговых путей.

Юстиниан покровительствовал росту крупного церковного землевладения, но поддерживал и средние слои землевладельцев. Он проводил, хотя и непоследовательно, политику ограничения власти крупных землевладельцев.

Юстиниан вошел в историю как реформатор. Он облегчил освобождение рабов, ограничил эксплуатацию «приписных колонов», т.е. было запрещено устанавливать оброки сверх установленных обычаем. Для колонов были упрощены судебные тяжбы с господином.

Законодательство Юстиниана рассматривало «приписных колонов» как людей, обязанных своими платежами в первую очередь государству, а личную зависимость от господина – как установленную государством гарантию выполнения их обязанностей перед господином. Тем самым государство выступало против усиления личной зависимости колонов. При Юстиниане сформировалась византийская культура, был осуществлен пересмотр римского законодательства. Свод Юстинианова права утвердил незыблемость права частной собственности.

Византия в VII–XI вв. Переход от античности к феодализму. В течение всего VII в. Византия терпела крупнейшие военные поражения. К концу VII в. арабы завоевали всю византийскую Северную Африку, вторглись на территорию Малой Азии, утвердили свое господство на море.

В VII в. продолжалось заселение славянскими племенами Балканского полуострова, завершившееся образованием Болгарского царства (681 г.).

К концу VII в. территория Византии уменьшилась втрое по сравнению с VI в. В самой Византии происходили серьезные изменения. В середине VII в. большинство византийских крестьян стали свободными. Исчез колонат.

Крестьянин в VIII в. выступал уже не только как лично свободный, но и как собственник земли. Укреплялось положение византийской общины. Государство считалось с общинами как основными налогоплательщиками и оказывало им поддержку.

Крестьянское хозяйство было поликультурным. В нем сохранились основные виды плодовых и огородных культур, выращивался виноград и оливки. Общими усилиями обеспечивалось поддержание и строительство оросительных сооружений. Если крестьянин не использовал долю общинных угодий, но ею пользовался кто-то другой, то общинник получал соответствующее вознаграждение. Крестьянин мог отдать часть земли в аренду соседу на условиях уплаты морты, составлявшей 1/4 урожая. Арендатор-мортит – зажиточный крестьянин, обрабатывающий землю более бедного односельчанина. Существовала аренда исполу (половничество).

Община охраняла права собственности крестьянина и обеспечивала хозяйственное использование земли, получение от нее доходов и уплату государственных поборов. Крестьяне кроме поземельной подати платили подымное, выполняли разнообразные строительные повинности.

Постепенно менялось место городов в хозяйстве Византии. Из центров торговли и ремесла они превращались преимущественно в торговые центры. На смену крупным купцам, богатым судовладельцам и ростовщикам приходили мелкие торговцы. Сокращение внутриимперской торговли привело к тому, что город превратился в центр местного обмена, зависимый от сельской округи. Исчезла система принудительных ремесленно-торговых корпораций. Ремесло стало свободным. Но численность ремесленников сократилась. Сохранились лишь немногие крупные города как производственные, административные и военные центры, а также окраинные города, занятые обменом с соседними регионами. Возросло значение Константинополя, где сконцентрировалось крупное ремесленное производство, объединенное и контролируемое государственными корпорациями. В массовом производстве получили развитие кинонии – добровольные временные объединения отдельных лиц на основе договоров в целях достижения общей выгоды. Обычно кинонии были сообществами двух-трех лиц, объединявших капиталы, труд, имущество. Город перестал господствовать над деревней. По условиям жизни городское население мало чем отличалось от сельских жителей, исключение составляли лишь жители Константинополя.

В VIII в. в связи с постоянной угрозой внешнего вторжения коренным образом изменилось административное устройство Византийского государства. Старые провинции заменялись новыми военно-административными округами – фемами. Из свободных византийских крестьян, а также представителей других племен – славян, армян, сирийцев – в VIII в. создавалось особое воинское сословие стратиотов. За несение военной службы они получали от правительства в наследственное владение земельные наделы, освобожденные от всех налогов, кроме поземельного. Стратиоты составили главную силу войска и основу нового строя. Во главе фем стояли командиры войска – стратиги, которые сосредоточивали в своих руках всю полноту военной и гражданской власти в этих административных структурах. Фемы возникли в Малой Азии, где существовала постоянная угроза арабского нашествия. Формирование фемного строя растянулось на два столетия и было тесно связано с деятельностью иконоборцев.

Иконоборчество возникло стихийно как движение против почитания икон. С 726 г. оно стало официальной государственной политикой. Проведенная секуляризация церковных и монастырских земель дала государству средства на строительство укреплений и флота, производство оружия, выплату стратигам денежных пособий. Все эти мероприятия позволили создать боеспособную, стабильную армию, которая могла противостоять арабской коннице.

Становление феодальных отношений в Византии (вторая половина IX–XI вв.). Начало массового разорения византийского свободного крестьянства приходится на вторую половину IX в., что было связано с ростом податного гнета и повинностей. Государство уже не ограничивалось только учетом площади обрабатываемой подворной земли. Оно все более тщательно учитывало качество и количество тяглового и домашнего скота, используемых лугов и пастбищ, птицы, ульев– все источники доходов крестьянского хозяйства.

Натуральная подать, которая в X в. отчасти собиралась уже в денежной форме, дополнялась денежным подворным обложением, которое взималось даже с безземельных крестьян – собственников только своего жилья, судебными пошлинами. Многочисленные государственные повинности, личные отработки тяжелым бременем ложились на крестьян. Их руками велось массовое строительство военных укреплений, государственных сооружений, дорог, мостов, осуществлялась перевозка строительных материалов. С X в. началось взимание налога в пользу церкви – каноникон. К тяжести государственных поборов добавлялись грабежи и вымогательства многочисленного чиновно-фискального аппарата. В Византии действовала бесчисленная армия учетчиков и сборщиков, ведавших определением размера поборов и осуществлявших их. Каждый вид поборов взыскивался отдельно, особыми ведомствами, в пользу которых взимался определенный процент от уплаченной плательщиком суммы. Несмотря на то что правительство при обложении учитывало различия в стоимости имущества и доходах, процесс имущественной дифференциации и обеднения крестьянства резко ускорился. В законодательстве X в. постоянной категорией крестьян становятся «бедные» и «убогие». В связи с ростом неплатежеспособности многих крестьянских хозяйств в X в. вводится податная ответственность общины за односельчан.

В IX–X вв. резко усилилась имущественная дифференциация стратиотов. Верхушка стратиотского сословия постепенно выделялась в низший слой господствующего класса.

Важным источником дохода византийского государства являлась обширная государственная земельная собственность, которая росла за счет завоеванных территорий, выморочных и заброшенных земель.

Развитию крупного частного землевладения в VIII–IX вв. препятствовала нехватка рабочих рук и сильные общины. Не случайно, первые крупные византийские феодальные хозяйства возникли в скотоводческих районах Малой Азии, где ведение хозяйства требовало минимума занятых.

В византийской деревне из малоимущих и неимущих крестьян сформировался устойчивый слой наемных работников – мистиев. Потеря собственности воспринималась крестьянином как своеобразная форма рабства, поскольку полноправным членом общества был только собственник. Даже окончательно разорившиеся крестьяне предпочитали оставаться наемными работниками. Они упорно не «садились» на чужую землю, т.е. не переходили в категорию париков (феодально-зависимых крестьян). Из-за сопротивления крестьян для начальной стадии становления крупного феодального землевладения было характерным сочетание рабского труда с наемным. В X в. византийцы, где только могли, приобретали рабов. Их везли с Востока, из Причерноморья, Руси и других мест.

Для раннефеодального византийского поместья было характерно преобладание собственного, домениального натурального хозяйства.

С середины X в. неимущий крестьянин стал оседать на землях крупного земельного собственника, превращаясь в парика. Рента намного превышала все прежние платежи крестьян. Натуральные платежи и барщина увеличивали количество сельскохозяйственной продукции, что подталкивало владельцев имений к установлению более тесных связей с рынком. Крупные феодалы и монастыри организовывали рынки и ярмарки в своих владениях для сбыта произведенного продукта, включались в торговлю продукцией сельского хозяйства на более отдаленных рынках.

Государство, терявшее значительную часть доходов, перешло к запрету свободным подданным селиться на частных землях. Для обеспечения обработки заброшенных государственных земель оно на льготных условиях поселяло на них крестьян. Однако положение последних приближалось к положению париков – зависимых держателей чужой земли. Постепенно формировалась категория государственных париков. Аналогичные процессы происходили и в монастырских владениях.

В Византии не землевладельцы закабаляли крестьянство, а государство превращало свободных крестьян в зависимых.

В середине IX в. стали возрождаться византийские города, превращавшиеся в центры местного обмена и отчасти производства. Обмен между городом и деревней осуществлялся на ярмарках. Внутригородская торговля велась на дому, непосредственно между продавцом и покупателем. На ярмарках купцы скупали изделия как сельских, так и городских ремесленников. Увеличение спроса стимулировало развитие городского ремесла.

В византийском городе действовала система поимущественно-подоходного обложения. Собирался налог с недвижимости в соответствии с ее доходностью, устанавливались торговые пошлины с ремесленников и торговцев, сборы с торговых сделок. Норма дохода была единой – 8,33\% от прибыли с вложенной суммы исходного капитала. Регулируя норму прибыли, государство осуществляло контроль над ценами, ограничивало спекуляцию.

Городское население было обязано нести общегосударственные и городские повинности: осуществлять надзор за системами водоснабжения и орошения, ремонтировать общественные здания, доставлять грузы.

С начала X в. проводились многочисленные мероприятия византийского правительства, способствовавшие росту внутреннего спроса, оживлению городского ремесла, расширению товарно-денежных отношений. Поощрялся поиск драгоценных металлов, развитие ряда производств, была признана необходимость и полезность ростовщичества для оживления торговли. Однако Византия не имела нужного количества богатых купцов-посредников, которые могли бы взять торговую инициативу в свои руки. Этим объяснялось то, что на рынок энергично выходили феодалы и монастыри.

В IX–X вв. сложилась структура византийской раннефеодальной государственности. Государственный аппарат базировался на иерархии должностей, подкрепленной титулами и почетными званиями. Сложилось 18 классов должностей, объединенных в пять разрядов. Каждому разряду соответствовал определенный почетный титул. Обладатель титула получал соответствующее пожалование от императорской власти. Титулы не только присваивались императором за заслуги, их можно было купить. Продажа титулов стала одним из источников единовременного дохода казны, а приобретатель титула получал своего рода процент на вложенный капитал (9,7\%).

Таким образом, в Византии сформировался мощный слой профессионального чиновничества. Государственная служба была важнейшим источником укрепления положения, обогащения, возвышения и, наконец, упрочения реальной власти на местах.

К концу XI в. определяющую роль в аграрных отношениях играла крупная земельная собственность – феодальная вотчина (как важнейшая структурная ячейка феодального общества) и труд зависимых крестьян–париков (как основной категории зависимого населения). В Византии утвердились феодальные отношения.

Развитие этого процесса шло за счет сокращения частной собственности свободного крестьянства, собственности общин, роста крупной частной земельной собственности и умножения числа частновладельческих париков, а также постепенной феодализации отношений на государственных землях. Стремление государства обеспечить обработку земли и поступление податей приводило к тому, что все более значительный фонд государственных земель переходил к крупным земельным собственникам, особенно монастырям.

Другим средством формирования феодального землевладения являлся солемний – раздача «невещных прав», т.е. прав на получение государственных налогов с имущества или плательщиков, а с XI в. – прония (забота, попечение), т.е. пожалование права взыскания с тех или иных территорий поступлений государству, прежде всего с крестьян, в виде платы за государственную, гражданскую или военную службу. Таким образом, прония по своему характеру была близка к западноевропейскому бенефицию, хотя прониару и не передавалась во временное владение земля, а только часть прав на взыскание с нее государственных поборов. Условным военным держанием являлись земли, раздававшиеся государством стратиотам.

Если в результате приобретения крупными землевладельцами и монастырями крестьянских земель и прямых пожалований расширялся земельный фонд частной собственности, то прония представляла собой отчуждение в руки земельных собственников все возраставшей доли непосредственных доходов государства. Не создавая прямо условного землевладения как такового, она расширяла сферу частноправовой зависимости крестьянства, втягивая в нее как свободных крестьян, так и крестьян на государственных землях. Прония способствовала упрочению владельческих прав и последующему ее превращению в условное земельное держание.

В X–XI вв. формируется типичное феодальное поместье. Прежние поместья с большим домениальным хозяйством, обрабатывавшимся трудом рабов, мистиев и лишь отчасти париков, сменяют хозяйства, основанные исключительно на труде париков.

Византийский парик, как лично свободный, мог уйти со своей земли, но мог быть продан вместе с ней, поскольку существовала продажа земли. Париком становился или ничего не имевший мистий, или окончательно разорившийся крестьянин, прочно привязанный к поместью узами долговой и прочей зависимости; последнее обусловливало высокий уровень феодальной ренты. Рента, уплачивавшаяся париком землевладельцу, по объему значительно превосходила платежи крестьянина-собственника государству. В XI в. преобладала продуктовая рента. Размер ренты составлял 30–45\% совокупного дохода парика.

Сидевшие на государственных землях свободные крестьяне и посаженные на государственную землю безземельные постепенно превращались в государственных париков. Таким образом, парикия как феодальная форма зависимости стала в Византии доминирующей и ведущей во всех типах хозяйств.

В конце X–XI вв. произошла некоторая консолидация городского торгово-ремесленного населения, но особого сословия горожан не сложилось.

Феодализация византийского общества проявилась и в развитии элементов вассальных отношений, связанных с распространением форм условного землевладения.

В частных отношениях они развивались в форме этерии – «свиты», состоявшей из мелких землевладельцев, «вассалов», пользовавшихся защитой и покровительством богатого собственника, прямого держателя земли. Эти отношения оформлялись понятием «дружба», означавшим верность, благодарность за оказанные услуги, помощь. Приоритет «долга перед друзьями» по сравнению с должностным, служебным долгом, по существу, разлагал устои централизованной государственности. Он стал проявлением феодализации государственного аппарата изнутри, когда должность переставала быть инструментом исполнения определенных функций и превращалась в инструмент личной власти ее носителя. Следствием этого явился рост коррумпированности бюрократического аппарата, возраставшая его неэффективность. Приказы и распоряжения не доходили до мест и не исполнялись, налоги не поступали вовремя, и значительная их часть исчезала «по дороге» к казначейству.

Таким образом, в Византии XI в. в основном утвердились феодальные отношения. Однако процесс их оформления не был завершен. В XI в. не сложилось четких сословных градаций внутри господствующего класса, не было обособленности духовенства как особого сословия, не оформилось и городское сословие.

Феодальная Византия XII–XV вв. В эпоху правления династии Комнинов (1081 – 1180) произошел новый взлет могущества Византии. Внутреннее и внешнее положение империи стабилизировалось.

В начале 90-х годов XI в. византийцам удалось отбить натиск норманнов, сельджуков, печенегов, подавить народные движения и преодолеть феодальные распри. Однако в последние десятилетия XII в. внешняя ситуация резко обострилась. Византийская армия потерпела поражение от сельджуков, итальянские города вышли из коалиции с Византией. Внутри страны ширились народные восстания, росло сопротивление знати императорской власти. В 1203 г. Константинополь был захвачен крестоносцами (IV крестовый поход) и превратился в столицу нового государства – Латинской империи.

Завоевание Константинополя способствовало распаду империи. От нее окончательно отпали многие окраинные области, уже давно тяготевшие к самостоятельному существованию. Латиняне не пожелали идти на компромисс с греческой знатью и православной церковью, образовавшими Никейскую империю, ставшую центром консолидации греческих сил и борьбы за ликвидацию Латинской империи (государства рыцарей-крестоносцев и Венеции).

В Никейской империи тенденция к углублению феодальной раздробленности замедлилась из-за угрозы завоевания. Упрочилась императорская власть. Борьба Никейской империи за восстановление Византии увенчалась успехом в 1261 г. Однако восстановленная Византия была лишь подобием некогда огромной империи. Территория страны постоянно уменьшалась и к концу XIV в. ограничивалась лишь Константинополем и его округой.

Конец XIII – начало XIV в. – время окончательного установления в Византии господства крупного феодального землевладения. Огромное количество земель с париками было роздано светским феодалам и крупным монастырям. Свободное крестьянское землевладение сократилось до минимума. Расширение иммунитетных привилегий вело к росту прав феодалов на землю и закрепощению крестьянина.

Расширение судебных прав феодалов фактически ставило в зависимость не только отдельных крестьян, но и общину в целом. Укреплялась система вотчинной организации, росла роль управляющих и старост феодала, вотчинного суда. Существенно увеличился объем феодальной ренты. Росли натуральные поборы в пользу феодала и денежные – в пользу государства.

Обеднение крестьян и развитие господского хозяйства стимулировали рост сельского ремесла, как во владениях светских, так и духовных феодалов. В византийской деревне XIV в. представлено почти 1/3 ремесел, известных в то время в городах. Деревня, поместье, крупный монастырь вXIV в. выступали конкурентами малого византийского города.

В первой половине XIV в. итальянское купечество монополизировало не только внешнюю торговлю Византии, но в значительной степени и внутреннюю оптовую торговлю, в первую очередь продовольствием. Возраставший ввоз в Византию итальянских готовых изделий, стекла, оружия отрицательно сказывался на ее ремесленном производстве.

К XV в. большинство византийских городов переживало упадок, который был вызван засильем феодалов в экономике и управлении городов, слабостью торгово-ремесленных слоев, утратой городами их аграрной периферии, демографическим спадом из-за опустошения многих городов завоевателями. Монополия итальянских купцов превращала Византию в аграрно-сырьевой придаток Генуи и Венеции. Города Византии аграризировались и превращались в центры местного обмена товарами с ограниченным ремесленным производством. Некоторые из них оставались только церковно-административными центрами или резиденциями крупных феодалов.

Расширение налоговых иммунитетов феодалов, торговые привилегии итальянских купцов, оскудение крестьян и горожан сократили поступления в государственную казну. Не стало средств для содержания армии и флота. Ни одна из предпринятых мер, будь то увеличение налогов, снижение золотого содержания монеты, не вели к стабилизации экономического положения страны. Кроме того, нарастала турецкая угроза. К началу XIV в. большая часть Малой Азии находилась уже в руках турок. Все попытки остановить продвижение Османской империи не увенчались успехом. В 1453 г. Константинополь был захвачен и разграблен турками-османами. Некогда могущественная Византия пала.

Падение Византии было обусловлено как внешними, так и внутренними причинами. Империя была надломлена латинским завоеванием. С конца XIII в. Византия вела непрерывные войны на западе и востоке империи. Государство ослабло из-за постоянных феодальных междоусобиц и восстаний крестьян. Политическая раздробленность не позволила Византии собрать силы для решающей борьбы против Османской империи.

Главными внутренними причинами гибели Византии являлись упадок городов, ремесленного производства и торговли, обнищание крестьянства. Экономика была задавлена иностранной конкуренцией. С XIV в. под контролем итальянцев оказалась внешняя торговля. Империя потеряла морское могущество, превратившись в «колонию» Генуи и Венеции. Таким образом, феодализация Византии экономически подготовила ее политический распад.

 

Вопросы для повторения

 

1.  Охарактеризуйте хозяйственный строй Византии в IV–VI вв.

2.  Какова роль городов в экономике Византии в IV–VI вв.?

3.  Каковы причины устойчивости государства в Византии?

4.  Какова роль общины?

5.  Укажите особенности формирования феодализма в Византии.

6.  Какова роль фемного строя в истории Византии?

7.  Укажите причины гибели Византии.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |