Имя материала: История экономики

Автор: И.Н. Шапкин

Глава 5. первоначальное  накопление  капитала в западной европе (конец xv – начало xviii в.)

 

Главным отличительным признаком эпохи первоначального накопления капитала было развитие товарно-денежных отношений, становление рыночной экономики, которое наложило отпечаток на все стороны общественной жизни того времени. В то же время это была противоречивая эпоха, как и все переходные эпохи, когда шла борьба между феодальной регламентацией жизни общества, экономики и политики, регламентацией духовных потребностей человека и новыми веяниями буржуазной свободы, связанными с расширением масштабов торговли, которая ликвидировала территориальную замкнутость и ограниченность феодальных вотчин и вела к усилению предпринимательской инициативы. На уровне же общественного сознания шло формирование идеи свободы и прав личности. Шаг за шагом экономика эпохи первоначального накопления шла к свободе предпринимательства в торговле и других отраслях хозяйства.

Наиболее престижной и прибыльной отраслью торговли была внешняя торговля, которая поставляла наиболее дефицитные товары с Востока (пряности, благовония, шелковые ткани, украшения и т.д.). Стремление обладать этими товарами, в свою очередь, стимулировало развитие производства и внутренней торговли Европы. Объем внешней торговли нарастал в Европе в течение всего периода средневековья, а в конце XV в. произошел качественный скачок – в результате Великих географических открытий средиземноморская торговля Европы превратилась в мировую, произошел переход от средневековья к эпохе первоначального накопления капитала.

Развитие внешней торговли привело к созданию в этот период новых форм организации торгового капитала. Это различные торговые компании, в том числе и акционерные, биржи и т.п.

Параллельно с торговым капиталом в этот период развивается ссудный, или банковский, капитал, пришедший на смену средневековому ростовщичеству. Ростовщический капитал обслуживал феодалов, предоставляя им кредит для целей личного потребления. Целью ростовщика было получение максимального процента и даже разорение своего клиента с целью присвоения данных под залог земель и ценностей. Клиентом же банкира был купец, который отдавал банкиру временно свободные капиталы и получал кредиты для своих торговых оборотов. Процент банкира был частью прибыли купца, поэтому банкир был заинтересован в его благополучии, процент был значительно ниже ростовщического, поскольку банкир стремился к продолжительным отношениям с клиентом. Банкир был заинтересован не только в предоставлении кредита, но и в приеме вкладов, так как в отличие от ростовщика он в основном оперировал заемными, а не собственными средствами. Кроме того, в услуги банкира входили такие операции, как безналичные расчеты между купцами через его банк, обмен денег. Таким образом, в эпоху первоначального накопления капитала зарождались многие современные формы банковской деятельности. Примером взаимосвязи развития торгового капитала и развития кредитной деятельности является тот факт, что чаще всего страны, лидировавшие в европейской торговле в эту эпоху, уступив свое лидерство другим, становились европейскими банкирами. Наиболее яркими примерами были Северная Италия и Голландия.

Другим следствием развития торговли были изменения в сфере производства, как сельскохозяйственного, так и промышленного. Рост торговли требовал большего объема товаров, который не могли обеспечить ремесленные цехи и крепостное сельское хозяйство феодальных вотчин. В промышленности появились новые организационные формы – мануфактуры, организаторами которых были в первую очередь купцы. Поэтому первые мануфактуры возникли в двух основных центрах европейской торговли того времени – Италии и Фландрии. Это были в основном раздаточные мануфактуры, когда купец привозил сырьевые полуфабрикаты и раздавал их надомникам, а потом покупал у них готовую продукцию. Наиболее распространенными были мануфактуры по производству сукна, для чего шерсть привозилась из Англии или Испании, а потом раздавалась ремесленникам, которые ее мыли, чесали, пряли пряжу и ткали ткань. Феодальные ремесленные цехи препятствовали развитию мануфактур как нежелательных конкурентов, опираясь на свои монопольные права. В сельском хозяйстве развитие товарно-денежных отношений приводило к постепенному переходу на денежную ренту крепостных крестьян, а затем и к их освобождению. Крепостные превращались в свободных крестьян-арендаторов или шли на заработки в город. Нередко помещики и некоторые богатые крестьяне становились сельскохозяйственными предпринимателями, производящими товары для рынка и использующими наемный труд. Таким образом, в это время начался процесс зарождения капиталистического фермерства. Производство – как промышленное, так и сельскохозяйственное – становилось все более специализированным, производящим какую-либо монокультуру для широкого рынка.

В эпоху первоначального накопления капитала стала меняться и политическая структура общества: сократилась феодальная раздробленность, сформировались централизованные государства – абсолютные монархии.

Централизованное государство – явление далеко не новое в истории. Подобные государства существовали и раньше, например раннефеодальные империи. Но в отличие от раннефеодальных империй, единство которых носило военно-политический характер, нарождающиеся национальные государства имели и экономическую основу для объединения в лице формирующегося внутреннего рынка, который связывал воедино отдельные районы страны торговыми связями.

Значительную роль в образовании централизованных государств сыграла торговая и ссудная буржуазия. Заинтересованная в крепкой, стабильной центральной власти на всей территории страны, в единой системе налогов, отмене внутренних таможенных пошлин, она поддерживала верховного правителя, который мог это обеспечить. В свою очередь, король испытывал постоянную потребность в деньгах для содержания наемной армии и управленческого аппарата, ведения внешних войн и войн против непокорных феодалов. Наиболее надежным источником пополнения королевской казны становилась торговая и ссудная буржуазия, которая исправно платила налоги, предоставляя королю займы, и приобретала откупы, т.е. купец мог откупить у короля право сбора налогов на определенной территории, внося предварительно всю сумму налогов из своих средств, откупить право на промыслы, являющиеся государственной привилегией, и т.д. Предоставляя королю деньги, купцы приобретали, в свою очередь, определенные права, привилегии, льготы по торговым операциям.

С укреплением централизованных государств постепенно менялись приоритеты: интересы отдельных феодов, отдельных городов уступают место общегосударственным интересам, и в частности вместо торговой политики отдельных городов возникает торговая политика государства. Это была политика протекционизма, т.е. политика покровительства отечественным купцам в их борьбе против иностранных конкурентов. Так, например, в эпоху первоначального накопления капитала лидеры европейской торговли – Генуя, Венеция, Антверпен и Амстердам – были еще типичными торговыми городами. Но пришедший на смену Амстердаму в XVII в. Лондон был уже представителем всей Англии.

К концу эпохи первоначального накопления капитала формируется первая экономическая концепция, получившая название меркантилизм (от итал. Mercante – купец). Она выражала мировоззрение торговой и ссудной буржуазии. Меркантилисты утверждали, что богатством нации являются деньги, а источником этого богатства – внешняя торговля, которую они ставили выше всех остальных отраслей хозяйства. Следует подчеркнуть, что меркантилисты говорили о богатстве нации, а не отдельного человека. И с этим связано также требование меркантилистов к государству проводить в интересах нации политику протекционизма.

Роль внешней торговли в экономике Европы. Смена торгового лидерства. Как было показано выше, в эпоху первоначального накопления капитала внешняя торговля выполняла роль локомотива, который «тянул» за собой кредитное дело, промышленность, земледелие, а также политические и культурные преобразования. Знаменитый английский экономист А. Смит писал, что внешняя торговля в некоторых городах вызвала устройство более специализированных мануфактур или таких, которые рассчитаны для сбыта на дальних рынках, а мануфактуры и внешняя торговля, вместе взятые, породили улучшения в земледелии. Правда, А. Смит как представитель классической политэкономии, выражавшей интересы промышленной буржуазии, считал такой порядок «противоестественным и ложным». По его мнению, при естественном ходе вещей большая часть капитала всякого развивающегося общества направляется прежде всего в земледелие, затем в мануфактуры и в последнюю очередь во внешнюю торговлю. Мысль Смита была справедлива и «естественна» для следующего этапа развития капитализма, когда происходит переход к промышленному капитализму. Но если рассматривать период формирования рыночной экономики, то именно внешняя торговля была двигателем хозяйственного развития.

Другой специфической чертой внешней торговли данного периода было то, что торговые города зачастую возникали на пустом месте и не были связаны с экономикой данной территории. Смит писал, что «город мог становиться богатым и могущественным, в то время как не только окружающая его местность, но и страны, с которыми он вел торговлю, оставались бедными и разоренными». Нередко торговые центры Европы возникали как перевалочные пункты, связывающие различные районы, хотя затем они могли вести и самостоятельную торговую политику. Для купца, отмечал Смит, в значительной степени безразлично, из какого пункта вести свою торговлю, и самое ничтожное неудовольствие может побудить его перенести из одной страны в другую свой капитал. Здесь Смит отмечает еще одну черту внешней торговли эпохи первоначального накопления капитала, а именно смену торгового лидерства.

В конце XV в. начинается новый этап в развитии европейской внешней торговли. Венеция теряет роль лидера. Это было обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, турки во второй половине XV в. захватили территорию вокруг Средиземного и Черного морей, разорвав привычные торговые связи. Венеция, опираясь на свой мощный флот, какое-то время пыталась бороться, но соотношение сил Венеции и Османской империи было, по словам современников, как у «осы и медведя». Во-вторых, Великие географические открытия в конце XV в. обеспечили европейцам прямые пути к пряностям, благовониям и другим экзотическим товарам. Но этими европейцами были уже не итальянцы. Центры европейской внешней торговли переместились на Атлантическое побережье, в Нидерланды.

Постепенно Нидерланды вытеснили ганзейскую торговлю из североевропейского региона. Одной из причин падения Ганзы была «моровая язва» (чума), поразившая Германию во второй половине XIV в. В результате с середины XV в. Нидерланды стали главным поставщиком хлеба, леса и других сельскохозяйственных товаров из Северной и Центральной Европы в страны Южной Европы. Поскольку к этому времени морской путь, связывающий север и юг Европы, стал превалировать над сухопутным, центр торговли в Нидерландах перемещается из Брюгге в Антверпен. Мощным фактором подъема Антверпена послужила торговля португальскими колониальными товарами.

Вскоре стал действовать и второй фактор. Началось освоение Испанией Америки, а поскольку Нидерланды входили в состав империи испанских Габсбургов, блага, которые приносили связи Испании с Америкой, распространялись на Нидерланды. Отчасти здесь повторяется история Венеции, воспользовавшейся византийской торговлей для проникновения на Восток. Нидерландские купцы все больше налаживали связь с Америкой под эгидой Испании. Кстати, потом, окрепнув, Нидерланды, так же как в свое время Венеция по отношению к Византии, стали в конце XVI в. бороться за свою независимость. С этого начинается следующий период – период возвышения Амстердама. А пока, в первой половине XVI в., Антверпен становится лидером европейской внешней торговли. Наивысший подъем Антверпена пришелся на 1535–1557 гг. Город тогда насчитывал около 100 тыс. жителей, расцвет торговли повлек за собой промышленную активность и расцвет культуры. Наемный труд начал брать верх над трудом ремесленников. В старых отраслях мастера получили право нанимать до 22 работников, в новых отраслях появились мануфактуры (рафинадные, мыловаренные, красильные и т.д.). Антверпен стал центром кредитной деятельности.

Восстание Нидерландов против испанского господства, продолжавшееся с 1572 по 1609 г., закончилось отделением от Испании северных нидерландских провинций. Одновременно это была первая буржуазная революция в Европе, установившая в Северной части Нидерландов (Голландии) республиканское правление. Голландия стала центром объединения протестантской Европы против могущественных католических монархов. Принимая протестантских эмигрантов из других стран, Голландия получала умелых ремесленников и купцов. Война с Испанией была одним из факторов переноса торгового центра из разоренного испанцами Антверпена в Амстердам. Одним из условий капитуляции Антверпена перед испанцами было право жителей города покинуть его вместе со своим имуществом. Поэтому антверпенские купцы, перебравшиеся в Амстердам, привезли с собой капиталы, свое умение и торговые связи. Это послужило одной из причин быстрого развития Амстердама. Половина вкладов Амстердамского банка, созданного в 1609 г., поступила из Южных Нидерландов. В то же время Амстердам, выступивший преемником итальянских городов и Антверпена, стал главным торговым центром Европы. Средневековая двухполюсная система Юг–Север, прекратила свое существование. В начале XVII в. голландские корабли уже проникли в Средиземное море, таким образом, Голландия усилила там свое влияние и, оттеснив Ганзу, стала держать под контролем торговлю Северной Европы. Успех этой страны был основан на том, что она связывала север и юг Европы.

Развитие торговли стимулировало подъем сельского хозяйства и промышленности в Голландии, которая раньше значительно отставала от Южных Нидерландов. В этой стране в значительной мере отказались от традиционных видов сельскохозяйственного производства, стали больше импортировать хлеб и продукты животноводства. Земледелие все больше стало ориентироваться на культуры, приносящие наибольший рыночный доход: лен, коноплю, рапс, хмель, табак, используемые для изготовления красителей пастель и марену. Это было связано с развитием такой отрасли промышленности, как конечная обработка и крашение суровых сукон, поставлявшихся в основном из Англии. Торговый Амстердам стимулировал не только развитие своей промышленности, но и промышленности других голландских городов. Текстильная промышленность стала развиваться в Лейдене и Харлеме, судостроение – в Саардаме и Роттердаме. Активно развивался рыбный промысел, например, сельдь поставлялась во все страны Европы.

Гордостью Голландии был флот, равный всем европейским флотам, вместе взятым, который обслуживал не только своих, но и иностранных купцов, лидируя в иностранных перевозках. Кроме того, сами корабли были предметом экспорта.

Амстердам был последним торговым городом после Генуи, Венеции и Антверпена, который представлял собственные интересы, а не интересы нации и страны в целом. Государство в Голландии было достаточно слабым и не вмешивалось в торговые дела амстердамского купечества. Скорее, наоборот, последнее оказывало влияние и определяло политику государства. Так, например, обычно нейтральная Голландия вмешалась в войну между Данией и Швецией, которая мешала голландской торговле с Балтикой, но в то же время амстердамское купечество блокировало желание правителей Голландии вернуть Южные Нидерланды.

Таким образом, в XII в. маленькая Голландия держала в своих руках все нити европейской торговли.

Наряду с европейской большую роль в экономике Голландии играла колониальная торговля. Первые попытки проникнуть в Ост-Индию купцы этой страны предприняли в 90-е годы XVI в., а уже в 1602 г. была создана голландская Ост-Индская компания, которая монополизировала торговлю страны с Востоком. В эти годы Голландия проникла в Японию, Китай, на Цейлон и в Индонезию. В отличие от Испании, а впоследствии Англии и Франции, эта страна не стремилась к территориальным захватам, считая это слишком дорогостоящим и малоприбыльным делом. Голландская колонизация имела «точечный» характер, т.е. сводилась к сети торговых факторий. В этом она повторяла действия Португалии, которую постепенно вытесняла из Ост-Индии. Поэтому главным объектом голландской колонизации была Индонезия, которая стала связующим звеном на торговом пути между Индией, с одной стороны, и Китаем и Японией – с другой. Создание голландской колониальной империи в этом регионе завершилось в 50–60-е годы XVII в. Главной целью этой торговой системы было не снабжение Европы колониальными товарами, а посредническая торговля между отдельными регионами Юго-Восточной Азии.

В то же время попытки голландцев освоить Американский континент были значительно менее успешными, хотя они и основали там ряд колоний. Очевидно потому, что здесь колонизация требовала освоения необжитых территорий, которое было не под силу маленькой Голландии и не соответствовало торговым традициям голландского предпринимательства.

Таким образом, в XVII в. Голландия была лидером европейской торговли. Торговля других европейских стран в значительной степени осуществлялась под ее контролем. Но в то же время, особенно во второй половине XVII в., в экономике возникли признаки заката голландского лидерства. В это время капитал еще был в изобилии, но торговая монополия ослабла.

Поэтому товарооборот стал постепенно трансформироваться в банковские услуги и инвестиции за границей. В европейской торговле все большее развитие получал коммерческий кредит. Он облегчал и ускорял оборот торгового капитала; одновременно развивался рынок векселей и других ценных бумаг. Голландия стала центром рынка ценных бумаг. Сюда начали стекаться многочисленные переводные векселя, которые скупали богатые голландские купцы и банкиры, выпуская под это обеспечение свои собственные ценные бумаги. В конце XVII в. Европа уже не могла поглотить торговый капитал Голландии, который в результате стал превращаться в ссудный. Амстердам повторил судьбу Генуи и Венеции, которые в конце XVI в. также перешли от торговли к кредиту. В XVIII в. Голландия окончательно стала банкиром Европы, кредитовавшим целые государства, но уступившим торговое первенство другим странам.

Характерной особенностью первоначального накопления капитала в Голландии в XVII–XVIII вв. также было ее проникновение в торговлю и промышленность других стран Европы, таких, как Англия, Франция, Швеция и т.д. Избыточные голландские капиталы, проникая в экономику других стран и получая при этом значительные прибыли, в то же время стали одним из факторов экономического развития этих стран. Таким образом, Голландия своими руками «выращивала» конкурентов. Уже к 30-м годам XVIII в. голландская торговая система в Европе была окончательно расстроена, хотя агония продолжалась до второй половины XVIII в.

Наиболее значительным конкурентом Голландии, перехватившим, в конце концов, европейское торговое лидерство, стала Англия. В течение всего XVII в. нарастала конкурентная борьба Англии против Голландии. На рубеже XVI–XVII вв. англичане и голландцы одновременно проникают в Средиземное море, английская Ост-Индская компания появляется на два года раньше, чем голландская, а в Америке англичане ведут более успешную колониальную политику, чем голландцы.

В отличие от голландских купцов английские в значительной степени опирались на государственную политику протекционизма. Новый этап борьбы в торговле Англии с Голландией начинается с Навигационного акта Кромвеля (1651), разрешавшего внешнеторговые операции только на английских судах или на судах страны-поставщика. После этого произошли четыре войны Англии с Голландией. После каждой Голландия шла на определенные уступки. Кроме того, у Англии была возможность развивать собственное производство многих товаров, ввозимых раньше из-за границы. «Англия, ввиду естественного плодородия почвы, большой протяженности ее побережья и наличия многих судоходных рек предназначена самой природой быть сосредоточением заморской торговли и мануфактур, работающих на отдаленный рынок. К тому же с начала правления Елизаветы английское законодательство проявляло особое внимание к интересам торговли и мануфактур, и, действительно, не существует в Европе страны, не исключая даже Голландии, где закон более благоприятствовал бы этому роду деятельности», – писал А. Смит. В результате Лондон стал центром европейской торговли. Но в отличие от своих предшественников он был уже не торговым городом, а центром национальной английской экономики.

Формирование национальных экономик. В XVI–XVIII вв. происходит укрепление экономических связей между отдельными районами и формирование национальных рынков. Параллельно с этим происходит образование национальных государств – централизованных абсолютных монархий. Экономическая политика этих государств была направлена на создание национального рынка, укрепление сельского хозяйства, промышленности, внутренней и внешней торговли и средств сообщения. В области сельского хозяйства мероприятия отдельных феодалов постепенно заменяются государственными постановлениями об изменении правил землевладения и землепользования, государство покровительствует внедрению более совершенной агрикультуры, способствует развитию национальной промышленности и внутренней торговли. В области внешней торговли государство стремится к приобретению колоний и проводит политику протекционизма. То, что раньше было политикой отдельных торговых городов, становится политикой целого государства.

Развитие сельского хозяйства. В XVII–XVIII вв. в Европе начинается подъем в области сельского хозяйства. Происходит переход от трехпольной системы земледелия к более интенсивной агрикультуре. Вместо пара стали сеять кормовые травы и корнеплоды. Это движение началось в Нидерландах, где кормовые культуры стали применяться уже в XVI в., а затем в XVII в. голландская система земледелия распространилась в Англии. Наряду с кормовыми культурами здесь стал применяться дренаж, минеральные удобрения. В середине XVIII в. эта новая агрикультура начинает распространяться во Франции. Французов стимулировало то, что англичане благодаря новой системе земледелия смогли покрывать свою потребность в хлебе за счет внутреннего производства, в то время как Франция в первой половине XVIII в. ввозила значительное количество пшеницы. Начиная с 1750 г. во Франции публиковалось много агрономической литературы. Сначала это были переводы английских авторов. Согласно правительственным распоряжениям, чиновники бесплатно раздавали эти книги местным землевладельцам. В появившемся в 1751 г. первом томе «Энциклопедии» Дидро выделяет сельское хозяйство как новую самостоятельную науку.

В экономической науке школу меркантилистов сменила французская школа физиократов, которая в отличие от меркантилистов считала источником богатства нации не внешнюю торговлю, а земледелие. Стало модным любить сельское хозяйство, и даже фаворитка короля маркиза Помпадур одевалась молочницей.

Со второй половины XVIII в. в этом не отставали от Франции и германские государства, особенно Пруссия. Фридрих Великий рекомендовал землевладельцам «английскую систему хозяйства» и даже посылал их сыновей на стажировку в Англию. Кроме того, он привлекал в Пруссию колонистов из Франции и Голландии, выписывал из Испании мериносовых овец, из Италии семена люпина, приказывал разводить в имениях картофель.

Продуктивность сельского хозяйства Западной Европы значительно увеличилась. Изменения в европейской агрикультуре стимулировали изменения социальных отношений в сельском хозяйстве. Эти изменения происходили неоднозначно в разных странах. Если в Западной Европе шел постепенный переход к капиталистическому фермерскому хозяйству, то в Восточной Европе стремление помещиков к интенсификации сельского хозяйства привело к новому усилению крепостничества.

Уничтожение личной зависимости крестьян в Англии, Северной Италии, отдельных областях Испании и Швейцарии начинается еще в эпоху позднего средневековья. С XVI в. этот процесс распространяется на Францию, французскую Швейцарию и западногерманские государства.

Вслед за личным освобождением крестьян происходит разложение общины. Раньше всего, с XV в., этот процесс начинается в Англии. Здесь значительным стимулом разрушения общины стало развитие овцеводства в связи с повышением спроса на шерсть на мировом рынке, которое началось со второй половины XV в. Овцеводство распространяется на огороженных, т.е. выделенных из общинного пользования, землях, поэтому в Англии переход от общинного к частному землевладению получил название «огораживание». Огораживание шло различными путями. Прежде всего это коснулось копигольдеров (крестьян-арендаторов) и в основном тех, чьи арендные договоры (копии) были юридически не оформлены либо оформлены небрежно. Лорд мог использовать силу закона для изгнания крестьян с земли. Что касается фригольдеров (свободных крестьян-общинников), то в выделении из общины и ведении интенсивного хозяйства были заинтересованы наиболее зажиточные из них, которые нередко в дополнение к своей земле арендовали пастбища у лорда. Проигрывали же беднейшие члены общины, которые теряли право пасти скот на общинных землях, и их маленькие хозяйства становились неконкурентоспособными или даже убыточными. Поэтому нередко они сами продавали свои земли и пополняли ряды сельскохозяйственных или промышленных рабочих.

До XVIII в. этот процесс шел медленно, но в XVIII в. он принял массовый характер, и английское крестьянство в прежнем, феодальном смысле слова исчезло. Таким образом, новая система земледелия повлекла за собой изменение социальных отношений в английской деревне, социального состава крестьянства, законодательства, регулирующего эти отношения.

Развитие сельскохозяйственной культуры во Франции также сопровождалось борьбой с общинными порядками, но происходило гораздо менее успешно, чем в Англии. В XVI–XVII вв. сеньоры приступили к разделу сельскохозяйственных угодий, присваивая себе треть, а часто и большую часть земель. За выделение из общины выступали зажиточные крестьяне, которые, так же как и в Англии, нередко арендовали часть помещичьих земель. Бедные крестьяне, наоборот, выступали за сохранение общины, в том числе за право пасти скот на всех общинных землях, находящихся под паром, собирать колосья на всех полях после жатвы.

Новая агрикультура, заменившая пар травосеянием, вступала в противоречие с общинными порядками. Выпас скота крестьянами, ссылавшимися на свое общинное право, на участках, засеянных кормовыми культурами, означал нанесение ущерба собственности богатых землевладельцев, которые в результате тоже начали, как и в Англии, заниматься огораживанием своих земель. Но по сравнению с Англией процесс разложения общины во Франции шел очень медленно. И в то время как в Англии в XVIII в. система крупных ферм стала господствующей, во Франции в конце XVIII в. она только зарождалась, а в целом сохранялся прежний аграрный строй с общинными землями, чересполосицей и правом выпаса скота после уборки урожая. Кроме того, сохранялись различные феодальные повинности и платежи крестьян сеньорам. Более того, во второй половине XVIII в. во Франции наблюдается попытка сеньоров восстановить во многом утраченную феодальную зависимость крестьян. Но эта попытка не имела успеха.

В Германии аграрные отношения были более разнородными, поскольку социальные отношения в сельском хозяйстве германских государств различались. В целом можно выделить две основные группы: западные германские государства были близки по своим аграрным отношениям к Франции, восточные – к Польше и России. Некоторые, например Бавария, занимали промежуточное положение.

В Восточной Германии только во второй половине XVIII – первой половине XIX в. началось постепенное раскрепощение крестьян. В начале же XVIII в. происходило усиление крепостничества в связи с желаниями помещиков интенсифицировать свое хозяйство. Более тяжелой стала барщина, прекратившая свое существование на Западе. Ее роль даже возрастает по сравнению с другими феодальными повинностями, как правило, она составляла 5–6 дней в неделю. Должны были работать также жены и дети крестьян. Крестьян продавали, отдавали внаем, обменивали и закладывали. Положение крестьян было близким к рабству.

Развитие промышленности. В XVII–XVIII вв. производство для городского рынка постепенно сменяется производством для рынка национального. Возникает разделение труда между отдельными районами страны, которые специализировались на определенных производствах. В результате промыслы, которые имелись в каждом районе, под влиянием конкуренции привозного товара стали исчезать. Правда, затем этап конкуренции мог смениться периодом монополии определенного района или города на производство данного товара. Примерами такой специализации может быть лионская шелковая промышленность, производство металлических товаров в Нюрнберге, золингенский ножевой промысел, суконная промышленность ряда английских городов и т.д.

Основными производителями для национального рынка становятся мануфактуры, как раздаточные, так и централизованные. Правда, им приходилось выдерживать борьбу с монополией цехов. Цеховые привилегии особенно сильно стесняли технические новшества, появление новых изделий и технологий. Примером может служить ожесточенная и долгое время успешная борьба, которую вели цехи Англии, Нидерландов, Франции и немецких городов с появившимся в XVI в. ленточным ткацким станком и изобретенной в XVII в. чулочной вязальной машиной. Эта борьба выражалась в запрете на использование изобретений и уничтожении самих станков. Изобретателя ленточного станка бросили в Данциге в реку, а изобретатель чулочной вязальной машины вынужден был бежать из Англии. Во Франции еще в 70-е годы XVIII в. цехи добивались уничтожения ленточных станков, и только принятый государственным законодательным собранием закон прекратил это.

В свою очередь владельцы мануфактур также стремились монополизировать свое положение, и новая предпринимательская этика, построенная на началах рационализма и свободной конкуренции, формируется только на рубеже XVIII–XIX вв. Тогда же формируется и концепция экономического либерализма, требовавшая невмешательства государства в экономику. Но пока, в эпоху первоначального накопления капитала, роль государства в развитии национальной промышленности была велика.

В эпоху первоначального накопления капитала промышленная политика городов постепенно замещается государственной политикой. Она была направлена, во-первых, против хозяйственной самостоятельности отдельных городов и территорий. Борьба с городами, цехами и отдельными феодалами, отстаивавшими свои привилегии, была весьма упорной. Во-вторых, государство постепенно ликвидировало внутренние таможенные барьеры между отдельными провинциями. Так, например, в 1664 г. была упразднена таможенная граница между Северной и Центральной Францией, в 1707 г. – таможня, отделявшая Англию от Шотландии. Кроме того, государство способствовало устройству дорог и каналов и организации почтового сообщения. Все это способствовало ускорению образования внутреннего рынка и стимулировало промышленность. Одновременно проводилась политика протекционизма в отношении отечественной промышленности, затруднялся ввоз иностранных промышленных изделий.

Еще одним направлением государственного стимулирования национальной промышленности было насаждение новых отраслей: производство шелковых и бумажных тканей, вязаных изделий, зеркал, часов и т.д. Новые отрасли получали налоговые льготы, денежные пособия, монополии на сбыт своих товаров, запрещалось даже переманивать рабочих, занятых на привилегированных предприятиях, а рабочие, бежавшие с предприятия, преследовались по закону. В Англии уже с XIV в. государство привлекало фламандских ткачей и часовщиков, в XV в. – голландских солеваров и богемских рудокопов, в XVI в. в Англию переселялись немецкие оружейники и итальянские стеклодувы и ткачи, умевшие производить атласные и хлопчатобумажные ткани. При королеве Елизавете в Англии с помощью иностранцев было налажено производство мыла, селитры, оконного стекла, парусов и т.д. Аналогичную политику проводили Франция, Пруссия и другие страны.

Что касается организационной стороны развития промышленности, то происходит процесс вытеснения ремесла мануфактурами. Ремесло уже не могло обеспечить потребности национального и внешнего рынка.

Различаются два вида мануфактуры. В централизованных мануфактурах труд был организован в одном помещении. Это был еще ручной труд, но поделенный на простейшие операции, что позволяло существенно повысить производительность труда и в то же время использовать менее квалифицированных, чем цеховые мастера, рабочих.

Однако преобладали в этот период раздаточные мануфактуры (децентрализованные), где рабочие-надомники были объединены скупщиком их продукции, который зачастую также поставлял им средства производства. Формирование раздаточной мануфактуры происходило как внутри ремесленного цеха, так и за его пределами. В рамках цеха наиболее богатые мастера, наряду с продажей своей продукции, начинали скупать для перепродажи чужую. Это было нарушением цеховых правил, но правила тоже изменялись, шла трансформация цеховой организации ремесла. Посторонние скупщики записывались в цехи. Затем правило, что ремесленную продукцию могут продавать только члены цеха, было отменено. Одновременно по новым цеховым правилам мастерам разрешалось иметь все больше подмастерьев, фактически превращавшихся в рабочих. Вне цеха надомная раздаточная мануфактура получила большое развитие в деревнях, где не действовали городские цеховые правила, что позволяло, например, использовать женский и детский труд.

Таким образом, самостоятельные ремесленники постепенно превращались в зависимых работников мануфактуры. Эта зависимость усиливалась как по линии сбыта, поскольку мастерам запрещалось продавать свою продукцию другим скупщикам, так и по линии снабжения средствами производства. Скупщики либо снабжали мастеров сырьем, причем нередко предварительно скупив его оптом, либо ссужали мастеров деньгами на покупку сырья и материалов.

Централизованные мануфактуры появляются только к концу периода первоначального накопления капитала. Желание сэкономить на расходах, связанных с раздачей материалов и сбором готовой продукции у отдельных мастеров-надомников, желание усилить надзор за производством во избежание присвоения мастерами материала и интенсифицировать производство побуждало скупщика организовать работу разрозненных рабочих в одном здании и взять производство под свое непосредственное управление. Однако даже в XVIII в. это были еще единичные случаи.

Наряду с тем, что конкуренция мануфактур вытесняла ремесленников, происходило разграничение сфер деятельности между ремеслом и мануфактурами. Например, если ткацкое производство все больше становилось мануфактурным, то шитье одежды из этих тканей сохранялось за ремесленниками. Ремесленники обслуживали, как правило, местное население и прежде всего его беднейшие слои.

Следует отметить также воздействие государства на развитие мануфактурного производства. Государство стимулировало развитие мануфактурного производства экспортных товаров, под видом унификации цеховых правил ослаблялась монополия цехов. Государство становилось крупным заказчиком массовой однородной продукции для армии, осуществляло законодательное регулирование отношений предпринимателей с мастерами-надомниками и рабочими централизованных мануфактур, а именно регламентировалась минимальная заработная плата рабочих, максимальная продолжительность рабочего дня, рабочим запрещалось до истечения договора уходить от хозяина, создавать свои союзы и т.д. Кроме того, государство создавало систему работных домов, куда принудительно отправляли нищих, бродяг и сирот, и очень часто затем передавало эти работные дома–мануфактуры частным предпринимателям. Все это делалось, исходя из идеи протекционизма, для снижения издержек при производстве отечественных товаров.

Торговля и кредит. С конца XVII в. лидером европейской торговли становится Лондон. Путь Англии в европейские торговые лидеры начинается во второй половине XVI в. в эпоху королевы Елизаветы. С этого времени в английской торговле преобладает национальный капитал, а затем то же осуществляется и в области кредита. Елизавета отказывается признать договор о разделе земного шара между Испанией и Португалией. Англичане вступают в борьбу за колонии. Их купцы проникают в Северную Америку, Индию, Китай и Россию. В первой половине XVII в., после уничтожения испанской Непобедимой Армады (1588), англичане проникают в испанские колонии, а на основании договоров с Португалией 1635 и 1654 гг. португальские гавани в Индии были открыты для английских судов. Основным соперником Англии в XVII в. остается Голландия, против которой был направлен Навигационный акт Кромвеля. После нескольких войн Англии и Голландии, окончившихся победой англичан, начинается быстрый рост английского торгового флота. Уже в 1700 г. в Лондон ежегодно прибывало свыше 1300 кораблей. Вторым по значению городом Англии был Ливерпуль, который своим подъемом был обязан прежде всего торговле с «сахарными» колониями.

Наряду с Англией и Голландией начинает подниматься Франция. Из французских городов в торговле наибольшее значение имеют в это время Париж, «всеобщая кладовая королевства, где совершается обмен произведений одних провинций на продукты других», Марсель – главный пункт французской торговли на Средиземном море, Гавр, ориентированный на торговлю с Америкой, и Бордо. Кроме того, во Франции в XVII–XVIII вв. появляются новые виды торговых городов – порто-франко – портовые города, которые лежат за таможенной границей государства. Во Франции это был Марсель, Дюнкерк, Байонна, Лориан. На зоны порто-франко не распространялась политика протекционизма, проводимая по всей территории страны. Сюда беспошлинно привозили иностранные товары, которые здесь же и перерабатывались. Так, в Марселе возникает производство мыла, сахара-рафинада, шелковых тканей, парчи, шляп и др. Эти производства были выгодны, так как использовали более дешевое беспошлинное сырье, а при ввозе в другие области Франции эти товары облагались меньшими таможенными пошлинами, чем иностранные товары. Города порто-франко создавались и в других странах.

Увеличение доли промышленных изделий в общем объеме торговли было характерно для эпохи первоначального накопления. На первом месте здесь были английские товары, прежде всего сукно, и французские, особенно предметы роскоши (шелковые ткани, ковры, одежда, мыло и парфюмерия). В то же время приходит в упадок промышленность Италии и Германии. Большое значение для развития торговли промышленными товарами имела поставка их в колонии, где своего промышленного производства не было.

Другой тенденцией в развитии торговли этого периода было усиление специализации торговли. Происходило постепенное разделение торговых и кредитных операций, которые в средние века часто выполняло одно и то же лицо. Правда, отделение это шло медленно, и еще в конце XVIII в. торговые фирмы одновременно занимались и кредитом. В самой торговле происходило разделение на внешнюю и внутреннюю, оптовую и розничную. Выделяются в самостоятельные виды деятельности экспедиторские, комиссионные и транспортные функции торговли.

Менялась и организация ярмарочной торговли. Появлялись ярмарки, специализированные по определенным группам товаров, а также оптовые ярмарки. Наряду с ярмарками развиваются прямые связи с производителями, увеличивается роль скупщиков, появляется оптовая торговля со складов, нередко в виде аукционов. Торговля со складов была характерна для портовых городов. С прибывшего корабля товары перегружались на склад, о времени прибытия корабля было известно заранее, поэтому аукцион назначался на следующий день.

Организационные изменения коснулись и торговых компаний. В средние века торговые компании объединяли купцов, торгующих с определенной страной. Желающие вести торговлю с данной страной были обязаны войти в эту компанию. Но торговые операции члены компании вели самостоятельно. В то же время отдельные группы купцов могли объединяться в товарищества, которые разделились на полные товарищества и товарищества на вере. В полном товариществе купец участвовал как лично, так и своими капиталами, а в товариществе на вере некоторые из его членов могли участвовать в торговле только своим капиталом, доверяя его активным членам товарищества.

В эпоху первоначального накопления капитала появляются акционерные компании. Первоначально акциями назывался весь пай акционера, они были именными, и вопрос о передаче акции другому лицу решался на общем собрании акционеров. Но в XVIII в. наряду с именными появляются анонимные акции на предъявителя, одинаковые по номинальной стоимости, которые становились объектом свободной купли-продажи.

Новой формой организации торговли, характерной для эпохи первоначального накопления капитала, стала биржа. В отличие от ярмарки, действовавшей периодически, биржа функционировала постоянно, и здесь шла торговля по образцам товаров. Первая биржа появилась в конце XV в. в Брюгге. В Италии и Франции первоначально существовало другое название – «ложа», но затем термин «биржа» закрепился во всех странах.

Наряду с товарной биржей в Брюгге существовала вексельная биржа. Коммерческий кредит, т.е. оплата векселями, приобретал в этот период все большее значение, и в результате возник рынок векселей, когда вексель продавался за меньшую сумму другому лицу, которое и получало долг по истечении срока векселя. Когда биржа из Брюгге переместилась в Антверпен, здесь стали проводиться операции с государственными ценными бумагами. Короли для получения займов обращались уже не к конкретному лицу, а выпускали облигации займа, который размещался на антверпенской фондовой бирже.

Одновременно с Антверпеном появились товарная и фондовая биржи в Лионе. В XVII в. Амстердам превратился в главный биржевой центр. На амстердамской фондовой бирже главным объектом биржевых операций стали акции частных торговых компаний.

Наряду с развитием рынка ценных бумаг на фондовой бирже дальнейшее развитие получает и банковский кредит. Банкиры появились еще в конце средних веков. Часто ими становились золотых дел мастера. Банкиры принимали вклады, выдавали кредиты, производили безналичные расчеты между клиентами и занимались обменом монет.

В дополнение к этим операциям в эпоху первоначального накопления капитала у банкиров появилась такая операция, как учет векселей, т.е. получение у банкира суммы, обозначенной на векселе, с вычетом известного процента и переводом векселя на имя банкира. Кроме того, банки выпускали банкноты, своего рода векселя банка, оплачиваемые банком по первому требованию. Банкноты начали обращаться наряду с деньгами. Их принимали при платежах и лица, не имевшие вкладов в этом банке, так как их оплата гарантировалась. Также появилось еще одно новшество – банковские чеки, т.е. поручение вкладчика своему банкиру уплатить предъявителю известную сумму за счет его вклада в банке. В XVIII в. чеки в Лондоне настолько распространились, что в 1775 г. лондонские банкиры учредили расчетную палату для погашения чеков путем взаимных зачетов.

В XVI–XVII вв. начали образовываться государственные банки. Первый государственный банк был создан еще в XV в. в Генуе. В XVII в. уже существовали Венецианский, Амстердамский, Гамбургский, Английский и другие банки. Эти банки, например Английский, учрежденный в 1694 г., были созданы прежде всего для кредитования государства, но, кроме того, Английский банк активно участвовал в частных коммерческих операциях, выпускал банкноты, имевшие самое широкое хождение. В XVIII в. Английский банк не имел отделений, в стране существовали небольшие банки, которые также выпускали банкноты, производили учет векселей и другие операции.

 

Вопросы для повторения

1.  Где и когда появились первые мануфактуры?

2.  Какую роль сыграла буржуазия в становлении централизованных государств?

3.  Что такое меркантилизм?

4.  Почему произошла смена торгового лидера в Западной Европе?

5.  Какие изменения происходили в сельском хозяйстве Западной Европы в XVII-XVIII вв.?

6.  Что такое «экономический либерализм»?

7.  Какие виды мануфактур появились в XVII–XVIII вв.?

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |