Имя материала: История экономики

Автор: И.Н. Шапкин

7.2. особенности становления монополистического капитализма в ведущих странах мира

 

   7.2.1. Великобритания

 

Великобритания по-прежнему оставалась одной из богатейших стран мира. Ей принадлежало первое место в мировой торговле и вывозе капитала: английская валюта выполняла роль мировых денег, выступала в качестве расчетной единицы в мировых торговых сделках. Лондон являлся финансовым и торговым центром мира. Однако по ряду важнейших показателей промышленного развития Англия начала отставать от США и Германии. Ежегодный прирост промышленной продукции составлял в Англии 2,1\%, в США – 4,2, в Германии – 4,1\%. В начале XX в. Германия обогнала Англию по выплавке стали, США по производству чугуна, стали и добыче каменного угля. Удельный вес Великобритании в мировом промышленном производстве снизился с 32\% в 1870 г. до 14\% в 1913 г., хотя само производство за этот период выросло в 2,3 раза. Промышленный центр мира смещался в США – в 1913 г. их доля в мировом промышленном производстве составила 36\%.

Промышленное отставание было обусловлено рядом причин: темпы структурных преобразований в индустрии оказались ниже, чем в других ведущих капиталистических странах, хотя абсолютные размеры производства продолжали расти. В конце XIX в. развивались новые отрасли: сталелитейная, электротехническая, химическая, станкостроительная. Выплавка стали за 1870–1913 гг. выросла в 3,5 раза, экспорт машин и оборудования увеличился в 7 раз. Рост производства и экспорта в старых отраслях был в 2–4 раза ниже. Наиболее устойчивые темпы развития показывало только судостроение. Тоннаж построенных судов за этот период утроился. Легкая промышленность по стоимости производимой продукции по-прежнему опережала тяжелую и сохраняла ведущую роль в структуре промышленного производства страны. Динамизм легкой промышленности определялся переключением на колониальные рынки. Получая в колониях монопольные прибыли, английские промышленники не стремились к техническому и организационному совершенствованию предприятий. Между тем оборудование большинства английских заводов, установленное еще в годы промышленного переворота, устарело морально и физически, но сохранило работоспособность. Основой английской энергетики оставались паровые двигатели, тогда как в Германии и США решающие позиции завоевала электроэнергетика. Энерговооруженность труда английского рабочего была низкой, что отражалось на производительности.

Замедление структурных преобразований в промышленности сказалось на темпах монополизации этого сектора экономики. Первые английские монополии возникли в 90-х годах в трубопрокатной и химической промышленности. В тяжелой и военной отраслях доминирующее положение заняли крупнейшие фирмы: «Виккерс», «Армстронг-Уитворт» и ряд других. С участием финансовой группы Моргана был создан англо-американский судостроительный трест. В легкой промышленности основная масса предприятий сохраняла свою обособленность. Лишь в конце XIX в. возник ситценабивной трест, владевший 85\% производства ситца в стране.

Особое место среди английских монополий занимал ряд крупнейших компаний, связанных с эксплуатацией колониальных владений: «Королевская компания реки Нигер», «Британская Южно-Африканская компания» и др.

Банковский капитал значительно опережал промышленность по темпам концентрации и централизации. Столичные, провинциальные и пригородные банки путем поглощений и слияний создали 12 крупных банковских учреждений при лидирующем положении «Большой пятерки» лондонских банков – «Мидленд», «Ллойдс», «Барклейз», «Вестминстер», «Нешнл провиншл». Важнейшее место в банковской системе и монополизации кредита принадлежало Английскому банку. Возросла роль 72 колониальных банков. Среди крупнейших представителей финансовой олигархии Англии выделялись банкиры М. Ротшильд, А. Беринг, Дж. Ллойд.

Основой британского капитализма являлась колониальная империя. Английские колонии компенсировали британскому капиталу отставание промышленного развития. Прибыли от вывоза капитала стали главной статьей национального дохода Англии. Они были вчетверо больше дохода от собственно английской промышленности. До 75\% капитала направлялось в Британскую империю и слаборазвитые страны Латинской Америки, около 20\% – в США, почти 6\% – в страны Европы. Английский капитал финансировал железнодорожное и портовое строительство во всех районах мира, инвестировался в экспортные отрасли сельского хозяйства колоний, оплачивал войны Японии (1894–1895 и 1904–1905 гг.), балканские войны. К 1913 г. размещенный Англией за границей капитал достиг 4 млрд фунтов стерлингов. Увеличение экспорта капитала приводило к его нехватке внутри страны, особенно в новых отраслях и сельском хозяйстве.

Мелкие фермеры-арендаторы, составлявшие основную часть сельского населения, не имели средств для ведения хозяйства на современном агротехническом уровне. Урожайность их участков была низкой, себестоимость продукции – высокой. Они не могли конкурировать с более дешевой продукцией из США и колоний даже на рынке самой Англии. Число фермеров и площадь обрабатываемых земель с каждым десятилетием сокращалась.

К 1913 г. в аграрном секторе Англии было занято 8\% активного населения. Малая доходность сельского хозяйства удерживала предпринимателей от вложения капиталов в эту отрасль экономики. Аграрный кризис подтолкнул структурную перестройку сельского хозяйства – начался переход от зернового хозяйства к производству кормов для животноводства и птицеводства, выращиванию технических культур; ускорился перевод отрасли на индустриальную основу путем внедрения машин, более широкого использования минеральных удобрений. Несмотря на определенные успехи, Англия теряла собственную аграрную базу и все больше зависела от ввоза хлеба.

В 1870–1913 гг. Англия сохраняла лидерство в мировой торговле. Однако из экспортера она превратилась в мирового импортера сырья и продовольствия. За последнюю треть XIX в. импорт увеличился в два раза больше, чем экспорт; внешнеторговый баланс имел постоянное отрицательное сальдо. Вместе с тем платежный баланс неизменно был активным за счет доходов от вывезенного капитала, посреднических торговых и банковских операций, туризма. На рубеже веков Англия жила в основном за счет других стран, что обрекало ее экономику на усиление застойных явлений.

Колониальное господство и лидерство в мировой торговле являлись важнейшими особенностями английского монополистического капитализма на рубеже двух столетий.

 

7.2.2. Германия

 

После Франко-Прусской войны 22 монархии и 3 вольных города объединились в Германскую империю во главе с императором, которым по Конституции 1871 г. мог быть только прусский король.

Еще в начале 70-х годов Германия была преимущественно сельскохозяйственной страной со слаборазвитой промышленностью. К 90-м годам положение резко изменилось. В Германии завершилась промышленная революция. Она была запоздалой, но это давало ряд преимуществ. Германия осуществила индустриализацию, широко заимствуя передовой иностранный опыт. Ее промышленность, особенно тяжелая, строилась на базе современной техники, тогда как в Англии и Франции наличие многочисленных устаревших предприятий увеличивало издержки производства.

Преодолению отставания Германии содействовала также пятимиллиардная контрибуция, полученная ею с побежденной Франции. Важную роль в экономическом подъеме Германии конца XIX в. сыграл захват Эльзаса и Лотарингии с их богатейшими запасами железных руд. В конце 70-х годов открытие Томаса (обесфосфоривание фосфористых руд) превратило эти залежи, ранее не находившие использования, в главную сырьевую базу Германии. В этих же районах находилась развитая хлопчатобумажная промышленность.

Конец XIX в. отмечен бурным ростом тяжелой промышленности. В 1890 г. было выплавлено 2,2 млн т стали против 0,2 млн т в 1870 г.; стремительно поднялась добыча каменного угля – с 26,4 млн т до 70,2 млн т. Развитие этих отраслей дало сильный толчок подъему машиностроения, росту железнодорожной сети. Германия обогнала все страны в локомотиве- и вагоностроении.

Серьезные сдвиги произошли в структуре германской промышленности. Рост производства средств производства был даже выше, чем в США. Наряду со значительным развитием старых отраслей тяжелой промышленности – каменноугольной и металлургической, быстрыми темпами развивались новые отрасли, в частности химическая, электротехническая.

Развитие химической промышленности и цветной металлургии, наряду с производством электротоваров, служило дополнительным стимулом для увеличения продукции тяжелой промышленности. Весьма велико было экономическое и общестратегическое значение «новых» отраслей хозяйства, создавших Германии важные преимущества на мировом рынке. В первую очередь это касалось производства меди, цинка, серной кислоты, красителей, искусственного шелка и других товаров. По объему и темпам роста промышленности Германия к 1914г. заняла второе место в мире после США. Удельный вес ее промышленной продукции составлял 15\% мирового производства.

Передовые формы организации производства в этот период еще не охватили всю страну и все отрасли. Так, наряду с огромной насыщенностью фабриками Рейнско-Вестфальского района существовала отсталая Восточная Германия. Промышленность в этой части страны сохраняла кустарный характер и занималась переработкой сельскохозяйственного сырья.

В начале XX в. ускорился процесс образования монополий. К 1911 г. насчитывалось 600 синдикатов и картелей. Металлургическое производство на западе Германии контролировалось Рейнско-Вестфальским синдикатом; в электротехнической промышленности производство и сбыт оказались в руках двух монополий – Всеобщего общества электричества (АЭГ) и «Сименс-Гальске», между которыми в 1908 г. было заключено соглашение о тесной кооперации. Производство химических продуктов оказалось в руках шести компаний. В начале XX в. они объединили капиталы и создали два концерна, установивших тесные взаимосвязи в области производства и торговой политики.

В Германии монополизация производства опережала процесс его концентрации и осуществлялась, как правило, в картельных формах, охватывая отрасли не только тяжелой, но и легкой промышленности. Раннему возникновению картелей в Германии способствовала действовавшая (как и в США) система высоких таможенных пошлин. По охвату промышленности монополиями Германия занимала первое место в мире, причем наиболее картелированными оказались как раз отрасли тяжелой промышленности: металлургическая и каменноугольная.

Особенностью образования монополий в Германии являлась значительная роль банков в этом процессе, поскольку сама промышленность еще не успела создать необходимых накоплений и нуждалась в мобилизации средств. Крупные банки установили тесные связи с промышленностью: держали под контролем промышленные фирмы, которым были предоставлены долгосрочные кредиты, содействовали их упрочению.

Банковская реформа ускорила концентрацию банковского дела. Наряду с концентрацией по интересам, когда банки объединялись для проведения определенных операций по финансированию, с 80-х годов большее распространение получила территориальная концентрация, выразившаяся в сосредоточении крупнейших коммерческих банков в Берлине. С начала XX в. развивалась административная концентрация, т.е. деятельность административного аппарата банков по привлечению обширной клиентуры и ее капиталов, расширению участия в акционерном капитале других фирм и т.д. Перечисленные формы концентрации не увеличивали собственные капиталы банков, что являлось основной формой концентрации. За период 1895–1912 гг. в результате процесса концентрации акционерный капитал всех коммерческих банков страны возрос в 2,6 раза, их собственный капитал – в 1,7 раза. В начале XX в. в Германии функционировало пять мощных групп, охвативших 58 коммерческих банков, в руках которых оказался 71\% собственного капитала всех банков страны. Каждая группа возглавлялась крупнейшим коммерческим банком – Немецким, Дрезденским, Торгово-промышленным, Учетной конторой, Шафгаузенским банковским союзом. Самой мощной была группа Немецкого банка, в состав которой вошли 24 банковских учреждения.

Концентрация банковского дела означала расширение масштабов деятельности кредитных учреждений, совершенствование банковских операций, благодаря чему они превращались в солидные и пользующиеся доверием учреждения. Уменьшался риск при проведении банковских операций вследствие лучшего знания ситуации на внутреннем рынке, своевременно перераспределялись средства между различными операциями, лучше удовлетворялись потребности в кредите за счет привлечения средств вкладчиков. Учредительская, эмиссионная деятельность, прямое участие в деятельности промышленных предприятий, содействие в управлении промышленным производством в качестве членов наблюдательных советов свидетельствовали о прочной связи банков и промышленности. Политика крупных промышленных союзов находилась в тесной связи с политикой крупных банков. Однако, как утверждал Кирдорф, глава Рейнско-Вестфальского угольного синдиката, власть банков относительно мощи промышленных союзов была слабее. Мелкое промышленное производство, торговля, сельское хозяйство не получали никакой пользы от прогресса банковского дела.

В первое десятилетие XX в. крупные коммерческие банки поставили перед собой задачу расширения и организации заграничных деловых связей. Заграничная деятельность немецких банков развивалась в следующих направлениях: эмиссия иностранных государственных займов, кредитование экспорта и импорта, поддержка промышленных предприятий за границей.

Усиление власти коммерческих банков ограничивало непосредственные контакты с торговлей, промышленностью и сельским хозяйством Германского центрального банка. Главный эмиссионный центр страны сосредоточился на операциях по регулированию денежного обращения, поддержанию стабильности национальной валюты.

Возросшая мощь банков изменила роль в экономике такого важного индикатора хозяйственных отношений, как биржа. Поручения клиентов по операциям с ценными бумагами теперь выполнялись банками. На биржу ценные бумаги попадали только через банки. Таким образом, биржа стала выразителем воли небольшой группы директоров банков.

С конца 70-х годов XIX в. в экономической политике произошел решительный поворот от свободной торговли к протекционизму. Высокие пошлины были призваны пресечь иностранную конкуренцию на внутригерманском рынке и способствовать установлению монопольных цен.

Внешняя торговля выросла на 60\%. Германия вывозила преимущественно готовые товары и машины. На рубеже веков значительно выросли объемы импорта. Германия вынуждена была все в больших количествах ввозить сырье и полуфабрикаты для промышленности, продовольствие для населения. Увеличение пассива внешнеторгового баланса стимулировало товарную экспансию путем демпинга, т.е. продажи на иностранных рынках товаров по бросовым ценам и искусственного взвинчивания цен на внутреннем рынке.

Глубокие диспропорции и противоречия, обусловленные быстрыми темпами развития монополистического капитализма на не расчищенной от докапиталистических отношений почве, узость внутреннего рынка, отсутствие обширных колониальных владений, рост финансовой мощи и накоплений «избыточного», ищущего выгодного применения капитала толкали Германию к экспансии, энергичному экономическому проникновению в другие страны и чужие колонии. Развивая «мирную» экспансию, кайзеровская Германия усиленно готовилась к переделу колоний. По темпам роста вооружений Германия обогнала многие страны. Под знаком милитаризма происходила перестройка экономической и политической жизни страны. Растущими потребностями милитаризма в конечном счете определялись и стремительные темпы роста германской тяжелой промышленности.

Особенно быстро в начале XX в. осуществлялся вывоз капитала. За 12 предвоенных лет вывоз капитала из Англии и Франции вырос в 1,5 раза, из Германии – в 3 раза. Англия направляла капиталы главным образом в колонии, Франция – в Россию и страны Европы в форме ссудного капитала; Германия, не имея значительных колоний, более равномерно распределяла капиталы между Европой и Америкой. Причем для германского капитализма было характерно стремление проникать не только в отсталые, аграрные, но и в развитые промышленные страны. Однако, с успехом побивая конкурентов на мировом товарном рынке, преодолевая высокие таможенные барьеры, проникая со своими товарами в колонии Англии, Германия постоянно и болезненно ощущала отсутствие обширных колоний.

Колониальная политика Германии, начавшись с поощрения колонизаторских попыток частных лиц, постепенно привела к созданию при помощи специальных кредитов имперских колоний. Накануне первой мировой войны Германия, обладая экономической мощью, значительно превосходившей мощь Англии и Франции, владела колониями общей площадью почти в 12 раз меньше, чем Англия, и приблизительно в 5 раз меньше, чем Франция. В колониях Франции проживало более чем в 4 раза, а в колониях Англии -более чем в 30 раз больше населения, чем в колониях Германии.

В экономическом развитии страны важную роль играло вмешательство государства в экономическую жизнь. В 1880 г. был учрежден Высший экономический совет, занимавшийся выработкой законопроектов и уставов. В 1896 г. была проведена реорганизация торговых палат, направленная на расширение их роли в развитии промышленности и торговли, принят новый торговый устав. Государство поощряло синдицирование промышленности.

Иначе складывалась ситуация в сельском хозяйстве. Для Восточной Германии был характерен юнкерский путь аграрной эволюции, для остальных районов – крестьянский, осложненный большими арендными платежами и малоземельем. Крупным хозяйствам – юнкерским и владениям гроссбауэров (кулаков) – принадлежало 54\% земли; 2/3 крестьянских хозяйств относились к категории мелких, имевших до 2 га земли.

В Пруссии развитие капитализма в сельском хозяйстве тесно переплеталось с пережитками феодализма. Сохранились так называемые «поместья-округа», в которых помещику принадлежала полицейская и административная власть, действовали «Уставы о челяди», ставившие бедняков в полную зависимость от юнкера. Значительную часть сельского населения составляли «огородники», «усадебные поденщики», «бобыли» – батраки, получавшие от помещика небольшой клочок земли, жилище, топливо, не имевшие права покинуть юнкерское поместье без разрешения.

Сохранение фидейкомисс – правила, запрещавшего любые операции с землей, полученной по наследству, – сдерживало развитие рынка земли.

Сельское хозяйство страны сильно пострадало от аграрного кризиса конца XIX в. Цены на зерно упали почти на 30\%. Арендная плата, особенно в Пруссии, повысилась. Государство попыталось защитить отрасль повышением пошлин на рожь и пшеницу в пять раз.

Кризис ускорил интенсификацию сельского хозяйства. Более чем в пять раз увеличились посевы сахарной свеклы, картофеля, стало расти поголовье скота. За 1870–1913 гг. урожайность повысилась на 33–50\%. Внедрялись сложные севообороты, расширилось использование техники, искусственных удобрений. Юнкера и гроссбауэры под защитой протекционистских тарифов и государственных субсидий сравнительно безболезненно переходили к интенсивным методам хозяйствования.

Государственная поддержка – законы об ограничении произвола ростовщиков, создании агрономических обществ, опытных станций и сельскохозяйственных школ – приносила пользу в первую очередь гроссбауэрам. Мелкие хозяйства отставали в развитии и разорялись.

Юнкерство богатело не только за счет доходов от земли, но и участия в деятельности банков, промышленных монополий. Приобретая акции различных предприятий, помещики изымали средства из сельского хозяйства, обрекая его на замедление темпов развития, техническую отсталость.

Ограниченный платежеспособный спрос на промышленные изделия со стороны батраков и мелкого крестьянства сдерживал расширение внутреннего рынка; производство сельскохозяйственного сырья не соответствовало мощи германской промышленности. Ежегодный дефицит сельскохозяйственного производства достигал 2 млрд марок и имел тенденцию к постоянному росту. В конце XIX в. Германия из страны – экспортера сырья превратилась в их импортера. Зависимость от импорта сырья сдерживала развитие легкой промышленности, не давала возможности снизить стоимость рабочей силы.

Аграрные проблемы подталкивали немецкие монополии к активным действиям на внешних рынках, стимулировали территориальную экспансию, порождали миграцию населения. Шел массовый отток населения в города, из восточных районов в западные, ширилась эмиграция на Американский континент. С 1881 по 1891 г. прусские области покинули почти миллион человек, а в следующие пять лет еще миллион. Бегство из деревень приводило к тому, что крупным хозяйствам становилось все труднее находить свободные рабочие руки. Юнкера призывали правительство принять чрезвычайные меры по удержанию рабочих рук в деревне, но эти призывы не получали поддержки в ландтаге (парламенте).

 

7.2.3. Франция

 

Франция, несмотря на поражение во Франко-Прусской войне, оставалась великой державой, обладавшей большими экономическими возможностями, огромной колониальной империей, мощной армией и крупным флотом, уступавшим, однако, английскому. Темпы промышленного роста Франции в начале XX в. составляли 2,6\% в год (в Англии – 2,1\%). По темпам роста экономики Франция отставала от Германии и США, а по объему промышленного производства – и от Англии.

В 1870–1871 гг. Франция пережила не только войну с Пруссией, закончившуюся для нее поражением, но и еще одну революцию – Парижскую коммуну. Эти события разорили и обескровили страну. Общая сумма ущерба, нанесенного войной, составила 16 млрд франков. Резко сократилось производство промышленной продукции, экспорт готовых изделий и импорт сырья, машин, топлива. Опустошению подверглись 43 наиболее промышленно развитых департамента. Оборудование предприятий вывезли в Германию, были уничтожены многие общественные здания, склады, хранилища; повсеместно в зоне оккупации были вырублены леса, вывезен скот, конфискованы запасы продовольствия и сельскохозяйственного сырья. Мирный договор 1871 г. был подписан на кабальных условиях. Франция обязывалась выплатить в короткие сроки контрибуцию в 5 млрд франков, и в качестве гарантии выплаты часть ее территории (18 департаментов) подлежала оккупации германскими войсками. Их содержание возлагалось на французскую сторону. Эти расходы не включались в контрибуцию. Кроме того, провинции Эльзас и Лотарингия переходили во владение Германии. Франция лишалась двух экономически развитых областей.

Серьезным фактором общеэкономического отставания Франции стали аграрные проблемы французского капитализма. Отсталость сельского хозяйства являлась следствием парцеллярности земледелия. Отсталое сельское хозяйство сдерживало развитие внутреннего рынка и промышленности, мешало формированию рынка труда, замедляло прирост населения.

Парцеллярное хозяйство представляло собой лоскутную сумму разрозненных клочков земли, принадлежащих одному хозяину. В 1892 г. на одно хозяйство приходилось около 30 парцелл общей площадью от 5 до 40 аров. На таких крохотных участках миллионы крестьян не могли использовать даже рабочий скот.

Стремясь расширить хозяйство, крестьянин или покупал, или арендовал дополнительные участки земли. Но не имея капитала, свободных средств, он вынужден был брать займы под залог земли, что приводило к задолженности и кабале. К концу XIX в. «свободные» парцеллярные крестьяне платили ростовщикам ежегодную дань в 2 млрд франков. Доходы крестьян поглощались выплатой процентов, налогов, долгов. Для улучшения хозяйства средств не оставалось. Рост задолженности способствовал постепенному превращению владельца мелкой парцеллы в формального собственника земли.

В конце XIX в. во французской деревне ускорились процесс формирования фермерских хозяйств и процесс концентрации земли при одновременном росте числа парцеллярных хозяйств.

Аграрный кризис усилил тенденцию к превращению животноводства в ведущую отрасль сельского хозяйства, к изменению структуры растениеводства в пользу технических культур, к увеличению доли плодоводства и овощеводства в объемах производимой продукции. Расширилось применение техники, углублялась специализация производства по районам страны. В 1892 г. государство повысило пошлины на ввозимую в страну сельскохозяйственную продукцию, что расширило внутренний рынок для отечественных производителей.

Важной причиной экономического отставания являлась своеобразная структура французской промышленности. Правда, в конце XIX в. во Франции, как и в других странах, отмечался рост концентрации производства. Так, крупнейшим центром металлургической и военной промышленности стали предприятия Шнейдера и Крезо; другим районом металлургии стали заводы в Лонгви, на северо-востоке Франции, объединившиеся в 1876 г. в синдикат. Возник ряд акционерных компаний в других отраслях промышленности. Однако наряду с крупным производством по-прежнему значительную роль играла средняя и мелкая промышленность. В конце XIX в. 94\% всех французских предприятий имели от

1 до 10 рабочих. В 1906 г. насчитывалось только 611 фабрик, где работало по 500 и более человек.

В целом тяжелая промышленность развивалась более быстрыми темпами, чем легкая. Создавались новые отрасли – электроэнергетика, автомобилестроение, паровозостроение, производство цветных металлов. Большое значение для экономики страны имело железнодорожное строительство, ставшее емким рынком для многих отраслей тяжелой промышленности. С 1870 по 1900 г. протяженность железных дорог во Франции увеличилась в 2,5 раза и достигла 42,8 тыс. км. По длине железнодорожных линий Франция в этот период превосходила Англию и Германию.

Однако по числу предприятий и по объему производства ведущее место занимала легкая промышленность. На мировой рынок Франция вывозила шелковые ткани, парфюмерию и косметику, одежду, ювелирные изделия, другие предметы роскоши. Производство этих товаров было сосредоточено на мелких предприятиях, применявших ручной труд.

Французская промышленность резко отставала от своих главных конкурентов по техническому уровню производства. Оборудование, установленное на предприятиях в годы промышленного переворота, к концу XIX в. физически и морально устарело и требовало замены. В стране началось строительство гидроэлектростанций, но масштабы его были незначительными.

Французская промышленность ощущала нехватку сырья и топлива, поэтому вынуждена была ввозить в значительных количествах коксующийся уголь и железную руду, черные металлы, медь, хлопок. Дорогое привозное сырье повышало стоимость французских товаров и понижало их конкурентоспособность на мировом рынке.

Темпы концентрации были ниже, чем в США, Германии, Англии. Процесс концентрации развивался неравномерно. Наиболее быстрыми темпами он проходил в тяжелой промышленности – металлургической, горнорудной, бумажной, полиграфической отраслях; медленнее – в легкой промышленности.

Концентрация производства приводила к образованию монополий. В 1876 г. был создан металлургический синдикат, объединивший 13 крупнейших металлургических заводов. В 1883 г. возник сахарный картель, в 1885 г. – керосиновый картель. Наиболее крупные монополии создавались в отраслях тяжелой промышленности. Так, монополия «Комитэ де форж» объединяла около 250 металлургических и машиностроительных заводов и контролировала 3/4 производства чугуна и стали в стране. Основные предприятия военной промышленности объединялись концерном «Шнейдер-Крезо». В химической промышленности монополистическими объединениями стали компании «Сен-Гобен», «Кюльман». Процесс монополизации охватил текстильную, пищевую промышленность. Наиболее типичными для Франции формами монополистических объединений стали картели и синдикаты. Однако возникали и концерны, которые объединяли предприятия смежных отраслей.

Темпы концентрации и централизации банковского капитала во Франции были исключительно высокими. В этом она занимала первое место среди других капиталистических государств.

Образование финансового капитала во Франции происходило при решающей роли банковского капитала. Центром финансового капитала страны стал Французский банк. 200 крупнейших акционеров банка составили верхушку финансовой олигархии, которая сосредоточила в своих руках экономическую и политическую власть в стране. В совет Французского банка входили представители финансовой олигархии – Ротшильд, Де Вандель, Шнейдер, Пежо. Премьер-министр Франции Клемансо признавал, что во Франции полнотой власти обладают «члены правления Французского банка».

Экономическое развитие Франции сдерживалось вывозом капитала. Были накоплены огромные денежные ресурсы, которые не вкладывались в национальную экономику, поскольку прибыли, получаемые от мелких предприятий и хозяйств, были значительно ниже, чем доходы от заграничных инвестиций и иностранных ценных бумаг. В конце XIX в. доходность внутренних ценных бумаг составляла 3,1–3,2\%, а иностранных – 4,28\%. Кроме того, банки избегали распылять средства между тысячами мелких предприятий и ставить себя в зависимость от успеха их деятельности. В 70-е годы XIX в. французские капиталы инвестировались в Турции, Испании, в странах Латинской Америки, а с начала 80-х годов – в Австро-Венгрии, России. С 80-х годов французский экспорт капитала становится преимущественно вывозом ссудного капитала в форме государственных займов, приобретает ростовщические черты. Вывоз капитала из Франции к 1914 г. увеличился более чем в три раза по сравнению с концом XIX в. и почти в четыре раза превзошел капиталовложения во французскую промышленность. По экспорту капитала Франция вышла на второе место в мире, но все же уступала Англии.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |