Имя материала: История экономики

Автор: И.Н. Шапкин

12.3. на пути к системному кризису: народное хозяйство ссср в 1964–1985 гг.

 

Смена власти и политического курса. В октябре 1964 г. на пленуме ЦК КПСС Хрущев был смещен со своих постов. Первым секретарем ЦК был избран Л.И. Брежнев, а председателем Совета Министров СССР – А.Н. Косыгин. С 1966 г. он стал Генеральным секретарем, а с 1977 г. – Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Брежнев стал выразителем интересов партийно-государственной бюрократии. Господствующими в этой среде настроениями были неприятие хрущевских реформ, стремление к стабильности, созданию максимально комфортных для себя условий. Поэтому брежневское руководство избрало сравнительно умеренный консервативный курс. Его идеологическим обоснованием была концепция развитого социализма, которая позволяла не только «отодвинуть» задачу построения коммунизма на неопределенное будущее, но и зафиксировать «достижения» на этом пути, а также избежать постановки сколько-нибудь определенных задач.

В отличие от Сталина и даже Хрущева, Брежнев относительно осторожно пользовался властью. Более того, он предпочитал бездействовать, если сталкивался со сложной, трудноразрешимой проблемой. Поскольку таких проблем становилось все больше, а его здоровье со второй половины 70-х годов существенно ухудшилось, Брежнев все меньше обращал на них внимание. Нараставшие проблемы не решались, а официальная пропаганда все громче трубила об успехах. Все это способствовало постепенному разложению общества сверху донизу, утверждению двойных стандартов жизни – официальных и реальных. Быстро росла преступность и коррупция*. Таковы были общественно-политические тенденции периода советской истории, получившего затем название «застой».

* Лишь за 1973–1983 гг. число преступлений, по некоторым данным, выросло почти вдвое, а случаев взяточничества – в три раза. В 1971–1985 гг. число только выявленных хищений социалистической собственности в крупных и особо крупных размерах увеличилось в пять раз.

 

Вместе с тем в полной мере новый курс установился не сразу. Более того, в экономике поначалу еще сказывался реформаторский импульс предшествующей эпохи.

Экономическая реформа 1965 г. и развитие советской экономики во второй половине 60-х – начале 80-х годов. В 1965 г. по инициативе и настоянию А.Н. Косыгина начались экономические реформы. Прежде всего были ликвидированы совнархозы и восстановлены промышленные министерства. Управление народным хозяйством было переведено с преимущественно территориального на отраслевой принцип. Но главное значение реформ заключалось в расширении самостоятельности предприятий и усилении их материального стимулирования. Было сокращено число директивно планируемых показателей. Чтобы заинтересовать предприятия в повышении качества товаров и сокращении продукции, не пользующейся спросом,, наряду с объемом валовой продукции вводился показатель стоимости реализованной продукции. Были увеличены премии за перевыполнение плановых заданий. Предприятия и объединения переводились на хозрасчет. Чтобы стимулировать инициативу предприятий, в их распоряжении оставляли долю прибыли, из которой формировались фонды, предназначенные для развития производства, социальной сферы и стимулирования работников. Предполагалась также реформа цен: вместо искусственного поддержания низких оптовых цен предполагалось установить их на уровне, обеспечивающем работу предприятий на началах хозрасчета.

Положения реформы входили в жизнь с трудом, а некоторые так и не были реализованы. Предусмотренные первоначально прямые связи между предприятиями и оптовой торговлей средствами производства не были введены из-за несовместимости с системой фондирования и разнарядок. В итоге хозрасчет предприятий оказался без материального обеспечения, к тому же поощрительные фонды были слишком малы. Тем не менее несколько возросшая самостоятельность предприятий пришла в противоречие с полномочиями министерств и ведомств, жестким директивным планированием всего народного хозяйства и системой ценообразования, в частности с установкой на стабильность розничных цен. Реформа оптовых цен была проведена в 1966–1967 гг.

Многочисленные противоречия реформы можно было устранять, постепенно продвигаясь к рынку. Однако это было невозможно по политико-идеологическим причинам. Даже «прогрессист», «технократ» Косыгин был противником рынка и выступал лишь за отдельные элементы рыночных отношений, за усиление роли экономических регуляторов в социалистической, т.е. огосударствленной, директивно планируемой экономике. Косыгину противостоял Брежнев, который вообще не был сторонником сколько-нибудь серьезных реформ. К тому же советскую элиту напугала эскалация американской интервенции во Вьетнаме, а также «пражская весна» 1968 г. Попытки чехословацкой компартии придать социализму «второе дыхание», в том числе с помощью рыночных механизмов, привели в конечном счете к советскому вторжению в ЧССР. В итоге экономическая реформа в СССР стала свертываться, начался возврат к детальному планированию и оперативному управлению предприятиями со стороны министерств и ведомств.

Последствия незавершенной косыгинской реформы для развития советской экономики до сих пор являются дискутируемой проблемой. Во многом это объясняется отсутствием достоверной статистики. Согласно официальным данным, среднегодовые темпы роста промышленного производства в 1966–1970 гг. составили 8,5\% по сравнению с 8,6\% в 1961 – 1965 гг., что свидетельствовало о том, что реформа приостановила наметившееся еще в 50-е годы падение темпов роста. Альтернативные оценки, напротив, свидетельствовали об увеличении темпов падения промышленного роста (темп роста снизился с 7 до 4,5\% в рассматриваемые периоды). По-видимому, экономические преобразования дали все же определенный импульс народному хозяйству. Однако в любом случае реформа не оправдала возлагавшихся на нее надежд.

Сельское хозяйство также подверглось реформированию согласно решениям мартовского и сентябрьского (1965) пленумов ЦК. Была предпринята попытка изменить механизм управления отраслью на основе сочетания общественных и личных интересов, усиления материальной заинтересованности колхозников и рабочих совхозов в росте производства. План обязательных закупок зерна был снижен и объявлен неизменным на 10 лет, а сверхплановые закупки должны были производиться по повышенным ценам. Были сняты некоторые ограничения с личных подсобных хозяйств. Однако акцент был сделан на увеличении капиталовложений и повышении роли министерства сельского хозяйства в планировании и руководстве отраслью. Таким образом, преобразования в сельском хозяйстве, в отличие от промышленности, отчасти напоминали соответствующие меры 1953-1954 гг.

Поначалу принятые решения дали заметный эффект. Стоимость сельскохозяйственной продукции за восьмую пятилетку (1966–1970) выросла на 1/5, совокупная рентабельность совхозного производства составила 22\%, колхозного – 34\%. Однако эффект оказался непродолжительным. Несмотря на огромные инвестиции, колоссальные масштабы мелиорации и поставок техники и удобрений, в 70-х – начале 80-х годов среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства быстро снижались. Если в 1966-1970 гг. они составили 3,9\%, то в 1971-1975 гг. - 2,5, в 1976-1980 гг. - 1,7, а в 1981-1985 гг. - 1\%.

В результате десятилетий безжалостных экспериментов над Деревней происходило прогрессировавшее «раскрестьянивание» – новые поколения советских крестьян все более теряли связь с землей и рассматривали себя как поденщиков, наемных рабочих. Проблему же их материальной заинтересованности в наращивании сельскохозяйственного производства решить не удалось. К этому добавилось отставание развития производственной инфраструктуры (дороги, хранилища и т.п.) и прогрессировавшее обезлюдение деревни. В результате отставания социальной инфраструктуры и уровня доходов на селе по сравнению с городом только с 1970 по 1979 г. сельское население уменьшилось почти на 7 млн, главным образом молодых, наиболее активных людей. Хотя на время уборки, в порядке так называемой «шефской помощи селу», привлекалось, по некоторым оценкам, около 20\% всего активного населения страны, потери урожая составляли 30\%.

Закупки зерна за рубежом выросли с 2,2 млн т. в 1970 г. до 27,8 млн в 1980 г. и 44,2 млн т в 1985 г. Однако и огромный импорт не мог предотвратить быстрого ухудшения продовольственного положения в стране. С 70-х годов в разряд дефицита попали мясо, колбаса, в ряде районов и молочные продукты.

В основе нараставших трудностей сельского хозяйства лежали как отзвуки прежней политики (насаждение колхозов, беспощадное выкачивание ресурсов из деревни, попытки ликвидации личного подворья и т.д.) и просчеты в управлении, так и объективная нехватка инвестиций, порожденная, в частности, нежеланием советского руководства повышать розничные цены на сельскохозяйственные продукты из-за опасения социальных протестов, несмотря на увеличение закупочных цен и стремительный рост себестоимости. Дальнейшее развитие аграрного производства, хотя и не покрывало потребностей народного хозяйства, требовало от государства все новых и новых дотаций, превращаясь в «черную дыру» советской экономики. Именно на селе наиболее ярко проявилась несостоятельность «социалистических методов хозяйствования».

В целом экономика СССР продолжала развиваться преимущественно экстенсивно, несмотря на постепенное исчерпание свободных ресурсов, прежде всего трудовых, или их существенное удорожание (добыча и транспортировка полезных ископаемых). Как следствие темпы экономического роста быстро снижались. Свертывание реформ и возврат к прежней хозяйственной практике, что открыто возвестила экономическая «контрреформа» 1979 г., не могли этого предотвратить. Даже по официальной статистике среднегодовые темпы роста промышленного производства с 8,5\% в 1966–1970 гг. снизились до 7,4\% в 1971-1975 гг., 4,4\% в 1976-1980 гг. и 3,6\% в 1981-1985 гг., а национального дохода соответственно с 7,2\% до 5,1, 3,8 и 2,9\%. К началу 80-х годов советская экономика вошла в полосу стагнации. В натуральном выражении объемы производства в ряде отраслей не только не росли, но, напротив, снижались. Фактически прекратился рост производительности труда.

Огромное деформирующее влияние на народное хозяйство СССР оказывало масштабное наращивание военных расходов. Благодаря перенапряжению советской экономики, а отчасти и тому, что Америка во второй половине 60-х – первой половине 70-х годов завязла в кровопролитной и дорогостоящей войне во Вьетнаме, был достигнут военно-стратегический паритет с США. Однако гонка вооружений продолжалась и в 70–80-х годах. ВПК практически «подмял» под себя всю советскую экономику. Официальный военный бюджет составил в 1985г. 19,1 млрд руб. Однако данные о реальных военных расходах тщательно засекречивались. Их не знали даже секретари ЦК, ведавшие экономическими вопросами. Как признал позднее М.С. Горбачев, в 1983 г. Ю.В. Андропов не разрешил ему и еще двум секретарям ЦК, ведавшим экономическими проблемами, ознакомиться с реальным бюджетом и данными о военных расходах. По западным оценкам, советские военные расходы составляли примерно 'Д ВВП, что многократно превышало соответствующие показатели США, а тем более других западных стран. На военные нужды прямо или косвенно работало до 80\% отечественного машиностроения. Милитаризацию советской экономики и финансовой системы еще более усилила война СССР в Афганистане в 1979–1989 гг. Ежегодные расходы на нее оценивались в 3–4 млрд руб. В итоге советское народное хозяйство просто не выдерживало колоссальных военных трат.

Латать зияющие бреши в тонущей экономике и поддерживать видимость благополучия позволила массовая распродажа природных ресурсов. Благоприятные условия для этого создали освоение нефтяных, газовых месторождений Западной Сибири, а также многократный скачок мировых цен на энергоносители в середине 70-х годов. В итоге только за 70-е годы в страну поступило, по оценкам, 180 млрд «нефтедолларов». Они были израсходованы не столько на решение острейших структурных проблем советской экономики, сколько на военные нужды, закупку продовольствия, товаров массового спроса и другие текущие потребности.

Глубинные причины нараставших хозяйственных трудностей коренились в том, что, несмотря на некоторое усиление материальной заинтересованности работников и повышение роли экономических рычагов в управлении предприятиями, существенной перестройки хозяйственного механизма на деле не произошло. Кардинальная проблема стимулов к труду разрешена не была. В результате в полную силу в СССР трудился лишь каждый третий работник.

По мере дальнейшего развертывания научно-технической революции все более ярко обнаружилась невосприимчивость социалистической экономики к научно-техническому прогрессу. Среднегодовой прирост использованных в производстве изобретений и рационализаторских предложений неуклонно сокращался: в 50-е годы он составил 14,5\%, в 60-е годы – 3, а в 70-е годы – всего 1,8\%. В итоге в производство внедрялась лишь 1/5 часть изобретений.

Таким образом, если достижениями первого этапа научно-технической революции, благодаря огромной концентрации ресурсов на сравнительно немногих передовых направлениях, СССР в целом смог воспользоваться, то второй этап НТР, начавшийся в 70-е годы, с изобретением микропроцессоров, массовой компьютеризацией и т.п., и характеризовавшийся резким расширением «фронта» и темпов научных и технологических открытий, почти не затронул советскую экономику. Чуть лучше ситуация складывалась в военных отраслях. Но и в них традиционная политика максимальной концентрации материальных и кадровых ресурсов в новых условиях давала сбои, так как они все больше зависели от общего технологического уровня народного хозяйства; эффективности экономического механизма.

Ведущие страны Запада в 70-е годы начали переход к новому постиндустриальному, или информационному, обществу, в котором на роль основного капитала выдвигалась уже не земля (как в аграрном обществе), не фабрики и заводы (как в обществе индустриальном), а информация. Это общество характеризовалось резким увеличением роли непроизводственной (по марксистской идеологии) и особенно образовательной сферы, свертыванием традиционных отраслей промышленности (добывающей, металлургической и т.д.), переходом к ресурсосберегающим и наукоемким технологиям (микроэлектроника, информатика, телекоммуникации, биотехнологии), индивидуализацией потребления. В 1985 г. в США уже примерно каждая пятая семья имела персональный компьютер, 3/4 населения работало в сфере услуг. У нас же в непроизводственных отраслях было занято менее 27\% работников.

Таким образом, СССР по-прежнему развивался в рамках индустриального общества с упором на традиционные отрасли. Он занял первое место в мире по производству нефти, газа, стали, железной руды, минеральных удобрений, серной кислоты, тракторов, комбайнов и т.д. Но даже и в традиционных отраслях советская экономика все более отставала. При проверке в 1979–1980 гг. технического уровня почти 20 тыс. видов отечественных машин и оборудования выяснилось, что не менее трети из них нуждаются в снятии с производства или коренной модернизации. По международным же меркам экономика СССР, за исключением сырьевых отраслей, была неконкурентоспособна. Доля машин и оборудования в советском валютном экспорте составляла примерно 3\%. Более того, и по общим объемам промышленного производства Советский Союз в 80-х годах «пропустил вперед» Японию.

Экстенсивный характер развития советской экономики и нараставшие хозяйственные трудности резко ограничивали возможности решения социальных задач. Благодаря массированному притоку «нефтедолларов» произошел заметный сдвиг в развитии социальной сферы и повышении благосостояния населения. Число специалистов, занятых в народном образовании, в 1970–1985 гг. выросло более чем вдвое: с 6,9 до 14,5 млн человек, среднемесячная зарплата увеличилась со 122 до 190 руб., выросло потребление товаров, особенно таких, как легковые автомобили, цветные телевизоры, пылесосы, мебель и т.д. Тем не менее темпы роста благосостояния в 70-х – начале 80-х годов быстро сокращались. Так, несмотря на острейшую жилищную проблему, удельный вес капиталовложений в жилищное строительство (к общему их объему) сократился с 17,7\% в 1966–1970 гг. до 15,1\% в 1981 – 1985 гг., ввод в действие жилья со второй половины 70-х годов практически не рос. Доля средств союзного бюджета, шедших на просвещение и здравоохранение, к 1985 г. упала ниже уровня 1940 г. С 70-х годов в СССР перестала увеличиваться средняя продолжительность жизни (в 1985 г. она была ниже, чем в 1958 г.), стала расти детская смертность. К началу 80-х годов СССР находился лишь на 35-м месте в мире по продолжительности жизни, почти 50 стран имели более низкую детскую смертность.

Опережение роста денежных доходов населения над предложением товаров и услуг обострило продовольственные трудности, дефицит товаров народного потребления. Неравный доступ к товарам и услугам из-за наличия целой системы льгот, распределителей и т.п. серьезно увеличил разрыв в качестве, уровне жизни основной массы населения – рабочих, крестьян, интеллигенции – и привилегированных слоев, прежде всего партийной и хозяйственной номенклатуры. Согласно некоторым оценкам, по уровню потребления на душу населения СССР занимал лишь 77-е место в мире.

Особенностью развития советской экономики в 1965–1985 гг. являлся стремительный рост внешней торговли. Благоприятные условия создали разрядка международной напряженности (заключение договоров об ограничении стратегических вооружений, принятие Заключительного акта Хельсинкского совещания, подтвердившего незыблемость границ в Европе, и других документов, изменивших саму атмосферу взаимоотношений между Востоком и Западом), повышение мировых цен на энергоносители и наращивание поставок нефти и газа из СССР. Только за 1970–1980 гг. экспорт нефти вырос с 66,8 млн до 119 млн т, а газа – с 3,3 до 54,2 млрд кубометров.

Немаловажное значение имел курс советского руководства на развитие максимально тесного экономического сотрудничества, широкой производственной кооперации с социалистическими странами, преследовавший как собственно экономические, так и политические цели, например, обеспечение максимальной сплоченности «социалистического лагеря».

В результате внешнеторговый оборот СССР за 1970–1985 гг. вырос с 22,1 млрд до 142,1 млрд руб. В структуре советского экспорта доминировали топливно-энергетические и сырьевые товары, а в импорте – машины, оборудование, зерно и товары массового спроса. По ряду отраслей (прокатное оборудование, оборудование для химической, текстильной промышленности и т.д.) импорт обеспечивал подавляющую часть потребностей советской экономики. Таким образом, во второй половине 60-х – середине 80-х годов шло постепенное, во многом вынужденное преодоление автаркии советской экономики и ее интеграция (по ряду позиций) в мировое экономическое хозяйство. Это обстоятельство в сочетании с начавшимся распадом советской хозяйственной модели создавало условия для новой попытки экономических преобразований.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |