Имя материала: История экономики

Автор: Страгис Ю. П.

Глава 12 экономика франции в xvi—xix вв.

 

Постепенно менялась структура денежного обращения. При Генрихе III в 1574—1589 гг. начался выпуск серебряного франка. Их выпуск продолжался до 1641 г. Общий вес франка был 14,2 г. С 1640 г. основной золотой монетой Франции стал луидор (louis d'or — золотой Луи). Луидор чеканился по образцу испанского пистоля до 1789 г. Первоначально один луидор приравнивался к 10 ливрам. Вес луидора до 1709 г. был 7,2 г. С 1785 г. «новые луидоры» имели 6,7 г золота. Луидоры после 1789 г. имели вес в 6,8 г и равнялись 25 ливрам. Ливр по-прежнему являлся счетно-денежной единицей и составлял 20 су (соль). Стоимость ливра постоянно понижалась из-за девальвации соля. В 1795 г. ливр был заменен на франк.

С 1641 г. чеканился серебряный экю (талер) под названием луи д'аржан (то есть Луи из серебра) в 60 су (или ecu Ыапс). Один серебряный экю был равен 60 солям (су). Общий вес экю был 26 г. Экю в последующие годы, из-за многочисленных войн в 1643—1715 гг., неоднократно подвергался девальвации. С XVI в. чеканилась медная монета. В серебряных монетах содержание серебра постепенно сокращалось и совсем исчезло. В 1755 г. появились такие новые монеты, как deniers, doubles deniers, toumois.

В середине XVII в. правительство временно отказалось от девальвации. Кольбер в 1666 г. писал, что первый признак «достоинства и величия государств» — стабильность их денежной системы, а первый признак падения их престижа — девальвация. В 1663 г. принято постановление правительства о полной свободе торговли золотом, серебром и иностранной монетой. Тогда же были отменены пошлины на ввоз серебра в слитках. Но после смерти Кольбера качество монет снова ухудшалось. В целом до середины XVIII в. по-прежнему продолжались фискальные операции в виде повышения или понижения ценности монет. Особенно широко такие операции применялись при Луи XIV. При нем каждые три-шесть лет население было вынуждено отдавать казне свои монеты, так как они объявлялись недействительными. Взамен получали почти такие же монеты, но в меньшем количестве. Происходила в целом непрерывная девальвация монет. С 1716 по 1720 г. из-за недостатка доходов была предпринята эмиссия банкнот Королевского банка по плану Джона Ло. Масса бумажных денег за короткий срок превысила 5,5 млрд ливров. Это вызвало сильную девальвацию ливра и инфляцию. В 1721 г. выпуск бумажных денег был прекращен, они были изъяты из обращения и аннулированы. С 1789 по 1796 г. проходил выпуск бумажных ассигнатов на 45,5 млрд ливров. Это вызвало сильнейшую инфляцию и девальвацию ливра. Выпуск бумажных денег пришлось прекратить и изъять их из обращения. С августа 1795 г. снова чеканилась серебряная монета «франк» общим весом 5 г.

В эти столетия постепенно росла денежная масса. В 1500 г. в обращении было около 30 млн турских ливров. В 1600 г. денежная масса выросла до 80 млн ливров. К 1786 г. в обращении во Франции находилось около 2 млрд турских ливров. К 1809 г. во Франции было монет на 4—5 млрд ливров. Несмотря на это, во Франции постоянно отмечался недостаток наличных денег. Монет не хватало, расчеты в монетах велись редко, и люди предпочитали прямой обмен. В то же время во Францию проникали иностранные монеты. В 1614 г. в стране обращались монеты 82 типов. Во многих провинциях иностранных монет было тогда не меньше, чем французских.

К началу XIX в. во Франции основными деньгами стал франк {franc). Первоначально франк был серебряной монетой весом 5 г с содержанием серебра в 4,5 г. Один франк приравнивался к 100 сантимам (centime). Для размена серебряных монет чеканились бронзовые монеты в пять сантимов и в один сантим. Позже стали чеканить серебряные монеты номиналом в 50, 25 и 20 сантимов, а также медные монеты номиналом в 10, 5, 2 и 1 сантим. С 1803 г. по указу Наполеона I (в 1850—1860-х гг. по указу Наполеона III) чеканились золотые монеты «наполеондор» (napoleon d'or) весом 6,4 г с содержанием золота в 5,8 г. С 1803 г. установилась двойная металлическая денежная система (биметаллизм). В этой системе чеканились и обращались золотые и серебряные монеты.. Государство при этом определяло отношение (курс) между золотом и серебром. По закону 1803 г. оно было 1:15,5. Золотой франк содержал 0,29 г золота, серебряный франк приравнивался к 4,5 г серебра. Было также разрешено производить платежи в золотой или серебряной монете по своему усмотрению, но по указанному курсу. Бумажных денег французы долго опасались, но в XIX в. начался выпуск разменных бумажных денег. Даже в 1870 г. бумажных денег обращалось не более чем на 192 млн франков. В 1865 г. Франция вошла в валютный союз — «Латинский монетный союз» (Union Latine) вместе с Италией, Бельгией, Грецией и Швейцарией. В этом союзе золотые и серебряные монеты всех стран-членов принимались в кассах всех других стран союза на равных основаниях. Такая же денежная система применялась в Испании, Финляндии, Болгарии и Румынии. С помощью «Латинского союза» Франция собиралась превратить свою валюту в мировую валюту и играть ведущую роль в мировых валютных отношениях. Около 1865 г. во Франции появились чеки, то есть обращение безналичных денег с помощью депозитных и расчетных счетов.

С 1872 г. началось падение цен на серебро. Государства — члены «Латинского союза» решили защитить свое денежное обращение. Чеканка серебряных монет с 1873 г. стала ограничиваться. В 1876 г. Франция совершенно прекратила чеканку этих монет. С 1876 г. право свободной чеканки во Франции было сохранено только для золота. Был установлен золотой стандарт, сохранявшийся до 1914 г. «Латинский союз» сохранился до 1926 г., но с 1878 г. внутри союза преобладал режим «хромающей валюты».

Благодаря этой политике денежная наличность Франции, включавшая большое количество серебряных монет, не была обесценена. Французы смогли сохранить за своим экю полную платежеспособность. В 1897 г. ревизия установила: в стране было наличных монет на 6,37 млрд, в том числе 4,2 млрд было в золотых монетах, 1,935 млрд — в 5-франковых экю, остаток (около 240 млн) был в мелкой серебряной монете. Металлические монеты в 1820-е гг. составляли 80,1\% денежной массы, в 1890-е гг. — только 41,2\%. Банкноты и депозиты составляли в 1820-е гг. 19,9\% денежной массы, в 1890-е гг. — 58,8\%. Бумажные и безналичные деньги постепенно вытесняли металлические монеты и становились преобладающими. Эта тенденция усиливалась и в начале XX в. В конце XIX в. общая денежная масса Франции примерно равнялась денежной массе всей Европы.

В торговой сфере в конце XV в., после организации ярмарок в Лионе, во Францию опять стали приезжать и заниматься деловыми операциями итальянские купцы и банкиры. В XVI в. страна была ими наполнена. Французские купцы занимались при этом комиссионными операциями при итальянцах. Лион стал центром посреднической торговли на пути из Италии в Нидерланды. Во второй половине XVI в. итальянцы стали заниматься даже розничной торговлей, что вызвало возмущение французских купцов. Стал усиливаться национализм французских торговцев, они стали просить поддержки у правительства. Но господство итальянцев в торговле Франции сохранялось до середины XVII в. В начале XVII в. в портах Франции на побережье Атлантического океана обосновались голландцы. Они взяли в свои руки основную часть торговли через эти порты. Голландцы стали контролировать торговлю Франции со странами Балтийского моря. Голландцы также занялись торговлей в розницу во Франции, что опять лишало французских купцов доходов от этих выгодных операций. Только после краха системы Джона Ло (после 1721 г.) во Франции стало расти число крупных торговцев. К 1800 г. в стране было около 1,5 млн торговцев, но их основную массу составляли мелкие торговцы.

Франция, как и другие страны, попыталась захватить колонии на других континентах. Первые попытки колонизации Канады были сделаны в начале XVII в., но колонизация вскоре прекратилась из-за отсутствия там благородных металлов. И при Ришелье французская колонизация Канады и Антильских островов продвигалась очень медленно. Но Ришелье создал более шести торговых компаний для колонизации Африки (Сенегал, Гвинея, Зеленый Мыс, Мадагаскар) и Америки (Антильские острова, Гвиана, Сан-Доминго, Новая Франция) и для торговли с ними. Ришелье поддерживал каперство на Атлантическом океане, которое наносило огромный ущерб испанцам из-за захвата отправлявшихся в Испанию серебряных флотилий. Ришелье объявил каботажное плавание между французскими портами монополией французского флота, и французские корабли получили исключительное право вывоза товаров морем. Несколько французских портов, особенно Марсель и Гавр, были расширены и улучшены, а другие созданы вновь. Ришелье подготовил Францию к той торговой деятельности, которая началась со времени Кольбера.

В левантийских странах Франция закрепилась еще раньше. В 1536 г. был заключен выгодный договор с турецким султаном. Только французский и венецианский флаги допускались на левантийские моря. При возобновлении договора в 1581 г. Франция была признана покровительницей всех христиан, торгующих с Турецкой империей. Теперь все христиане могли плавать только под флагом Франции. В 20—30-х гг. XVII в. обороты французских купцов в два раза превышали торговлю англичан и венецианцев.

Постепенно англичане и голландцы проникли в те порты, где прежде господствовали только французы. Французская торговля на Средиземном море стала уменьшаться. Роль Средиземного моря в международной торговле уменьшалась все больше и больше. Франция должна была пойти по пути англичан и голландцев и начать прямой обмен с Индией. Это было очень трудно. Первая компания для торговли с Индией, учрежденная в 1604 г., вынуждена была покупать суда и набирать экипаж в Голландии. При Кольбере с середины XVII в. началась эпоха быстрого роста французской торговли. При нем происходила колонизация Америки. Первой крупной колонией Франции были четырнадцать Антильских островов. Они были захвачены французами после войны с Испанией в 1630-х гг. В 1642 г. была создана небольшая Компания американских островов для торговли с Антильскими островами. Она действовала неудачно и вскоре продала острова частным лицам. В 1664 г. правительство решило выкупить Антильские острова у частных лиц. Для торговли с островами в 1664 г. была создана Вест-Индская компания, получившая большие привилегии. Возник план создания французской колониальной империи от Мексиканского залива до устьев реки св. Лаврентия. Эта идея постепенно осуществлялась до середины XVIII в. Но французская колонизация в Америке по своей интенсивности не могла сравниться с английской.  К середине

XVIII в. во всей колонизованной области проживало всего 90 тыс. французов, а английские колонии в Америке имели свыше миллиона колонистов.

На основании Утрехтского мира 1713 г. Франция была вынуждена отдать Англии Акадию (Новую Шотландию), Ньюфаундленд и области у Гудзонова залива. Во время Семилетней войны была решена судьба Канады. Франция потеряла Канаду и другие колонии в Северной Америке. Она сохранила только небольшие, владения в Гвиане и несколько Антильских островов. Парижский мир 1763 г. отнял у Франции в пользу Англии колонии в Африке (Сенегал и Гамбию). С тех пор торговля Франции с Америкой ограничивалась связями с французскими Антильскими островами. К этому добавлялся товарообмен с Южной Америкой. Но прямо вести с ней торговлю французы не могли из-за испанской монополии и прибегали к посредничеству испанских комиссионеров.

Первоначально удачной была деятельность французов в Индии. В 1664 г. была организована Ост-Индская компания. Пайщиками ее стали члены королевской семьи, высшая знать, министры, муниципалитеты, торговые и ремесленные корпорации. К 1675 г. ее капитал составил 4,9 млн ливров. До начала XVIII в. французам удалось приобрести только отдельные фактории в Бенгалии и на Коромандельском побережье. Но в XVIII в. их политика изменилась, и целью стал захват власти в Индии. Благодаря Дюпле французам удалось подчинить своему влиянию почти весь Декан, утвердиться в Бенгалии и даже временно отнять у англичан Мадрас. Только после отозвания Дюпле французы и здесь были вынуждены уступить первенство англичанам.

На экспорт шли французские кружева, шелковые и ковровые изделия, зеркала и галантерейные товары. Торговый оборот Франции с 1716 г. по 1789 г. вырос почти в 10 раз — с 80 млн до 750 млн франков. Для экспорта характерно то, что и в XVIII в. вывоз пудры, румян, мыла, парфюмерных товаров был по стоимости не ниже вывоза шерстяных тканей.

Быстро развивались Париж, Лион и несколько портовых городов. Париж был всеобщей кладовой королевства, общественным складом, где совершался обмен товаров одних провинций на товары других. В Лион с конца XV в. перешел из Женевы товарообмен между Францией, Италией и южной Германией. Позже лионским ярмаркам была предоставлена полная свобода вексельных операций и там сосредоточилась денежная и вексельная торговля. Марсель был главным пунктом французской торговли на Средиземном море. Гавр был гаванью Парижа. Гавр был наиболее близко из всех европейских портов расположен к Америке. Вскоре он приобрел огромное значение в торговле с Центральной Америкой и Антильскими островами. Росло в XVIII в. значение Бордо, где обосновалось много нидерландцев и португальских евреев, для торговли с колониями, в частности торговли нефами. К концу XVIII в. торговый оборот Бордо достиг 250 млн, то есть 25\% всей морской торговли страны. Бордо, Нант, Гавр, отчасти Ла-Рошель, немного Сен-Мало — все они вели торговлю с Антильскими островами. Оттуда они вывозили сахар и у себя рафинировали, а вывозили туда нефов. Оборудование портов было еще примитивным. Крупные суда тоннажем в 300—500 т вмещал только Гавр. В XVII в. положение Гавра изменилось, торговля с Антильскими островами перешла к Дьеппу. Гавр офаничился рыбной ловлей в Ньюфаундленде и у берегов Канады. Плаванья из Гавра на Антильские острова и в Гвинею возобновились только в начале XVIII в. В 1775 г. Гавр занимал среди французских портов второе место по привозу кофе (12 млн ливров) и четвертое место по импорту сахара.

В XVII—XVIII вв. в стране имелось четыре порто-франко {ports francs), то есть такие портовые города, которые находились за таможенной границей государства и где суда выфужались без таможенного досмотра. Досмотр проводился только тогда, когда товар вывозился за пределы городской черты. Такими порто-франко являлись Марсель, Дюнкерк, Байонна, Лориан. Наибольшее значение среди них имел Марсель. В 1670-е гг. из Франции вывозились в Испанию и оттуда в Южную Америку шелк, бархат, плюш, тафта, расшитые золотом и серебром ткани, кружева, шляпы касторовые и вигоневые, полотно. Оттуда во Францию попадало только сырье: шерсть, золото и колониальные товары (какао, кошениль). Стала развиваться также торговля Франции с европейскими государствами. В начале XVIII в. вывоз из Франции в Нидерланды составлял 39,5 млн франков ежегодно, из которых '/з часть (на 13 млн франков) приходилась на вывоз вин, оливок, миндаля, фруктов. На остальные 26,5 млн вывозились промышленные товары, в том числе на 6 млн бархата, плюша, вытканных золотом и серебром тканей и тафты, на 5 млн холста и парусов, на 5 млн одеял, матрацев, на 2 млн лент, на 2 млн поясов, зонтиков, зеркал, часов, на 2 млн бумаги. Остальной вывоз состоял из шляп, перчаток, пряжи, иголок, фебенок из слоновой кости, галантереи. Все это почти полностью были предметы роскоши. В то же время Франция нуждалась в привозе железа и меди из Скандинавии, Пруссии, Австрии, России.

Была развита контрабанда. В контрабандной торговле с испанскими колониями принимали участие все. В начале XVIII в. французские суда под испанским флагом захватили весь товарообмен с испанской Америкой в свои руки. Все склады в испанских колониях были заполнены французскими мешками и ящиками, и для испанских товаров места не было. Английское сукно, саксонские и швейцарские полубумажные ткани, несмотря на запреты, ввозились во Францию под видом индийского муслина.

Их ввозили или через Франкфурт и Гамбург, или через какой-либо французский порт. Только в сезон дождей контрабанда вынужденно приостанавливалась, так как проезд по дорогам был невозможен. Создавались особые компании для ввоза контрабанды, и они находились под покровительством высоких должностных лиц. Действовали специальные страхователи контрабандного товара за 10\% от его стоимости, рынок для продажи контрабанды открывался под защитой вооруженных контрабандистов. Активное участие в доставке контрабанды принимали сами служащие откупов.

В провинциальных городах долго сохранялась слабая специализация в области торговли. Совсем другая ситуация была в Париже. Уже в XVI в. в Париже было необозримое количество лавок и проживало много богатых купцов. В торговле была широкая специализация, и каждая отрасль торговли имела свои места продажи. Существовала также смешанная торговля, в которой сбыт разных тканей соединялся с торговлей мехами, пряностями и другими товарами.

В 1628 г. Ришелье учредил Канадскую и Сенегальскую компании. Кольбер создал Ост-Индскую, Вест-Индскую, Северную (для торговли с Нидерландами, Швецией и Россией) и Левантийскую компании. В 1679 г. была организована Сенегальская компания, в 1685 г. возникла Гвинейская (Южная) компания для торговли неграми. Общее собрание акционеров в компаниях имело только формальное значение. Председателем общего собрания всегда был король, который совместно с министрами управлял компанией. В компаниях также участвовали придворные, покупавшие акции для угождения королю.

Активно развивалась торговля Франции с Ближним Востоком. В 1670 г. была создана Левантийская компания. Но она не получила монополии на торговлю с Ближним Востоком (Левантом). Ее капитал был всего 600 тыс. ливров, в компанию вошло 20 пайщиков. Ее целью был вывоз французских шерстяных тканей. За каждый кусок ткани ей полагалась премия в 10 ливров. В 1684 г. Левантийская компания была распущена. Попытка Франции организовать самостоятельную торговлю с северными странами окончилась неудачно. Под «северной торговлей» имелась в виду торговля с северными городами Германии, со странами Прибалтики и Скандинавии, с Россией. Но на этом направлении особенно сильной была торговля Голландии. Французские купцы не хотели рисковать в борьбе с голландцами. Только в 1669 г. была создана Северная компания. У нее был всего 31 акционер и капитал в 812 тыс. ливров. Компания получила очень большие привилегии, но не имела монополии. Для усиления северной торговли в 1671 г. была создана Бордосская торговая компания, но вскоре была ликвидирована, так как с 1672 г. началась война с Голландией. Северная компания была закрыта в 1684 г. Французские компании были менее успешны, чем компании в Нидерландах и Англии. Они вызывали очень мало энтузиазма, и мало было желающих вступить в них. Компании производили расходы, не ожидая поступления доходов. Вскоре им не хватало капитала и приходилось делать долги. Компании оказывались в больших долгах.

В Лионе четыре ежегодные ярмарки постепенно и незаметно превратились в одну непрерывную биржу. Особое здание для биржи здесь было построено только в 1653 г. Это была товарная и фондовая биржа, свободная от всяких налогов и пошлин. На ней всем, кроме англичан, было разрешено производить денежные, вексельные и кредитные операции, в том числе взимать запрещенный в других случаях ссудный процент. Начало фондовой спекуляции в Париже относится к первым годам XVIII в. Банкиры уже тогда выдавали деньги по часам за огромный процент (до 1\% в час) для усиления биржевой игры. Огромные размеры эта игра приняла в связи с операциями Джона Ло. До этого биржевые сделки совершались в домах на rue Quincampoix. Теперь сделки вынесены на саму улицу. Ло удалось вызвать сильную спекуляцию и азартную игру на бирже. Огромное количество акций заполонило биржевой рынок. Курс акций все более повышался и при номинале в 550, 1000 и 5000 ливров дошел до 18 тыс. ливров. Со всех концов Франции и даже из-за границы начался приток людей, желавших обогатиться на бирже. Но дивиденды при таком высоком курсе оказались незначительными и составили всего 1,66\%. После сообщения о таком дивиденде началась продажа акций, и их курс стал падать. Попытки Ло удержать курс не удались, паника продолжалась, и все его планы рухнули. За банкротством банка последовало банкротство государства. Фондовые операции были слабо развиты весь XVIII в.

Объединение страны в таможенном отношении произошло в 1791 г. Тогда были отменены все внутренние таможни и установлен общий для всей страны таможенный тариф. Он имел некоторые запреты на ввоз, но в целом не превышал 5—15\% от стоимости товаров. В начале XVIII в. появилась реклама. В 1707 г. в предместьях Парижа открыто выставлялись запрещенные хлопковые ткани и публике сообщали об их продаже с помощью печатных объявлений. В Париже появились плакаты, наклеиваемые на стенах домов. К 1789 г. численность населения достигла примерно 26 млн человек. По плотности населения Франция была впереди других стран и в 1700 г. имела 45 жителей на 1 кв. км. Но в городах во Франции проживало всего 25\% населения. Крупнейшими были Париж с 600 тыс. и Лион со 135 тыс. жителей. Средняя продолжительность жизни не превышала 25—27 лет. В городах не было водопроводов, тротуаров, мостовых и канализации. Эпидемии чумы, тифа, оспы, кори свирепствовали в городах и были причиной высокой смертности, как и войны. Велико было значение переселенцев и эмигрантов.

С XVI в. появились «большие (королевские) дороги», частично засыпанные щебнем и мощеные. Такой была дорога из Парижа в Орлеан. Но к началу XVIII в. эти дороги стали приходить в упадок. Даже лучшая из них — дорога из Парижа в Орлеан — стала плохой и непригодной для пользования. Во второй половине XVIII в. началось усиленное сооружение дорог. К концу XVIII в. страна имела до 25 тыс. км больших дорог. Местные коммунальные дороги, соединявшие общины, почти полностью отсутствовали. Дороги второстепенного значения находились в очень плохом состоянии. Появились почтовые сообщения. С конца XV в. в стране имелось 230 конных посыльных, установлены почтовые станции, где производилась смена лошадей. Почта стала королевской регалией. С 1576 г. государственная почта была открыта для общественного пользования. Но гарантий на доставку почта на себя не брала. В 1627 г. был впервые введен почтовый тариф. Вскоре почта получила международный характер. В XVIII в. появились почтовые повозки в виде фургонов и дилижансов. Фургоны были больше приспособлены для перевозки грузов, чем пассажиров. Дилижансы первоначально отправлялись только из Парижа в Лион и в Лилль со скоростью две мили в час. На остальных дорогах передвигались со скоростью 8—10 миль в день. При Тюрго дилижансы были заведены на всех направлениях.

Постепенно происходило накопление капиталов. В XVI— XVIII вв. Франция в большом количестве получала американское серебро от своей торговли с Испанией и от контрабандной торговли с ее колониями. Особенно усилился сбыт французских товаров в испанские колонии с начала XVIII в. В 1780-х гг. оттуда поступало около 500 млн франков ежегодно. Откупщики делали себе огромные состояния. Однако огромные доходы от заокеанской торговли, от государственных займов и откупов таможенных сборов .и косвенных налогов оказывались в больших объемах в кассах правительства. Оно периодически проводило государственные банкротства, кредиторы казны теряли при этом огромные суммы, а откупщиков привлекали к суду и конфисковывали их огромные богатства.

Оставшиеся в руках частных лиц накопленные суммы обычно вкладывались в приобретение земель. Разбогатевшие коммерсанты желали проникнуть в ряды дворянства и осуществляли это путем покупки поместий. С 1614 г. такие покупки разрешались не только дворянам и были связаны с получением дворянского звания. Из-за этого денежный капитал во Франции возрастал очень медленно, так как его поглощала земля. Новые промышленные предприятия поэтому нуждались в финансовой помощи казны и получали пособия. Необходимые для заокеанских компаний деньги поступали слабо, и интерес к ним был невелик. В конце XVIII в. доход от денежного капитала был незначителен по сравнению с доходом от земли. Отсюда слабое развитие биржи, банков, фабричной промышленности и отсутствие налога с денежных капиталов.

Двадцать девятого августа 1789 г. Учредительное собрание отменило все ограничения в торговле и промышленности. Была восстановлена свобода торговли, за исключением свободы экспорта. Всякие ограничения в хлебной торговле отменялись. Зерном и мукой мог торговать любой гражданин и по свободной рыночной цене. Но вскоре из-за девальвации денег стали расти цены на хлеб, что вызывало массовое недовольство. Среди радикальных политиков возникла идея ограничения свободной торговли. Они стали требовать таксации цен, то есть твердых цен на продовольствие. Четвертого мая 1793 г. Конвент установил в департаментах максимальные цены на зерно и муку. Органы местного управления (дистрикты) должны были учесть весь хлеб и начать его реквизиции, чтобы направить его на рынки, но этот декрет не исполнялся.

Только Парижская коммуна поддерживала твердую цену на хлеб в размере трех су за один фунт. Это было возможно за счет правительственной субсидии. Но из-за таких низких цен стал сокращаться привоз хлеба в Париж. Запасы хлеба стали уменьшаться, появились очереди за хлебом у булочных. Начался рост цен на другие продукты. Начинался кризис доставки и продажи мяса. В конце июля 1793 г. голод усилился, и многие булочные были закрыты. В Париже с 21 июля 1793 г. секция Мэзон-Коммюн ввела продовольственные карточки. Двадцать шестого июля 1793 г. Конвент принял декрет о смертной казни для скупщиков. Скупщиками теперь считали торговцев, не подавших декларацию о своих запасах товаров массового потребления и не повесивших об этом объявления на своей двери. Торговля попала под контроль секционных комиссаров по борьбе со спекуляцией. Но этот закон сначала крайне слабо проводился в жизнь.

В конце августа 1793 г. продовольственный кризис обострился из-за засухи. Обедневшие и голодные парижане продолжали требовать максимума цен, то есть понижения цен до уровня 1790 г. Двадцать девятого сентября 1793 г. Конвент принял закон «О всеобщем максимуме». Закон ввел таксацию цен на продукты и заработную плату. За основу были взяты цены 1790 г. с повышением на 33\%. Нарушители закона включались в списки «подозрительных», подлежащих репрессиям. Закон также ввел максимум зарплаты по тарифам 1790 г. с надбавкой в 50\%. Проведение этого закона в жизнь потребовало более сильной централизации власти, вызвало переход к диктатуре и репрессиям.

В Париже Коммуна стала контролировать распределение продовольствия путем введения карточек на хлеб, комиссарам секций дано право проводить домашние обыски. Угрозой репрессий Коммуна заставляла соблюдать таксацию цен. Армейские отряды выезжали в районы вокруг Парижа и заставляли земледельцев сдавать зерно. Большинство городов Франции тоже ввело карточки на хлеб по примеру Парижа и часто передавало булочные муниципалитетам. Но для карточного распределения нужно было регулярное снабжение. Двадцать второго октября 1793 г. была создана Центральная продовольственная комиссия. В ее ведение попали производство, торговля и доставка продовольствия. В ноябре 1793 г. Продовольственная комиссия монополизировала внешнюю торговлю. Для покупок импортных товаров комиссия реквизировала вино, водку, шелк и суконные ткани. В декабре 1793 г. была произведена всеобщая реквизиция иностранной валюты по номинальной цене. Вся хозяйственная жизнь страны оказалась под контролем Комитета общественного спасения.

Хлеба в продаже стало вполне достаточно, но он стал очень низкого качества. Стал ощущаться дефицит и подорожание бакалейных товаров. Максимум цен на них нарушался безнаказанно. С февраля 1794 г. начался серьезный кризис в снабжении мясом. Ненависть народа к торговцам постоянно усиливалась. Особенно страдали от продовольственного кризиса ремесленники и поденщики. Они считали, что насилие и репрессии являются средством возврата к изобилию. У мясных лавок выстраивались длинные очереди с трех часов утра. В феврале 1794 г. принят декрет о конфискации имущества «подозрительных», которое должно было пойти на поддержку обнищавших граждан.

Но в марте 1794 г. контроль над внешней торговлей был ослаблен. Торговцы даже получили льготы. Торговцы в портах были объединены в «коммерческие агентства», государственная внешняя торговля стала быстро сокращаться. Продовольственная комиссия контролировала цены только на хлеб, мясо, сахар и мыло. Комитет общественного спасения запретил местным властям проводить реквизиции. Развивалась подпольная торговля мясными и молочными продуктами. Должность комиссаров по борьбе со спекуляцией была упразднена 1 апреля 1794 г. В итоге Комитет общественного спасения примирился с нарушением максимума цен на все продукты, кроме хлеба. Но зато усиливался контроль за зарплатой городских и сельских рабочих. Двадцать третьего июля 1794 г. Парижская коммуна ввела максимум зарплаты, который означал значительное снижение зарплаты для многих рабочих. Один из руководителей государства Сен-Жюст заявил: «Не должно быть ни богатых, ни бедных, роскошь — это подлость». Декреты от марта и июня 1793 г. ввели пособия для неимущих, детей и стариков. Закон от 11 мая 1794 г. утвердил принцип социального обеспечения. Старики, инвалиды, матери и вдовы с детьми должны были получать ежегодные пенсии и пособия и могли пользоваться бесплатной врачебной помощью на дому.

Свержение и казнь Робеспьера и его сторонников вызвало отмену государственного управления экономикой. При усилении инфляции это вызвало рост нищеты. Репрессии прекратились, рост цен ускорился. Незаметно все сделки опять стали свободными. Максимум цен не соблюдался, система реквизиций была ослаблена. Земледельцы все меньше сдавали продуктов государству и все больше продавали их тайно. За несдачу продуктов по реквизициям наказывали теперь всего лишь конфискацией требуемого количества. Плохой урожай 1794 г. вызвал разрешение для купцов свободного ввоза продовольствия. В октябре 1794 г. Конвент разрешил фабрикантам свободно импортировать материалы, необходимые для производства. В ноябре 1794 г. разрешен свободный импорт незапрещенных товаров. Также была разрешена свободная торговля с нейтральными странами. В декабре 1794 г. был полностью отменен максимум и регламентация производства и торговли. Торговля зерном опять стала свободной.

При сохранении инфляционной политики правительства эта отмена максимума вызвала быстрый рост цен. Одновременно усиливался дефицит продовольствия в городах и селах. Крестьяне прекратили привоз продовольствия на рынки, не желая получать за хлеб девальвированные ассигнаты. Выдача хлеба по карточкам сокращалась, а цены на хлеб росли. Индекс стоимости жизни в Париже поднялся (если принять цены 1790 г. за 100) в апреле 1795 г. до 900. В марте 1795 г. рацион хлеба в Париже сокращен до одного фунта. Во многих секциях выдавали по полфунта, и даже четверть фунта хлеба. Опять усилилось народное недовольство. Стоимость жизни в Париже поднялась до 2180 в июле 1795 г. (при уровне 1790 г., принятом за 100) и до 5340 в ноябре 1795 г. Экономическая жизнь страны почти остановилась, зарплата не могла догнать цены. Во многих районах страны был неурожай, поэтому пришлось вернуться к реквизициям, к обязательным продажам продуктов на рынках (по декрету 22 июля 1795 г.). Пришлось снова ограничить торговлю зерном по декрету 29 сентября 1795 г. Цены опять были ограничены. В Париже официальная цена хлеба была три су за фунт, а на черном рынке — 16 франков за фунт. Правительство было свергнуто, и в октябре 1795 г. был установлен режим Директории. Для смягчения продовольственной проблемы Директория стала закупать зерно за границей и строго регламентировала потребление хлеба внутри страны. В Париже рацион хлеба был сокращен до 75 г в день, но дополнялся рисом. В 1796 г. был окончательно прекращен выпуск бумажных денег. Это вызвало дефляцию, перешедшую в снижение цен. Хорошие урожаи 1796—1798 гг. еще больше снизили цены на сельскохозяйственную продукцию. Они оказались почти на 33\% ниже, чем в 1790 г. Продовольственный кризис прекратился, цена на хлеб упала до двух су за фунт. Но это вызвало недовольство земледельцев, работавших на рынок.

Внешняя торговля в годы революции была временно парализована. В 1797 г. торговый флот составлял 10\% от его численности в 1789 г. Прекратилась торговля с Антильскими островами и со странами Ближнего Востока. Экспорт снизился до 50\% от уровня 1789 г. Таможенный тариф 28 апреля 1799 г. усилил протекционизм. Были введены импортные пошлины на готовые изделия, на предметы роскоши, а также на товары, производимые во Франции. Были также введены экспортные пошлины на сырье. Но с 1799 г. цены на зерно опять стали повышаться.

После 1815 г. торговля стала быстро восстанавливаться. В 1837 г. из 10,5 млрд франков валового национального продукта торговля дала 1,5 млрд, промышленность — 3 млрд, сельское хозяйство — 6 млрд франков. Торговля развивалась быстрее всех других отраслей, за исключением банковского дела.

Многие городские жители занялись мелкой внутренней торговлей. Развитие торговли потребовало развития рекламы. В первой половине XIX в. рекламные объявления помещались в специальных листках и в общих политических газетах. Часто вся газета содержалась за счет доходов от объявлений. Стали специально устраивать промышленные выставки. Уже в конце XVIII в. в Париже выставлялись товары некоторых отраслей, в основном предметы роскоши: изделия из бронзы, ковры, ценная мебель. Позже отдельные департаменты стали привозить свои товары на парижскую выставку. Первая Парижская выставка 1802 г. еще имела местный характер. Главным местом для проведения всемирных промышленных ярмарок стал Париж. С 1855 г. они проводились в нем каждые 10 лет.

Постоянно изменялась торговая политика. Правительства Франции в борьбе с Англией создали запретительную систему для уничтожения английской промышленности и торговли (континентальная блокада). Был запрещен ввоз промышленных товаров из всех стран из-за опасения проникновения под чужим видом английских товаров. В годы Реставрации (после 1815 г.) эти запреты не были отменены и к ним добавились еще новые. Только в 1830-х гг., и особенно в 1840-х гг., частично из-за договора с Бельгией, появились исключения. Различные запреты заменялись высокими пошлинами. Но все же к 1850 г. ввоз большого количества промышленных товаров был просто запрещен.

Только в 1850-х гг. эти запреты постепенно исчезали. С 1853 по 1855 г. ряд декретов постепенно снизил ввозные пошлины на очень многие необработанные материалы: каменный уголь, железо, чугун, сталь, шерсть. Был разрешен беспошлинный ввоз некоторых сырьевых продуктов. Запрет ввоза морских судов, построенных за границей, был заменен пошлиной в 10\%. Привилегии сельского хозяйства тоже были нарушены. Декреты императора снизили ввозную пошлину на скот, вино, спиртные напитки.

В 1860 г. запреты исчезли окончательно из-за договора с Англией, в котором таможенные пошлины Франции определены как максимум в 30\%. После на этих же принципах подписаны договоры с другими странами: Бельгией, Германским таможенным союзом, Италией, Швейцарией и т. д. По принципу наибольшего благоприятствования понижение тарифных ставок для какой-либо страны немедленно распространялось на все другие страны. В итоге получилось всеобщее понижение тарифа, и Европа перешла к свободной торговле. В 1860 г. был разрешен беспошлинный ввоз многих видов сырья: хлопка, шерсти, красящих веществ. В 1863 г. были сняты пошлины с кож, конопли и льна, отменены всякие запрещения на вывоз товаров за пределы страны. Только в 1867 г. был разрешен беспошлинный ввоз каменного угля. С 1861 г. зерно при ввозе облагалось только общей пошлиной в номинальном размере 0,6 франка со 100 кг. В 1866 г. закон разрешил беспошлинный ввоз морских судов, построенных за границей. В виде компенсации для судостроителей отменялись пошлины со всех сырых материалов и промышленных товаров, необходимых для создания снаряжения или поддержания в порядке морских судов.

Франция в XVIII в. и в начале XIX в. потеряла большую часть своих колоний. Но в 1830 г. к Франции был присоединен Алжир. Затем была завоевана большая часть территории между Сенегалом и Гамбией, в 1881 г. — захвачен Тунис, в 1867 г. — занят Аннам в Индокитае, в 1847—1853 гг. в Индонезии заняты Таити, Морес и Новая Каледония. Новые взгляды правительства отразились на колониях. Закон 5 июля 1861 г. разрешил ввоз во все французские колонии любых иностранных товаров с уплатой обычной таможенной пошлины и использование иностранных судов для всех торговых отношений между колониями и метрополией и с другими странами. Сенатский указ от 4 июля 1866 г. дал колониям таможенную автономию, дал их генеральным советам право вотировать таможенные тарифы. Так правительству Империи удалось изменить в либеральном духе торговую политику страны. Но общественное мнение было не на его стороне.

Внешняя торговля в 1845—1870-х гг. развивалась с необыкновенной быстротой. Оборот внешней торговли в 1850 г. достиг

8 История 'ЭКОНОМИКИ

2,55 млрд франков, в 1869 г. — превысил 8 млрд франков. В структуре импорта на первом месте был ввоз сырья и материалов для промышленности, на втором месте — товары для потребления. В экспорте на первом месте был вывоз промышленных товаров, на втором месте — продукция земледелия.

Снижение цен после 1870 г. отразилось и на торговой политике Франции. Промышленники и земельные собственники объединились для возврата к политике протекционизма. В 1881 г. был введен новый таможенный тариф. Сырье и продовольствие ввозились беспошлинно или облагались небольшими пошлинами. Почти все пошлины носили специфический характер. После утверждения тарифа правительство начало переговоры с иностранными державами о возобновлении торговых договоров. Они завершились в 1882 г. рядом конвенций, заключенных на 10 лет с Бельгией, Италией, Португалией, Швейцарией, Испанией и т. д. С Германией соглашение не было подписано, так как она по статье 11 Франкфуртского договора должна была пользоваться всеми теми преимуществами, которые согласно конвенции Франция сможет предоставить Англии, Бельгии, Голландии, Австро-Венгрии и России. Закон 1882 г. распространил выгоды конвенционного тарифа и на Англию.

Сильный кризис 1882 г. вызвал требования промышленников и земельных собственников о повышении ставок тарифа. Закон 1884 г. повысил с трех до семи франков добавочную пошлину на иностранный сахар при его ввозе во Францию и в то же время изменил порядок взимания акцизного налога. В 1885 г. иностранная пшеница была обложена ввозной пошлиной в три франка вместо прежНих 60 сантимов за 100 кг. Были увеличены также пошлины на скот. В 1887 г. ввозная пошлина на пшеницу повышена до пяти франков и снова повышены пошлины на скот. С 1888 по 1892 г. ряд законов увеличил ввозную пошлину на рожь, маис, рис и изюм.

В 1892 г. был принят новый тариф. Правительство боялось полной экономической изоляции и решило передать парламенту право вносить изменения в конвенционный и общий тариф. С этой целью были разработаны два вида тарифа: тариф-максимум, ставки которого были сильно увеличены и который применялся к большинству других стран; и тариф-минимум, ставки которого были менее высокими, но все же являлись протекционистскими. Этот тариф применялся к странам, которые могли дать французским товарам равноценные преимущества. Так были удовлетворены требования землевладельцев и промышленников. Но интересы промышленников иногда были противоположны интересам землевладельцев. В 1893 г. была подписана особая конвенция со Швейцарией, которая дала ей на некоторые товары пошлины ниже тарифа-минимума и прекратила тарифную войну, начатую в конце 1892 г. В 1888 г. начаты переговоры с Италией о возобновлении торгового договора. Однако соглашение не состоялось, и страны начали взаимно применять самые высокие пошлины. В 1898 г. соглашение было все же заключено и восстановлены нормальные отношения. С этого времени Италия пользовалась тарифом-минимумом.

После 1892 г. протекционизм не уменьшался. Закон 1894 г. довел ввозную пошлину на зерно до семи франков за 100 кг. В 1897 г. принят так называемый закон «закрытых дверей». Он под предлогом ограничения спекуляции разрешал вводить временные законопроекты, устанавливающие повышение таможенных пошлин на зерно и хлебопродукты, на вино, скот и свежее мясо.

Закон 1887 г. постановил, что иностранные товары, ввозимые во французский Индокитай, должны облагаться по тарифу метрополии. Таможенный закон 1892 г. распространил этот принцип на все колонии и дал им в качестве компенсации снижение пошлин до 50\% при ввозе некоторых колониальных продуктов во Францию. Эта система была принята только в интересах производителей метрополии и дала плохие результаты для колоний. Новый закон 1893 г. отменил право генеральных колониальных советов вотировать таможенные тарифы без вмешательства парламента. Темпы роста внешней торговли несколько замедлились. Оборот ее в 1867—1876 гг. в среднем за год достиг 6,7 млрд франков, в 1898 г. оборот почти достиг 8 млрд франков. Неурожай в 1898 г. вызвал усиленный ввоз зерна. Значительную часть объема составил ввоз сырья для промышленности. В 1898 г. он достиг 4,4 млрд франков. Стоимость экспортной продукции достигла 1,9 млрд франков.

Внутренняя торговля получала все большее значение. К 1875 г. оборот внутренней торговли во много раз превышал обороты внешней торговли. Годовой оборот внутренней торговли достиг примерно 35 млрд франков. Появились крупные магазины. В 1850 г. был открыт магазин «Феликс Потен», в 1852 г. — «Дешевый магазин» (Bon marche), в 1855 г. — Лувр, в 1869 г. — «Самаритянка». Доходы владельцев крупных магазинов стали быстро расти.

Продолжалось формирование фондового рынка. Парижская биржа, после временного закрытия в 1793—1795 гг., была вновь открыта с 29 апреля 1795 г. В начале XIX в. биржи существовали в Париже, Марселе, Лионе и Бордо. Торговый кодекс 1807 г. создал единое биржевое право для всей Франции. Право учреждения новых бирж перешло к правительству. Были изданы поста-•новления правительства о надзоре за биржами и о биржевой полиции. Частные биржи были запрещены. Торговля иностранными ценными бумагами была запрещена еще с 1785 г. Только в июле 1823 г. было разрешено обращение на бирже иностранных займов. Все остальные иностранные ценные бумаги были изъяты из обращения до 1855 г. Для посредничества в фондовых операциях вновь была введена монополия присяжных маклеров (agents de change), которые назначались правительством. Эти маклеры стали собственниками своей должности по закону от 28 апреля 1816 г. Так официальная биржа попала под строгий контроль государства. По этой причине в Париже появились неофициальные посредники — «деятели кулиссы» (coulissiers). Они занимались операциями с теми ценными бумагами, которые не допускались к официальной котировке, а также производили спекулятивные и срочные сделки, запрещенные официальным маклерам. Coulissiers для совершения сделок собирались в кофейнях с ведома властей. К концу XIX в. биржи действовали во многих французских городах. Но фондовые операции все больше концентрировались в столице. В провинциальных биржах операции были незначительными. Самыми крупными из провинциальных бирж были шесть: в Бордо, Лилле, Лионе, Марселе, Нанси и Тулузе.

В колониальной сфере — французские территории в Сенегале были соединены с Нигером, французы также заняли самую большую часть Судана. В то же время они создали колонию в Конго. В 1881 г. был установлен протекторат над Тунисом, что дополнило господство Франции над Алжиром. В 1883 г. Аннам и Тонкий в Индокитае присоединены к французской колонии Кохинхина. В 1895 г. Франция аннексировала остров Мадагаскар в Индийском океане. Эти колониальные владения Франции занимали к концу XIX в. пространство в 4,5 млн кв. км с населением свыше 50 млн человек. Франция начала освоение колоний. Прежде всего, было решено приняться за земледельческое развитие колониальных владений. Позднее предполагалось заняться промышленным освоением колоний. Но в реальности этим планам оказывали сопротивление французские промышленники и землевладельцы. Они боялись конкуренции колониальных товаров и продуктов.

Рост экономики вызвал рост населения. В середине века земледельческое население сократилось до 57\%, доля его позднее понижалась очень медленно, и в 1870-х гг. составляла 51—53\% населения. Рождаемость падала очень быстро. К 1900 г. средняя продолжительность жизни мужчин во Франции была 46 лет. Население росло медленнее, чем в других странах Европы. В 1800 г. французы составляли 15,7\% населения континента (без учета России), в 1900 г. — только 9,7\%. Началось быстрое развитие путей сообщения и средств связи. Сначала улучшались водные пути сообщения. В 1824—1847 гг. активно строились водные каналы. В середине 1830-х гг. появились железные дороги. С 1837 г. во Франции появлялись железные дороги только на паровой тяге. К 1840 г. во Франции по всей территории появились крохотные железные дороги. Эпоха железнодорожного строительства началась с 1850-х гг., в годы быстрого роста крупной промышленности. В 1852—1857 гг. было создано шесть сетей железных дорог, которые покрыли всю страну и соединили ее с другими странами. На бирже появились железнодорожные акции и облигации. В конце 1857 г. осталось всего шесть больших железнодорожных компаний с общей длиной сети свыше 16 тыс. км. В 1870 г. было передано в эксплуатацию более 17 тыс. км железнодорожных путей. Значительно понизилась стоимость перевозок и еще более выросла экономическая польза от железных дорог. В 1880 г. правительство Франции решило само финансировать расходы на строительство и содержание 19 тыс. км местных линий. В 1897 г. длина французской железнодорожной сети составляла уже 37 тыс. км. Работы по улучшению внутреннего судоходства возобновились с большим размахом с 1860 г. С 1848 по 1870 г. общая длина каналов выросла на 900 км. Значительные суммы были затрачены на регулирование больших и малых рек.

В 1870 г. французский морской торговый флот имел тоннаж более 1 млн т, из которых 200 тыс. т приходилось на паровой флот. По общему тоннажу и по паровому тоннажу Франция занимала второе место среди морских держав. Впереди была только Англия, но со значительным отрывом. Англия тогда имела общий тоннаж около 6 млн т. В области средств связи после 1851 г. старый семафорный телеграф был заменен на электрический телеграф. В 1851 г. был проложен первый телеграфный кабель между Дувром и Кале. Последствиями этого развития транспорта и связи были: расширение рынков сбыта, значительное обострение конкуренции, географическая нивелировка цен, быстрое развитие обрабатывающей промышленности, быстрое расширение торговли.

Суэцкий канал, построенный на французские капиталы, был открыт в 1869 г., Европа оказалась связана с Дальним Востоком более коротким и безопасным путем. Но в 1897 г. из прошедших через него 3 тыс. судов всего 200 были французскими. Паровой флот Франции развивался очень медленно. В 1897 г. общий тоннаж французского торгового флота составил только 900 тыс. т, из них тоннаж пароходов составил 487 тыс. т. В 1889 г. Германия опередила Францию по тоннажу парового флота, в 1893 г. ее опередили США.

С XVI по первую половину XVIII в. сельское хозяйство Франции было все еще на низкой ступени развития и почти не изменилось со времен Средневековья. Сохранялось трехполье, и участки размером до 4 га все еще обрабатывались лопатой или мотыгой. В других местах обычным орудием была деревянная соха примитивного устройства. С ее помощью можно было только избороздить землю, но не вспахать ее. Две трети площади оставались нетронутыми. Посев производился слишком поздно, травы выпалывались очень небрежно, и это вредило ближайшему урожаю и следующим. Удобрений было мало, и крестьянин смешивал листья, папоротник и тростник с небольшим количеством навоза, который давали плохо питавшиеся коровы. Для коров не хватало пастбищ, и им доставалось слишком мало корма. Крестьяне заклинаниями боролись с гусеницами и в целом были против новшеств. Главным продуктом питания в XVII и XVIII вв. для французов был хлеб. Горожане и многие селяне были постоянными покупателями хлеба. Неурожайные годы означали растущие цены на хлеб, голод, голодные бунты и эпидемии. Голодные годы повторялись каждые 10 лет.

Во второй половине XVIII в. начались некоторые изменения. На севере страны (Пикардия, Артуа) появились паровые поля с клевером, люцерной, овощами, масленичными растениями, коноплей и льном. Паровые поля исчезли также в Эльзасе и Нормандии. В Бретани земля отдыхала один раз через год или два года из трех. Плохие земли обрабатывались здесь раз в восемь, и даже раз в 20 лет. Урожай был 1:3 или 1:6. В южных провинциях (Лангедок) все еще была крайняя отсталость в сфере земледельческих орудий. Существовал трехпольный севооборот, и были попытки разводить маис, коноплю и овощи. Но было много полей, которые давали урожай три раза за 12 лет, после одно-го-двух урожаев отдыхали шесть-семь лет. Иногда земли 15 лет оставались под паром и зарастали вереском, который потом сжигался, и зола служила удобрением. Орошение полей в Лангедоке еще не было широко распространено. Рогатый скот здесь не разводили, а покупали на ярмарках, лошадей было мало. Большее значение для Лангедока и всего юга имело овцеводство для получения бараньего мяса и для шерстяной промышленности. Но овцы получали недостаточный корм и содержались в грязи. Тяжелое положение и всякие несчастья отнимали у крестьян всякую охоту к улучшениям. В целом стремились не к большей интенсивности, а к повышенной экстенсивности сельского хозяйства. Начали возделывать новые пустые земли, покрытые лесом и болотами пространства. С 1756 г. правительство стало поощрять расчистку лесов путем широких налоговых льгот на 10—20 лет. Но еще до 1789 г. расчистка земель приостановилась. Во многих местах пашенные земли даже сокращались под влиянием непосильных налогов.

Острой проблемой было сохранение общинных прав. В 1753 и 1756 гг. под влиянием общин было запрещено жать усовершенствованными инструментами, так как это «лишало бы бедняка соломы, которой он в своей хижине покрывается и согревает замерзшее тело». Пасущийся скот уничтожал разведенные виноградники. Эти общинные обычаи были следствием бедственного положения крестьян, являвшегося следствием сохранения крепостного права и повинностей. Но крепостное право постепенно смягчалось и полностью исчезло в конце XVIII в.

С XVI в. расширялись площади под сельскохозяйственными культурами, продолжалась борьба с остатками аграрного коммунизма — в виде стремления к разделу общинных угодий. Сеньоры в XVI—XVII вв. начали их дележ и присваивали себе третью часть — триаж [triage). В других случаях сеньор получал даже 2/3 земель. Сеньоров поддерживали более состоятельные крестьяне. Они имели возможность брать в аренду у сеньоров новые огороженные и часто большие участки земли. Законодательство с 1566 г. запрещало триаж и продажу сеньорам общинных земель крестьянскими общинами. Ордонанс 1659 г. объявил недействительными все сделки по отчуждению общинных земель, совершенные с 1620 г. Но право обратного получения земель обычно оставалось на бумаге. Путем запугивания, угроз и прямого насилия крестьян лишали возможности жаловаться. Крестьяне, заявившие о совершенных сделках, рисковали своей жизнью. Триаж продолжался, и сеньоры часто забирали за долги остальную часть общинной земли.

Под влиянием критики общинных порядков в 1769 г. правительство разрешило раздел общинных земель в некоторых местностях. Однако в жизни он проводился в ограниченных размерах. Бедняки настаивали на подворном разделе, но тогда против раздела выступали богатые крестьяне с большими стадами скота. Из-за этих препятствий раздел во многих случаях не смог состояться. К концу XVIII в. сохранилась большая часть общинных земель, и обезземеливание крестьян во Франции происходило в очень ограниченных размерах. Сохранялось право сбора колосьев после жатвы для всех стариков, инвалидов, маленьких детей и неспособных работать. Сохранялось право выпаса скота на полях соседей после уборки хлеба. Это право приводило к уничтожению посевов на землях с новым усовершенствованным севооборотом.

В целом весь прежний аграрный строй — с общинными землями, с чересполосицей, с правом сбора колосьев и выпаса после уборки урожая — сохранился во Франции вплоть до революции 1789 г. Причина заключалась в общей отсталости сельского хозяйства и недостатке искусственных лугов, дающих кормовые травы. Это и заставляло сохранять общинные земли и выпасы на полях и в лесах. Но это же сохранение старинных институтов мешало разведению искусственных лугов, и получался порочный круг, что обостряло отношения между сеньорами и крестьянами. Из-за этого сохранялось также мелкое крестьянское землевладение. Фермерская система в стране впервые появилась только перед 1789 г. Она укрепилась на церковно-монастырских землях и только на севере Франции. Но и здесь это не была преобладающая форма держания. Крестьяне везде мешали распространению крупных ферм путем повышенного спроса на мелкие участки. Поэтому во Франции господствующим являлось мелкое крестьянское землевладение и землепользование.

Сеньория во Франции сохранилась и в XVIII в. Король, дворянство" и духовенство по-прежнему обладали верховной собственностью на землю. Из нее вытекала вотчинная юрисдикция, разные повинности и платежи. Сеньориальные права господствовали почти на всей территории страны. Но только часть этой территории являлась действительной собственностью сеньоров. Все остальные земли в пределах сеньориальных владений принадлежали другим лицам и были только в зависимости от сеньоров. Сеньория и земельные владения были двумя различными институтами, не покрывающими друг друга. Можно было быть сеньором и не иметь ни клочка земли. Если сеньоры действительно владели землей, то их земли были разбросаны в нескольких приходах. Один сеньор имел землю в 10 приходах, другой в 14 и так далее, по 100—200 га в каждом. Имение состояло из 60—100 парцелл. Такая разбросанность крупных владений характерна для всей Франции XVIII в. — для дворянских владений и владений крупной буржуазии.

Земли, на которые сеньоры имели только верховные права, в основном находились в руках крестьян. Крестьяне являлись вечными наследственными арендаторами обрабатываемых ими земель. Они платили ренту за землю, на которой сидели. Но эта наследственная аренда близко приближалась к праву собственности. Это была собственность несвободная, условная, но это была фактическая собственность. Она резко отличалась от обычной аренды. Условного собственника — цепзитария — сеньор не имел права лишить земли, пока он исправно платил ценз и шампар. Такая мелкая крестьянская собственность в сумме составила '/3 всех земель королевства. В северной части страны крестьяне владели всего '/з всей земли. Но в центральной части и на юге крестьянская собственность захватывала уже половину всей территории и даже более. Крестьянство уже не было однородной массой. Выделялся класс крупных крестьянских владельцев. Они постепенно прибрали к рукам земли соседних сеньоров и стали «сеньорами» их крестьян.

Неравномерность в распределении земель вызвала распространение крестьянской аренды. Это расширяло общую площадь обрабатываемых земель. Процесс перемещения собственности перед революцией был направлен не в сторону концентрации собственности, а в сторону раздробления. Существовала тенденция к расширению крестьянских земель за счет владений дворянства. Французская аристократия уже не вела самостоятельного хозяйства. Свои поместья она сдавала по частям в аренду крестьянам, частично в форме вечно наследственной аренды, частично в форме отдачи земли в пользование на три-четыре года, позднее на шесть-девять лет.

Дворянские земли тоже были зависимыми, и их владельцы были условными собственниками, ограниченными в своих правах. Во Франции в XVIII в. все еще сохранялась старинная иерархическая зависимость между держаниями разного рода. Определенное количество держаний было объединено в одно целое и входило в состав шателлении. Держатель ее являлся сюзереном, а все остальные держатели были его вассалами и подданными. Несколько шателлении образовывали баронию, а несколько баро-ний — графства и затем герцогства, а они уже прямо зависели от короля. Во главе каждой организации стояли титулованные сеньоры, которым приносилась присяга в верности, и уплачивались повинности и службы. Связь этих владений не была формальной. Сюзерены требовали от своих вассалов точного выполнения всех обязанностей. Изменение было только в том, что все еще существовавший феодальный строй потерял всякое политическое значение. Все обязанности вассалов свелись только к платежам. Личность французского крестьянина с XVI в. почти везде была свободна. В целом в стране сеньориальный режим ослабел.

Главный платеж (рента, чинш) был в денежной форме и не изменялся в XVI—XVIII вв. Поскольку за этот период ценность денег значительно снизилась, то платить его становилось все легче. Обычно денежный чинш составлял очень незначительную сумму и иногда совсем исчезал. Тяжелее был натуральный чинш (шампар). Он составлял в области Шалона один сноп из 14, в области Эн — один из девяти, в районе Сены и Уазы — один из шести. Но его размер в XVII—XVIII вв. тоже не повышался и сохранялся он в большинстве областей в виде исключения. Личные повинности, в виде личной тальи, эда и т. п., почти полностью прекратились, произвольной барщины также больше не было. Оставшаяся еще барщина не превышала двух-трех дней в году, так как сеньоры не вели самостоятельного хозяйства и не нуждались в труде крестьян. Барщина часто превращалась в очень небольшую денежную сумму, не изменявшуюся веками. Гораздо большее значение имели «случайные права». Они уплачивались только при наступлении особых обстоятельств. Это были: плата при получении наследства, сбор в пользу сеньора при отчуждении имущества. Все эти платежи были тяжелыми для крестьян, ведь в XVIII в. был введен еще государственный налог с наследства. Но тяжелое положение крестьян определялось больше всего произволом, который царил в стране, и широкими правами сеньоров, которыми они всегда могли воспользоваться. Ренты становились тяжелыми не сами по себе, а под влиянием

способа их взимания. Крестьяне по очереди выполняли обязанности сборщика рент в сеньории и сообща отвечали за их уплату. В некоторых провинциях сеньоры давали рентам накопляться в течение 15—29 лет и затем требовали их за весь период. Крестьяне успевали отвыкнуть от уплаты, и были недовольны сеньорами. Такие недоимки взимались в самое неудобное для крестьян время, при взвешивании продуктов применялись неправильные весы, ренты произвольно переводили на деньги по высоким текущим ценам.

Рядом с обычной барщиной существовала еще чрезвычайная барщина. Она отбывалась время от времени в случае необходимости. Это была обязанность выстроить сгоревший замок сеньора, исправить мельницу, вычистить пруд, проложить дорогу. Точных размеров для этого вида барщины не существовало. С конца XVII в. началось сооружение многочисленных каналов, шоссейных дорог, гаваней, мостов, поэтому чрезвычайная барщина стала главной тяжестью для крестьян. Крестьяне также жаловались на существование сеньориальных баналшпетов на мельницы, хлебные печи и виноградные прессы, взимание внутренних сеньориальных сборов — рыночных, речных и так далее, содержание сеньорами голубятен, уплату десятины с хлеба, с льна, пеньки, бобов, фруктов, с ягнят, поросят, часто с овец и с шерсти одновременно. Иногда десятина превышала все прочие платежи в пользу сеньора, и десятина поступала в его пользу, а не в пользу церкви. Однако хуже всего было право охоты. Сеньоры позволяли себе охотиться на засеянных участках, уничтожать поля и виноградники крестьян. Жестокость помещиков, злоупотребления и вымогательство их управляющих были характерной чертой «старого режима». Безнаказанность сеньоров вытекала из существования сеньориальной юстиции. Помещики являлись судьями в собственном деле. Это было особенно выгодно для сеньоров. Итак, сеньориальный режим в виде обязательных платежей и повинностей исчезал, но связанный с ним произвол и злоупотребления сохранялись по-прежнему.

Материальное положение крестьян не улучшилось, но был некоторый подъем во второй половине XVIII в. Уже появились состоятельные крестьяне, чье имущество при переходе по наследству оценивалось в 1100—3400 и даже в 8500 ливров. Но такие крестьяне были редким явлением. Большинство крестьян имело крайне незначительное имущество не больше 9—100 ливров.

Во второй половине XVIII в. начались попытки сеньоров восстановить свои прежние права на чинши и ренты, которые давно не осуществлялись. Сеньоры стали взыскивать накопившиеся за много лет недоимки, восстанавливать давно прекратившиеся платежи, искать свои старые права. Эти попытки вызвали сильное возмущение крестьян и массовые восстания.

Отмена сеньориального строя была произведена одним ударом в эпоху Революции. После указа о созыве Генеральных Штатов в 1789 г. крестьяне стали грабить и жечь замки сеньоров, уничтожать документы для ликвидации остатков феодальной тирании. Четвертого августа 1789 г. Учредительное собрание приняло общие положения об отмене несвободного состояния, сеньориальной юстиции, права охоты и о выкупе сеньориальных прав и десятины. Король утвердил эти постановления декретом 11 августа. Но сеньоры не считались с новым законом и продолжали требовать уже отмененные повинности. Учредительное собрание несколько отступило, и закон 15 марта 1790 г. объявлял выкуп сеньориальных прав результатом только взаимного соглашения сеньоров и крестьян. Теперь выкупу подлежал не только чинш, но и сборы с перехода земли и прочие «случайные права». Это сразу подняло сумму выкупа до очень высокого размера, и большинство крестьян просто не смогли бы его заплатить. До этого крестьяне были обязаны предварительно заплатить все недоимки. Из-за этого нового закона сеньориальный режим сохранялся в полной силе. Это вызвало резкие протесты крестьян, усилились крестьянские бунты и поджоги замков.

Законодательное собрание в декрете 18 июня 1792 г. отменило «случайные повинности» без выкупа. Для исключения из этого правила должны быть предъявлены подлинные документы. Декрет 25—28 августа 1792 г. распространил эти принципы на чинши, ренты и прочие ежегодные повинности. Только эти законы

г. действительно отменили сеньориальный строй. Но они требовали проверки подлинности документов на сеньориальные права, что затягивало процесс отмены. Декрет Конвента 17 июля

г. отменил без выкупа все недавние сеньориальные повинности и платежи, все феодальные и цензуальные права, постоянные и временные, даже те, которые были сохранены в силу декрета 28 августа 1792 г. Крестьяне объявлялись собственниками земли, на которой они сидели, без внесения каких-либо платежей. Все документы о феодальных правах и повинностях подлежали сожжению. Декрет 7 сентября 1794 г. запретил всем французским гражданам под страхом лишения прав взимать феодальные повинности. Сеньориальный режим был полностью разрушен, и все попытки восстановить его при Наполеоне I оказались тщетными.

Но сохранялась прежняя неравномерность в распределении земель и недостаток земли у значительных групп населения. Эту проблему можно было смягчить за счет общинных земель и земель, конфискованных у ц

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |