Имя материала: История экономических учений

Автор: Гукасьян Галина Мнацакановна

Вопрос 42 экономические воззрения а. н. анцыферова

 

Алексей Николаевич Анцыферов (1867-1943) — забытый в настоящее время экономист. Между тем в начале прошлого века по его учебникам и монографиям учились студенты многих вузов нашей страны. Анцыферова называют в литературе выдающимся педагогом, известным кооператором, статистиком и экономистом.

Основная масса трудов Анцыферова посвящена теории и истории кооперативного движения в России. Анцыферов не только теоретик, но и видный практик кооперативного движения в России.

Как известно, в обширнейшей литературе, посвященной кооперации, сформировалось несколько точек зрения, суть которых кратко сводится к следующему. В соответствии с одной из них кооперация является такой хозяйственной формой, которую вполне можно отождествить с капитализмом. Согласно другой, полярной, позиции, кооперация органична социалистическому хозяйственному строю. Правда, число сторонников подобных «черно-белых» толкований не оставалось неизменным, оно имело устойчивую тенденцию к сокращению, ибо все более ясным становилось положение, что кооперация как форма хозяйственных предприятий и хозяйственных отношений не столь примитивна и однозначна. Приверженцы этой позиции составили третью группу экономистов, на правом фланге которой был и А. Н. Анцыферов.

Однако и внутригрупповые представления были отнюдь не идентичны, они расходились, и порой весьма существенно, обнаруживая «генетическое» тяготение либо к первой, «капиталистической», либо ко второй, «социалистической», группе специалистов. Так, одни экономисты полагали, что кооперация, отличаясь от капиталистической формы хозяйства, все же является порождением последней, а потому способна развиваться лишь в лоне «материнского» способа организации общественной жизни.

По-иному мыслили экономисты третьей группы, считавшие, что, отличаясь от социалистической формы хозяйства, кооперация вместе с тем медленно, постепенно, но неуклонно трансформирует капиталистический уклад, направляя его эволюцию в сторону «социализма».

По мнению Анцыферова, обе эти групповые позиции принципиально неверны, а их столкновение попросту вредит кооперативному движению в целом. Представители и той и другой позиции совершают, по существу, одинаковые логические ошибки. Во-первых, и те и другиепозволяют себе совершенно нелепые утверждения, согласно которым кооперация может одновременно и отличаться, и совпадать с капитализмом (социализмом). Во-вторых, и те и другие в равной мере грешат, оперируя шаблонами, неадекватными понятиями, неудачно заимствованными друг у друга.

Анцыферов не согласен с точкой зрения, в соответствии с которой кооперация есть порождение капиталистического строя. Это утверждение являет собой и историческую ошибку, и логическую погрешность. В самом деле, если встать на эту позицию, то придется признать и другое положение, которое может быть выражено так: «С ослаблением капиталистических форм исчезнет и кооперация». Подобный подход делает кооперацию «какой-то подсобной, весьма третьесте-ственной формой организации хозяйственных отношений, в хозяйственном и социологическом смысле весьма малоценной, чем-то вро-

1

На самом деле, говорит ученый, кооперативные формы хозяйства возникали за много веков до нашей эпохи, когда ни о каком капитализме, в современном смысле слова, не могло быть и речи. Известны, например, кооперативные объединения Вавилона и Древней Японии, или ватаги и братчина древней Новгородчины, или старинные северные русские артели и т. п. Но даже в нашу эпоху, в России начала XX в., при очень слабо развитых капиталистических формах хозяйства, кооперация развивалась с чрезвычайной быстротой. При этом любопытно отметить, что та отрасль кооперации, которая ближе других была связана с городским бытом и «капитализмом», т. е. потребительская кооперация, по существу была самой слабой, хилой и несовершенной формой кооперативной организации. Наоборот, почти вся деревенская кооперация в России давала отрадную картину бодрого, энергичного роста и крепла не по дням, а по часам, демонстрируя значительно более высокие темпы развития, чем капиталистическое хозяйство.

іА.Н.О природе и сущности кооперации (этюд) // Записки Русского института сельскохозяйственной кооперации в Праге. — Прага, 1929. — Кн. 4.-С. 16.

Таким образом, как мы видим, профессор Анцыферов отмежевался от тех экономистов «капиталистического уклона», которые склонны придавать кооперации «капиталистическую» окраску. Вместе с тем ученый решительно отвергал и «социалистическую» версию кооперации, превращавшую эту форму хозяйствования в «прислужницу социализма».

Поначалу, захватив власть в свои руки, большевики, в соответствии с положением о полной несовместимости «мелкобуржуазной» кооперации с коммунизмом буквально разгромили русскую кооперацию, пребывавшую в периоде расцвета, что, естественно, нанесло народному хозяйству огромный ущерб. Позже, по тактическим соображениям, отношение к кооперации стало меняться, что может быть проиллюстрировано эпохой нэпа.

Интересно, говорит Анцыферов, что социалистические авторы, с чрезвычайной дотошностью выявляя различия между капиталистическими и кооперативными предприятиями в вопросе о различиях между кооперацией и социализмом, проявляют необыкновенную скупость мысли. Анцыферов считает, что речь должна идти о различии между двумя принципами хозяйственной организации: кооперативным и социалистическим. Сам Анцыферов считал их антиподами.

Социалисты, отмечает ученый, стараются уверить всех остальных в том, что кооперативное движение есть одно из сильнейших средств борьбы с системой капитализма, которое, постепенно развиваясь, должно привести людей (и даже человечество) в светлое царство социализма.

Как мы видим, Анцыферов оценивал кооперацию как явление, отличающееся и от капитализма, и от социализма. Ученый не склонен был превозносить капитализм, еще критичнее он относился к социализму.

В отличие от большинства экономистов и «капиталистического», и «социалистического» уклонов Анцыферов рассматривает хозяйственные явления и процессы, экономику и политику не изолированно, а в тесной связи с духовно-нравственным, христианским началом. Его антипатии, испытываемые и к капитализму, и к социализму, объясняются прежде всего тем, что и тот и другой строй логически неизбежно расшатывают это основополагающее начало, на котором «всецело построена и кое-как еще держится не только современная цивилизация, но и со-1

з А 77. О природе и сущности кооперации (этюд) // Записки Русского Института сельскохозяйственной кооперации в Праге. — Прага, 1929. — Кн. 4. - С. 22.

В этом смысле все свои надежды ученый возлагал на кооперативный строй, в котором усматривал большую внутреннюю ценность. Понимание Анцыферовым кооперации тем и отличается от толкований авторов «капиталистического» и «социалистического» уклонов, что оно вбирает в себя помимо хозяйственного и нравственный принцип, взаимопомощь, свободное и мирное сотрудничество, составляющие незыблемый фундамент подлинной кооперации, переносит в хозяйственную сферу нравственный, т. е. христианский принцип любви к ближнему. Это — величайший принцип, непрерывно обновляющий всю общественную жизнь. «Сущность кооперативного дела, — говорит Анцыферов, — состоит в том, что хозяйственная деятельность участвующих в нем людей проникается нравственным началом и опирается на него, т. е. освящается христианским началом».1

Разумеется, автор прекрасно понимал, что далеко не все то, что называет себя кооперативным и вписывается в известные формальные рамки, на самом деле несет в себе неугасимый свет великого нравственного начала, суровая действительность давала и продолжает давать немало самых отрицательных примеров мошенничества, далекого от христианского принципа.

Конечно, констатирует этот печальный факт Анцыферов, вокруг всякого великого дела появляются лгуны и мошенники, стремящиеся использовать его к своей выгоде. Кооперативное дело не является исключением. Но оно будет стоять незыблемо, если не предаст забвению великое нравственное начало, составляющее самую его сущность.

Самая важная практическая задача кооперативного объединения, по Анцыферову, состоит в том, чтобы под его воздействием происходил непрерывный процесс оздоровления общественной среды. И даже если этот процесс оздоровления протекает только в узких пределах первичных клеток кооперативной ткани, то уже в одном этом будет заложено зерно радикального переустройства общественно-хозяйственных отношений. Область хозяйственной деятельности является основной почвой, на которой возрастают плевелы лжи и зла, искажающие человеческую природу и губящие жизнь. Поэтому очищение почвы от плевел есть основное условие для расцвета неискаженной человеческой природы. Но до тех пор, пока люди не отучатся наносить друг другу вред и не поймут, что это не только несовместимо с христианской нравственностью, но и просто невыгодно, почва не очистится от плевел.

з А 77. О природе и сущности кооперации (этюд) // Записки Русского института сельскохозяйственной кооперации в Праге. — Прага, 1929. — Кн. 6. - С. 3

Завершая изложение концепции А. Н. Анцыферова, следует отметить, что в ней с безусловной научностью соседствует и известная идеализация кооперативной формы хозяйствования.

Сегодня, «в нынешней экономической и социальной ситуации, — справедливо отмечают А. Никифоров и Т. Кузнецова, — появилась потребность в становлении подлинной кооперации в силу специфики, соединяющей коллективные и частные начала, экономические и социальные аспекты, дифференциацию по результатам деятельности и социальную справедливость и т. п.». Развитие такой кооперации предполагает преодоление идеологизации экономики, ее открытость для всех форм собственности и соответствующих им форм хозяйствования, включая кооперативную, без каких-либо предпочтений со стороны властей, без ограничений тех или иных видов и размеров кооперативов или тех или иных сфер экономики, в которых они могут функционировать на базе прочных правовых гарантий. При создании всех перечисленных условий и возродится та кооперация, о которой мечтал выдающийся русский экономист.

Большая часть работ Анцыферова периода эмиграции посвящена проблемам кооперации и вопросам кооперативного кредита.

В 1929 г. при поддержке фонда Карнеги выходит работа Анцыферова «Влияние войны на кооперативный кредит и сельскохозяйственная кооперация в России», в 1930 г. — труд под названием «Сельское хозяйство» (совместно с А. Д. Билимовичем, М. О. Батшевым, Д. Н. Иванцо-вым) и т. д.

 

А. В. Чаянов: Теория трудового крестьянского хозяйства и кооперации

 

Александр Васильевич Чаянов родился в 1888 г. в Москве. По окончании Московского сельскохозяйственного института в 1911г. сочетал преподавание в МСХИ, университете им. А. Л. Шанявского с практической деятельностью в Министерстве земледелия, Центральном товариществе льноводов. В 1917 г. — член Всероссийского совета кооперативных съездов, представитель от кооперации в учреждениях Временного правительства; выдвигался на пост товарища министра земледелия в составе Временного правительства. В советский период продолжал преподавательскую деятельность, с 1922 по 1928 г. возглавлял созданный им НИИ сельскохозяйственной экономики; работал в Наркоме. Был осужден в 1930 г. После четырех лет тюрьмы и последней ссылки в Алма-Ате был повторно арестован в 1937 г. и расстрелян. Реабилитирован в 1987 г.

Короткая биография яркого, деятельного человека, прожившего всего лишь 49 лет.

В историю российской экономической мысли А. В. Чаянов навсегда вошел как один из виднейших теоретиков трудового крестьянского хозяйства и кооперации. Его основные труды: «Очерки по теории трудового хозяйства» (1912-1913, вып. 1-2); «Организация северного крестьянского хозяйства» (1918); «Бюджет крестьянского хозяйства» (1915); «Бюджетные исследования. История и методы» (1927); «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации» (1919) и др. Работы А. В. Чаянова издавались в США, Англии; во Франции в 1967 г. опубликовали его избранные труды в 8 томах.

 

Оценка эффективности крестьянских хозяйств

Организационно-производственное направление включало оценку эффективности крестьянского хозяйства в целом и его отдельных отраслей. Это предполагало, с одной стороны, изучение цен на сельскохозяйственную продукцию, а с другой — измерение затрат на ее производство. Чаяновым был накоплен огромный опыт по методам денежной оценки имущества, затраченных (включая труд) и полученных ценностей.

Здесь возникает много сложных вопросов. В самом деле, как, например, оценить хозяйственные постройки, навоз, сено, работу тяглового скота, самих членов семьи — по дому и в поле, хлеву, как оценить поросенка, который через полгода будет упитанным подсвинком, — по его современной стоимости или по ожидаемой? На все эти вопросы нельзя дать однозначного ответа. Поэтому, обсуждая проблемы денежной оценки имущества (таксации), автор демонстрирует многообразие подходов, не отбрасывая ни одного из них. Можно предположить, что, как сторонник идей маржинализма, он придерживался оценки по предельной единице продукта, приводящей к оптимизации соотношения затрат и результатов хозяйственной деятельности — подхода, ставшего достоянием современной экономической науки.

Существенное место в системе экономических построений А. В. Чаянова занимает счетоводство. Он одним из немногих понял возможности исчисления эффективности крестьянского хозяйства с помощью двойной бухгалтерии.

В 1926-1928 гг. неуклонно надвигался продовольственный кризис. Причинами его были все большая централизация заготовки сельскохозяйственных продуктов, ущемление прав индивидуальных хозяйств, введение лимитных (декретных) цен, определяемых из условий рентабельности промышленности. Нарушение рыночного равновесия из-за форсирования индустриализации, ошибки в ценообразовании привели к тому, что возник дефицит сырья для легкой промышленности, была введена карточная система снабжения продовольствием в Москве, Ленинграде и других городах (1929 г.).

На базе бюджетных обследований Чаянов пытался обосновать уровень цен через определение себестоимости производства сельхозпродуктов. Статья затрат (себестоимости) подразделялась на три группы: общие расходы (амортизация и ремонт), прямые расходы (труд, тяга и т. д.), начисления (расходы в связи с контрактацией — с заключением договоров (контрактов) на поставку сырья, техники, получение авансов, налоги, проценты). Сумма первых двух групп расходов давала производственную себестоимость, а прибавление начислений — соответственно техническую, народно-хозяйственную и частно-хозяйственную себестоимость. При этом труд самого крестьянина и членов его семьи оценивался на основе крестьянских бюджетов по стоимости воспроизводства рабочей силы с учетом рентной составляющей. Чаянов обнаружил значительную вариацию себестоимости и установил, что имеется определенный закон распределения, которому подчиняется распределение хозяйств по себестоимости (кривая персона третьего порядка). Относительно уровня цен А. В. Чаянов писал: «...мы... должны будем принять декретную цену выше средней себестоимости и довести ее до тако-

 

го уровня, который бы оплачивал издержки и капиталовосстановление наихудших по себестоимости хозяйств в пределах того объема производства, который гарантирует выработку установленного нами общественно-необходимого количества сырья».

 

Судьба учения о семейно-трудовом крестьянском хозяйстве и кооперации

А. В. Чаянов был убежден, что мелкое крестьянское хозяйство, так называемое семейно-трудовое, способно преодолеть все превратности жизни. Оно не гонится за сверхприбылью, не зависит от рынка труда, ограниченность размеров семейного хозяйства приводит к ограниченности стоимости используемых орудий труда, а значит, и к незначительному омертвлению основного капитала в течение зимнего периода.

Он не был членом ни одной политической партии, но в аграрном вопросе солидаризировался с программой социал-революционеров (эсеров), признававших за крестьянином право трудиться на земле (так называемое «трудовое» право), но не право собственности. Отсюда, как логическое следствие, — требование национализации земли, изъятия земли из торгового оборота. Надо сказать, что наиболее развернуто эти программные положения были изложены Н. Д. Кондратьевым в статье «Аграрный вопрос. О земле и земельных порядках». Взгляды Кондратьева и Чаянова сочетались настолько органично, что современные издатели иногда даже приписывают труды одного другому. На наш взгляд, отказ от признания собственности на землю уводил решение вопроса в дебри «интеллигентских» дискуссий. Программа была утопичной и заведомо противоречивой, ибо как можно радеть об интересах семейно-трудового крестьянского хозяйства и в то же время отказывать крестьянству в праве владеть землей, которая является для него и для его семьи основным источником средств существования?

Устойчивость мелкого семейно-трудового крестьянского хозяйства подтверждает весь исторический опыт стран Запада, Польши, где всегда сельское хозяйство держалось на индивидуальных производителях; об этом же свидетельствует и опыт восточных стран, успех экономических реформ КНР. Но успех развития трудового крестьянского хозяйства невозможен без кооперации: горизонтальной (в пределах одного вида деятельности) и вертикальной (между разными видами деятельности, например: производственной и сбытовой) — по терминологии А. В. Чаянова. Его учение о кооперации в целом сложилось до 1917 г. как результат общения с видными русскими и зарубежными экономистами (М. И. Туган-Барановским, С. Н. Прокоповичем, Э. Ла-уром и др.). Знание процессов, происходящих в крестьянском хозяйстве, изучение массовых статистических данных привели А. В. Чаянова к разработке теории дифференцированных оптимумов в отношении размера хозяйства, его потребительских и производственных характеристик. В одной из самых известных своих работ — «Очерки по теории трудового хозяйства» — он выступил как представитель математического направления в экономике, последователь видных русских экономистов математической школы В. Я. Железнова и В. К. Дмитриева.

Он видел социалистическую подоплеку кооперации, воспринимал ее как кооперативную форму реализации общечеловеческой идеи о взаимопомощи, справедливой для любого времени и любого общества. «Единственно возможный в наших условиях путь внесения в крестьянское хозяйство элементов крепкого хозяйства, индустриализации и государственного плана, — писал А. В. Чаянов, — это путь кооперативной коллективизации, постепенного и последовательного отщепления отдельных отраслей от индивидуальных хозяйств и организации их во внешних формах крупных общественных предприятий». Кооперирование крестьянства предполагало полную добровольность, отсутствие какого-либо нажима, давления на крестьянина. Конечно, такое движение не могло быть запрограммировано на какие-либо лимитированные сроки. Соответственно индивидуальные крестьянские хозяйства не совмещались с идеей «бешенных темпов» индустриализации и всеобщего обобществления (марксист-аграрник Л. Н. Критман писал, что необходимы «государственная организация производства (и заготовки) и государственная монополия на распределение продуктов»). Крестьянское хозяйство было обречено на уничтожение как рассадник чуждого социализму «частнособственничества» и «мелкобуржуазности». Коллективизация смела с лица страны се-мейно-трудовые крестьянские хозяйства, заменив их — вековую основу России — мечтами о «фабриках мяса и молока». Последствиязабвения специфики сельского хозяйства, значения биологических и природных факторов хорошо известны.

Конечно, не могли уцелеть и представители теории трудового крестьянского хозяйства, его организационно-производственной оптимизации. Каждое положение этой теории служило поводом для обвинения — сначала в журнальной дискуссии, затем на конференции аграрников-марксистов (1929 г.), где Чаянов и его сторонники были названы «буржуазными экономистами, провозглашающими устойчивость мелкокрестьянского хозяйства в его борьбе с крупным хозяйством». Однако Чаянов не отрицал в принципе возможности организации крупных сельскохозяйственных предприятий. В теории Чаянова отсутствовал всенепременный классовый подход. Одной из ее теоретических основ была концепция маржинализма, которая в нашей стране считалась не просто ошибочной, но и вредной. Если кто-то из экономистов и писал о ней, то лишь осуждая эту теорию. Только в результате «хрущевской оттепели» 60-х гг. в связи с реабилитацией экономико-математических методов два ярких представителя этого направления, Л. В. Канторович и В. В. Новожилов, получили Ленинскую премию за научную разработку методов линейного программирования и экономических моделей (совместно с В. С. Немчиновым). Выступая за семейное хозяйство, за семью как производительную ячейку, представители организационно-производственного направления, естественно, оказывались за бортом движения за всеобщее обобществление.

А. В. Чаянов вошел в историю российской экономической мысли как признанный лидер организационно-производственной школы, в круг интересов которой входили теория и формы кооперации, интеграции сельского хозяйства с другими сферами производства, оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий, территориальное районирование сельского хозяйства. Ее представители считали, что производственные возможности любого хозяйства ограничены определенными организационными рамками. Ни одно хозяйство не может расти беспредельно, более того, каждая отрасль хозяйства имеет свой лимит, свою границу, за пределами которой прекращается рост экономической эффективности. Организационно-производственное направление, давая основу для развития крестьянского хозяйства, приводило ко многим последствиям социального плана: укреплению семьи, трудовому воспитанию детей не через искусственно надуманные формы, а через приобретение трудовых навыков в семейном хозяйстве.

Положения теории А. В. Чаянова чрезвычайно актуальны для современного развития крестьянского, или, как теперь принято говорить, «фермерского» хозяйства. Но, рассматривая его теорию, мы должны помнить, что Чаянов понимал, как сделать ее реальной силой. Становление фермерства требует финансовой поддержки, развития кредитной политики, а не «предоплат», кредитных центров, подобных Московскому народному (кооперативному) банку, организации множества кредитных товариществ. Это, в свою очередь, предполагает ответственность по взятым обязательствам, развитие цивилизованных экономических отношений на определенной правовой основе.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 |